каморка папыВлада
журнал Крестьянка 1984-06 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.04.2019, 01:07

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ДОМ, ПОЛНЫЙ ЗАБОТ И РАДОСТИ

— Володя-я-я! Стой там, не отходи, сейчас побегут! — Тамара Ивановна громко хлопает в ладоши, и телята, толкаясь и мешая друг другу, выскакивают наконец из загона и бегут на новые свои «квартиры» — в отделение для старших.
— А ты, милок, чего застрял? Эх ты, растяпа... — Она мягко похлопывает теленка, подталкивает его, и он, отзываясь на ласку ее голоса, подстраивается в хвост бегущим.
Телятница комплекса Тамара Ивановна Юлдашева с напарницей Валентиной Тихоновной Гончаровой передают скотникам отделения своих подросших воспитанников, а назавтра наберут новых ясельников, не старше трех недель от роду, и будут выкармливать и выхаживать их, привязываясь чуть не к каждому из этих мычащих большеглазых существ.
Пока перегоняли, пока взвешивали каждого, а их 106 голов, пока вез автобус, оказалось, уж девять вечера. Тамара Ивановна вошла в дом, тут же, в прихожей, тяжело опустилась на табурет, который моментально пододвинула ей Иринка. Посидела немного, опустив руки, словно бы давая стечь усталости.
Ивана дома еще не было, раньше десяти-одиннадцати его и не жди... У нее-то в одном отделении вон сколько хлопот, а он начальник всего комплекса — на полторы тысячи голов.
...Оглядела вешалку — длинную, во всю стену. Четырех курточек недосчиталась. «Что-то поздно гуляют Наташа с Сашком. Да и Аленка с Оксаной, видать, с ними. Этим-то дошколятам и вовсе пора бы домой. Надо будет Иринке попенять — должно не строго им наказывала».
Ну ладно, посидела, и хватит, не барыня, сказала себе. Пора начинать обход...
Еще не заглянув в залу, услышала Танин голос:
Гонимы вешними лучами.
С окрестных гор уже снега
Сбежали мутными ручьями
На потопленные луга.
За ней тихонько повторяла Любаша:
— Гонимы весними лучами...
— Не весними, а вешними.
— Гонимы весними...
— Я тебе что говорю! — повысила голос Татьяна. — Вешними, понимаешь?
— Но ведь весна, значит, весними... — упрямится Любаша.
— Вот, смотри, как написано, и повторяй за мной... — «Учительница» явно начинала сердиться.
«Нетерпеливая Татьяна какая! — вздыхает про себя Тамара Ивановна. — Помягче бы ей с ними...» Заглянула в комнату — показаться: вот, мол, я. Пришла. На диване увидела Алешу: он сидел с раскрытым учебником на коленях и ждал, когда наступит его черед отвечать сестре уроки. Она возвращается с работы из райбанка только после шести, и тогда открывается «семейная школа» Юлдашевых. В ней — третьеклассники Наташа с Сашей, второклассник Алеша и первоклассница Люба. С каждым занятия индивидуальные.
А Иринка малышами ведает, и еще на ней уборка и стирка. Она после десятилетки пока никуда не поступила и дома полная хозяйка. В нынешнем году, обязательно будет поступать — не в институт, так в техникум. Только заранее беспокоится: «Мам, как вы без меня-то будете?» «Не волнуйся, дочка, — успокаивает Тамара Ивановна, — Наташа и Саша на год старше станут, часть твоих дел на себя возьмут».
Сейчас Тамару Ивановну заботит другое: не видит она еще одной куртки — Валеркиной. Новой нейлоновой куртки. Неужто опять допоздна? А Иван не велит сына одергивать. «21 год парню. Как работать конюхом, по 200—250 рублей в месяц зарабатывать, так он взрослый. А как ему гулять, — так допросы учинять? У него теперь своя жизнь появилась, не мешай ему. Он плохого не сделает».
Она снова переживает этот ночной разговор с мужем, но чувствует, что Иван прав. За двадцать пять лет жизни с ним успела убедиться: его нужно слушать... А все же беспокойно, когда у детей своя жизнь на стороне возникает, и еще не ясно, куда она вывернет.
В кухне, в углу наткнулась на четырехлетнего Ванятку. Это Ирина его сюда определила: не успела ему костюмчик чистый к приходу родителей надеть, как он уже его весь замурзал... Стоит малый разобиженный, по розовым щекам тянутся серые бороздки размазанных слез, губы сковородником. Жалко его, но нельзя Иринкин авторитет подрывать. Помиловать может только она. И Ванятка терпеливо ждет...
Один лишь Степка в этом доме может делать все, что пожелает. Вот уж кто никаких наказаний не боится! Знает, что стоит ему только подольститься, уткнуться лукавой мордочкой в колени старших, подарить им свою радостную, от уха до уха, улыбку, как бы говорящую: «И вы еще можете на меня, вашего Степку, сердиться?!» — как все ему будет прощено. Даже кошка это понимает, терпеливо снося все его мучительства, происходящие от его теплых чувств к ней.
Одиннадцать детей у Юлдашевых родились здоровыми. И только Степан, последний, появился на свет с тяжелым пороком сердца. Более полугода лежала с ним Тамара Ивановна в районной больнице, вместе с врачами отчаянно дралась за его жизнь. Раз как-то для ее успокоения кто-то возьми и скажи: «Да не убивайся ты так-то уж... Ведь одиннадцать их еще у тебя...» Мирный, добродушного нрава человек. Тамара Юлдашева пришла в такую ярость, что никто никогда больше ее так не «утешал».
И каждый вечер после работы — дождь иль слякоть на дворе, мороз или пурга, — шагал из колхоза в больницу Иван Степанович взглянуть на синюшное, ненаглядное, сморщенное Степкино личико.
А старшие спать не ложились, пока отец не придет и не расскажет... Может, от той упорной любви к нему мальчик и выжил?
Да что там больница... Однажды Валерка, уже почти взрослым, палец поранил. Так отец места себе не находил, по ночам вставал поглядеть, как парень спит, не задел ли больной палец...
Надежно с таким отцом в семье. Вся боль за детей, всякая забота о них и всякая радость поровну на двоих. А у детей от такого деления только умножается ощущение крепкого тыла — вот такая арифметика у Юлдашевых.
Четыре года с небольшим прошло, как уехала из дома старшая дочка — Света. Вышла замуж за офицера, живет теперь в Семипалатинске, их дочке Оксане — три года. В небольшой этой семье мир и согласие, материальный достаток. Только часто в родительском доме раздается междугородный звонок.
— Мам, как вы там? Я соскучилась... Папка дома?
Слушает отец дочку, а там еще и внучка к разговору подстраивается, и потихоньку слезы смахивает, — рассказывает Тамара Ивановна. — Жалко ему, что Светки нет, так не век же ей с нами сидеть...
Думаете, он просто такой мягкий человек? Да нет, не очень-то. «Папка сказал» — это для детей закон. И на комплексе знают: Юлдашев два раза повторять не станет. Его слово твердое.
Это. между прочим, сразу чувствуется, когда попадаешь на комплекс. Глазу ведь быстро открывается, есть ли хозяин, а значит, и порядок на комплексе, или его нет. Еще только к дверям коровника подходишь— аккуратно пригнанным, обитым войлоком, полиэтиленовой пленкой — и уже ждешь, что и по ту их сторону будет чисто, сухо, в клетях — ухоженные животные... Так и есть. Видно, как театр начинается с вешалки, так коровник с дверей (да простится такое сравнение!).
И народу на комплексе немного, но все при деле, и механизмы исправны, и автобус, развозящий людей, вовремя приходит и уходит, и в красном уголке «наглядная агитация» — не показная, раз навсегда прибитая и прикнопленная, а содержательная, оперативная, и душевые работают, и медпункт открыт — фельдшер Вера Ионова прием ведет.
И никто не упрекнет Юлдашева, что его жена-телятница и сын-конюх какими-нибудь поблажками пользуются. О них только одно мнение: добросовестные! «А лучшей характеристики для работника, мне кажется, не бывает, — говорит старший зоотехник комплекса Иван Михайлович Донцов. — И вот увидите, все дети Юлдашевых будут хорошими работниками, потому что они приносят с собой из семьи привычку с «доброй совестью» относиться к делу, отвечать за него, на других не перекладывать, а, наоборот, помогать всем, кто позовет. Нет в них никакой «настороженности» — как бы не переработать, не меряют, кто сколько сделал. Рядом с ними спокойно и надежно».
Неизвестно, конечно, что будет через несколько лет, кто из Юлдашевых-младших придет на комплекс, но уже сегодня Саша и Алеша Валере помогают, Наташа и Люба возле матери с телятами возятся, Ванятка же и Степка к отцовскому трактору как приросли.
(Окончание см. на 21-й стр.)


ЗЕМЛЯ ЗОВЕТ

• Пять лет назад, вот в это же самое время, наш класс готовился к последним школьным экзаменам, как сейчас готовятся десятиклассники. Им предстоит сделать первый в жизни серьезный выбор: кем быть и где жить. Для нас, семерых одноклассников из одной деревни, это уже прошлое. Мы остались дома. До сих пор работаем вместе. У нас в колхозе из двухсот работников более половины еще не отметили своего тридцатилетия.
Примерно так обстоит дело и в других хозяйствах области. За последние восемь лет около девяти тысяч выпускников у нас остались работать в деревне. Две трети механизаторов — молодые люди. Каждая седьмая доярка — комсомолка. Молодеет костромская деревня.
Основные направления школьной реформы приняли мы на первой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва. Реформа — требование жизни, но она была и подготовлена жизнью. Уже найдены эффективные методы трудового воспитания, реформа должна их закрепить и развить. Ведь воспитание может стать материальной силой, что доказывает и пример нашей области.
Когда начинался процесс закрепления молодежи на селе — а начался он не сам по себе, то было одно из ведущих направлений в работе партийной организации области, — никто не сулил молодежи, по крайней мере в ближайшем будущем, ни социально-бытовых благ, ни каких-то особых условий труда. На все это еще предстояло заработать средства. Но несколько поколений школьников росли, взрослели в атмосфере внимания к ним, к их запросам и интересам. Причем моральному воздействию подвергались не только «дети», но и «отцы». Константин Устинович Черненко верно сказал: «И не жди добра, если школа внушает одно, а семья — другое». У нас в семье, как во многих, труд на земле уважали. Отец рано овдовел, и нам с сестрой пришлось принять на себя домашние заботы. Отец — он механизатор в колхозе — просто не имел возможности продлевать до бесконечности наше «золотое детство». Это оказалось и к лучшему.
Работала я на тракторе, потом дояркой, сейчас — телятница.
Наше хозяйство далеко не самое сильное в области, но и у нас каждый год несет какие-то приятные перемены. В минувшем году выросла новая улица, открыт магазин, начали строить детский комбинат, сейчас задумали провести теплоцентраль. Улицу еще до того, как ей дали имя, стали называть молодежной. Поселились на ней молодые механизаторы, животноводы, специалисты, а они все — наши ровесники или чуть старше. Тогда я впервые поняла, до какой степени жизнь зависит от нас, от того, что мы умеем или не умеем. Как депутат областного Совета я должна была помочь скорее ввести в строй магазин. Пришлось вникать во все сложности снабжения, находить контакты с разными организациями. А депутатом областного Совета я стала в 19 лет. Думаю, потому меня выбрали, что молодежь становилась «основным контингентом населения», и потому росло ее участие в общественной жизни. Уже второй созыв работает в сельсовете Иван Бачериков, член колхозной комсомольской организации. Всем нам пришлось учиться на ходу, перенимать опыт депутатов с более солидным стажем. Мне лично очень помогает Ю. А. Герасимов, секретарь районного Совета народных депутатов.
Но когда люди из тринадцати районов поручили мне представлять их в высшем органе государственной власти, вот тогда узнала я полную меру ответственности. В первый же месяц после выборов пришло более двадцати писем — просьбы, жалобы, пожелания... 35 наказов нужно выполнить: школы строить, больницы, а главное (и самое больное) — дороги. В их числе и очень важная для района дорога Вохма — Боговарово и та, что свяжет наш колхоз с районным центром. Ведь мы весной и осенью молоко на маслозавод на гусеничном тракторе возим — 12 километров в один конец.
И все-таки главной проблемой остаются кадры. Хозяйство наше пока ни разу не задолжало государству ни молока, ни мяса, но ведь производственные мощности надо увеличивать. А на резкий прирост кадров рассчитывать не приходится. В 1945 году не за кого было выходить замуж, рождалось мало детей. Потому и следующее поколение не очень многочисленное... В общем все наши проблемы стянуты в такой тугой узел, что распутывать его придется долго и осторожно. На апрельском (1984 г.) Пленуме ЦК КПСС товарищ К. У. Черненко говорил о том, как важно, не допуская медлительности в действиях, в то же время взвешенно подходить ко всем вопросам, не перескакивать ступеней развития. В этом убеждает сама жизнь. Вот у нас одно время увлекались идеей централизации, ликвидировали две деревни. И зря! Остались поля, на которых можно было бы пасти скот. Но теперь это невозможно: куда ж гонять в такую даль. А косить да возить — ни рук нет, ни дорог.
Будущее сельского хозяйства, конечно же, за централизацией, индустриализацией. Но пока у нас выгоднее держать скот на малых фермах. Значит, и люди должны быть на всех отделениях. И у нас приняли решение: строить дома во всех деревнях, не только на центральной усадьбе. Надо облегчить условия труда, чтоб доярки не раздавали корм вручную, как сейчас. Само стадо улучшать — пока у нас коровы беспородные. Добиваться всего этого предстоит и депутатам, сфера влияния которых расширяется.
В Нечерноземье страна вложила уже много средств и сил. Однако дальнейший прирост продукции должен идти не только за счет затрат материальных, но и интеллектуальных, и их доля будет расти год от года. Половина моих недавних одноклассников учится, и я тоже: кончаю четвертый курс сельскохозяйственного института.
В этом году хозяйства района ждут нового пополнения. Тридцать семь выпускников остаются в деревне (в прошлом году было 29). Пойдет работать в колхоз и моя младшая сестра. Как никому на свете, желаю ей добра. С шести лет она на моих руках. И рада, что Ирина остается с нами. Хочу сказать молодым читательницам журнала: нигде, девочки, мы так не нужны, как дома, и нигде нам лучше не будет! Начало трудовой биографии моих сверстников совпало с одиннадцатой пятилеткой, и она стала нашей. Как дом. Как земля.
На первой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва меня избрали членом постоянной комиссии по делам молодежи Совета Союза. Проблему, которой я занималась в комитете комсомола колхоза, потом в областном Совете (я в комиссии по физкультуре и спорту), теперь предстоит решать в масштабах страны. Ответственность огромная, тем более что Советы берут на себя все больший круг обязанностей хорошо, что в депутатских делах тоже осуществляется принцип преемственности, молодые черпают из опыта более знающих. Мы не можем себе позволить быть неумелыми, как не можем позволить расслабленности, медлительности.
С тех весенних дней, когда проходила сессия, я не раз и не два перечитала речь Генерального секретаря ЦК КПСС товарища К. У. Черненко на апрельском Пленуме ЦК партии. В ней — программа всей нашей работы.
Каждый из депутатов — я в этом уверена — как к себе лично обращенные воспринял слова из этой речи Константина Устиновича, где он напоминает, как ставил задачу В. И. Ленин: Советы должны работать не только для трудящихся, но и через трудящихся. Потому мы и остаемся жить на родной земле. Потому и зовем молодежь трудиться в родных хозяйствах — ради своего блага и ради блага страны.
Колхоз «Путь к коммунизму».
Октябрьский район, Костромская область.
Ольга ЧЕТВЕРИКОВА, депутат Верховного Совета СССР
Фото С. КУЗНЕЦОВА.


ПО ВАШИМ ПИСЬМАМ

МЕРЫ ПРИНЯТЫ

• «В коллективе тогда работается хорошо, когда все выполняют безупречно свои обязанности. А как у нас? Мы, доярки, не только доим и чистим коров, а еще и подвозим корма и раздаем их. Этим должны заниматься кормачи, но они у нас на все махнули рукой. И, как ни странно, никто с них ничего не требует, никто их не наказывает. Халатно относится к своим обязанностям и лаборант. Мы не знаем, что за молоко получили от коров, как сказалось кормление на его качестве... Обо всем этом мы не раз ставили в известность администрацию совхоза, но, как говорится, воз и ныне там».
Доярки совхоза «Мусохрановский».
Ленинск-Кузнецкий район Кемеровская область.
Как сообщил начальник управления сельского хозяйства Ленинск-Кузнецкого райисполкома А.Трубников, письмо доярок обсуждено на собрании коллектива фермы с участием главных специалистов совхоза. Выявлены узкие места в организации труда, приняты конкретные меры для устранения недостатков. Оборудован молокопровод, механизировано удаление навоза, для подстилки животным подвозят опилки. Налажен контроль за качеством молока по каждой группе коров. Кормят их скотники.

• «Наш совхоз производит и сдает мясо, выращивает помидоры, огурцы, картошку. Стараемся, чтобы всей этой продукции становилось больше, чтобы качество ее улучшалось. Но мы могли бы работать намного успешнее, если бы о нас проявлялось больше заботы.
В поселке есть магазины, но зайдешь в любой из них — выбрать нечего. И все потому, что работники прилавка не беспокоятся о разнообразии ассортимента. Приходится за всякой мелочью ехать в районный центр. А тут новая проблема — автобуса не дождешься. Мало того, что теряем время на ненужные поездки, еще и понервничаешь вдоволь. Придешь потом на ферму или в поле, а настроение не очень рабочее...»
Работники совхоза имени 50-летия Октября.
Ошская область, Киргизская ССР
Авторы письма в «Крестьянку» совершенно справедливо указывают на недостатки, ответил редакции секретарь Ленинского райкома Компартии Киргизии Б. Торогельдиев. Проверка показала, что из-за плохой работы транспорта жители села Арал действительно не могли выехать в районный центр. Теперь автобусы ходят регулярно, по графику. Произведена также проверка работы сельских магазинов. Установлены факты нарушений правил советской торговли (ассортимент был очень бедным, продавцы работали без халатов, на отдельные товары не устанавливались ценники). В результате принятых строгих мер в магазинах наведен порядок, расширен ассортимент товаров.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz