каморка папыВлада
журнал Крестьянка 1984-08 текст-7
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 27.06.2019, 03:05

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

За год до встречи в Найроби

Завершается Десятилетие женщины ООН. Девиз его — «Равенство, развитие, мир» — уже сам по себе говорит о направлении работы, о целях этой акции. К Всемирной конференции ООН, которая состоится в Найроби, столице Кении, готовятся и женщины Советского Союза.
Как уже сообщалось, для подведения итогов Десятилетия женщины ООН в нашей стране создан авторитетный орган — Межведомственная комиссия. В нее вошли представители постоянных комиссий обеих палат Верховного Совета СССР по вопросам труда и быта женщин, охраны материнства и детства, а также ряда министерств и ведомств, научно-исследовательских институтов Академии наук СССР, общественных организаций — в том числе и Комитета советских женщин.
Разработан план мероприятий по подготовке к Всемирной конференции. Итоги работы, проводимой в нашей стране в рамках Десятилетия женщины, поручено обобщить институтам Академии наук СССР. Они проанализируют то, что было сделано для углубления реального равноправия женщин во всех сферах жизни общества, улучшения условий их труда и быта, охраны здоровья женщин и детей, для помощи семье, совершенствования законодательства в этой области, роста политической активности женщин.
На своих заседаниях Межведомственная комиссия рассматривает, какие книги «по женской тематике» должны выйти в свет, какие фильмы и фотобуклеты. Комиссия готовит и материалы к конференции в Найроби, обобщает результаты различных международных мероприятий, проведенных в рамках подготовки к ней.
Комиссия ООН по положению женщин — подготовительный орган Всемирной конференции. На своей второй спецсессии, которая состоялась в Вене, она выработала предварительную повестку дня конференции в Найроби. Многие участники спецсессии высказали мнение, что предстоящая конференция должна подвести итоги того, что сделано за Десятилетие женщины, и на основе этого наметить стратегию действий до 2000 года.
Обсуждение вопросов о том, как выполняются положения Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и об участии женщин в борьбе за укрепление международного мира и безопасности, против колониализма, расизма, расовой дискриминации, иностранной агрессии и оккупации, всех форм иностранного господства, еще раз показало: достижение подлинного равноправия женщин тесно связано с борьбой за сохранение мира.
В Софии прошла очередная встреча руководителей женских организаций социалистических стран. На ней обсуждалось, как еще более активизировать женские организации этих стран в международном антивоенном движении. Рассматривались и вопросы, связанные с подготовкой к Всемирной конференции ООН по итогам Десятилетия.
Участники встречи были единодушны в оценке современного международного положения, подчеркивали опасное для дела мира усиление милитаристского внешнеполитического курса США и их союзников по НАТО. От имени женщин социалистических стран было принято Обращение к женщинам Европы и Северной Америки: всеми средствами, всеми силами добиваться от правительств стран — членов Североатлантического союза поддержки Обращения государств — участников Варшавского Договора, чтобы Договор о взаимном неприменении военной силы и поддержании отношений мира был заключен.
Участники встречи обменялись информацией о сделанном в их странах для того, чтобы выполнить задачи Десятилетия женщины ООН. В ряде стран созданы национальные подготовительные комитеты, на которые возложена подготовка к конференции. Через все выступления проходила мысль: подготовка к конференции в Найроби должна способствовать мобилизации международной общественности в борьбе за мир, усилить выступления против гонки вооружений, за разоружение, укрепить связь движения за достижение целей Десятилетия с борьбой народов за мир.
М. ГОРДЕЕВА, старший референт Комитета советских женщин.

ИЗ ПОЧТЫ КОМИТЕТА СОВЕТСКИХ ЖЕНЩИН

В Комитет советских женщин приходят тысячи писем. В них тревога за мирное будущее детей, гневное осуждение милитаристских устремлений нынешней администрации США.
Участники митинга матерей села Усть-Татта Якутской АССР так пишут в своем письме-протесте против размещения новых американских ракет на территории Европы: «Все советские люди, наше правительство всегда боролись и будут бороться за мир. Наши дети живут в мирное время. У них счастливое детство. Мы никому не дадим омрачить будущее наших детей! Мы обращаемся ко всем честным людям планеты: нет — войне! Нет — гонке вооружений! Пусть крепнет дружба между народами! Пусть дети никогда не услышат взрывов бомб и снарядов!»
Солдатские вдовы села Желанное из Омской области обратились с призывом ко всем женщинам мира: «Война!.. Мы не можем без скорби и слез слышать это слово. Война унесла 20 миллионов жизней советских людей. Среди них и наши дорогие мужья.
Война — будь она трижды проклята! Всю жизнь нашу, молодость невозвратную искалечила, изуродовала. Все готовы отдать мы, только чтоб сберечь мир для детей, внуков и правнуков наших. Да разве же мы одни такие! В любой деревне, в каждом уголке страны нашей великой — всюду есть такие, как мы, солдатские вдовы.
Мы обращаемся ко всем женщинам мира с призывом крепить нашу солидарность в борьбе против угрозы атомной войны!»
Сотрудницы Горно-Алтайской областной детской больницы поддерживают Послание советских женщин женщинам мира, принятое на пленуме КСЖ в мае этого года в Москве. Под этим письмом — 350 подписей.
Содействие Советскому фонду мира — вклад советских людей в движение за мир. И сегодня, как, впрочем, всегда, когда осложняется международная обстановка, поступления в Фонд мира заметно возрастают.
Так, в 1983 году женщины Кубани внесли в Фонд мира 6 миллионов рублей. Одна лишь птицефабрика «Первомайская» Сакского района Крымской области ежегодно вносит по 4,5—5 тысяч рублей. Труженики станицы Роговская Краснодарского края перечислили в Фонд 16 тысяч рублей. Председатель станичного женсовета Н.Тамбиянц пишет: «Люди, помня военное лихолетье, ужасы оккупации, ничего не пожалеют для сохранения мира. Сбор средств в Фонд мира продолжается».
* * *
В КСЖ пришло письмо из США от членов организации «Женская мирная инициатива»:
«Мы глубоко озабочены опасностью, которую несет нашим и вашим детям ядерное оружие. Мы возмущены, что природные и денежные ресурсы нашей страны используются для производства этого оружия, а не для того, чтобы улучшить жизнь наших граждан. В своей стране мы ищем пути прекращения гонки вооружений, стремимся установить дружеские связи с женщинами всего мира.
Андреа Элукович, Маргарет Бренман Гибсон, Дженсис Лонг».


СТРОКИ О ЛЮБВИ

Борис РУЧЬЕВ
Когда бы мы, старея год от году,
всю жизнь бок о бок прожили вдвоем,
я, верно, мог бы лгать тебе в угоду
о женском обаянии твоем.
Тебя я знал бы в платьицах из ситца,
в домашних туфлях,
будничной,
такой,
что не тревожит, не зовет, не снится,
привыкнув жить у сердца,
под рукой.
Я, верно, посчитал бы невозможным,
что здесь,
в краю глухих полярных зим,
в распадках горных, в сумраке
таежном,
ты станешь
красным солнышком моим.
До боли обмораживая руки,
порой до слез тоскуя по огню,
в сухих глазах, поблекших от разлуки,
одну тебя годами я храню.
И ты, совсем живая, близко-близко,
все ласковей, все ярче, все живей,
идешь ко мне
с тревогой материнской
в изломе тонких девичьих бровей.
Еще пурга во мгле заносит крышу
и, как вчера, на небе зорьки нет,
а я уже спросонок будто слышу:
«Хороший мой. Проснись.
Уже рассвет...»
Ты шла со мной по горным
перевалам,
по льдинам рек, с привала на привал.
Вела меня, когда я шел усталым,
и грела грудь, когда я замерзал.
А по ночам, жалея за усталость,
склонясь над изголовьем, как сестра,
одним дыханьем губ моих касалась
и сторожила сон мой до утра.
Чтоб знала, ты:
в полярный холод лютый,
в душе сбирая горсть последних сил,
я без тебя —
не прожил ни минуты,
я без тебя —
ни шагу не ступил.
Пусть старый твой портрет
в снегах потерян,
пусть не входить мне
в комнатку твою,
пусть ты другого любишь,
я не верю,
я никому тебя не отдаю.
И пусть их,
как назло,
бушуют зимы, —
мне кажется, я все переживу,
покуда ты в глазах неугасима
и так близка мне в снах и наяву.


ЛЮБОВНЫЙ МНОГОУГОЛЬНИК

Продолжаем разговор, начатый в №№ 5, 6.
ЧТО ЖЕ НАС РАЗЛУЧАЕТ?
...Есть, видно, какие-то причины, по которым начинает разваливаться семья,— серьезные и пока еще целиком не понятые. Для начала надо хотя бы попробовать в них разобраться.
Первая из них, и, возможно, главная, сама по себе не только не плоха, но просто прекрасна: это рост нашего материального и культурного уровня. Чем лучше живем, тем легче бытовая сторона развода с нелюбимым мужем. Кастрюли не делим, разве что из чистой вредности, диваны надвое не пилим... Раньше, в коммуналках, развестись можно было, а вот разойтись — куда? Сегодня и с этим проще — вон сколько строят жилья! Стали культурней и образованней — выше требования к человеку рядом. Отсутствие общих интересов — весьма распространенный и вполне достаточный повод для развода. Не хотим жить скучно!
А каковы же психологические причины разводов? Тут многое зависит от каждого из нас. На мой взгляд, разваливает семью представление о ней как об идеальной конструкции, которая чуть ли не автоматически обязана обеспечить нам счастливую жизнь. Логика тут такая: семья хороша, я хорош, а дома плохо. Кто виноват? Очевидно, тот, кто рядом. А тот, кто рядом, думает так же, винит партнера. И начинается разрушительная работа в четыре руки...
По мнению ученых, брак, семья — это определенная система. И как всякая система, если ее постоянно не поддерживать, не регулировать, она начинает постепенно разрушаться, распадаться. Хотите, чтобы ваш дом не обрушился,— ремонтируйте его вовремя, достраивайте, перестраивайте, приспосабливайте к переменам, к вновь возникающим ситуациям. Хотите, чтобы ваша семья была прочной? Укрепляйте ее, поддерживайте опоры...
Это может показаться странным и даже нелепым, но я уверен, что семью во многом разваливает... «мораль». Я беру это слово в кавычки, потому что имею в виду главным образом «истины», которые яростно проповедуют... тетя Маша из соседнего дома, дядя Петя из семьи родственников и другие участники постоянно действующего «симпозиума», что на лавочке у дома. Ведь именно с этой разновидностью морали нам то и дело приходится сталкиваться.
Нормы морали, как указывает «Философский энциклопедический словарь», поддерживаются и «силой устоявшегося и общепринятого порядка, властью привычки и совокупного давления окружающих и их мнения на индивида». Короче — что люди скажут?
Оглядываться на людей неохота, порой даже неприятно, но так или иначе приходится: приятельские советы, родственные упреки, пересуды, шепотки, ухмылки, как от них ни отворачивайся, рано или поздно достают. И «совокупному давлению окружающих» мы опять-таки в той или иной мере подчиняемся. Хорошо, если за ним мнение мудрых и, главное, деликатных людей. Но, увы, чаще бдительный глаз соседок или родственников совсем неделикатно бывает обращен в сторону, скажем так, супружеской верности. Разговоры же о несходстве характеров и несовместимости принципов воспринимаются как нечто несущественное, со снисходительной усмешкой: мол, знаем, что за этим кроется... Или: перемелется... А вот любая трещина в интимных отношениях, получившая огласку, тем более супружеская измена, ставшая предметом слухов и сплетен, практически делают развод обязанностью. Тут уж «мораль» спуску не дает: «И ты терпишь?»
Бывает, двое только-только начали склеивать трещину, а уж соседские языки шумно загоняют в нее свои железные клинья...
От предков пришло к нам мудрое предостережение: не выноси сор из избы! Мы же порой от пословицы отмахиваемся: хорошему человеку-де нечего скрывать, какие еще тайны от соседей? Кому, как не общественности, блюсти порядок в семье!
Елена Васильевна из Ростовской области чуть не двадцать лет прожила с мужем в любви, дети растут. И вдруг беда: соседки рассказали, что муж с сослуживицей «спутались интимными связями». Стала допытываться у мужа — отпирается. Пошла к сослуживице, бывшей своей подруге,— та ответила «ехидно и грубо... Когда вмешалась общественность, то есть сельсовет», сослуживица от всего открестилась и с мужем Елены Васильевны встречаться перестала. А вот муж ушел, живет у матери. «А я все равно хожу к нему,— пишет Елена Васильевна,— уговариваю вернуться ко мне. Я твердо уверена, что он меня еще любит, что дети ему дороги. Я все ему прощу, он мне нужен как воздух, как все то, без чего человеку жить невозможно».
Будем надеяться, что муж к Елене Васильевне вернется. И что сама она запомнит этот урок: дело, которое касается от силы троих, не надо спешить решать всей деревней. Потому что тяжело возвращаться в избу, над которой, не оседая, крутится неосторожно выметенный сор.
Тайна, вынесенная на всеобщее обозрение, иногда с катастрофической скоростью разваливает семью. Конечно, сор не радость. Но бывают случаи, когда лучше оставить его в избе. Пусть люди, вдвоем тянущие один воз, как в знаменитых стихах Некрасова, любят, покуда любится, терпят, покуда терпится, и прощают, пока прощается...
Совместная жизнь требует мягкости, терпимости, покладистости. Но часто ли мы ориентируем молодежь на эти черты характера?
...Журналистка, писавшая о Дворце бракосочетаний, как-то в один день задала десяти невестам один и тот же вопрос: зачем ты вступаешь в брак? Девять девушек ответили почти одинаково, примерно так: чтобы быть счастливой. Десятая сказала: чтобы дать счастье мужу. Боюсь, что из всей десятки счастливой стала она одна...
В ПОИСКАХ ПРОЧНОСТИ
Однажды в доме отдыха, где я был. затеялась викторина. Суть ее забыл, помню только, что полагалось назвать как можно больше пословиц. Сперва они так и сыпались, потом эрудиция аудитории поиссякла. А бывалая массовичка громко, как на аукционе, покрикивала:
— А еще? Ну-ка, ну-ка! Кто еще?
Выждав паузу, стала считать:
— Раз! Два! Два с половиной!
И вдруг крупная женщина, до того молчавшая, внушительно произнесла:
— За мужа завалюсь — ничего не боюсь!
Отдыхающая масса, в основном женская, оторопела, а потом расхохоталась. Вроде пословица, даже в рифму, но уж очень смешная, старомодная, прямо допотопная...
Хохотали, как всегда в толпе, охотно. Но, приглядевшись, я неожиданно для себя увидел в глазах смеющихся женщин какую-то странную, сентиментальную, что ли, тоску. Независимые, образованные, полноправные, а как, видно, хотелось ничего в жизни не бояться за широкими плечами мужа.
С подобной тоской, порой вполне осознанной, я не раз встречался и после. И у одиноких и у семейных. Не просто любви им хотелось, не просто друга,— хотелось непоколебимой прочности, надежной опоры во всех житейских передрягах, человека, за спиной которого как за каменной стеной.
Проблема эта вовсе не исключительно женская.
Я знаю немало мужчин, состоявшихся в жизни, добившихся многого, и почти все они схожи в одном: у каждого прочный, надежный дом. А дом для мужчины — это женщина. Не жена, так мать, или сестра, или подруга. То, что не изменит. Та, что не изменит.
Из трудного прошлого пришла к нам краткая и исчерпывающая оценка хорошего человека: с ним можно пойти в разведку. К великому счастью, вот уже почти четыре десятилетия наши сограждане столь жестокую проверку не проходят. Но, с другой стороны, вся наша жизнь — разведка: ведь всякий живущий проходит свой путь впервые. И любая промашка тут чревата бедой, и одна ошибка может, как у сапера, оказаться непоправимой.
Едва ли не самое важное — с кем бок о бок ты идешь в эту разведку...
Ничто не страшно, когда позади прочный тыл, когда уверен, что больного, израненного не бросят, унесут в укрытие, дотащат до госпиталя, где чистая простыня и заботливая медсестра...
Ну, а если в твоей армии разлад, разброд или яростная борьба за власть, если не один за другого, а каждый за себя, тогда, пожалуй, в жизненных боях рассчитывать не на что. Порой даже опытных, умелых борцов выбивало из седла мелкое домашнее предательство.
Нет, без прочности человеку нельзя, ни мужчине, ни женщине.
Но где же ее искать? За что ухватиться? На что надеяться? Что прочно в сегодняшней нашей достаточно свободной семье?
Может быть, свадебное торжество, официальный ритуал, подписи свидетелей, штамп в паспорте — прочные чернила, не вытравишь? Увы, сколько семей губит вера в несмываемость этих чернил!
Влюбленные друг к другу нежны и внимательны, ссор избегают, ибо оба боятся потери. Другое дело — молодые супруги, тут можно и «позволить себе», и характер показать, и на нервах поиграть. Муж перетерпит, жена съест — куда денутся!
Расписались, отгуляли, обоим кажется, что самое трудное позади. Как говорят спортсмены, игра сделана, а она тут только и началась, и летят неожиданные ошеломляющие голы в плохо прикрытые ворота, мимо растерявшихся вратарей...
Нет, на канцелярию надежда плохая: рядом с вожделенным штампом слишком часто ставится другой...
Долг? Да, члены семьи связаны долгом — должны друг другу помогать. И помогают, пока есть семья. А развалилась — и иди ищи, кто кому нужен, и попробуй эти долги собрать! Четверть на ребенка, треть на двоих, да еще многолетняя вражда — вот и все, что порой остается от былых взаимных клятвенных обещаний.
Долг крепок, пока крепка любовь...
Так, может, просто не там ищем? Может, все проще и прочное в семье и есть сама любовь? Но кто скажет, каков у любви, у страсти запас прочности? К сожалению, тут от наших с вами намерений зависит далеко не все. Известный оперный персонаж, уверенно утверждавший, что «у любви, как у пташки, крылья, ее нельзя никак поймать», опирался если не на статистику, то уж явно на отчетливую жизненную закономерность. Никто из нас не знает, что за сила вопреки разуму вдруг привязывает нас именно к этому человеку, никто не скажет, почему порой столь же внезапно уходит тяга, что годами так крепко связывала двоих. Любовная страсть — великая радость и великое чудо, у нее тысяча достоинств. Одним лишь не наделена — прочностью...
И все же есть в жизни нечто, на что смело можно надеяться, что не изменяет, и не исчезает, и от прихотей тела не зависит, что, на мой взгляд, выше страсти. Я говорю о человеческих отношениях. Они в загсах не устанавливаются и вообще не нуждаются ни в каких ритуалах, ибо сами по себе прочны, как корабельный канат.
Человеческие отношения с большим трудом поддаются классификации, да и есть ли нужда их классифицировать? Где четкая граница между приятельством и товариществом, между товариществом и дружбой? Как определить, где стремление помочь человеку переходит в постоянную заботу о нем. как уловить рубеж, за которым начинается полное растворение в чужой жизни? И какие из этих многосложных отношений уместно называть любовью?
Миллионы людей мучаются оттого, что любовь-страсть со временем слабеет. Но природа дала нам вполне достаточную компенсацию — любовь-дружба со временем крепнет. Там, где выстраивают как надо человеческие отношения, дом выстраивается как бы сам.
Можно бы, наверное, привести множество примеров из жизни спокойных, счастливых семей. Но стоит ли? Опыт тех, кому повезло, не слишком убеждает неудачников, и в этом есть свой резон: сила характера, прочность семьи, крепость каната проверяются одинаково: испытанием на разрыв.
Опыт счастливой семьи надо изучать в ее темный день.
«Пишу потому, что у нас в семье очень трудно. Дело в том, что мой муж любит нас с подругой обеих... Была мне эта подруга лучше сестры, доверяла ей во всем и мужу тоже. Мы с ним прожили десять лет, можно сказать, что и не ругались ни разу, и сейчас он ко мне хорошо относится. Из семьи он не /ходит, говорит, не могу без тебя... А я не могу, что он к ней ходит, встречаются. Подруга точно так же не может, что живет он со мной, а к ней как бы приходит только повидаться. И вот мы все трое в тупике.
Подруга моя — вдова, у нас у каждой по двое детей. Он относится и к ее детям и к своим одинаково, старается ей во всем помочь.
Раньше мы с подругой никогда не ссорились, а теперь бывает. Я стала раздражительная, чуть что, в слезы. Вот и получается сыр-бор. И муж переживает...
Мне и подругу жалко, что она молодая осталась одна и полюбила женатого человека. Когда у нее горе случилось, мы с мужем старались ее поддержать, приходили к ней, в кино вместе ходили. Любила ее, как сестру, вот и всю свою любовь мужу передала. А сейчас не знаю, что делать.
Адрес мой не печатайте, у нас об этом никто не знает.
Нина».
Первое впечатление — очень необычное письмо.
Однако, с другой стороны, что же в нем необычного? Ситуация — стандартней не придумаешь: муж полюбил подругу, растерянная жена просит совета и помощи. В общем, та же история, что и в письме Елены Васильевны, которая разрешила семейный конфликт с помощью сельсовета.
Все так — и все не так. Привычный сюжет, но ни одного привычного персонажа.
Где возмущенная, пышущая гневом жена? Где «изменщик»-муж? Где вероломная разлучница-подруга? Нету. Никого нет, ни одной из примелькавшихся масок. Есть три любящих и в страдании справедливых человека, сумевших в крайне сложной, острой обстановке остаться людьми.
Треугольником я бы эту ситуацию не назвал. У треугольника углы острые и жесткие. А тут сквозь боль и растерянность явственно пробиваются и взаимное понимание и забота друг о друге. Не только о себе заботится Нина, не только ищет оправдания для мужа и о «разлучнице» думает не с ненавистью, а с жалостью и сочувствием.
Нина просит совета. Но как же трудно его дать!
Есть в письме еще одна деталь, говорящая о порядочности и терпеливости всех троих героев этой трудной истории: «...у нас об этом никто не знает». Хорошо, что не знают. Значит, есть время решать без суеты, без спешки, без оглядки на чужой глаз. Решать так, чтобы как можно меньше осталось горечи, решать по любви, а не по злобе.
Может, Нине хоть чем-то поможет письмо «подруги по несчастью», а точнее, по проблеме, пришедшее, по странному совпадению, из той же области, где живет Нина, из соседнего городка. Доброе и, не побоюсь обязывающего определения, мудрое письмо молодой женщины...
«...Нет, нельзя наказывать так называемых «разлучниц», а тем более издавать законы «О долге, совести и чести» (так, что ли, предлагают некоторые?). Смешно и глупо, а главное, бесполезно... Только не подумайте, что я сама побывала в роли «разлучницы», я скорее отношусь к разряду «брошенных». Просто пытаюсь разобраться, только ли «разлучницы» виноваты во всем. Не лучше ли на себя посмотреть со стороны? Что ты сама из себя представляешь? Как человек, как друг, как жена? И еще можно сказать самой себе: «От хороших жен мужья не уходят».
Человек имеет право на любовь!
В любом возрасте!
Где-то я читала: «Не быть любимой — это всего лишь неудача. Не любить — вот несчастье!»
Я люблю и потому, наверное, счастлива. Люблю своего мужа и верю в его порядочность и честность.
Так почему же он не имеет права любить? Он любит наших детей и любит другую женщину. Что ж из того, что он не любит меня?
Да, мне тяжело. А ему?
Да, мне больно, обидно, рана на всю жизнь. А может, уязвленное самолюбие?
Но опять же я была счастлива и благодарна мужу за эти годы. А моя «разлучница» и этого счастья не видела. Ей-то каково жить в постоянном страхе и обмане с нелюбимым мужем? А ведь она умна, молода, красива. Чем же она виновата? Что полюбила?
...Мой любимый пока со мной. Не знаю, надолго ли? Но я верю, что он сам достаточно умен и тактичен, чтобы во всем разобраться. Он не способен на подлость ни по отношению ко мне, ни по отношению к ней.
Но даже если он уйдет, я поверю его чувству, не осужу его выбора, ведь и меня он тринадцать лет назад полюбил. Попытаюсь остаться ему другом.
А криками, угрозами и принуждением тут не поможешь. Любовью завоевывается любовь. Только любовью.
Надежда».
Это письмо не хочется комментировать. Лучше, чем Надежда, наверное, не скажешь.
Из любви к мужу она готова остаться одна. Думаю, не останется. От таких жен действительно не уходят.
...И любовь и беда входят к нам без стука, не в нашей власти их остановить. Но вот встретить, не теряя ни достоинства, ни совести, ни человечности,— это полностью зависит от нас. Жизнь показывает, что семейные катастрофы не решаются силовым нажимом — злоба, упрямство делу не помогут. Лишь кулаки можно разбить о выросшую между людьми стену. Зато доброта осторожно и нежно разберет ее по кирпичику...
Журнал еще не закончил публикации «Любовного многоугольника», а в редакцию уже пошли отклики: сотни, тысячи писем. Среди них есть просто поразительные по искренности и силе...
Любовный многоугольник, оказалось, имеет гораздо больше граней, чем увидел автор, приступая к работе.
У писателя есть свои права: в частности, он свободен в выборе темы. У читателя тоже есть свои права: в частности, он может убедить писателя, что дело «не закрыто», что точку ставить рано. В данном случае так и произошло.
Я не знаю, когда и каким образом вернусь к сложным проблемам любовного многоугольника. Но одно могу обещать: откровенная, глубокая, тревожная читательская почта без внимания не останется...
Леонид ЖУХОВИЦКИЙ
ОТ РЕДАКЦИИ.
Учитывая большой читательский интерес к теме, поднятой в дискуссионных заметках писателя Л. Жуховицкого «Любовный многоугольник», редакция предполагает продолжить в дальнейшем начатый разговор.
Фото Б. ЗАДВИЛЯ.

<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz