каморка папыВлада
журнал Курьер ЮНЕСКО 1957-01 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.07.2019, 10:14

скачать журнал

страница следующая ->

Курьер ЮНЕСКО
ЯНВАРЬ 1957
(10-ый год издания)
Цена 5 руб.

НЕВЕДОМЫЕ СОКРОВИЩА МИРОВОГО ИСКУССТВА


АНГЕЛЫ ПОСЛЕДНЕГО СУДА.

Деталь стенной росписи романо-испанской школы, выполненной около 1200 года на хорах церкви Святого Павла в Кассерес (северо-восточная Испания). Ее автор известен как Мастер из Люса, стиль которого переняли многие местные художники. Это произведение находится в археологическом Музее в Сольсона (Альбом Юнеско «Испания»).


ОКНО, ОТКРЫТОЕ В МИР
Курьер ЮНЕСКО
Январь 1957 г.
10-й год издания


СОДЕРЖАНИЕ

Стр.
3 ОТ РЕДАКЦИИ
4 МАЗАЧЧО. ФЛОРЕНТИЙСКИЙ ГЕНИЙ, жизнь которого была мимолетной и яркой, как метеор. Габриэле Кабрини
12 ФЛОРЕНЦИЯ — КОЛЫБЕЛЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ
13 ИСКУССТВО ПУТЕЙ ПИЛИГРИМОВ
23 СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ. Восемь страниц цветных репродукций произведений искусства Италии, Ирана и Испании
31 ИСФАХАН - ПОЛОВИНА МИРА
36 СОКРОВИЩА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ ИРАНА
43 ПЕРСЕПОЛЬ - СКАЗОЧНАЯ СТОЛИЦА ИМПЕРИИ
46 ЧУДЕСНЫЙ МАСТЕР ИЗ МИЛАНА
49 ПИСЬМА РЕДАКТОРУ
50 ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО БЮРО ЮНЕСКО

Цветные иллюстрации этого номера журнала напечатаны в Милане, Италия, фирмой Амилькаре Пицци в сотрудничестве с Нью-Йоркским Обществом Графики
*
Публикуется ежемесячно Организацией Объединенных Наций по вопросам просвещения, науки и культуры.
Издание журнала «Курьер ЮНЕСКО» на русском языке осуществляется Издательством иностранной литературы (Москва) по поручению Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО.
Адрес редакции: ЮНЕСКО, Франция, Париж, 16, Авеню Клебер, 19.
Главный редактор Сэнди Коффлер
Помощники главного редактора:
английское издание: Рональд Фэнтон
французское издание: Александр Левентис
испанское издание: Иорге Каррера Андраде
Оформление: Робер Жакмен
Распространение: Жан Грофье


ФОТОГРАФИЯ НА ОБЛОЖКЕ

Одно из лучших в мире собраний иранских миниатюр, находящееся в Гюлистанской государственной библиотеке в Тегеране, было неизвестно общественности еще 25 лет назад. Пожалуй, самая замечательная из этих миниатюр изображена на первой странице цветной обложки. Это одна из тех редких миниатюр, под которыми стоит подпись их автора Бехзада, создавшего ее в 1480 году. Она изображает сад султана, любителя искусств, и представляет собой одну половину развернутой на две страницы миниатюры из „Муракка Гюльшан" (Альбом садов), замечательной коллекции миниатюр и каллиграфических надписей, собранных в роскошный альбом Великим Моголом Джахангиром в XVII веке. На обратной стороне обложки, также цветной (миниатюра взята из того же тома), изображен принц верхом на коне перед величественно украшенным шатром.
Все цветные иллюстрации, если это не оговорено особо, взяты из Альбомов ЮНЕСКО „Всемирное искусство".
Авторское право на все репродукции в этих альбомах принадлежит ЮНЕСКО (1956 г.).


Курьер ЮНЕСКО — январь 1957 г.

Где-то на территории современной Турции, быть может в легендарной «Зеленой мечети» Брусы, бывшей столицы Османской империи, расположенной южнее Стамбула, или в развалинах хеттских городов Центральной Анатолии, экспедиция из трех человек занята поисками сокровищ. За последние три года ей пришлось преодолеть свыше 100 тысяч миль и пересечь четыре континента. В ее состав входят: Питер Белью, эксперт ЮНЕСКО по изобразительным искусствам, Антон Шуц, директор Нью-Йоркского Общества Графики, и Марио Дольфи, главный фотограф по цветным съемкам итальянской типографской фирмы Амилькаре Пицци. Задача экспедиции — изучать и фотографировать малоизвестные или недоступные сокровища национального искусства для серии альбомов ЮНЕСКО «Всемирное искусство».
В прошлом были собраны в альбомы и изданы репродукции многих выдающихся произведений искусства. И теперь лучшие издательские фирмы мира продолжают выпускать великолепные цветные репродукции величайших шедевров живописи. Поскольку частные издательства печатают репродукции наиболее известных и доступных произведений, ЮНЕСКО начала выпускать серию «Всемирное искусство».
Разумеется, фотографировать картины, находящиеся в Лувре, Прадо или Ватикане, проще и дешевле, чем ездить по свету в поисках сокровищ, скрытых в гробницах, пещерах или под песками пустынь. Необходимые для таких поисков технические и денежные средства обычно превышают возможности почти всех частных издательств; если все же альбомы репродукций выходят, они стоят так дорого, что недоступны для рядового покупателя.
Как международная организация, ЮНЕСКО сумела найти необходимые средства с помощью государств-членов. Каждая экспедиция тщательно планируется при участии представителей правительства и местных специалистов, которые присоединяются к трем членам экспедиции ЮНЕСКО на месте.
Чтобы собрать научный материал, участники экспедиции с грузом весом около 300 фунтов влезали по веревочным лестницам в пещеры, вырытые на откосе гладкой скалы, шаг за шагом карабкались на вершину скалистой горы на Цейлоне, забирались в египетские гробницы и на воловьей упряжке тащились по крутым холмам старой Сербии в Югославии. Они делали это, чтобы получить цветные фотографии малоизвестных произведений живописи. К настоящему времени выпущено восемь томов таких репродукций.
В них включены репродукции стенной росписи, найденной в 25 сохранившихся древних деревянных церквах Норвегии, фресок из пещер Аджанты в Индии, созданных буддийскими монахами за несколько веков до нашей эры, средневековых фресок, недавно обнаруженных под несколькими слоями штукатурки в монастырях Югославии, цветной росписи египетских гробниц и храмов, рисунков, сделанных австралийскими аборигенами на коре деревьев.
Этот номер журнала посвящен последним альбомам: «Иран», «Испания» и «Мазаччо» (альбом «Мазаччо» не входит в серию «Всемирное искусство»). Последующие выпуски серии будут посвящены русской иконописи, искусству японских буддистов и ранней пещерной живописи буддистов Цейлона. В настоящее время экспедиция ЮНЕСКО в составе трех человек готовится к поездке в Мексику, Перу, Бирму и Грецию для сбора материалов, которые войдут в другие альбомы.


МАЗАЧЧО

Гениальный флорентиец, жизнь которого была мимолетной и яркой, как метеор

Габриэле Кабрини
ШКОЛА МАСТЕРОВ ВОЗРОЖДЕНИЯ. В течение почти целого столетия, начиная с 1428 года, капелла Бранкаччи в церкви Санта Мария дель Кармине, во Флоренции, была местом учебы флорентийских художников. Боттичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэль и другие титаны итальянского Возрождения приходили сюда изучать и копировать фрески молодого художника Мазаччо. Капелла была расписана по заказу флорентийского богача Феличе ди Пьювикезе Бранкаччи. В результате пожара, возникшего в церкви в 1771 году, и последующей реставрации фрески были повреждены.

До XV века история искусства не знала живописца, достигшего столь многого за такой короткий срок, как флорентийский художник Мазаччо, «жизнь которого была мимолетной и яркой, как метеор».
Несколько фресок, написанных им в 1427 и 1428 годах в капелле Бранкаччи Кармелитской церкви во Флоренции,— шедевры живописи, открывшие миру гения и силу художника и поставившие его в ряд «отцов» современной живописи.
Судьба как будто заранее уготовила Мазаччо короткую жизнь: в течение нескольких лет он успел завершить цикл работ, дающий ему право войти в историю искусства. Хотя его творческий путь был непродолжителен, а число произведений невелико, достижения Мазаччо озаряли искусство последующих поколений художников.
Жизнь Мазаччо оборвалась на двадцать седьмом году в момент высочайшего взлета его таланта настолько неожиданно, что многие современники подозревали убийство с помощью яда.
За шесть коротких лет своего творческого пути Мазаччо проявил такую страсть к исканиям, такое горячее желание превзойти всех других художников, что на протяжении более ста лет после его смерти титаны итальянской живописи приходили в капеллу, чтобы тщательно изучать творения Мазаччо. Они приходили восхищаться его новаторством, анализировать его открытия и учиться у него композиции и колориту. Особенно привлекало их в живописи Мазаччо то, в чем он сам больше всего стремился к совершенству,— изображение человеческих фигур, рельефно выступающих на фоне картины. Один живописец, живший значительно позднее Мазаччо и, подобно многим другим, черпавший в его искусстве творческое вдохновение, говорил о них: «Эти тела дышат жизнью».
Мазаччо, в крещении Томмазо, был сыном нотариуса. Он родился 21 декабря 1401 года в Сан-Джованни Вальдарно, примерно в 30 милях от Флоренции. В то время Флоренция, несмотря на междоусобные войны, которыми отмечена вся ее история, переживала необычайный расцвет талантов в области архитектуры и искусства.
Путешественники из разных уголков Италии и других стран, проезжавшие через родину Данте, писали о своих впечатлениях правителям и друзьям. Они называли Флоренцию той эпохи громадной мастерской. По обеим сторонам ее улиц возводили, сносили и перестраивали здания. При непрерывной смене стоявших у власти и смертельно враждовавших между собой партий единственной неизменной чертой политической жизни Флоренции была страстная любовь к искусству.
Это чувство было настолько сильным, что даже в XVI веке, в период упадка и тирании, известный автор книги «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» Джорджо Вазари сочинил легенду, будто его дед был великим живописцем из Ареццо. Вазари сделал это для того, чтобы завоевать любовь и уважение флорентийцев, ибо честолюбие последних было неразрывно связано со славой художника. Живи Вазари в другом месте, он, вероятно, избрал бы себе предков из прославленных воинов или лиц высокого происхождения.
Солнце художественной славы щедро озаряло Флоренцию. Тоскана веками пополняла мир искусства питомцами своих студий и мастерских. Но со временем, несмотря на то, что творческая деятельность продолжалась, ее результаты перестали удовлетворять вкусы общества. Люди почувствовали, что есть искусство другое, отличное от средневекового, занимавшего до того времени господствующее положение, что поиски новых творческих путей могут оказаться плодотворными.
Мазаччо вырос в период кризиса и творческих исканий в искусстве. Рассказывают, что еще в детстве его не удовлетворяло то, что он видел вокруг себя в деревне. Он бродил по округе, делая зарисовки, но собственные работы нравились ему не больше произведений других мастеров. Как у большинства художников того времени, талант Мазаччо развивался под влиянием великих творений Джотто, родившегося за полтора столетия до него. Но Мазаччо уже чувствовал, что в искусстве не только можно, но и следует идти дальше.
Юный Томмазо был настолько поглощен и захвачен этой идеей, что оставался совершенно равнодушным к своей внешности, хотя в то время в его стране утонченная элегантность являлась предметом особой гордости. Томмазо забывал обо всем, рассказывает Вазари, но только не о рисунке и не о сочетаниях красок, никогда не удовлетворявших его. Рассеянность художника и его безразличие ко всему, что не связано с искусством, были так велики — до последних дней жизни Мазаччо раздавал деньги друзьям, никогда не помня, кому; только оставшись без единого гроша, он пытался припомнить своих должников,— что его имя Томмазо вскоре переделали в «Мазаччо» (уменьшительное от Томмазаччо), пренебрежительную кличку неряшливых, бестолковых и ни на что не годных детей и подростков.
Хотя Мазаччо не обращал внимания на свое непосредственное окружение, от взора его не ускользали очертания тосканского пейзажа и деревень, которые, казалось, таяли в сиянии света. Художник постоянно стремился передать ощущение дали, что не удавалось никому из его предшественников.
За время своей короткой жизни Мазаччо посчастливилось встретить и стать близким другом двух людей, бывших намного старше его, чьи имена во Флоренции были синонимом славы. Один из них, Брунеллески — гениальный архитектор, стремившийся создать впечатление безграничного пространства в небольшом здании (как, например, в капелле Пацци, для которой характерно отсутствие пересекающихся под прямым углом линий). Другой, Донателло — скульптор, мечтавший о том, что его статуи будут вызывать у людей опасение, как бы эти мраморные фигуры не вышли из своих ниш и не двинулись на них.
Почему бы, рассуждал Мазаччо, не сделать в живописи то, что в архитектуре и скульптуре сделали Брунеллески и Донателло,— не разрешить проблему перспективы? Почему бы мне не отказаться от плоского изображения предметов, придав им глубину?
Неожиданно изображение приобрело объемность. Написав несколько картин в поисках правильного решения, Мазаччо понял, что задача наконец решена и что с этого момента он сможет придавать объемность любому предмету, даже обыкновенной стене. Удобный случай для проверки своих поисков (а Флоренция была неисчерпаемым источником подобных случаев) представился ему, как и следовало ожидать в этом большом торговом городе, в виде предложения богатого купца Бранкаччи. Желая увековечить свое имя в истории, Бранкаччи избрал наиболее подходящий для того времени способ — он решил сделать это при помощи искусства. Решив подарить городу художественное произведение, Бранкаччи дал заказ преуспевающему художнику Мазолино расписать фресками капеллу Кармелитской церкви.
Мазолино приступил к работе и в течение 1424—1425 годов создал изумительные фрески в строго классическом флорентийском стиле. Позднее его сменил Мазаччо. Наконец-то его творческие искания и беседы с гениальными архитектором и скульптором принесли свои плоды: написанные им человеческие фигуры казались живыми. Его Адам и Ева, изгнанные из рая, выражают опустошенность людей, которые не могут смело смотреть в глаза ожидающей их жизни — она страшит их. Поистине эти «тела дышат жизнью». Сцены из Евангелия и «Деяний апостолов», этих первых рассказов о жизни Христа и его учеников, Мазаччо изобразил как картины реальной жизни, лишенные традиционных условностей. Как и Джотто, он обладал драматическим талантом, который у него сочетался с чувством реального. Он изображал людей в соответствии с их жизнью и назначением, уготованным им судьбой.
Его апостол Петр — широкоплечий рыбак, обожженный солнцем, умеющий тянуть сети и спустить лодку на воду. Его больные и нищие — жалкие люди, малодушные и подавленные. Его Христос — не торжествующий бог: в нем чувствуется достоинство и грусть человека, который знает, что он будет предан, и помнит об этом. Вокруг них, за ними, в дымке, вызывавшей восхищение последующих поколений, изображены деревья и дома; постепенно теряя четкость очертаний, они исчезают вдали. Таков окутанный дымкой необыкновенный замок на фреске «Святой Петр делит имущество общины», который мог быть написан импрессионистом.
Мазаччо умер, оставив свою работу незаконченной. Но его слава была так велика, что многие живописцы — среди них будущие знаменитости,— в течение поколений тщетно пытавшиеся пойти его путем, который он едва только наметил, приходили, чтобы подумать перед его творениями и прочесть их тайну. И сегодня, рассматривая фрески Мазаччо, мы вправе задать себе тот же вопрос, который поставил Вазари: каких высот достиг бы Мазаччо, если бы смерть не оборвала его творческий путь?

ДВА КАРМЕЛИТА. Деталь фрески „Святой Петр на троне". Эта фреска, находящаяся в капелле Бранкаччи (на ней изображен также Святой Петр, воскрешающий сына Феофила), была оставлена Мазаччо в 1428 году неоконченной, когда он выехал в Рим, где вскоре умер. Работу завершил в 1484 году Филиппино Липпи. Эта и приводимые на страницах шестой и десятой репродукции взяты из Альбома ЮНЕСКО „Мазаччо, фрески Флоренции", который будет опубликован в ближайшем будущем.
ЖЕНЩИНА С РЕБЕНКОМ. Фрагмент фрески „Святой Петр делит имущество общины", — образец реалистического гуманизма в портретах Мазаччо. Более крупный фрагмент этой фрески помещен на стр. 29.

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ ТИТАНОВ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Мазаччо, умерший в возрасте 27 лет, прожил самую короткую жизнь из всех титанов итальянского Возрождения. Продолжительность жизни других великих художников Италии того времени:
Караваджо 37
Рафаэль 37
Корреджо 40
Гирландайо 45
Веронезе 60
Боттичелли 66
Леонардо да Винчи 67
Фра Анжелико 68
Тинторетто 76
Донателло 80
Микельанджело 89
Тициан 99

НАИВЫСШЕЕ ДОСТИЖЕНИЕ искусства Мазаччо — фреска „Чудо с динарием". Центральная, полная величия сцена этой картины изображена наверху. Апостолы, тесно окружившие Христа, эпически величественны. Картина замечательна объемным изображением человеческих тел. Три эпизода этой сцены рассказывают историю взятия у Христа пошлины за вход в город Капернаум. Святой Петр трижды изображен на фреске: (1) в центральной группе, направо от Христа, который говорит ему, что он найдет монету в первой рыбе, какую он поймает в озере; (2) при ловле рыбы, в которой он находит монету, нужную для уплаты пошлины (внизу, справа), и (3) при уплате денег сборщику пошлины (внизу, налево). Голова Святого Петра в более крупном плане дана на странице 28.

СВЯТОЙ ПЕТР, ИСЦЕЛЯЮЩИЙ БОЛЬНОГО

„СЦЕНА НА УЛИЦЕ ФЛОРЕНЦИИ" была написана Мазаччо как фон для картины „Святой Петр, исцеляющий больного своей тенью" (налево). Так как капелла Бранкаччи была посвящена Святому Петру, сюжеты для ее фресок были взяты из „Деяний Апостолов" и „Золотой легенды" (жития святых, сборник XIII века). Для своих работ Мазаччо брал сцены из действительной жизни и писал людей с натуры. Детали той же фрески показывают больного (наверху) и двух верующих (на противоположной странице).

ЗАМОК В ДЫМКЕ, фрагмент фрески Мазаччо „Святой Петр делит имущество общины" (см. стр. 29). Эта часть пейзажа, составляющего фон картины, напоминает работы импрессионистов. Игрой света и тени Мазаччо добивается того, что деревья и здания как бы растворяются в воздухе и теряются вдали.
Дворцы и здания Флоренции, такие, как мост XIV века через реку Арно — Понте Веккио или „Старый мост" (снимок справа), часто вдохновляли его на изображение уличных сцен. При изучении игры света и тени на фото вспоминается манера Мазаччо, посредством которой он добивается неощутимого перехода одной формы в другую.

Автор. право Альмазн


ФЛОРЕНЦИЯ – КОЛЫБЕЛЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ

От красоты Флоренции и окружающих ее гор пошло итальянское название этого города — Firenze, что означает «цветущий». В истории Флоренции период между XIV и XV веками, когда Флоренция стала центром искусства и культуры, был периодом наивысшего расцвета. Талантливые архитекторы, художники, скульпторы и мастера по металлу соединили свои усилия, чтобы украсить город великолепными зданиями и произведениями искусства. Красота, своеобразие и художественные дерзания Флоренции и ее людей — все вместе сделали ее колыбелью Возрождения. Здесь Данте писал свои изысканные стихи, отсюда вышли сонеты Петрарки и блестящие политические сочинения Макиавелли. Но прежде всего Флоренция была столицей искусства. Здесь Микельанджело создал свои бессмертные картины и статуи, Леонардо да Винчи изучал живопись, в этом городе учились скульптор Донателло, Рафаэль и Лука делла Роббиа. По мере того как их драгоценные творения накапливались в течение веков, Флоренция становилась одной из величайших сокровищниц мира. Ее картинные галереи, такие, как Уффици и Питти, церкви и дворцы наполнены шедеврами Рафаэля, Боттичелли, Мазаччо, Уччелло, Липпи, Гирландайо, Перуджино, Андреа дель Сарто, Тициана и многих других флорентийских, умбрийских и венецианских художников. Замечательные произведения скульптуры, изделия из слоновой кости, эмали и бронзы, творения мастеров средневековья и Возрождения, рисунки, гравюры и старинные книги наполняют музеи и библиотеки. И весь город с его церквами, большими каменными дворцами и залами замечательно гармонирует с этими сокровищами искусства и культуры, так тщательно хранимыми на протяжении веков.

„АРКА В ИСКУССТВО". Дворец Уффици, построенный в XVI столетии (по обе стороны арки), — один из самых роскошных музеев Флоренции, города, необычайно богатого собраниями произведений искусства. В нем помещается Картинная галерея Уффици, Национальная библиотека и Государственный архив. Коллекции, хранящиеся во дворце, насчитывают около 4 тысяч картин. Здание на заднем плане с высокой башней — Палаццо Веккио, построено в начале XIV века.

„ВРАТА РАЯ". Великолепные бронзовые двери баптистерия, обращенные к Флорентийскому собору, задуманы и исполнены Лоренцо Гиберти. Работа над ними потребовала 27 лет (1425—1452). Десять сцен из Ветхого Завета изображены с таким совершенством, что сам Микельанджело назвал эти двери „Вратами Рая".

ВИД НА КРЫШИ Флоренции и готическую церковь Санта Кроче, вырисовывающуюся на фоне Тосканских гор. Строительство церкви, начатое в 1294 году, было завершено в 1442 году, за исключением фасада, достроенного в XIX веке. Ее внутренняя отделка включает многочисленные фрески Джотто и его учеников.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz