каморка папыВлада
журнал Крылья 2007-05-06 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.04.2019, 22:08

скачать журнал

страница следующая ->
Крылья № 5-6 2007
журнал для молодых

информация вдохновение творчество

Удивительное путешествие в Горицкий монастырь с Прокудиным-Горским с. 18


Василий Андреевич ЖУКОВСКИЙ 1783-1852

Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнет о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумается радость.
А.С. Пушкин. «К портрету Жуковского»


Крылья № 5-6 2007
ежемесячный журнал для молодежи

Содержание

ГОСТЬ НОМЕРА
Василий Андреевич Жуковский (1783-1852).......2

ПОКОЛЕНИЕ
Евгения Маковецкая
С детства я мечтала танцевать
(интервью с Катей Головко).............8
Игорь Сергеев
Левый мир, или
Почему Путин носит часы
на правой руке?.......................11

ЧУВСТВА
Вячеслав Демченко
Черно-белый город.................16
Добрые строчки.......................17

НАША ИСТОРИЯ
Софья Мокиевская
Удивительное путешествие
в Горицкий монастырь
с Прокудиным-Горским.........18
Игорь Сергеев
Как повяжешь галстук..........30

ШЕДЕВРЫ
В. Васнецов
Портрет Елены Праховой ....32

ЗОЛОТАЯ ПОЛКА
И.А. Ильин
Его ненависть............................33
Моя вина......................................35

ГАЛЕРЕЯ
Вячеслав Демченко
Москва летняя..........................38
Алёна Баскакова
ТУРГЕНЕВ: Сказка любящего сердца, или
Чтобы жизнь не показалась дымом..............44
Андрей
Снежинка из спичечной коробки...........45
Александр Меньщиков
Три книги, которые... рассуждают
о таланте......................................47

ПРОФОРИЕНТАЦИЯ
В.В. Дмитриева
Будущему инженеру...............50
Мария Московская
Живопись волокном:
о технике и эстетике
нетканого гобелена................56

ГОД РУССКОГО ЯЗЫКА
Марина Заворина
Праздник русского языка
в концертном зале им. П.И. Чайковского.............59

ПОЭТИЧЕСКАЯ СТРАНИЧКА
Кондратьева Мариана
Одиночество..............................63
Страх..............................................63
Посвящение тем, кто не похож
на остальных.............................64

ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Надежда Васильева
«По прозвищу Гуманоид». Повесть


Печатный орган движения «Молодая Россия читает»
Учредители: Русская школьная библиотечная ассоциация ООО «Школьная библиотека»
Издатель «Русская школьная библиотечная ассоциация»
Главный редактор Татьяна Жукова
Зам. гл. редактора Лариса Коршунова
Шеф-редактор Вячеслав Демченко
Руководитель проекта Надежда Михайлова
Редколлегия
Генриетта Граник
Александр Дорофеев
Леонид Жуховицкий
Тамара Крюкова
Борис Минаев
Иван Панкеев
Наталья Сметанникова
Владимир Собкин
Александр Торопцев
Адрес для писем: 109012 Москва, М. Черкасский пер., д. 1/3. офис 437
Тел./факс: (495) 628-34-80. Тел.: 624-80-28.
email: s-bibl@mail.ru
Редакция рукописи не рецензирует и не возвращает.
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Свидетельство ПИ № ФС 775 21533 от 28 июля 2005
Гигиенический сертификат № 77.99.02.953.Д. 007504.08.06 от 22.08.2006 г.
Подписной индекс по каталогу «Роспечать» 20247
Журнал выпущен при поддержке Российского книжного союза и ОЦ «Московский Дом книги»
Внимание! Новая услуга!
Распространение интернет-версии всех изданий — через информационную систему «New pressTM»
Отпечатано в ОГУП «Областная типография «Печатный двор» 432049 г. Ульяновск, ул. Пушкарева, д. 27
Тираж 3200 экз. Заказ 1848
Журнал «Крылья» награжден почетной грамотой конкурса «Золотой фонд прессы 2007» за воспитание активной жизненной позиции


Гость номера

Василий Андреевич ЖУКОВСКИЙ (1783—1852)

Дорогие друзья!
В 2008 году исполнится 215 лет со дня рождения Василия Андреевича Жуковского — пленительного русского поэта. Имя это дорого всем, кому дорог «Золотой век» русской поэзии. О Жуковском — друге Пушкина, Грибоедова, Плетнева, Давыдова, наставнике цесаревича Александра — будущего Государя Александра II — вы прочтете сегодня в нашем журнале.
В. КОРОВИН
«Что ни говори, — писал Пушкин Рылееву 25 января 1825 года, — Жуковский имел решительное влияние на дух нашей словесности, к тому же переводный слог его останется всегда образцовым». Колумбом, открывшим «Америку романтизма», назвал Жуковского Белинский.
Василий Андреевич Жуковский родился вдали от обеих столиц, в глуши Тульской губернии, близ города Белева, в селе Мишенском. Его отцом был богатый помещик Афанасий Иванович Бунин, а матерью — пленная турчанка Сальха. К счастью, жена Бунина, Марья Григорьевна, отнеслась к мальчику по-матерински. Однако судьбу ребенка нужно было определить и формально. Бунин приказал своему приживальщику, бедному дворянину А. Г. Жуковскому, усыновить его, — так будущий поэт был причислен к дворянскому сословию.
Двойственность положения в семье сказалась на характере Жуковского: он научился сострадать обойденным судьбой и принимать чужую боль как собственную.
Природа наделила его разнообразными дарованиями, чутким сердцем, творческим воображением. Уже в семь-восемь лет он начал сочинять, а в двенадцать написал «историческую» трагедию «Камилл, или Освобожденный Рим». Подросшего мальчика повезли учиться сначала в Тулу, в частный пансион, а затем — после тульского народного училища — в Москву. В московском университетском Благородном пансионе Жуковский особенно подружился с Андреем Тургеневым и верность этой дружбе пронес через всю жизнь. Ранняя смерть А. Тургенева и неизлечимая болезнь другого близкого приятеля — С. Е. Родзянко — не раз оплакивались Жуковским в его стихотворениях («Сельское кладбище», «Вечер»).
Там же, в пансионе, Жуковский встречается и с другими молодыми людьми, составившими вместе с ним в 1801 году, в год окончания пансиона, Дружеское литературное общество. Интересы Жуковского к тому времени окончательно определились. Он — поэт. Словесность — его призвание. Юноша изучает европейскую литературу, переводит и печатает несколько произведений — в стихах и в прозе.
Жуковский с ранних лет приохотил себя к систематическим занятиям и овладел ведущими европейскими языками — древними и новыми. Его пометы на книгах свидетельствуют о том. что уже в юношеском возрасте и в молодые годы он перечитал множество русских и иностранных книг — солидных трудов по философии, эстетике, теории словесности и художественных произведений. Он составлял конспекты прочитанных сочинений и делал большие выписки. При этом, усваивая чужие идеи, Жуковский оставался самостоятельным, независимо от того, соглашался или спорил со своими незримыми собеседниками.
В 1802 году появляется в лучшем тогдашнем журнале — «Вестнике Европы» Н.М. Карамзина — перевод Жуковского из английского поэта Томаса Грея («Сельское кладбище»), принесший автору всероссийскую известность, которую еще более упрочила знаменитая элегия «Вечер».
Стихи и элегии Жуковского сразу же приобрели огромную популярность. Карамзин предложил ему редактировать «Вестник Европы», и Жуковский с головой ушел в журналистику. Молодые поэты охотно перенимали манеру Жуковского. А когда в 1808 году появилась его первая баллада — «Людмила», первенство Жуковского в поэзии еще более упрочилось.
В ту пору поэт жил в Москве, в доме сестры, Е. А. Протасовой. В качестве домашнего учителя своих племянниц Марии Андреевны и Александры Андреевны Протасовых он с увлечением отдавался занятиям. Педагогические наклонности его проявились рано и впоследствии ему очень пригодились. Однако здесь произошло событие, окрасившее печалью всю дальнейшую жизнь Жуковского. Он полюбил старшую дочь Е. А. Протасовой, Машу, и она отвечала ему взаимностью. Но браку, о котором долгие годы хлопотал Жуковский, решительно воспротивилась его сестра. Вплоть до 1823 года в лирике Жуковского господствовала тема неразделенной, но глубокой любви. Многие баллады («Алина и Альсим», «Эолова арфа») хранят следы неостывшего чувства.
Лирика Жуковского этих лет большей частью печальна и грустна: ее мотив — неизбежная разлука влюбленных. Но в стихах нет ропота на судьбу, а лишь тихая покорность своей участи да ожидание встречи в «ином мире».
Однако грусть и печаль приобретают в лирике поэта особое содержание. За ними чувствуется глубокая неудовлетворенность современной поэту действительностью, где рушатся надежды и царствует корысть, где превыше всего власть и богатство, где человеческое достоинство унижено и попрано. Жуковский скорбит о несовершенстве мира, но глубоко чтит и воспевает вечные человеческие ценности: любовь, дружбу, высокие духовные идеалы.
Если по стихам Жуковского попытаться воссоздать образ их автора, то можно представить себе погруженного в размышления, вечно опечаленного и тоскующего человека, угнетенного скорым расставанием с земными радостями.
На самом же деле человеческий облик Жуковского иной.
Поэту были присущи исключительное трудолюбие, удивительная крепость духа, воля и твердость характера. Мягкость и «меланхолическая прелесть» его натуры сочетались с прочными нравственными принципами, которыми он не поступался в самых сложных жизненных ситуациях. В частной жизни он приятный и доброжелательный собеседник, истинный друг многих литераторов, отзывчивый на чужое горе человек, шутник и забавник, не раз смешивший друзей остроумными стихами.
Когда развернулась полемика о языке художественной литературы между «Арзамасом» и «Беседой», Жуковский в качестве бессменного секретаря «Арзамаса» потешал всех членов общества своими «протоколами» и речами, высмеивая пристрастие «шишковистов» к старым, отжившим уже формам речи и церковнославянскому языку, который тоже вышел из речевого обихода. Его влекло к людям, и на «субботы» Жуковского собирался обширный круг знакомых. Поэт активно и деятельно участвовал в литературных спорах. Он не остался в стороне и от общенародного подъема, вступив в 1812 году в московское ополчение. Его патриотические чувства с большой силой выражены в нескольких стихотворениях, например, в знаменитом «Певце во стане русских воинов», где, подобно древнему Бояну, певец славит воинскую доблесть.
Жуковский стремился жить так, чтобы между его поступками и теми идеями и чувствами, которые он исповедовал и которыми проникнута его поэзия, не было расхождения. Гуманность отличала общественное и частное поведение Жуковского.
Он не однажды заступался за Пушкина перед царями, его волновала судьба декабристов, Т. Шевченко, А. Герцена. После гибели Пушкина он набросал вчерне полное гнева и горечи письмо шефу жандармов Бенкендорфу, в котором выставлял наружу пакостное и мелочное тиранство, отравившее последние годы поэта и приведшее к трагедии.
По стечению обстоятельств Жуковский хорошо знал быт царской семьи: в 1817 году он был приглашен учителем русского языка к будущей императрице Александре Федоровне (с 1815 года он занимал придворную должность чтеца). С этого времени и вплоть до 1841 года Жуковский служил при дворе, находился в разъездах по России, за границей — то в качестве сопровождающего императрицу, то как воспитатель наследника престола (эту должность ему предложили позже, в 1826 году).
Свою педагогическую деятельность он понимал как гражданское служение отечеству.
Гуманистическим идеалам Жуковский остался верен до конца дней. В его представлениях значительность и подлинная ценность человека состоят в высокой духовности, в благородных чувствах и помыслах. Жуковский с большим пафосом прославляет человека.
При мысли великой, что я человек,
Всегда возвышаюсь душою, —
говорит мудрец Теон, герой баллады «Теон и Эсхин». Жуковский убежден, что «всё в жизни к великому средство...». Человечность, по твердой уверенности поэта, способна преодолеть все преграды и предрассудки, наполнить прозаическое существование смыслом, окрылить и устремить к поискам идеала.
В стихах Жуковского легко и свободно заговорило чувство.
Поэт открыл новые средства воспроизведения тонкой внутренней жизни человека. Его слово и образ соотнесены не с материальной реальностью, а с теми переживаниями, которые она вызывает в сознании. Он пробудил в слове богатые эмоционально-смысловые оттенки, и его стихи наполнились прихотливыми, сложными переживаниями лирического «я», захватывающими воображение и увлекающими мечту в романтическую «очарованную даль».
Жуковский познакомил Россию с европейскими народными преданиями (в балладах), ввел в общенациональное художественное сознание множество неизвестных русским читателям произведений. Вся эта большая культурная работа была жизненно необходима: Жуковский расширял кругозор русского общества. Пересказывая и переводя иностранных авторов, поэт вносил в их произведения собственные романтические идеи, свойственную ему философию. Он вводил в русскую литературу еще не обжитый ею художественный мир.
Поиски национальной характерности сочетались в балладах с проникновением в особенности чуждого бытия.
В «русских» романтических балладах («Людмила», «Светлана», «Двенадцать спящих дев») Жуковский использовал мотивы народных преданий, обычаев, поверий. В «античных» он воспроизвел миросозерцание древнего человека, его цельность, органическую общность с природой, открытые естественные чувства. В «средневековых», «рыцарских» балладах он создал фантастические образы, исполненные мрачной, разрушительной силы. Средневековье с его жестокостью и беспощадностью, по мысли поэта, противоречит гуманным человеческим понятиям, истинной нравственности и потому в конечном счете бессильно перед светлым разумом, героизмом, чистой любовью.
После 1823 года лирическая тема любви в творчестве поэта угасает, а в начале 30-х годов он перестает работать и над балладами. Теперь поэт сосредоточивается на больших эпических произведениях. В этом, конечно, проявился общий процесс литературного развития: на смену поэтическим шли прозаические жанры. В творчестве Жуковского поворот к эпосу своеобразен. Жуковский не изменяет стихотворной речи, он переводит и пишет в стихах большие эпические поэмы и русские сказки. Поэт познакомил русскую публику с «Одиссеей» Гомера, с индийским («Наль и Дамаянти») и персидским («Рустем и Зораб») эпосами и многими другими произведениями, вошедшими в сокровищницу мировой культуры.
Уже пожилым человеком Жуковский обрел семью, женившись на дочери художника Рейтерна. Он поселился в Германии, где и скончался в 1852 году. Согласно его завещанию, тело поэта было перевезено из Баден-Бадена в Россию.
Жуковский смело и решительно преобразовывал поэзию, создавая лирику человеческой души, «лирику чувства». Благодаря Жуковскому преобразился и русский стих.
«С Жуковского и Батюшкова начинается новая школа нашей поэзии», «Оба они постигли тайну величественного, гармонического языка русского», — писал А. Бестужев-Марлинский. Поэт придал стихотворной речи новые интонации и ритмы, напевность и плавность. Он умел так сочетать слова и звуки, что из их согласия возникала единая, непрерывно льющаяся мелодия. Эта музыкально организованная речь, одухотворенная, нежно-меланхолическая, казалась причастной миру совершенства и гармонии.
Жуковский обогатил русскую поэзию не только проникновенным лиризмом, он, убежденный гуманист, навсегда внес новые этические идеи в поэзию и тем расширил и углубил нравственное начало в ней.
Юный Пушкин в стихотворении «К портрету Жуковского» уже провидел неувядающую жизнь музы своего старшего друга:
Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнет о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумается радость.
(Русские поэты. Антология русской поэзии в 6-ти т. — М.:Дет. литература, 1996.)

Худ. О. Кипренский
В. Тропинин. Н.М. Карамзин
Дом Маши Протасовой

К НЕЙ

Имя где для тебя?
Не сильно смертных искусство
Выразить прелесть твою!
Лиры нет для тебя!
Что песни? Отзыв неверный
Поздней молвы о тебе!
Если б сердце могло быть
Им слышно, каждое чувство
Было бы гимном тебе!
Прелесть жизни твоей,
Сей образ чистый, священный,—
В сердце — как тайну ношу.
Я могу лишь любить,
Сказать же, как ты любима,
Может лишь вечность одна!
<1810—1811>

* * *
Я музу юную, бывало,
Встречал в подлунной стороне,
И Вдохновение летало
С небес, незваное, ко мне;
На все земное наводило
Животворящий луч оно —
И для меня в то время было
Жизнь и Поэзия одно.
Но дарователь песнопений
Меня давно не посещал;
Бывалых нет в душе видений,
И голос арфы замолчал.
Его желанного возврата
Дождаться ль мне когда опять?
Или навек моя утрата
И вечно арфе не звучать?
Но все, что от времен прекрасных,
Когда он мне доступен был,
Все, что от милых, темных, ясных
Минувших дней я сохранил —
Цветы мечты уединенной
И жизни лучшие цветы, —
Кладу на твой алтарь священный,
О Гений чистой красоты!
Не знаю, светлых вдохновений
Когда воротится чреда, -
Но ты знаком мне, чистый Гений!
И светит мне твоя звезда!
Пока еще ее сиянье
Душа умеет различать:
Не умерло очарованье!
Былое сбудется опять.
1824

ЦВЕТОК
Романс

Минутная краса полей,
Цветок увядший, одинокой,
Лишён ты прелести своей
Рукою осени жестокой.
Увы! нам тот же дан удел,
И тот же рок нас угнетает:
С тебя листочек облетел —
От нас веселье отлетает.
Отъемлет каждый день у нас
Или мечту, иль наслажденье.
И каждый разрушает час
Драгое сердцу заблужденье.
Смотри... очарованья нет;
Звезда надежды угасает...
Увы! кто скажет: жизнь иль цвет
Быстрее в мире исчезает?
1811

ПЕСНЯ

Когда я был любим, в восторгах, в наслажденье,
Как сон пленительный, вся жизнь моя текла.
Но я тобой забыт, — где счастья привиденье?
Ах! счастием моим любовь твоя была!
Когда я был любим, тобою вдохновенный,
Я пел, моя душа хвалой твоей жила.
Но я тобой забыт, погиб мой дар мгновенный:
Ах! гением моим любовь твоя была!
Когда я был любим, дары благодеянья
В обитель нищеты рука моя несла.
Но я тобой забыт, нет в сердце состраданья!
Ах! благостью моей любовь твоя была!
Май 1806

ЛЕСНОЙ ЦАРЬ

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
Ездок запоздалый, с ним сын молодой.
К отцу, весь издрогнув, малютка приник;
Обняв, его держит и греет старик.
«Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?»
«Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул:
Он в темной короне, с густой бородой».
«О нет, то белеет туман над водой».
«Дитя, оглянися; младенец, ко мне;
Веселого много в моей стороне;
Цветы бирюзовы, жемчужны струи;
Из золота слиты чертоги мои».
«Родимый, лесной царь со мной говорит:
Он золото, перлы и радость сулит».
«О нет, мой младенец, ослышался ты:
То ветер, проснувшись, колыхнул листы».
«Ко мне, мой младенец; в дуброве моей
Узнаешь прекрасных моих дочерей:
При месяце будут играть и летать,
Играя, летая, тебя усыплять».
«Родимый, лесной царь созвал дочерей:
Мне, вижу, кивают из темных ветвей».
«О нет, все спокойно в ночной глубине:
То ветлы седые стоят в стороне».
«Дитя, я пленился твоей красотой:
Неволей иль волей, а будешь ты мой».
«Родимый, лесной царь нас хочет догнать;
Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать».
Ездок оробелый не скачет, летит;
Младенец тоскует, младенец кричит;
Ездок подгоняет, ездок доскакал...
В руках его мертвый младенец лежал.
1818

ВОСПОМИНАНИЕ

О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: их нет;
Но с благодарностию: были.
1821


ПОКОЛЕНИЕ

С детства я мечтала танцевать

Екатерине Головко семнадцать лет, она живёт в подмосковном городе Люберцы. Катя — гоу-дэнсер. Окончила среднюю школу, в скором времени собирается поступать в институт, чтобы стать хореографом. А сейчас танцует в ДК «Звёздный» города Люберцы.
Катя действительно нашла себя, свою профессию.
Беседу с гоу-дэнсером Катей Головко ведет Евгения Маковецкая
— Катя, расскажите немного о себе. Почему вы стали танцовщицей, выбрали именно эту профессию, как относится семья к вашему выбору?
— Моя история началась в Белоруссии. С детства я мечтала заниматься танцами, но, к сожалению, мои родители были вынуждены мне отказать, так как у меня были проблемы со здоровьем. Конечно, было обидно, ведь рушилась моя первая детская мечта.
Но я очень часто, закрывая дверь в свою комнату, включала музыку и пыталась вступить в ритм танца. Когда мне было 12 лет, мы переехали в Москву. Уже по дороге я строила планы о новой жизни и твёрдо решила для себя, что буду заниматься музыкой и даже написала несколько песен.
В 13 лет я поступила в клуб Черлиденга — это группа поддержки при спортивной команде. А через полгода я прошла отбор в коммерческую группу, через месяц мы выпустили первый «журнал-спорт», всего их было два.
В 15 лет, когда наша семья переехала в город Люберцы, мне пришлось оставить группу.
Уже тогда я стала чувствовать, что это не мой стиль танцев, мне хотелось чего-то энергичного: резкости и плавности одновременно.
— Расскажите, пожалуйста, что же произошло потом?
Однажды мы с подругами случайно заехали в ДК «Звёздный», который находится в поселке Томилино г. Люберцы. Я танцевала, и на танцполе ко мне подошёл гоу-дэнсер Алексей (у него есть сценический псевдоним — Модест) и предложил мне стать гоу-дэнсером. Это и послужило началом моей карьеры профессионального гоу-дэнсера. Моя мама, Галина Константиновна, к выбранной мной профессии относится положительно. Она радуется моим успехам и одобряет мои стремления в дальнейшем заниматься танцами, самосовершенствоваться и развиваться в этом направлении.
— Расскажите о клубе, в котором вы работаете, почему вы остановили свой выбор именно на этом клубе?
На сегодняшний день ДК «Звёздный» является единственным клубом в городе Люберцы, в который приезжают известные диджеи Москвы и других городов. Совсем недавно наш клуб посетил Оскар Каримов — участник телепроекта Дом-2.
Вместимость танцполя нашего клуба — 1,5 тысяч человек, лазерное шоу, у нас проходят различные развлекательные конкурсы для посетителей нашего клуба. Президентом клуба является наш постоянный диджей Ермак.
— Катя, есть ли среди посетителей клуба поклонники вашего таланта танцовщицы, которые приходят, чтобы посмотреть именно на вас?
— Есть. Это постоянные посетители, среди них — мои друзья, которые поддерживают меня на танцполе. Ведь моя основная задача — поднять настроение тем, кто чувствует себя скованно, застенчиво на танцполе, как говорится, «завести», заставить людей двигаться.
— Кто является для вас кумиром? С кого бы вы хотели брать пример в овладении вашем искусством?
— На данный момент как такового кумира у меня нет, но в современном шоу-бизнесе мне нравятся Шакира, Джей Ло, шоу-балет Тодес.
— Как складываются у вас деловые отношения с руководством?
— Деловые отношения с администрацией клуба хорошие, мы всегда находим общий язык и относимся с уважением и пониманием к друг другу. Администратор ДК «Звёздный» — Андрей Валентинович, для меня он сильная, волевая личность, у которого всё всегда под контролем.
— Катя, остаётся ли у вас свободное время, и чему вы его посвящаете?
— Своё свободное время я посвящаю родителям, близким друзьям, придумываю эскизы сценических костюмов для выступлений в клубе.
— А есть ли у вас любимые журналы, книги, фильм?
— Мне нравятся журналы из мира моды и музыки. И читать люблю. В последнее время я прочла много книг, последняя — книга Жени Рассказовой «Про Лайф».
— Кать, есть люди, которые придают особое значение одежде, а ведь для танцовщицы это особенно важно?
— Для моей работы важны и красота, и удобство, в жизни я тоже стараюсь совмещать эти два фактора.
— Есть ли у вас сценические костюмы и кто вам их шьёт?
— Да, у меня есть сценические костюмы, и я их создаю сама.
— Что вы посоветуете молодым девушкам, юношам, которые хотели бы заниматься гоу-дэнсом?
— Никогда не отступать от поставленной цели. Верить в себя, постоянно развиваться и самосовершенствоваться.
— Катя, что вы пожелаете читателям нашего журнала?
— Дорогие друзья, ищите в себе таланты, раскрывайте их, ставьте перед собой цели и добивайтесь побед в покорении вершин.

страница следующая ->

Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz