каморка папыВлада
журнал Костёр 1988-03 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.07.2019, 09:44

скачать журнал

<- предыдущая страница

СКАЗКИ, РАССКАЗАННЫЕ В ГЕЛЬСИНГФОРСЕ 
Андрей ЕФРЕМОВ

- Ты попробуешь сегодня меча Юнгарса! - воскликнул господин Стен и напал на своего противника с такой яростью, что тот мог обороняться только благодаря своей необычайной ловкости, тем более что был без щита. Зато и господин Стен чувствовал себя утомленным, и все его удары скользили по броне и мечу неизвестного рыцаря, не принося вреда.
- Даю тебе пять минут, чтобы перевести дух! — сказал неизвестный.
Как странно! Этот поединок... Он кажется знакомым. Как будто кто-то уже рассказывал о нем. Сейчас они схватятся снова, как ни хитер злодей, как ни крепок его щит, ему не уйти от расплаты.
Ну конечно! Благородные разбойники Том Сойер и Гек Финн, это они разыгрывали сцены из прочитанных Томом книг на окраине своего Петербурга на Миссисипи. И хотя в книгах Тома речь шла о Робин Гуде, а в той истории, с которой начался рассказ, действуют совсем другие люди, кажется - и их приключения подошли бы этим американским, да и всем другим мальчишкам.
Так что же это за история? Кто рассказал ее и когда?
В середине января 1818 года в семье доктора медицины Топелиуса родился мальчик. Надо сказать, что это событие не изменило привычек хозяина дома. Как и прежде, в усадьбу Кузянес, что близ города Нюкарлебю, гости собирались со всей Финляндии. Они шли лесными дорогами, плыли по коротким, бурным финским рекам, и каждый знал, что в доме доктора Топелиуса его ждут.
Это были не совсем обычные гости. Народные певцы, сказители-рунопевцы занимали по вечерам почетное место в доме. Не зря же Топелиус-отец собирал с давних пор финские песни и сказания.
Теперь уже трудно сказать, когда Топелиус-младший вслушался в неторопливые рассказы, когда ему полюбились простые песни своего народа. Точно известно, пожалуй, одно - еще в отцовском доме он начал вести дневник, и очень скоро среди подробных записей впечатлений дня появились его первые стихи и сказки.
Тот, кому приходилось видеть финские усадьбы, непременно обращал внимание на их могучие, сложенные из тяжелых валунов фундаменты. Собирая живое народное слово, Топелиус-старший вряд ли догадывался, что он закладывает такой же фундамент под всю будущую жизнь своего сына.
Одиннадцати лет от роду Сакрис Топелиус был отвезен в школу в город Улеаборг. Школа была плоха, сам Топелиус впоследствии говорил, что она «ничему не учила и ничего не создавала». Но еще хуже были жестокие нравы, царившие в ней. За провинности учеников жестоко наказывали, да и сами они в своих забавах не щадили друг друга. Можно было бы считать потерянными годы ученья, но в доме у родственников, где Сакрис жил в Улеаборге, оказалась, на счастье, большая библиотека.
Упорное чтение книг по своему выбору дало мальчику то, что не могла дать школа. Уже в пятнадцать лет Топелиус - студент Гельсингфорсского университета, друг известного финского поэта Рунеберга.
Пожалуй, эта дружба была для Сакриса не меньшей удачей, чем раннее и основательное знакомство с родной природой и народной поэзией в отцовской усадьбе.
Хотя тогдашнюю Финляндию и нельзя было назвать колонией в полном смысле этого слова, но тягостная зависимость от российской короны ощущалась во многом. Страной правили назначенные царем чиновники, книги и газеты проходили строжайшую царскую цензуру. И когда Топелиус стал редактором «Гельснигфорсской газеты», задача перед ним оказалась не из легких.
Ближайшими его друзьями были люди, для которых мысль об унизительной зависимости их страны была невыносима, и не случайно одно из стихотворений Рунеберга «Наш край» стало потом государственным гимном независимой Финляндии. Но в газете могло появиться лишь то, что одобрила цензура, и, как это часто бывает в таких случаях, тема свободной, независимой Родины нашла выражение в сказках Топелиуса, в его обращении к истории финнов.
Вот где сказались годы, проведенные в отцовском доме! Картины родной природы, нарисованные писателем в его сказках, воспитывали маленьких читателей куда лучше, чем самые длинные поучения. И что из того, что в «Зимней сказке» распевают песню не люди, а древние сосны! Все равно эта песня учит мужеству и верности.
Мы скованы стужей, мы в зимнем плену!
Бунтует и буйствует вьюга.
Под шум ее клонит нас, древних ко сну,
И давнюю видим во сне старину -
То время, когда мы, два друга,
Две юных сосны поднялись в вышину
Над зыбкою зеленью луга.
Фиалки у наших подножий цвели,
Белили нам хвою метели,
И тучи летели из мглистой дали,
И бурею рушило ели.
Мы к небу тянулись из мерзлой земли,
Нас даже столетья согнуть не могли
И вихри сломать не посмели...
Из номера в номер в «Гельсингфорсской газете» появлялись новые и новые сказки. Скоро они вышли отдельной книжкой, и уже не только Финляндия, но и Англия, Франция, Германия издают сборники сказок Топелиуса.
Очень непросто понять, почему у этих историй оказалась такая долгая жизнь. Многое, конечно, объясняется замечательно чистым, ясным языком Топелиуса. Многое, но не все. Внимательный читатель быстро заметит, например, что сказка «Подарок морского царя» очень напоминает Пушкинскую сказку «О рыбаке и рыбке», а «Жемчужина Адальмины» - это почти что «Спящая красавица». Когда мы сталкиваемся с этим, читая народные сказки, то не удивляемся - каждый народ с давних пор складывал истории о сильных и смелых, о глупых и жадных. И как бы ни были они похожи, обязательно в них проглядывает то, чем отличается один народ от другого. Тем-то сказки и интересны. И наверное, секрет сказок Топелиуса в том же - о чем бы ни рассказывал писатель, где бы ни происходило действие его сказок, читаешь - и чудится голос неторопливого, обстоятельного рассказчика-финна.
Вот небольшой отрывок из сказки «Жемчужина Адальмины».
« — Адальмина получила такие прекрасные подарки, выше которых для многих людей ничего нет на свете, — сказала Голубая фея, - однако я знаю еще один дар, самый драгоценный, и одарю им Адальмину, но лишь с одним условием. Пока принцесса владеет своей жемчужиной и прочими тремя подарками, мой дар не будет иметь никакой силы. Когда же она лишится своей жемчужины, а с ней и своей красоты, богатства и ума, то получит от меня взамен четвертый дар - доброе сердце».
Конечно, так все и случается в этой необыкновенно поэтической сказке, и, конечно же, доброе сердце заменяет Адальмине и красоту и богатство, и кажется — только разум Адальмины остается с ней: ведь для того чтобы понимать других людей, доброе сердце нужней всего.
Вот так в знакомом сюжете появляется новый смысл, но и это еще не все. Вдумайтесь, какой ценой получила принцесса великий дар человечности, и сказка приобретает новый оттенок, и проявится ее главная мысль - непросто стать человеком, и только мужественное сердце может быть добрым.
А как же с теми рыцарями, которые начали наш рассказ? Неужели и это сказка? Конечно, сам Топелиус никогда не называл свои исторические романы сказками. И все-таки:
«На противоположной стене обрисовалось неясное светлое пятно. Чем больше Давид вглядывался в него, тем оно делалось светлее и светлее. Мало-помалу из него начал вырисовываться на стене образ Белой Девочки. Давид уже различал ее платье, затем голову и руки, наконец - серебряную ленту на лбу. Сомнения не оставалось - перед ним стояла Белая Девочка.
Девочка приблизилась к правому углу погреба и сразу исчезла. Сердце Давида сильно билось, но он все-таки подошел к углу и, проведя рукой по стенам, заметил, что один из больших камней отодвинут и за ним есть узкий темный ход. Белая Девочка стояла там».
Даже воссоздавая реальные исторические события, Топелиус делал их похожими на сказку. И хотя писались эти романы для взрослых, очень скоро выяснилось, что сказочник Топелиус и тут остался верен себе - сильные, романтические герои, приключения, необычайные и таинственные, стали популярны чуть ли не во всей Европе, и именно у юных читателей.
Рано уходят сказки из нашей жизни, другие книги сменяют их. О сложном и важном рассказывают они. Только все же раскрывайте иногда свои детские книжки в истрепанных переплетах. Придет день, и вам не захочется отложить их в сторону, не читая. Так будет. Но для этого надо повзрослеть.


КАК ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ ДОСТАЛИСЬ СЕМИМИЛЬНЫЕ САПОГИ
С. ТОПЕЛИУС
СКАЗКА
Рисунок О. Недзвецкой

Жили-были на краю света два колдуна. А где край света - этого никто доподлинно не знает, но если он существует где-нибудь, то не иначе как у Берингова пролива, где Старый и Новый свет смотрят в глаза друг другу. Я там не бывал, но Норденшельд говорит, что туда-таки порядочно далеко.
Итак, там жили два колдуна. Того, который жил на Осткапе, где кончается Азия, звали Бирребурр, а того, который жил на мысе принца Уэльского, где начинается Америка, звали Бурребирр. Пролив между ними был такой ширины, что оба колдуна могли отлично видеть друг друга своими зелеными кошачьими глазами и говорить «будь здоров!», когда сосед чихал.
Оба колдуна прикидывались добрыми друзьями и ездили друг к другу с визитами на китах но всю прыть, так что вода так и кипела кругом. Места, кажется, было вдоволь каждому в своей части света, но они все-таки постоянно завидовали друг другу, и каждый только и думал о том, как бы досадить другому. Они разукрасили свои владения высокими горами, одна выше другой, только для того, чтобы с вершин наблюдать, что каждый делает в своем жилище. Громадное удовольствие доставляло им устраивать бури с вихрем, чтобы хорошенько засорить друг другу глаза песком и мелкими камнями. Еще они занимались тем, что один науськивал белых медведей на скотину другого. Ведь у таких больших помещиков и скотины было вдоволь. Мамонты были их свиньями, киты шли за коров, а моржи за баранов.
Однажды колдуны затеяли игры. Они бросали друг в друга, точно рябиной, большими глыбами гранита: опрокинули целый лес, подожгли его и палили головешками друг другу бороды. Они начали мериться силами и пробовали плечом сдвинуть гору, а под конец чуть не выпили весь океан.
- Нет, — сказал Бурребирр, вытирая с бороды морскую пену, - давай-ка ловить солнце, посмотрим, кто его поймает!
Колдуны нашли, что это очень умно придумано. Они порешили, что побегут за солнцем, поймают его за красный воротник и запрячут в мешок. Какая темнота настала бы тогда! И никогда больше бы не пришлось им щуриться от противного дневного света.
— Давайте биться об заклад на одну часть света! - закричал Бурребирр. — Я побегу за солнцем в ту сторону, где оно восходит из-за гор.
- Эка штука! - сказал Бирребурр. - Надо только лечь спать на горе и пораньше встать, вот и поймаешь солнце за ворот. Нет, уж я поймаю солнце там, где оно садится. Думаю, это будет похитрее.
Ладно, они ударили но рукам и побились об заклад на одну часть света.
И вот оба поспешили домой, чтобы надеть семимильные сапоги.
Бурребирр соображал так: «Я побегу к востоку через Северную Америку, и если мне не удастся изловить солнце на горах Аляски, то уж наверное я поймаю его на Клипбергене».
Бирребурр думал: «Я побегу к западу через Азию, а уж там ничего не может быть легче, как поймать солнце на большой Сибирской равнине — там есть где разбежаться...» У-у-у! Вот они пустились в путь так, что семимильные сапоги только заскрипели.
Эта погоня за солнцем не обошлась без приключений. Сперва я расскажу про Бурребирра. Он побежал, как и хотел, по Северной Америке через Аляскинскую равнину до самых гор. Пробежать сотни миль через равнину было еще не так трудно, но влезть на высокую гору было нелегкое дело.
- Уф, - сказал Бурребирр, когда он добрался наконец до самой верхушки, - нельзя сказать, чтобы это была удобная лестница! Я отдохну тут минутку, пока не взойдет солнце.
Вот он уселся на вершине, наскреб под себя немного мху, чтобы было помягче, да и уснул. Там, на горе, не было будильника, и вот случилось так, что, когда Бурребирр проснулся, солнце уже высоко стояло на небе и светило ему прямо в глаза.
- А-а, так ты еще и смеешься надо мной! Так погоди же: завтра ты не уйдешь от меня на Клипбергене.
Нечего делать, пришлось Бурребирру опять бежать до Клипбергена и карабкаться на его вершину. «Ну теперь-то я не засну, - подумал он, — положу себе в бороду осиное гнездо, а в каждый семимильный сапог по муравейнику...» Сказано - сделано. Легко себе представить, что уж в эту-то ночь Бурребирр не сомкнул глаз ни на минуту. Когда на востоке занялась утренняя заря, он спрятался за уступом скалы и стал сторожить. Мешок был тут же наготове, в него Бурребирр собирался запрятать солнце, как брюкву какую, лишь только оно покажется над скалой.
- Раз... два... три... - не успел он сосчитать и до десяти, как солнце взошло, - Вот, вот! - и Бурребирр схватил солнце, так что только затрещало и искры посыпались. Бурребирру показалось, что он схватился за раскаленное железо. Ай-ай! Бурребирр обжег пальцы, опалил бороду, нос и глаза и полетел с горы, как мяч, прямо в большое Медвежье море. Там нашел его один американский доктор, который отправил его куда-то в лазарет, где он, вероятно, лежит до сих пор с пластырем на носу и ждет, когда отрастет его опаленная борода.
Но что же сталось с Бирребурром?
В то время в Кэмпеле, к югу от Улсаборга, жил кузнец по имени Паво, с женой и детьми. Строили там как раз тогда железную дорогу, и у Паво была куча работы. Как-то вечером, когда Паво вернулся домой усталый и уселся с детьми за кашу, его старший сын сказал:
— Отец, в дверь царапается собака.
— Пойди посмотри, - сказал Паво.
Сын открыл дверь, и в избу ввалился с мешком на спине старый, бородатый, весь в лохмотьях колдун. Дети подняли крик.
- Ну и ну, — сказал кузнец. - Кто же ты такой?
— Я Бирребурр. Вот уже трое суток, как я бегу в своих семимильных сапогах: я хочу поймать солнце. В первый вечер солнце уползло на ночь в реку Лену, во второй скрылось в реке Обь, а сегодня оно запряталось как раз за твою избу. Я думал поймать его здесь, но оно, верно, проскользнуло в слуховое окно и улеглось спать на чердаке. Дай-ка мне фонарь: я поищу его там.
- Это еще что за глупости? — сказал кузнец. — Ловить солнце!
- Ты ничего не понимаешь! Если хочешь знать, это одна из лучших моих выдумок! Я поспорил с Бурребирром на одну часть света и засуну солнце в мешок, чего бы мне это ни стоило! Эй, давай-ка скорее фонарь, не то... и Бирребурр выбил ногой целую стену избы.
- Вот что, - сказал кузнец. - Поставь стену на место, а потом мы потолкуем о деле, как добрые друзья. Не отведаешь ли ты, старина, каши?
Старина почесал за ухом, поставил стену на место и уселся за стол, чтобы отведать каши. Только не стоит колдунам садиться за стол с людьми.
Сперва Бирребурр съел кашу, чашку из-под каши и ложку, потом масленку, блюдо с салакой и хлебницу и в заключение весь стол. Тут Кузнец увидел, что колдун посматривает на его детей, и пригласил гостя в кузницу.
— Пожалуйста, говорил Паво, — может быть, тут тебе найдется что-нибудь по вкусу.
— Спасибо, - ответил колдун. - Теперь сладкое! — Он выбрал из горна несколько раскаленных угольев и осторожно, чтобы не опалить бороду, отправил их себе в рот. — Давненько уже я так вкусно не ужинал. Если к утру проголодаюсь, доем остальное и детей в придачу.
- Да неужто? - скатал кузнец. Он уже рассердился не на шутку.
- Ну да. Ведь ничего лучше у тебя все равно нет. Но как мне поймать солнце? - вздохнул колдун. - Вот было бы хорошо, если бы оно село не в воду. Я бы живо догнал его. Видишь, кузнец, каблуки на моих сапогах? Они сделаны из такого железа, которое бежит само собой.
- Да что ты? А можно ли приковать такой каблук к чему-нибудь еще?
- К чему хочешь. Все побежит само собой. Вот что, кузнец, каблук на моем правом сапоге немного отстал, когда я бежал вчера через Уральские горы. Прикуй-ка его к завтраму, да покрепче.
Кузнец взял правый сапог колдуна, отломил каблук и приделал ему новый из обыкновенного железа. «Ну пусть теперь старое чудовище попрыгает на одной ноге по семи миль. А уж куда девать это железо, мы сообразим». И кузнец, не долго думая, вковал семимильный каблук в колесо от локомотива. «Ну, каблук, теперь ты набегаешься вдоволь!» — подумал Паво и рассмеялся.
На следующее утро локомотив понесся так, что никакие тормоза не могли его остановить.
- Что случилось? - кричал железнодорожный мастер. - Прежде он плелся, точно вол с возом сена, теперь летит, как стрела. Стоп! Стоп! — кричал железнодорожный мастер. И, о чудо, семимильный каблук понял команду и остановился в ожидании следующих приказаний.
— Да ведь это самый быстроходный локомотив на свете! — воскликнул восхищенный мастер.
- Да он за три дня пробежит всю Азию, - отвечал Паво.
Когда Бирребурр проснулся, он натянул свой правый сапог и собрался было опять в погоню за солнцем. Но при первом же шаге левая нога вылетела вперед, точно ядро, а правая тащилась сзади и цеплялись за что попало. Это было очень неудобно. После двух или трех прыжков на одной ноге запыхавшийся Бирребурр вернулся в кузнецу. Как ему теперь гоняться за солнцем?
Кузнец Паво, который думал, что отделался от этого голодного чудовища, не на шутку испугался за своих детей и кузницу.
- Послушай, старина, — сказал он, - ты забыл в кузнице свой мешок, и я решил услужить тебе. Видел ты, как солнце только что исчезло за облаком? Больше ему этого никогда не сделать! Оно попалось в мой проволочный силок на верхушке сосны, и вот я засунул его в твой мешок.
- В мой мешок? Ах ты мой милейший кузнец, у меня от радости так разыгрался аппетит, что я готов сейчас же съесть тебя.
— Очень благодарен,— отвечал кузнец, - но не хочешь ли ты сперва посмотреть на свое солнце в мешке?
- Конечно! Где он?
— Да вот!
И кузнец подал колдуну мешок с поросенком.
- Ишь, как оно кричит и брыкается. Ничего, нечего, пищи себе сколько влезет, теперь уж ты крепко сидишь в мешке, а я выиграл часть света. Теперь уж наступит полная тьма, и колдуны будут царить на всем свете.
— Да ты посмотри, - сказал кузнец и приоткрыл немного мешок.
- Что ты делаешь? Вдруг оно выскочит? Уж лучше я сам влезу в мешок, — сказал колдун.
Раз, два, три — и колдун сидел в мешке, а кузнец сейчас же накрепко затянул веревку. «Какое счастье, что колдуны так непроходимо глупы», - подумал кузнец, а в мешке поднялась ужасная возня и крик.
— Ой, оно кусает меня, - кричал колдун.
— И ты кусай, — ответил кузнец, запер кузницу и пошел отдохнуть от ночных приключений.
Долго ли колдун Бирребурр сидел в мешке, куда он хотел запрятать солнце, и почему он не разорвал этот мешок, этого я тебе хорошенько сказать не могу, так как в газетах про это не писали. Может быть, старик вывихнул себе ногу, когда скакал на одном каблуке.
Слышал я только, что добрый кузнец Паво обещал своему пленнику отвезти его когда-нибудь по железной дороге к Берингову проливу, так как на одной-то ноге туда все равно не доскачешь. И обещанного колдуну не долго ждать, потому что русские уже строят туда дорогу. Ведь. теперь у железной дороги семимильные сапоги: ей нетрудно будет пробежать через Азию. Только вот догонит ли железная дорога солнце — это другой вопрос. Железная дорога, так же как и колдуны, боится воды, а солнце по-прежнему каждый вечер освежается в море.
Пересказал А. ЕФРЕМОВ


Уголок веселого архивариуса

Рисунки Ю. Беломлинской

Бокс и... писатели.
Что может быть у них общего?

В старой Англии состязания по боксу часто устраивались на ярмарках. Однажды на такой ярмарке один из зрителей сказал про боксера:
— У этого парня плохо работает левая.
- Зато правой рукой он пишет отличные стихи, - заметил другой.
Речь шла о знаменитом поэте Байроне.

В той же Англии несколько позже зрители могли видеть на ринге судью, который быстро и четко принимал решения в самых запутанных ситуациях.
— Еще бы! - говорили знатоки. — Это ведь создатель Шерлока Холмса.
Судью звали Артур Конан Дойл.


АРЧЕБЕК

ЧЕМПИОНАТ-88
Состязание разведчиков продолжается! Вот боевые задания третьего тура.
ШАХМАТЫ.
А. Белые. Kpc2. Фb3. Cc8. Ка4. п. d5. черные: Kpb5 пп. а5. b4, c5. h4.
Б. Белые: КраЗ. Лb1. Kc6; черные: Кра8. Kb7. Кe4/
Цель разведки: в А (Александр Гришин, с. Ермоловка) объявить черному королю мат в 2 хода, в Б (Юрий Селявкин, Воронеж) - в 3 хода.
Разъяснение обстановки. При решении трехходовок нужно указывать а) первый ход белых, б) основные ответы черных, в) как белые опровергают эти ответы. Рассмотрим пример на диаграмме (Вячеслав Антипов. Боровичи)
Подумав, вы найдете сильный ход 1. Kd3! Теперь черным угрожает Kf4X, смогут ли они защититься, не допустив мата на третьем ходу? Проверяем:
если 1... Ф:g3, то 2. Kf2 + Kph2 3.
Фh:Х.
если 1... C:g3, то 2. Kf4 + Крh4 3.
Фh5X
если 1... Фс2 +, то 2. Cе7 + Сg3 3.
Ф:ЗХ
Итак, цель достигнута, и решение записано.
РУССКИЕ ШАШКИ.
А. Белые: с3, c5. e1. g3, черные а3, d2. е7. g5, g7.
Б. Белые: d2. e3, e5, f1. g3; черные с5. е7 g7. h4. h6.
Цель разведки: доказать, что и в А (В. Ячейкин. Киев) и в Б (Б. Ручкин, Кировск) белые побеждают.
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ШАШКИ.
А. Белые 23, 28, 33, 39, 40. черные: 13, 14, 17, 22, 35.
Б. Белые: 31, 33, 34, 37, 40. черные: 19, 20, 22, 26, 28.
Цель разведки: играя белыми, заставить противника сдаться.
Разъяснение обстановки: черные напали на шашки белых - используйте это и нанесите решающий удар.

ЗАДАНИЕ РЕЗЕРВУ
Расставьте фигуры - белые: Kpd1, Лh2. Сg{2. п. b4 черные: Кра2. Фа6, п. b5/ Ты играешь белыми. Найди за них лучший ход!

НАГРАДНОЙ ОТДЕЛ АРЧЕБЕКа
В конкурсе «Первый шаг» (« Костер» №9, 1987) награждаются разведчики:
за позицию № 1 (1. fg5! 2. e3!X) - Женя Балашов (Кингисепп)
за № 2 (1. g7! 2. d4! - Саша Эльберт (Свердловск)
за № 3 (1. сf8! f2 2. g5!X) - Делсона Эрдынеева (Сосново-Озерск)
за № 4 (1. g3! h4 2. d6! a3 3. e7!X) - Галя Безматерных (ст. Ключевая)
зa № 5 (1. f8! a3 2. d4! 3. d6!X) - Саша Мавдрик (с. Вольное)
зa № 1-5 Дима Малышев (с. Центральное), Дима Цинман (Казань), Сабира Чалабаева (Баку)
Верные решения прислали и многие другие разведчики, всем им шахмат-адмирал Ферзьбери выносит благодарность.

УГОЛОК ЗАЯДЛЫХ СПОРЩИКОВ
В АРЧЕБЕК пришло письмо из Усть-Каменогорска от одного из победителей прошлых Чемпионатов - Николая Зиновьева. Шахмат-адмирал огласил его:
- Фигуры на доске стояли так - белые: Kpf4, Лb7, пп. е4. f7. черные: Кре6. И еще одна пешка лежала рядом. С какого поля она упала, если известно, что при ней белые давали мат в 2 хода?
Посыпались реплики:
- На с7, - сказал Володя. — Она стояла на с7.
- Нет, на с5. — поправил Петя.
- Ничего подобного! Hа b4! - крикнул Саша.
- Все вы ошибаетесь, - заявил Гена. - Она стояла на g6!
Доблестные разведчики! Кто же прав?
Среди верно ответивших будет разыгран приз. (Ответ - в №9).

БЮРО САМОПРОВЕРКИ
Задачи в «Костре» № 1 решаются так:
Чемпионат, ШХМ. А. 1. Са8! Б. 1. К pa1! И при любых ответах черных белые и в А и в Б вторым ходом объявляют мат.
РШ. А. 1. ab6! 2. d6!X Б. 1. d4! 2. cd2Х.
МШ. А. 1. 27! 42 2. 38!Х Б. 1. 34! 42 2. 45X.
Каждый разведчик должен завести «Листок учета» и записывать туда свои очки - по 5 за правильно решенную задачу Чемпионата, а начинающие - за задания резерву.

ПРИКАЗ № 3
Я, главнокомандующий АРЧЕБЕКом, приказываю:
§ 1. Отправить рапорты о разведке в течение двух недель, со дня получения журнала.
§ 2. В рапорте писать только о боевых заданиях Чемпионата. Все другое посылать отдельно.
§ 3. Указать номер тура и свой пароль!
Шахмат-адмирал Ферзьбери


СОВЕТЫ МАШИ ИСКУСНИЦЫ

Знаешь ли ты, КАК УКРАСИТЬ ПРАЗДНИЧНЫЙ СТОЛ? Законов тут нет, это дело вкуса хозяйки. А вот скатерть чистая — обязательна. К каждому прибору нужно положить бумажную или матерчатую салфетку. Салфетки из ткани можно сшить самой (для белой скатерти они могут быть цветными) в размер большого носового платка. Складывают их вдвое или вчетверо, можно сложить веером или скатать валиком и продеть в кольцо. (Если нет специальных колец, нетрудно сделать их из картона и обернуть фольгой.) Учти: за ворот салфетки не затыкают, их кладут на колени. Губы матерчатыми салфетками не вытирают, а промокают. Использованные салфетки оставляют рядом с тарелкой, не вкладывая в кольцо.
Теперь скажу о декоративных салфетках. На белой или светлой скатерти чайного стола, под чашками, хорошо смотрятся вырезанные из цветной бумаги салфетки в виде фруктов, цветов и т. д. В тарелку под печенье вырежь кружевную бумажную салфетку по типу «снежинки». Всегда хороши на столе цветы. Только вазочка не должна быть высокой, а букет большим, чтобы не мешать сидящим видеть друг друга. Цветы в горшках и искусственные цветы на стол не ставь. Если нет цветов, можно сплести веночек из елочки и скрепить его маленькими искусственными цветками. Возле каждого прибора можно поставить нарядную карточку с именем гостя. Но это только в том случае, если ты знаешь, кто с кем захочет сидеть за столом.
Не забудь нарезать торт или пирог. Торт со свечами подается целым. Ну а как поступить, если торт к твоему дню рождения с кремом и свечи поставить на него нельзя? Прилепи их к красивой плоской тарелке, если же такой нет, используй обычную белую тарелку, украсив ее кружевной бумажной салфеткой, или насыпь между свечами конфетти.
Отвечая на просьбы Наташи Хоменко и Лены Остряковой (Свердловская обл.), Наташи Атаевой (Тюмень), Оли Гараевой (Севастополь) и других девочек, даю рецепт ХВОРОСТА.
75 г сливочного масла, 6 яиц, 1 столовую ложку сахарной пудры, 1/8 чайной ложки соли — перемешай. Добавь 2 стакана муки и замеси крутое тесто. Пусть оно час постоит. Теперь раскатай тонкие лепешки, из них можно вырезать и сформовать изделия любой формы: полоски, перекрученные полоски, плоские бантики и косички, кольца. Жарят хворост ВО ФРИТЮРЕ. Это слово тебе не раз встретится в кулинарных книгах. Означает оно — жарение в жире.
Края посуды для жарения должны быть не ниже 10 см, дно — плоское. Говяжий жир пополам с растительным маслом (сливочный маргарин или масло — непригодны!) должны укрыть выпечку. Жир нагревай, пока не прекратится шипение и не появится легкий дымок. Готовность проверь, капнув на поверхность 2—3 капли воды — на поверхности жира они с шипением испарятся. Обжарь сначала одну сторону хвороста, затем другую. Вынув, положи на сито для стекания лишнего жира и посыпь сахарной пудрой.

Рисунки Т. Петуховой


ЗА СЕМЬЮ ПЕЧАТЯМИ

КОНКУРС! КОНКУРС! КОНКУРС!

ЗАДАЧА ПРОФЕССОРА СИНИЦЫНА
Профессор Синицын имел обыкновение ходить на работу пешком, а возвращаться на автобусе. И тратил он таким образом на дорогу полтора часа. Однажды он решил съездить в оба конца на автобусе, и тогда весь путь у него занял всего полчаса.
Сколько же времени затратит профессор Синицын на дорогу, если туда и обратно сходит пешком?
15 очков

Этот небольшой кроссворд нам прислала Оксана Самохвалова из поселка Авсюнино Московской области.
По горизонтали: 1. Азбука. 5. Первая буква греческого алфавита. 7. Макаронные изделия. 8. Эскорт, сопровождение. 9. Женское имя, имя персонажа одного из произведений А. С.
Пушкина.
По вертикали. 2. Вид спорта. 3. Хищное животное. 4. Один из героев повести Стивенсона «Остров Сокровищ». 5. Место проживания. 6. Место выступления артистов в цирке.

СТРАННОЕ ЧИСЛО
Если из этого числа вычесть 7, а остаток умножить на 7, то получится тот же результат, как если бы мы вычли из данного числа 11, а остаток умножили бы на 11.
Что же это за число?
15 очков

ОТВЕТЫ НА ЗАДАНИЯ № 2
Задача профессора Синицына. Такое никогда не могло случиться в будущем, а только лишь в прошлом — за два года до этого, когда профессору было 30 лет, а его сыну — 3 года.
Конкурс кроссвордов. По вертикали: 1. Арык. 2. Сервантес. 3. Архипелаг. 4. Джума. 5. Нильс. 9. Аден.
По горизонтали: 2. Самаринда. 4. Дукан. 6. Баку. 7. Липа. 8. Аракс. 10. Спелеолог.


Главный редактор О. А. ЦАКУНОВ
Редакционная коллегия:
Л. А. БОГАЧУК, В. М. ВЕРХОВСКИЙ, Ю. М. ЗАРУДНЕВ (зам. главного редактора), О. П. ОРЛОВ. Р. П. ПОГОДИН, Е. В. СЕРОВА, И. И. СЛАДКОВ, А. Я. ТОЛСТИКОВ (отв. секретарь), Г. П. ЧЕРНЫЙ, Г. М. ЧЕРНЯКОВА
Художник-редактор А. Н. АЗЕМША Технический редактор В. И. МЕЦАТУНОВА Корректор Г. А. БЕЛЬТЮКОВА
Адрес редакции: ........................................................
....................................................................................

30 коп.
Индекс 70445


ВИКТОРИНА С РИСУНКАМИ
1. Реактивный летательный аппарат Н. И. Кибальчича. Проект создан в .... году, когда изобретатель - революционер-народник находился в .....
2. Паровоз, созданный в 1833 году на Урале отцом и сыном ............ Они же построили первую в России железную дорогу длинной .... километра.
3. Подводная лодка С. К. Джевецкого в движении ............ Позже автор применил и ............ двигатель.
4. Пароход «Елизавета» (1815 год). Плавал между Петербургом и ............
5. Самолет АНТ-25. На нем М. И. Громов с экипажем совершил в ............ году перелет через ............


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz