каморка папыВлада
журнал Костёр 1985-12 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.06.2019, 20:18

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Нужно всегда иметь мужество. Да здравствует мир! 
Соу Мухамед Моктар,
Мали

Удивительная вещь: собирая в разных странах сюжеты для своей книги «Сказки из дорожного чемодана», я то и дело встречал знакомые мне с детства приключения и героев, которых знал годами! Так оказалось, что бродит по всему миру история о том, как был наказан жадный человек, который не мог остановиться в своих просьбах. «Да ведь это пушкинская сказка о рыбаке и рыбке! — восклицал я. — Значит, сказки имеют свою историю, живут и путешествуют, принимая везде новое обличье, как будто по миру, переодеваясь в разные одежды, бродят клоун и мудрец, потому что сказка — это и клоун и мудрец одновременно».
Такие две сказки мне и хочется предложить вам. Между странами, где они записаны, — тысячи и тысячи километров, а мудрость у сказок — для всех — одна и понятна.
С. САХАРНОВ

СКАЗКИ ИЗ ДОРОЖНОГО ЧЕМОДАНА 

БЕДНЯК И ВОДЯНАЯ ЖЕНЩИНА
народ ламба, Южная Африка

Жил в деревне на краю леса бедняк. Он жил один в своей хижине и хотя ходил на охоту, рыбачил и собирал коренья и плоды в лесу, как это делали все люди племени (то ли он был неловок и плохо видел, то ли ему просто не везло), — но ему всегда было нечего есть.
Однажды он сидел в своей хижине и смотрел на пустые горшки. «Пойду-ка я на реку, попробую еще раз попытать счастья!» — решил он и, взяв сеть, сплетенную из травы, отправился ловить рыбу.
— Поймаю и тут же съем, — сказал он себе, размахнулся и бросил сеть в воду.
Но только он стал ее тащить, как почувствовал, что в сеть попалось что-то тяжелое. Он вытащил сеть на берег и увидел в ней женщину. Она была молода и красива, у нее были сильные руки и аккуратно заплетенные и намазанные глиной волосы. Увидев ее, бедняк испугался и хотел было столкнуть сеть назад в воду, но женщина вылезла из сети и сказала:
— Вот кто поймал меня! Раз так — веди меня к себе в деревню.
— Что ты, что ты! — вовсе струсил рыбак. — Если я приведу тебя в свою хижину, мои родичи выгонят нас из деревни: ведь я такой бедный, что не могу прокормить даже себя самого. Им придется кормить теперь двоих!
— Ладно, — сказала водяная женщина. — Не веди меня в деревню, давай найдем в лесу брошенную хижину и будем жить в ней.
Бедняк согласился. Они пошли в лес, нашли там заброшенную хижину, поправили стены и крышу и расположились на ночлег. Но едва настала ночь и в лесу запели ночные птицы, женщина потихоньку встала, убедилась, что мужчина спит, и начала колдовать. Она рассыпала пепел от костра вокруг хижины и полила его водой, которую принесла в калебасе из реки. Еще она разбросала повсюду клочки коровьей и козьей шерсти, щепочки и кусочки глины, поднятые с тропинки, по которой проходили днем люди ламба. И к утру клочки шерсти превратились в коров и коз, щепочки — в большие новые хижины и ограду вокруг них, а кусочки глины — в людей.
Утром бедняк проснулся и не поверил своим глазам.
— Откуда это все? — воскликнул он. — Кто его хозяин?
— Это все принадлежит тебе, — ответила женщина. — Отныне ты мой муж, а я — твоя жена, а эти люди — твои новые родичи. Мы будем жить здесь долго, счастливо и сытно. Но для этого ты должен дать мне слово, что никогда больше не пойдешь ловить рыбу на то место, где поймал меня.
— Хорошо, — сказал бедняк, — пусть будет так. Зачем мне идти туда, ведь у меня теперь все есть?
И они стали жить. Мужчины пасли скот, а женщины копали землю и сеяли просо и бобы. Так они прожили много дней, и муж стал думать: «Если я приобрел такое богатство, забросив сеть всего один раз, кто знает, что я могу приобрести, забросив сеть снова?»
И вот однажды, взяв потихоньку от жены сеть, он крадучись вышел из хижины и отправился на реку. Там он забросил на том же месте сеть в воду и, потянув, опять почувствовал, что она тяжела. Вытащив ее на берег, он увидел в сети новую женщину, еще прекраснее и сильнее, чем первая.
— Вот ты и попалась, скорее идем в мой дом! — крикнул он.
Но женщина, выйдя из сети, покачала головой и сказала:
— У тебя в хижине уже есть жена. Поди убей ее и только тогда приходи за мной.
Трясясь от жадности, муж бросился домой. Он прибежал в хижину, выбрал самое острое копье и хотел было пустить его в ход, но подумал: «Зачем мне терять хорошую жену? Нет, надо поступить не так — пусть у меня будет две жены!» — пошел в лес, нашел дерево муломбе, сок которого красен, как кровь, и вонзил копье в дерево. Потом он вернулся на берег реки и показал копье водяной женщине.
— Видишь, я убил жену, — сказал он, — идем!
— Нет, это не кровь. Ты пронзил копьем дерево муломбе, — ответила женщина. — Я не пойду с тобой.
Тогда человек побежал снова к хижине, поймал козу, вонзил копье ей в живот, вернулся на берег реки и стал снова звать водяную женщину.
— Это кровь козы, твоя жена по-прежнему жива, — ответила та.
Человек понял, что обман раскрыт, бросился со всех ног в лес, добежал до хижины, ворвался в нее и, подняв копье, ударил им жену в грудь. Но не успел наконечник копья коснуться ее тела, как женщина исчезла. Вместе с ней исчезли все постройки, коровы, козы и родичи.
Испуганный, он прибежал на берег реки, но и там никого не было — вторая водяная женщина исчезла, как и первая. И только тогда понял бедняк, что он беден по-прежнему, так, как и был.

БЕДНЯК И ФИОЛЕТОВЫЙ ЗМЕЙ
Индонезия

В Индонезии, стране, которая лежит на трех тысячах островов, живут люди, которые любят рассказывать веселые или страшные, но всегда поучительные сказки.
Так вот, на одном из островов, рассказывают они, жил бедняк. Он жил со своей женой в хижине, такой старой и ветхой, что каждый раз, когда начинал дуть зимний муссон, хижина раскачивалась и вот-вот готова была упасть. Особенно плоха в ней была крыша и когда шел дождь, луж внутри хижины было ничуть не меньше, чем снаружи.
— Найти бы на дороге монету, купил бы полвоза рисовой соломы, починил крышу, — часто говорил бедняк.
— Да, да, — отвечала ему жена. — Сухой пол! Чего еще можно желать?
И она тоже, когда шла по дороге, смотрела себе под ноги.
Но вот однажды крестьянин пошел в лес, чтобы собрать хвороста для очага. Он забрел в самую чащу, набрал сучьев и хотел было повернуть назад, как вдруг услышал, что под большим многоствольным деревом баньяном кто-то стонет. Он подошел поближе и увидел фиолетового змея, на которого упал сломанный ветром один ствол баньяна.
— Добрый человек, помоги мне, — взмолился змей, — подними этот ствол, чтобы я мог выбраться на свободу.
«Отчего не помочь?» — подумал крестьянин, сбросил с плеч вязанку хвороста, ухватился обеими руками за ствол и, крякнув, приподнял его. Фиолетовый змей облегченно зашипел, расправил свои кольца и не торопясь выскользнул из-под дерева.
— Спасибо тебе, добрый человек, — сказал змей. — Я — повелитель здешнего леса. Если тебе когда-нибудь понадобится что-то, приходи под это дерево, постой немного, и я появлюсь. Прощай!
И с этими словами он исчез.
Пораженный крестьянин (он никогда прежде не видел змей, которые бы разговаривали как люди) взвалил на плечо вязанку и отправился домой.
Там он рассказал жене про удивительную встречу, а когда кончил рассказ, пошел дождь и крестьянин снова увидел, как вода льется на очаг, на их жалкую посуду и брошенное в углу тряпье, на котором они спали.
— А что, если мне снова пойти в лес и попросить у змея хорошую крышу? — сказал он.
— Не думаю, что из этого что-нибудь получится. Впрочем, как знаешь, — ответила жена.
И крестьянин отправился в лес. Там он нашел баньян, встал около него и, действительно, скоро из-под его корней выполз Фиолетовый змей. Не поднимая головы от земли, он ласково спросил:
— Что ты надумал?
— Наступил сезон дождей, и жить в моей хижине стало невозможно, — сказал крестьянин. — У нас очень плохая крыша. Если хочешь, сделай так, чтобы она не очень протекала.
— Не беспокойся, все будет в порядке, — сказал змей и исчез под корнями дерева.
Крестьянин отправился в обратный путь, а когда подошел к хижине, то увидел, что ее крыша уже вся выстлана толстыми, плотно связанными пучками рисовой соломы, и дождь, который не переставал лить ни на минуту, теперь весь стекал на землю.
— Посмотри, как сухо у нас на полу и как хорошо горит огонь в очаге! — радостно встретила его жена. — Садись есть!
«Так-то так, да вот в горшке совсем мало риса, — подумал бедняк. — Не мешало бы попросить у змея и кое-чего из еды...»
Он подождал, когда дождь станет немного тише, и снова собрался в лес.
— Не нравится мне то, что ты опять идешь просить, — сказала жена. — У нас уже сухо и тепло, разве этого мало?
Но мужчины на островах не привыкли советоваться с женщинами, и крестьянин ушел в лес. Там он снова встал под деревом и принялся ждать. Но на этот раз Фиолетовый змей появился не сразу.
— У тебя есть еще просьба? — спросил он.
— Вот какое дело, я давно уже не ел досыта. Горшки и корзины в моем доме пусты. Не наполнишь ли ты их? — сказал крестьянин.
— Что ж, пусть будет так, — сказал змей и скрылся.
Когда крестьянин вернулся домой, он обнаружил, что весь дом его полон сытной, вкусной еды: в углу лежали спелые кокосовые орехи, горшки на столе были полны риса, а в корзинах на полу шевелились свежепойманные креветки и рыба.
— Он слишком добр к нам, — сказала жена, имея в виду змея. — Ты всего лишь один раз помог ему выбраться из-под дерева, разве это много?
— Не так уж мало, — ответил крестьянин, лег на циновку й стал думать, что бы еще попросить у змея.
Думал, думал и решил попросить новое платье. Да не простое, а такое, какое он видел однажды на богатом человеке, который приезжал в деревню из города.
Переспав ночь, он снова отправился в лес.
— Напрасно ты это затеял, — печально сказала ему на прощанье жена. — У нас тепло, сухо, есть что поесть. Что еще нужно нам, которые всю жизнь трудились не разгибая спины и всегда довольствовались малым?
— Молчи, — ответил крестьянин. — В каком-то горшке должен быть мед. Смотри, чтобы к моему возвращению был отварен сладкий рис!
Он дошел до баньяна и нетерпеливо стал ждать.
Но на этот раз Фиолетовый змей и вовсе не спешил. Крестьянин устал стоять и продрог (по лесу катился сырой утренний туман), наконец из-за дерева выполз змей.
— Это ты опять? — недовольно сказал он. — Что случилось? Произошло несчастье?
— Нет, нет, просто я подумал, что мне, у которого есть теплый и сухой дом, и чей стол ломится от еды, не пристало ходить в рваном плаще. Я хотел бы носить красивое платье из батика, башмаки, украшенные зелеными и красными камнями, как тот человек, что в прошлом году приезжал к нам из города.
— Зачем тебе башмаки с камнями? — удивился змей, он так высоко поднял голову, что смотрел теперь на крестьянина сверху вниз. — Не думаешь ли ты, что у меня нет других дел, как только исполнять твои нелепые просьбы? Впрочем, ладно. Ступай.
Он уполз, а крестьянин отправился домой. Не успел он переступить порог хижины, как увидел, что на стене висит красивое дорогое платье из красно-желтого батика, а на полу стоят башмаки из тонкой телячьей кожи, украшенные драгоценными камнями.
Он тотчас надел и платье и башмаки и отправился в деревню, чтобы все видели, какой он теперь важный и богатый.
Когда он возвращался домой, снова пошел дождь — платье и башмаки промокли.
— Нет, уж кому-кому, а мне следует разъезжать в повозке, запряженной лошадью! — воскликнул с досадой крестьянин, крикнул жене, что идет к змею, и направился снова в лес.
— Ох, не кончится все это добром! — сказала себе женщина, глядя печально вслед мужу, который, прыгая через лужи, удалялся от дома.
Так крестьянин снова очутился около большого баньяна и стал ждать Фиолетового змея. Но на этот раз ждать ему пришлось очень долго. На лес уже спустились сумерки, когда наконец зашуршала трава и из-под дерева выполз змей. Голова его была высоко поднята, а глаза гневно горели.
— Ты все-таки решил прийти снова? — воскликнул он. — Что, еще одна просьба?
— Конечно! — ответил крестьянин. — Мне нужна повозка, красивая повозка, запряженная лошадью. Можешь не шипеть, не ходить же мне в таких красивых башмаках по грязи. Или ты забыл, как лежал придавленный деревом?
— Вот как ты заговорил теперь... — сказал змей. — Что ж, кому нет дороги вперед, должен идти назад. Ты хочешь еще один подарок? Хорошо, он ждет тебя.
С этими словами он уполз, а крестьянин, сгорая от нетерпения, побежал по грязи назад.
Он добежал до своей хижины и увидел, что крыша на ней опять старая, заглянул внутрь — на полу и на полках стоят пустые горшки, а около них плачет его жена. В тот же миг башмаки с его ног исчезли, а на плечах вместо красивого батика оказался старый изорванный плащ.
Так он стоял до тех пор, пока снова не пошел дождь и не потушил огонь в очаге.
Рисунки А. Ивашенцовой

В Египте кошку обожествляли. А когда она умирала, хозяин в знак траура обрезал волосы и брил брови, кошку бальзамировали и хоронили на специальном кладбище.

Кошки не раз спасали посевы от грызунов, уничтожали крыс, разносчиков тифа и чумы, которые в старые времена уносили миллионы жизней. Отсюда и пошла поговорка: «Кота убить — семь лет удачи не видать».

Средневековая церковь в Европе объявила кошку «нечистой силой». Кошек преследовали, сжигали на кострах, пытали, замуровывали.

Кошка видит в темноте, имеет тонкий слух, чувствует малейшие изменения атмосферного давления. Отсюда примета: кошка свернулась, прячет нос — к холоду.

В разных странах — разные предрассудки. Если у нас черный кот — к несчастью, то в Англии — к счастью, а белый — к беде.
Замечено, что белые ангорские кошки с голубыми глазами — глухи, а все желто-черно-белые кошки — самки.


РЯДОМ С МУРЛЫКОЙ
Е. АЛЕКСАНДРОВА

Во втором номере «Костра» этого года было напечатано письмо Ларисы Б. из Харькова про соседку, которая дважды выбрасывала ее кошку из окна. Лариса спрашивала, как ей быть? И в ответ пришло много взволнованных писем.
«Прежде, чем заводить кошку, нужно было спросить разрешения у соседки», — пишет Света Колесникова из Куйбышева. Совершенно правильно, когда заводишь дома животное, согласие соседей по коммунальной квартире необходимо.
А Ларисиной соседке в письмах здорово досталось! Юля Шевкунова пишет в сердцах: «Встречаются люди, которые не чувствуют чужой боли. А если представить, что кошка сильнее соседки? Если бы она выбросила соседку с четвертого этажа? Пришелся бы ей по вкусу такой прыжок?» Относительно соседки двух мнений нет: ничто не оправдывает бесчеловечного отношения к животным.
Зато в письмах ребят то и дело возникает вопрос: во всем ли права Лариса, не допустила ли она ошибки? Вика Боровых из Горловки, Алина Пчела из Череповца, Г. Тулегенова из Чимкента спрашивают тебя, Лариса: «Хорошо ли ты следишь за кошкой?»
Любое животное в доме не только радость и развлечение. Оно приносит много хлопот, накладывает на хозяина ответственность. Животное нужно воспитывать так, чтобы оно никому не причиняло неудобств. И прежде, чем его заводить, нужно подумать, сможешь ли обеспечить ему настоящий, серьезный уход.
А как же все-таки быть с соседкой? Спорить, ругаться? И тут мнения ребят сходятся: объясниться по-доброму, наладить нормальные отношения.
«Не надо грубить, — предупреждает Тая Мусина из Кзыл-Орды, — иначе соседка будет еще больше ненавидеть кошку.»
«Не бывает совсем уж злых людей. Тебе, Лариса, нужно как-то затронуть душу твоей соседки. Старайся ей чем-нибудь помочь, порадовать, будь вежлива с ней. Дай почитать книгу о животных. Может, ее сердце смягчится, и она станет лучше?» — советует Надя Резвина из Калининска Саратовской области. А Инна Круглова из Москвы и Яна Иванникова из Владивостока спрашивают, почему с соседкой не поговорила мама? Может быть, вместе с мамой легче пойдет разговор с соседкой?»
Хорошие, дельные письма написали ребята. Все они любят животных. У многих дома кошки. А что вы знаете о них, о кошках?
Они жили рядом с человеком уже в четвертом тысячелетии до нашей эры. В римской мифологии кошка была символом независимости, а ее изображение — атрибутом богини Свободы. И на боевом знамени вождя восставших рабов Спартака был рисунок кошки. С тех пор прошло много времени, а кошка, которая мурлычет, уютно свернувшись в кресле, все так же самостоятельна, не терпит насилия, посягательства на свою свободу. Она — охотник, маленький тигр, сама может добыть себе пищу. Она милостиво делит с вами кров. Ваша квартира — ее квартира. Эта смесь дикости и домашности очень привлекательна. Наблюдайте за кошкой, уважайте ее
самостоятельность, не навязывайте свою любовь. Так вы скорее завоюете ее симпатию.
Фото И. Умновой


Я хочу, чтобы дети всего мира хорошо жили. Я хочу, чтобы на земле всегда было солнце. Пусть всегда будет мир, чтобы дети на земле были счастливы.
Нгуен Хыонг Зыонг,
14 лет,
Хошимин, Вьетнам

В стране вечного лета

Я рисовал пожилого рыбака.
За окном вдруг четко прозвучало: мот, хай, ба; мот, хай, ба (по-вьетнамски — раз, два, три; раз, два, три). Значит, уже девять часов утра. У соседей-строителей началась производственная гимнастика. Где бы вы в этот час ни появились, большими и малыми группами вьетнамцы делают гимнастические упражнения. Занятия идут во дворах заводов, фабрик, школ, институтов. А если нет свободного места во дворе, занимаются на улице, в сквере или просто на тротуаре.
Рыбак отложил в сторону сеть, которую держал в руках, извинился и с полной серьезностью начал делать гимнастические упражнения. Ритмичные приседания сменялись упражнениями для рук. Затем, после нескольких дыхательных упражнений, рыбак подымал перед собой то левую, то правую ногу, оттягивая носок ступни. На ногах у него были босоножки, сделанные из автопокрышек. Но вот зарядка кончилась. Рыбак тут же взял в руки сеть и принял ту же позу, что до зарядки.
Мне довелось проехать всю страну с севера на юг. Все, что я увидел и узнал, записывал и, конечно же, делал зарисовки. Эта страна поражает буйством красок, одна только зелень и та имеет множество оттенков. Во вьетнамских городах все улицы забиты велосипедистами, встречаются люди на мопедах, машин в этом потоке мало. Очень много ребятишек, они играют в пятнашки, палочки — эта игра напоминает нашего «чижика»; «камешки». Старшие очень заботливо относятся к младшим. Рядом с мальчишкой лет десяти зачастую играет сестренка лет пяти, а за спиной у старшего брата широким платком привязан карапуз. Вьетнамские дети необычайно, на мой взгляд, послушны. Если старший что-то рассказывает, дети слушают его молча, внимательно, и, лишь выслушав, задают вопросы. Ослушаться взрослого, прекословить ему — такое вьетнамским мальчишкам и девчонкам и в голову не приходит.
Когда я приехал в Ханой, на следующий же день пошел в зоопарк. Хотел увидеть своего старого знакомого, слона по имени Лонг Чанг (Седой Волос). Этого знаменитого на весь Вьетнам слона в первый раз я увидел давно, лет двадцать назад, когда жил в Ханое, обучая художников. Лонг Чанг был награжден двумя орденами. Боевым орденом во время войны с французскими колонизаторами, а трудовым уже после войны, работая в джунглях. Очень я расстроился, когда узнал, что Лонг Чанга уже нет в живых. Что было делать, слоны живут долго, но они не бессмертны.
Улетал я во Вьетнам из Ленинграда, было плюс 7—8°. Школьники шли на занятия без теплых пальто, в куртках. А если во Вьетнаме будет такая отметка на термометре, школьников от занятий освободят. Вернувшись в родной город на Неве, я часто рассказывал ребятам о Вьетнаме, показывал рисунки. И о сорокаградусной жаре рассказывал. А за окном в это время косо летел снег. Ребята с недоверием спрашивали:
— Неужели и сейчас во Вьетнаме тепло?
И я снова объяснял, что очень тепло, ведь это страна вечного лета.
В. ЗАЧИНЯЕВ


БОГАТЫРИ
Д. БЕЛОУСОВ

Всю дорогу, пока я ехал обратно в Ленинград, меня мучила мысль — неужели тот, так неприятно поразивший меня посетитель Третьяковской галереи был прав? Картину Васнецова «Богатыри» я хорошо знал, она была для меня старой доброй знакомой. Конечно, я всегда считал, что на ней изображены былинные герои и, наверняка, художник не полностью следовал историческим исследованиям, но уж больно резанули по сердцу слова этого самодовольного человека. Он, стоя у картины, объяснял с чувством превосходства:
— С военно-исторических позиций многое здесь изображено неправильно... Кони... Да на таких тяжеловозах разве разгонишься? А ведь именно разгон решал исход конного поединка. И оружия такого не было: копье не бросить — тяжелое и короткое, с таким только на медведя ходить. Щиты у богатырей круглые, а у русских воинов всегда были миндалевидные. Лук маленький, далеко ли из такого выстрелишь? Одним словом — все это сказка!
Прямо профессор истории!
— А вы взгляните на Добрыню Никитича, — вещал он. — Меч — и тот изображен неправильно! Славяне тогда делать мечи не умели, на Руси все они были норманнского производства с плоским лезвием, а не с выборками металла — долами — как на картине.
Если до этого я еще мог поверить знатоку... Неужели славяне не умели сами отковать меч, неужто зависели в этом от норманнов?
Самое обидное было то, что я не знал, как возразить этому самоуверенному человеку. Хотя, казалось бы, — что мне до каких-то богатырей на картине, написанной давным-давно? Но задел, и больно задел тот знаток какую-то струнку в душе, очень захотелось отстоять перед ним моих давно ушедших с земли предков, высоких, русоволосых русичей. Они-то сами уже не смогут постоять за себя, но я-то могу, я должен, ведь я их часть, хотя и живу в большом городе и никогда не летел по ковыльной степи на боевом коне.
Как только я приехал домой, сразу же пошел в библиотеку. Мне дали цветную репродукцию «Богатырей» и целую гору книг. В них говорилось о манере письма Васнецова, о размещении всадников на картине, кто и когда был натурщиком. Оружием авторы почему-то не интересовались. Тогда я попросил что-нибудь о старинном русском оружии. Библиотекарь протянула толстый том в кожаном переплете. Быстро я нашел главу о мечах. И расстроился: действительно, черным по белому там было написано, что мечи на Русь завозили варяги. И были эти мечи с плоскими лезвиями, заточенными с краев. Выходит, Васнецов ошибся, а тот человек из Третьяковской прав?
Почти отчаявшись, я все же решил посмотреть материал об остальном оружии, изображенном на картине. А вдруг удастся что-нибудь разыскать? Начал с лука Алеши Поповича. В книге было два рисунка: лук «простой» — палка с натянутой тетивой (такие я и сам в детстве мастерил) и лук «сложный». Да ведь это же тот самый лук, который изображен на картине! В книге говорилось, что такие луки были короткими, а стреляли они далеко потому, что были сделаны из дерева, роговых пластин, на тетиву шли сухожилия животных. Ага, неправ «знаток» из Третьяковки!
Торопясь, нашел я главу о копьях. Оказалось, конные копейщики никогда копья не метали, для этого у пехотинцев существовали сулицы — специальные короткие пики. Васнецов совершенно правильно изобразил копье Ильи Муромца тяжелым и коротким. Даже в такой, казалось бы, мелочи, как наконечник, художник не ошибся. Нарисовал плоское лезвие, с едва заметной гранью. Про копья с такими наконечниками в книге сказано, что появились они на севере, по классификации ближе всего стоят к рогатине, ими можно было пробить самый мощный доспех. Все сходится, опять сходится: Илья-то недаром — Муромец, родом из-под города Мурома, а это север Руси.
Представляю, как, наклонив копье, налетал богатырь на противника... Силу удара, это известно, решает скорость и масса. Пусть кони богатырей уступали в скорости коням противника — весом возьмут. А вот насчет преследования стоит выяснить. Недолгий поиск в книгах... Ага, вот и сказано: славяне не очень любили конные схватки и погони, предпочитали пеший бой. И хотя в XII веке для преследования даже выделялись специальные отряды, основная масса войск оставалась на месте: считалось, кто остался стоять на поле боя, тот победитель. Нашим же богатырям зачастую и нельзя было преследовать противника — они несли службу у границы.
Надо бы еще взглянуть в былины! Вдруг там тоже есть что-нибудь интересное. Открываю их и почти сразу же удача — натыкаюсь на фразу о том, что ростовский дружинник Александр Попович, ставший прототипом былинного героя-богатыря Алеши Поповича, за мужество и доблесть при отражении набега половцев получил в награду гривну — золотой обруч для ношения на шее. Тут же отыскиваю репродукцию, погребенную на столе под стопками книг. Затаив дыхание всматриваюсь — есть! Небольшой золотой ободок вокруг шеи Поповича. Да, вот она, одна из первых медалей Руси — шейная гривна. Недаром Васнецов работал над «Богатырями» 20 лет. Даже мелкая деталь попала на картину! Стоит поучиться у художника кропотливости в работе. И этот человек мог допустить крупную ошибку с мечом? Вряд ли...
Так вот, о мече мне долго ничего не удавалось узнать. Ходил я по музеям, заглядывал к знакомым историкам. Но специалистов по старинному вооружению оказалось не так много, поиск зашел в тупик. Как вдруг один мой знакомый спросил, а не смотрел ли я современные исследования по археологии? Зачем? А впрочем... Записав названия и авторов, я вновь побежал в библиотеку.
Открываю тяжеленные фолианты и сразу же понимаю, что для ответа на любые вопросы надо знать век, который художник изобразил на картине. Ведь оружие со временем изменялось. Итак — какое же это время, какой век?
Судя по былинам, богатыри служили князьям в X веке и даже в XIII. Какое время имел в виду художник? На груди Добрыни крест, значит, событие происходит после крещения Руси, т. е. после X века. На сбруе его коня висят полумесяцы. Это военный трофей: тогда существовал обычай снимать оружие с побежденного противника. Но, если его враг был татарин, то это XIII век. Остается взглянуть на доспехи. Пожалуй, только у Ильи Муромца они соответствуют XI веку, у его товарищей доспехи более поздние. Так что на картине начало XIII века.
Открываю страницы, где говорится о щитах. Действительно, у русских были миндалевидные щиты, а на картине у всех богатырей круглые. Вот и ошибся Васнецов? Надо подумать. Зачем была нужна такая форма щита? Воины ставили щиты на землю острым концом — получалась своеобразная стена, ощетинившаяся копьями. Но это хорошо для пехоты, а для конника? Для всадника, несомненно, круглая форма щита лучше, такой щит одинаково легко выдвигать при приближении врага и забрасывать за спину в походе. Надо проверить. Торопливо листаю книгу. Да, всадники имели миндалевидные щиты редко. А в более поздние века щит всегда был круглый, как на картине. Стойте, а вот и что-то знакомое промелькнуло перед глазами. Дочитываю страничку о коннице и в самом конце фраза: «Археологи
доказали, что большая часть «норманнских» мечей сделана не в Скандинавии, а в Западной Европе, и, кроме того, уже найдены мечи, изготовленные славянскими кузнецами». Ага, славяне делали мечи сами! На картине Васнецова меч, откованный славянским кузнецом.
Ну, вот и все... Я в последний раз взглянул на картину. Грозно стоят три богатыря, охраняя покой Руси от набегов кочевников. Такими они и были.
А тому человеку из Третьяковской галереи я все-таки благодарен... 

<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz