каморка папыВлада
журнал Костёр 1988-03 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 21.04.2019, 03:50

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

БАРАБАН № 3

ЖУРНАЛ ЮНКОРОВ ПЕЧАТАЕТ ТВОИ ЗАМЕТКИ, СТИХИ, РИСУНКИ

ВЕСТИ ИЗ ДРУЖИН
Цех ученического животноводства открылся в колхозе «Восход» Тарасовского района Ростовской области. Ребятам местной школы доверено выращивать более трехсот телят.
Выставка рисунков советских и американских школьников открылась в Находке. Около двухсот работ рассказывает о мире и о дружбе между народами.
Аралию, элеутерококк, лимонник китайский и другие экзотические лекарственные растение посадили в своем дендрарии юные натуралисты Копанищенской восьмилетней школы Воронежской области. За успешную работу школа награждена Почетной грамотой Министерства просвещения РСФСР.

И зимой, когда кругом все бело,
И весной, когда легко и светло,
Когда речка отряхнется ото льда,
Мама милая всегда молода.
Вера Кадола,
Ленинград

ТИМУРОВСКАЯ ПОЧТА
В своем дворе мы ведем шефство над ветеранами войны, труда, да и вообще над старыми людьми. Я помогаю ветерану войны Лидии Даниловне Одинцовой. У Лидии Даниловны есть медаль «За отвагу». Я помогаю ей готовить обед, вожу в магазин. Она называет меня внучкой. И я тоже люблю свою милую добрую «бабушку».
Таня Свитина,
Орехов

Я как тимуровка помогаю Нине Матвеевне Трушиной. Она родилась еще в первом году этого века! В семье было шестеро детей, и в школу они ходить не могли из-за бедности. К тому же мама у нее рано умерла от недоедания. Зато есть у Нины Матвеевны одно радостное воспоминание детства: она видела Ленина! Она, конечно, не помнит, о чем говорил Владимир Ильич, ведь ей было всего петь лет.
У Нины Матвеевны было трое детей. Но младшего сына убили бандиты, которые требовали у него деньги. Дочь не навещает Нину Матвеевну уже четыре года. Я этого понять не могу. Только старший сын поддерживает ее, не забывает. Но все же она все больше одна. Вот я и стараюсь забегать к ней почаще.
У Нины Матвеевны есть просьба, которую я не могу выполнить. Она хочет разыскать друга своего мужа, погибшего на Великой Отечественной войне. Этот друг живет в Чите и зовут его Андрей Воробьев. А погибшего мужа Нины Матвеевны звали Федор Илларионович Хлебников. Ей так хочется поговорить о муже с Андреем Воробьевым, узнать, как они воевали... Помогите его найти, ребята из Читы!
Наташа Елизова,
поселок Шерловая гора,
Читинская область

Хоть не болей!
Наш отряд самый обычный. Мальчишек больше, девочек меньше. Девочки все опрятные, многие мальчики тоже. Но стоит, например, заболеть, и ты увидишь, что это не отряд, а просто 42 человека. И болей сколько хочешь, тебя никто не придет навестить. Ну а если уж придут, то не по своей воле. Посидят десять минут, вот и все. Остаешься опять одна. Но вот ты выздоравливаешь и приходишь в школу. Спрашиваешь, что нового проходили. Скажут. Просишь помочь догнать. Где там: «Я сама не поняла», «Я тоже болела». И никому нет дела до тебя.
Наташа Щербакова,
Волоколамск

Безработные
Если подойти к любому пионеру и спросить, какая у вас ведется работа. «А никакой!» — ответит он. Вся работа только на бумаге. Ну собираем раз или два в год металлолом и макулатуру. И все! И ведь многие ребята считают, что так и надо. Мы часто слышим, что пионерские годы самые интересные. Значит, в нашей школе нет пионерской организации? А как сделать, чтобы она была?
Ребята, если захотите нам ответить, пишите по адресу: Баку, пр. Ленина, д. 127/131, кв. 47. отряду им. Лизы Чайкиной 7-д класса.

ГДЕ РАБОТАТЬ ШКОЛЬНИКУ
Недавно мы всем отрядом побывали на экскурсии в УПК — учебно-производственном комбинате. Сначала мы оказались в швейном цехе. Девочки здесь выполняют производственные заказы: шьют рукавицы, халаты и другие изделия. В три ряда стоят электрические швейные машины. Совсем как на настоящей фабрике. Затем мы попали в слесарный цех. Здесь обучают профессии слесарь-сборщик. Ребята заканчивали уборку возле станков, все подготовляли к работе. Завтра здесь должен состояться конкурс «Лучший по профессии».
В этот день мы побывали еще в токарном, фрезерном цехах. Многое увидели и узнали. Это для нас важно, ведь на следующий год нам тоже предстоит выбрать профессию.
Саша Шомченко.
7 класс, школа № 24,
Петропавловск

НАШ КИД
Дорогой «Барабан»!
Нам хочется от всего сердца поблагодарить за публикацию нашего письма. Нам написали ребята со всего Советского Союза. Мы получили больше тысячи писем. Мы, к сожалению, не можем ответить на все письма. Мы передели их и другим школам и надеемся, что каждый, кто хотел переписываться с мальчиком или девочкой в ГДР, теперь имеет переписку.
Мы очень просим передать большое спасибо всем, кто написал нам. С сердечным приветом от имени кружка «История немецкого рабочего класса»
Уна Венцель и Аннет Вандель,
ГДР,
1220 Айзенхюттенштадт,
ул. Фридриха Энгельса,
2-я средняя школа
им. Эриха Вайнерта

МОЯ ПОДРУГА АЛЬФИЯ
Алена Леонова, Московская область

МИР, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ

ГРАЧИ прилетели
Оля Валеева, Марийская АССР
здравствуй, совушка-сова
Саша Пырьев, Сережа Сололов, Джезказган
Мастера
Марина Неприхина, Челябинская область

ЮНКОР ПРОДОЛЖАЕТ РАЗГОВОР
начатый Ириной Ткач из Молдавии о презрительном отношении некоторых городских ребят к их сельским сверстникам
Я прочла письмо Ирины и была поражена таким отношением к ребятам из села. В прошлом году в наш класс пришел мальчик, который каждое неловкое движение, каждое неправильное слово сопровождал усмешкой: «Деревня!» Этим он заразил всех мальчишек. Тогда девочки решили поговорить с ними: Мы спросили: «А что плохого в деревне? Разве там живут не такие же люди?» Ведь наверняка многие бабушки и дедушки тех ребят, которые так низко поступали, живут в деревнях и селах. Если у этих обидчиков есть хоть немного совести, то им должно быть стыдно за свои поступки. А тебе, Ира, я советую как-то убедить городских, что они не правы. Ты можешь сказать им то, что сказали когда-то девочки нашим мальчишкам.
Катя Верченова,
6 класс, школа № 22,
Куйбышев

Когда я приезжаю в деревню с двоюродной сестрой и братом, ребята из деревни дружат с нами. И даже не думают обзывать нас. Ира, ты поступила правильно, защитив свою подругу от насмешек. Я думаю, не надо обращать на городских внимания. А если они будут драться, ответить всем коллективом. Это мое мнение.
Резеда Шигапова.
5-й класс, школа № 8,
Уфа

В сочинениях, стихах, рассказах мы пишем и читаем о дружбе. Я уверена, что и городские ребята пишут сочинения о дружбе и рассказывают, как надо ее беречь. А выходит, вон она какая у них — дружба!
Анжела Батяновская,
5-й класс, школа № 10,
Новополоцк

Ира права — городские ребята часто смотрят на деревенских свысока. А ведь если подумать, в деревне детей с малых лет приучают к труду. Они многое умеют, чего мы, городские, не можем. За что же к ним с презрением относиться? За то, что работают больше нас? А у нас труд в почете. И в первую очередь об этом должны помнить мы — пионеры!
Юля Сахарева,
6 класс, школа № 192,
Новосибирск

ЕСТЬ ИДЕЯ!
У нас в стране действуют студенческие строительные отряды. А почему бы не создать пионерские? В сельской местности, например, ребята со своими шефами могли бы починить ветеранам, инвалидам или просто одиноким людям старый дом. Это им по силам.
Леша Угарова.
Ленинград


СКВОРЕЧНИК
Лена Бондарь, Якутск


Литературная страничка

Дорогие любители фантастики! Для вас «Барабан» начинает печатать фантастическую повесть «Тайна персиковой косточки». Написала ее Маша Бычкова, а соавтором идеи была Жанна Дорофеева. Девочки живут в Южно-Сахалинске и учатся в 6-б классе средней школы № 2.

ТАЙНА ПЕРСИКОВОЙ КОСТОЧКИ
— Алексей! — позвал Илья Андреевич своего сына. — Алексей, что у меня в руках?
— Ну, косточка.
— А еще что можешь сказать?
— Это персиковая косточка. Она, видишь, вся в разных закорючках.
— Вот то-то и оно. А что, если эти иероглифы можно расшифровать, если персик — мыслящее существо?
— Мыслящее растение? Ну, знаешь! Это... в общем... может быть... у тебя в повестях.
— А вдруг? По-моему, занимательная идея.
Илья Андреевич Сурин — писатель-фантаст. Он решил написать повесть об ученом, который разгадал тайну персика.
Но Алексей Сурин, молодой ученый-биолог, опередил отца. Он в первый день не заинтересовался идеей, но вдруг занялся ею всерьез.
Днями и ночами сидел Алексей в библиотеке. Он то рассматривал косточку под лупой, то записывал что-то в толстую тетрадь, то искал что-то в книгах. К концу месяца Алексей понял, что на всех косточках один и тот же рисунок. «Нет, отец не прав: персик не живое существо. Ведь не может же быть, что все люди, не сговариваясь, подумают одно и то же».
Однажды ему всю ночь снились иероглифы. Ему снилось будто он сидит за партой, а кто-то учит его неизвестному языку. Этот язык был прекрасен! Слова в нем определяли отдельные гармонии, звуки, созвучия. Утром он вспомнил сон, и эти иероглифы показались ему очень похожими на персиковую письменность. Неужели ему приснился ключ к разгадке! А почему бы и нет? Ведь Менделееву приснилась его периодическая таблица.
Алексей поспешил к отцу. Вместе они перевели текст: «Просьба помощь мы планета опасность созвездие Кассиопеи».
— По-моему, кто-то просит о помощи.
— Кто?
— Люди одной из планет созвездия Кассиопеи.
Продолжение следует


МЫ ИЗ ЧАСОВЕНСКОГО!
На чердаке старого дома нашел Алеша Калягин настоящую саблю. Клинок поржавел, а дубовая резная ручка была как новенькая. Проступала надпись: «1905 год».
С этого дня стал Алеша задавать себе вопросы. Кто был владельцем сабли? Как она оказалась в деревне? Почему деревня называется Часовенское? Ходили ли по реке Паше пароходы — она ведь вон какая широкая?..
У ребят поспрашивал - никто ничего толком не знает. Пошли к старожилам деревни.
— Скажи мне, кто твой прадед? — спросил Алешу Александр Иванович Фалев. - Раз плечами пожимаешь, стало быть, не знаешь. Звали его Киром Яковлевичем. Был он хорошим земледельцем, трудолюбивым человеком. У него, рассказывали еще мои отец и мать, в руках все горело — быстрый, значит, был, сноровистый. А жил, думаешь, где? За рекой, на другом берегу, в деревне Кувшиново. А вот похоронен он у нас в Часовенском, тут недалеко, возле церкви, его могила.
По глазам Алеши было видно, что ничего этого он не знал.
А ведь мимо церкви не раз на велосипеде проезжал, да и Кувшиново рядом.
— А мои дедушка и бабушка я знаю, где родились, — сказал Андрей Бабков. — Бабушка здесь близко, в деревне Урицкое, а дедушка далеко — в деревне Перлово.
Выяснили, что у Сережи Малявко дедушкина фамилия Орлюк и приехал дед в Часовенское с Украины. Полюбил эти места и остался жить.
А как же места эти не любить? Сосновые боры вокруг. Елей много, лес грибами и ягодами богат. А какие луга по берегам реки! По утрам туманом застланы, как легким покрывалом.
До революции крестьяне деревни Часовенское земель своих не имели. Арендовали земли у местного лесопромышленника Боровского. Были у него склады с пиломатериалами, были у него и личные пароходы, курсировавшие по Паше.
— А уж когда пришла Советская власть, — говорит Анна Михайловна Максимова, - появилось у нас свое колхозное поле. Как-то выхожу я из дому, а было мне годочков пять-шесть, слышу гул какой-то по полю идет. На гром не похоже. Боюсь, а иду, манит неизвестное. Подошла поближе, а по траве машина ходит, фырчит, и дым за ней стелется. Так я и ахнула! А в кабине молодая девушка сидит.
Трудно ребятам представить время, когда в деревне трактора в диковинку были. Как трудно представить, что до войны в деревенской школе было плохо с тетрадями. Писали на газетах. Сшивали в тетрадку и писали.
Тихо на берегах Паши. Птицы летают, слышен плеск весел — лодка идет. А старикам помнится, как шли по берегу солдаты — по тому самому полю, где трактора первые гудели. Батальон за батальоном. В декабре 1941 года. Холодно, мороз. А солдаты идут и пить просят. Шли они освобождать Тихвин от фашистов.
Около ста девятнадцатилетних парней ушло из Часовенского и из ближних деревень на фронт, и только немногие вернулись домой.
— А почему деревня Часовенское называется? — спросил Андрей.
— У нас в селе столетняя бабка Фалиха жила, — сказал Александр Иванович. — Вот она и говорила, что была в деревне часовня. Высокая. Вся из разноцветных стекол.
Узнали ребята и о том, что дом, где размещается сейчас библиотека и сельский Совет, построен еще в 1848 году. Узнают, конечно, они и про то, как появилась в их деревне сабля, и кому она принадлежала, и какие люди работали в совхозе «9 Января» У Анны Михайловны хранятся альбомы с фотографиями первого председателя колхоза, доярок и животноводов, с вырезками из газет.
Это история прошлого Часовенского, а теперь ребята становятся свидетелями истории современной деревни. Многие из них видели, как строился животноводческий комплекс по выращиванию телят. Большой, просторный. Часовенское давно уже стало частью совхоза «Пашский», известного в Ленинградской области своим передовым производством.
Запрещен теперь лесосплав, и лесосплавная верфь в поселке Рыбежно, где недавно проходили практику местные мальчишки и девчонки, закрывается. Ладожское озеро, куда впадает Паша, должно быть чистым.
История наших дней тоже ждет своих летописцев.
В. ПОПОВА
Фото автора


За строкой учебника

Где живет Черномор?
Д. БЕЛОУСОВ
Рисунок В. Шаронова

Однажды в Летнем саду, присев на скамейку, я услышал, как невдалеке бабушка читала внуку поэму Пушкина «Руслан и Людмила». Хорошо читала, с выражением. Я невольно прислушался к стихам и вдруг поразился строчкам, на которые никогда раньше не обращал особого внимания.
Во время боя Руслан
...видит - прямо над главою -
С подъятой, страшной булавою
Летает карла Черномор.
Что же здесь странного? То, что колдун летает? Нет! Сказочный герой вполне мог летать. Странно оружие, которым он пользуется. Я всегда считал, что булава — это оружие русских богатырей, а Черномору подошла бы кривая восточная сабля, как у его слуг-арапов.
Может, поэт не придал этому значения? Вернувшись домой, смотрю «Словарь языка Пушкина». Нет, больше никто из героев не вооружен булавой. Почему же она у Черномора?
Много версий пришлось обдумать, просмотреть множество книг, пока в справочнике по древнему оружию не натолкнулся на приемлемую разгадку. Вот она: хотя подобное оружие было издавна на Руси, но термин «булава» восточного происхождения и появился не ранее XVI века. Отсюда и оружие считалось восточным. Очевидно, Пушкин, поместив колдуна в восточные сады, дал ему и соответствующее оружие.
Позвольте, но с чего я взял, что эти сады на Востоке? Ведь поэт, кажется, сравнивает их с садами Египта и Крыма. Смотрю текст — точно. Но там же Людмила видит вокруг: «Снежные равнины коврами яркими легли». А ведь похитили-то ее не зимой! Может, это происходит высоко в горах или на севере? Где же живет колдун?
Давайте подумаем вместе. Руслан доехал до его логова. Хотя это сказка, но путь описан вполне конкретно. Не проследить ли его, может, это подскажет разгадку?
Руслан выехал из Киева и, двигаясь вдоль Днепра, вскоре попал в пещеру к старцу, где, как видно дальше по тексту, ему был указан путь «на дальный север». В конце похода «с дерев спадает дряхлый лист... Зима приближилась...» Учитывая, что выехал Руслан летом — ранней осенью, а обратно вернулся также примерно в летнее время, путь до колдуна должен быть не меньше 3—4 месяцев. Даже учитывая бездорожье, битвы с ведьмами и великанами, за это время он должен был находиться примерно на широте полярного круга. Но в сказке Черномор живет «среди своих, ужасных гор». На этой широте есть Скандинавские горы и Урал. Где же живет колдун?
Есть небольшая зацепка. В конце поэмы Фарлаф, привезя в Киев Людмилу, после убийства Руслана, говорит, что нашел ее «в пустынных муромских лесах». Поскольку незадолго перед этим Руслан виделся со сказочной головой, значит, возвращался он той же дорогой, и путь его на север шел через эти леса, то есть по направлению к Уралу. Но требуется подтверждение, ведь это верно лишь в том случае, если Фарлаф, хвастаясь своей победой над лешим, указал действительное место «победы».
Что еще есть в тексте? Ничего, сказано лишь, что горы покрыты снегами, высоки и ужасны. И тут я вспомнил одну фразу. Во время боя с Черномором Руслан воскликнул: «Лети хоть до ночной звезды». Что здесь имеется в виду? Стал бы герой говорить о какой-то безымянной, абстрактной звезде? Наверно, нет. Что-то она должна была ему напомнить, чем-то отличаться от других. О чем же он вспомнил? Уж не о звезде ли, по которой ориентировался, к которой стремился весь путь на север? Не Полярная ли это звезда?
Проверим эту версию, ну-ка, что говорили древние? Откроем мифы. Оказывается, Полярная звезда всегда была окружена особым почетом в восточных легендах. Считалось, что она самая главная на небосводе, поскольку неподвижна, а остальные ходят вокруг нее. Мало того, считали, что она стоит прямо над центром мира — мифическими Рифейскими горами (примерно на месте Северного Урала), где обитали боги Брахма, Шива, Вишну. Причем, хотя обитали они в прекрасных восточных садах, горы вокруг были неприступные, покрытые мраком и холодом.
Местность похожа на описанную в поэме. И неподвижную звезду, висящую над головой, скорее всего имел в виду Руслан. Да и где, как не в центре мира, должен был жить Черномор? Выходит, все сходится. Но вдруг у Пушкина это вышло случайно, знал ли он об этих мифах? В сочинениях древнегреческих авторов Аристотеля и Геродота, которые не мог не знать поэт, говорится о Рифеях: громадных ледяных, окутанных мраком горах, связанных со множеством мифов. Именно там жила Медуза Горгона. Восточные легенды, где говорится о тех же горах, тоже были известны в Европе. Нет, не случайно поэт писал об этом, слишком велико совпадение, знал он о месте обитания богов. Значит, сказочные сады Черномора связаны своим происхождением с Востоком, выходит, и булава такого же происхождения.
Получается, что Черномор не какой-то абстрактный колдун, он почти реален, навеян мифами, сказками и фантазией поэта. Какая неожиданная деталь приоткрылась в этой известной сказке.
Теперь мне ясно, где жил Черномор, место это условное, связано не с реальной географией, а с мифической, условной.


МАХНУ СЕРЕБРЯНЫМ ТЕБЕ КРЫЛОМ
Г. МАЛИКОВА
РАССКАЗ
Рисунки А. Борисенко

Гошка ходит на Щучье один.
Чтобы добраться до озера, сначала надо идти лугом, потом лесом, а потом снова лугом. В лесу, там, где малинник, водятся змеи — черные гадюки, а на выходе из малинника, на тропке, — змеиное «кладбище». Каждый, кто этим малинником идет, старается палкой убить змею, а потом бросает ее, мертвую, на «кладбище», поэтому, когда из малинника выходишь, ступить некуда от сухих змеиных шкурок.
Но Гошка не боится змей: ни живых, ни мертвых. Он ничего не боится, даже утопленников. В прошлом году на Щучьем мужик пропал: ушел на озеро и не вернулся, утонул, наверное.
Бабушка не разрешает с Гошкой водиться. Она говорит, что Гошка — это рыжая оторва и что не сносить ему головы, а тетя Маруся, хозяйка дома, где Таня с бабушкой снимают на лето комнату, еще и поддакивает: в соломахинской родне все шалопуты. И все равно каждое утро Гошка свистит под Таниным окошком.
Любимое Гошкино слово — «слабо». «Слабо на сосну забраться!» — и Таня забирается до самой верхушки. «Слабо прыгнуть!» — и Таня спускается к толстой нижней ветке, нависшей над песчаным карьером, и прыгает. Тогда Гошка ведет Таню на земляничную полянку и позволяет съесть самые крупные ягоды или показывает кротовую нору, а иногда вырезает из коры такую лодку, которая не переворачивается даже в самой большой луже.
Таня во всем помогает Гошке: добывает жуков-короедов, а после дождя, пока еще не просохло, собирает по тропинкам длинных жирных червей. Гошка складывает червей в старую консервную банку, плотно закручивает сверху тряпицей, а по бокам проделывает гвоздем дырочки, чтоб червяк не задохся.
— Завтра на Щучье схожу, — говорит он, вытирая грязные руки о штаны и не глядя на Таню. Он знает: бабушка не разрешит Тане идти на Щучье, да еще с ним, с Гошкой. «Ни боже мой! - говорит Танина бабушка. — Только через мой труп!»
— По ихнему жить — ничего нельзя, — ворчит Гошка. — Их слушать — всю жизнь Щучьего не увидишь.
Это он придумал завтра идти на озеро. Тайком, чтобы бабушка и не знала.
Когда рано утром Гошка свистнул под окошком. Таня уже не спала. Она осторожно выбралась из-под теплого одеяла, натянула сарафан и, ни о чем не раздумывая, взобралась на подоконник и спрыгнула в холодную и мокрую от росы траву.
Они пошли по дороге к большому лугу. Солнце уже встало, но было так холодно, что даже пальцы застывали.
— Замерзла? спросил Гошка. — Погоди, еще жара будет. Держи вот. — Гошка сунул Тане в руки маленькую корзинку, в которой лежала банка с червями, кусок хлеба, соль и несколько кусков сахара.
Солнце поднималось все выше, но роса на траве не исчезала. Гошка остановился, опустил руки в траву, набрал росы и обтер мокрыми руками лицо.
— Умойся, — велел он, — а то привыкла дрыхнуть по утрам. Эх... — в сердцах сказал он, — городские...
Они прошли по обочине луга до самого его конца, потом свернули и пошли вдоль ручья, с одной стороны которого деревья были вырублены, а с другой — низко свисала черемуха. Дальше, далеко в лес, уходила просека. Они прошли еще немного по просеке вдоль малинника на серых камнях и остановились.
— Тут побудь, - велел Гошка, — сейчас приду.
Малина уже перезрела и, как только Таня прикасалась к кусту, много ягод сыпалось на землю. Таня осторожно сняла несколько ягод и положила в рот. Малина была сладкая.
Гошка скоро вернулся, держа а руках крепкую палку.
— Змеи там, — сказал он. — Мать говорит, укусит, так не спасешься. — Таня посмотрела на свои изношенные сандалии. — Ерунда,— засмеялся Гошка. — это она пугает, чтоб я не шлялся. Вон Митрофаныча в прошлом году ужалила, так он ногу ножом вспорол, кровь отсосал и ничего: помаялся несколько дней и живет себе.
— А у тебя нож есть? — спросила Таня.
Гошка молча вынул из-за голенища коротких резиновых сапог перочинный нож.
Таня успокоилась: с Гошкой не страшно, у него все получается быстро, ловко, по-взрослому. Гошка хочет быть капитаном дальнего плавания, водить корабли в далекие страны, и Таня верит, что он будет моряком. Она представляет белый город на берегу синего моря, большой белый теплоход. Гошку на капитанском мостике: коренастого, в белом кителе, с копной соломенных волос под капитанской фуражкой. Теплоход отплывает. Гошка сосредоточенно смотрит вперед, командует, а потом вдруг поднимает голову и смотрит в небо, а там, прямо над кораблем, низко летит маленький самолет, и Гошка улыбается, потому что знает: в этом самолете летчиком она, Таня, и это она машет ему, как поется в песне, серебряным своим крылом.
Только о том, что Таня мечтает стать летчицей, не знает никто, даже Гошка.
— От меня держись шагах в трех. Я остановлюсь - и ты ни с места! Замри там, чтоб я тебя не слышал. Змею увидишь — не вопи, в сторону не прыгай, не мечись. Если ты ей на башку не наступишь, она жалить не будет.
Медленно, друг за другом, они пошли в глубь малинника. Гошка молчал, а Таня даже дышать старалась как можно тише. Вдруг Гошка остановился, замер, сосредоточенно посмотрел под куст малины и поманил Таню рукой:
— Смотри, — шепнул он. Впереди, шагах в трех от Гошки, Таня увидела неподвижное черное кольцо.
— Сейчас я ее... — Гошка сунул Тане удочки и, неслышно ступая, стал медленно двигаться к черному кольцу. Он подошел к змее совсем близко, резко взмахнул палкой и изо всей силы ударил. Кольцо взметнулось, Гошка ударил еще раз, и еще... Когда Таня открыла глаза, она увидела, что Гошка шевелит палкой мертвую змею. Мертвая, она была еще противнее, чем живая, и все равно страшная, но Таня подошла к Гошке и посмотрела внимательно, чтоб запомнить.
— Стерва, — ругнулся Гошка и сплюнул. — Лежи теперь...
Малинник кончился, и Таня облегченно вздохнула, когда они увидели среди деревьев просвет: там начинался другой луг, а за тем лугом должно быть Щучье.
Щучье не понравилось Тане. Она представляла его большим, как море, и голубым. На самом деле Щучье было сизое и узкое, как речка.
Гошка размотал удочки, одну дал Тане и велел насадить червяка. Червяк извивался, и Тане было его жалко. Гошка взял у Тани червяка, быстро насадил на крючок и, поплевав на него, отдал удочку Тане.
Сам он расположился невдалеке и скоро стал вытаскивать одну за другой маленьких серебряных рыбок. Таниного червяка рыбы не замечали. Ей стало скучно, она оставила удочку и подошла к Гошке. Она села на траву и обхватила руками колени.
Гошка молчал. Время от времени он вытаскивал удочку, плевал на червяка и снова забрасывал. Когда поплавок уходил под воду, Гошка напружинивался, замирал и резко откидывал удочку назад. Гошка вздыхал, потому что рыбка была маленькая, снимал ее с крючка и бросал на траву рядом с другими, уже затихшими, рыбками.
Потом клевать перестало. Рыба ушла. Гошка положил удочку на берег, развел на траве костерок и, когда тот прогорел, подсунул под угли рыбешек, которых он вымыл и выпотрошил в озере. Они поели теплых и сыроватых плотвичек с хлебом и солью. Гошка, довольный, развалился на земле, положил руки под голову и стал смотреть в небо: небо было ярко-синее, горячий воздух словно застыл и только над озером дрожал мелкими серебряными точками.
— Гроза, видать, будет, — сказал он. — Идти надо.
Тане не хотелось уходить. Казалось, они с Гошкой одни на целом свете, и она готова была так и сидеть здесь на берегу, есть печеных плотвичек, смотреть на Гошку и знать, что он все умеет и ничего не боится.
Гошка еще раз внимательно посмотрел на ясное небо:
— Может, стороной пройдет... - неуверенно сказал он. — Ладно, давай искупаемся.
Таня купаться не стала — она не умела плавать, а Гошка быстро стянул рубашку и штаны, разбежался и бросился в воду. Он исчез под водой надолго, и Таня даже забеспокоилась, но он внезапно вынырнул, замахал руками, заплескался и снова нырнул.
Гошка плавал, нырял, кричал что-то Тане, фыркал, а Таня смотрела на него и смеялась.
Гошка вылез из воды весь в мурашках и, дрожа всем телом, стал натягивать штаны и рубашку. Он поскакал сначала на одной ноге, потом на другой, чтоб вода из ушей вылилась, отжал волосы и снова лег на нагретую солнцем землю.
— Щучье... — с усмешкой сказал он. — Скоро в море купаться буду. Кончу школу, поеду в мореходку поступать.
— А я летчиком буду, — сказала Таня. Ей почему-то захотелось рассказать Гошке о том, как она пролетит над его кораблем и помашет серебряным крылом.
— Тю-ю! Летчиком? Ты? — Гошка сел и уставился на Таню. — Не смеши. Летчиком... — Гошка покачал головой и засмеялся.
— А что? Буду летчиком, — сказала Таня тихо и серьезно.
— Не будешь, — сказал Гошка и снова лег.
— Это почему?
— По кочану, — сказал Гошка и прижался щекой к горячей земле. Небо было по-прежнему безоблачным, но на горизонте оно затянулось дымкой. Птицы смолкли, вода не плескала у берега и только в траве, совсем рядом, гудел шмель. - Идти надо, гроза будет.
— Нет, ты скажи.
— В зеркало на себя посмотри, летчица? От горшка два вершка...
Гошка говорил правду: в школе на уроке физкультуры Таня стояла в строю самая последняя и никак не могла дорасти до Ленки Салиной, которая стояла перед ней. Каждый год она
приходила на первую физкультуру с надеждой, что учитель поставит ее перед Ленкой, но Ленка за лето тоже вытягивалась на несколько сантиметров, и Таня, как всегда, замыкала строй.
— Рост здесь ни при чем, - сказала Таня, — в авиации не рост нужен, а смелость.
— Не смеши, — Гошка перевернулся на спину и заложил руки за голову. — Ты у нас такая смелая...
Таня отвернулась.
Гошка посмеялся, потом встал, опять посмотрел на небо и заторопился:
— Собирайся давай. Пошли. Летчица... Эх... — хохотнул он и пошел увязывать удочки.
От обиды Таня забралась на сосну. Ветки были нагреты солнцем и остро пахли смолой. Таня устроилась почти на самой верхушке и стала глядеть вокруг. Оказывается, Щучье было большим и даже дальнего берега его было не видно, просто они находились в небольшом его заливе. На противоположном берегу залива Таня разглядела одинокий дом, от которого уходила в лес тонкая дорожка. Отсюда, сверху, Таня посмотрела на Гошку.
— Чего расселась? — крикнул ей Гошка. — Слезай!
Таня не ответила. Она запела песню про летчиков, про серебряные крылья и стала глядеть по сторонам. Там, где снизу видна была сизая дымка, оказалась большая туча. Огромная, толстая, она наползала на озеро.
— Туча! — крикнула Таня — Большая!
Гошка забеспокоился:
— Слезай скорей, пошли!
Таня засмеялась.
— Слезай, говорю! — рассердился Гошка.
— Не слезу! — крикнула Таня, — Буду грозу смотреть.
— Дура, что ли? — Гошка покрутил пальцем у виска.
— Сам дурак.
— Чокнутая! — заорал Гошка и даже кулаками замахал. — Тебя молния шарахнет, а я отвечай! Слезай, а то один уйду.
Таня не ответила.
Гошка плюнул в сердцах, быстро собрал удочки, схватил корзинку и не оглядываясь пошел по направлению к дому, но тут же вернулся, со злостью бросил удочки и корзинку и сел под деревом.
Стало смеркаться, по озеру побежали маленькие сизые волны, и вода в Щучьем стала свинцовой. Таня увидела, как из тучи в озеро ударила сначала одна, а за ней другая красная ломаная молния. Где-то заворчало, ухнуло, деревья закачались и сосна, на которой сидела Таня, тоже закачалась и тяжело заскрипела. Упали первые крупные капли.
Молния ударила совсем близко и раздался такой треск, что Таня крепко прижалась к сосне и зажмурила глаза. Начался ливень. Из-за дождя Таня почти ничего не видела. Ей захотелось к Гошке, и она стала спускаться по мокрым ветвям.
Гошка сидел под деревом не шевелясь. Удочки и корзинка валялись рядом. Таня потянула его за рукав, но он выдернул руку и отвернулся. Таня обошла Гошку с другой стороны и заглянула ему в лицо, Гошка снова отвернулся. Сверкнуло рядом. Таня вцепилась в Гошку. Сверкнуло еще и многократно громыхнуло. Таня сильнее прижалась к Гошке и сквозь шум дождя услышала, как Гошка ее ругает.
...Таня проснулась рано. Она открыла глаза и увидела солнце. Потом услышала, как во дворе закричал петух. Она осторожно подняла голову с подушки: бабушка, одетая, дремала рядом с ней.
Почувствовав, что Таня зашевелилась, бабушка сразу проснулась, посмотрела внимательно на Таню, пощупала Танин лоб и вздохнула.
— Слава тебе, господи! — бабушка стала смотреть в угол, где на тумбочке стояла маленькая икона, и быстро-быстро зашептала: — Царица небесная, пресвятая богородица...
Таня прикрыла глаза.
— Может, поесть чего хочешь? — склонилась над ней бабушка.
— Хочу, — тихо сказала Таня.
Бабушка ушла и скоро принесла тарелку с куриным бульоном.
— Ешь, — говорила бабушка, — ешь, поправляйся теперь. Ведь сколько дней в жару, сколько слез моих пролито! — Бабушка вытерла краешком фартука глаза. — А этому, оторве рыжей, шалопуту несчастному, хоть бы что! Каждый день под окном торчит, хвороба на мою голову. Вчера не сдержалась, взяла хворостину да поперек спины и огрела. Прости меня, господи. — Бабушка встала, тяжело передвигая больные ноги, подошла к окну: - Царица небесная! Стоит! Стоит, чумовой! Стоит — кавалер проклятый!


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz