каморка папыВлада
журнал Юность 1987-11 текст-23
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 26.06.2019, 10:42

скачать журнал

<- предыдущая страница

Зеленый портфель

Виктор КОКЛЮШКИН
Короткие рассказы
Рисунки И. Оффенгендена

С новосельем!

До недавнего времени об этой истории было почти ничего не известно. Одни говорили, что она произошла в прошлом году, другие, что в позапрошлом, а некоторые уверяли, что она произойдет в будущем!
А случилось вот что: в одной из северных областей построили дом из снега. Двенадцатиэтажную башню.
Сначала собирались из кирпича строить, но завезли только башенный кран и плакаты по технике безопасности «Не стой под стрелой!».
Прораб Трофимов три раза хотел от премии отказаться, чтобы привлечь внимание к беспорядкам, но и премию не давали тоже. Обещали переходящий вымпел за экономию стройматериалов.
Что делать? Народ простаивает, зарплату не получает. Собрал прораб своих строителей и говорит: «Давайте из местного материала возводить — из снега. Снег у нас хороший — липкий. По количеству снега мы далеко обогнали Англию, Францию, Италию и всю Африку, вместе взятые!»
Народ в бригаде был боевой — глазом не моргнули. И не такое видали — бывало, вообще ничего не строили, а наряды закрывали!
Стали из снега кирпичи лепить, водой обливать и стены выкладывать. Между прочим, за месяц ни одного простоя! Отгрохали домище — сердце радуется! Если смотреть издалека. Если вблизи — леденеет.
Отрапортовали, что — готово! Приехала комиссия принимать. Смотрят: лифт не работает, воды нет, свет не подключили, в комнатах — холодище, то есть все как обычно. Посовещались и приняли с оценкой «хорошо». Хотели с оценкой «отлично», но территория, говорят, неблагоустроена — везде сугробы. Прораб Трофимов хотел сказать, что это материал остался сэкономленный, да вовремя спохватился.
Между тем исполком уже ордера начал выдавать. Приходят счастливые люди, смотрят: отопление бездействует, света нет, пол изо льда, стены из снега.
Прораб думает: «Ну, сейчас скандал будет!» Зажмурился, а когда глаза открыл — видит, из грузовиков уже мебель в подъезд втаскивают.
Бросился он по квартирам, а там — кто электричество себе проводит, кто паркет стелет, кто сантехнику устанавливает. В два дня обжились и стали стены укреплять. Откуда только материал брали?! Кто из кирпича выложил, кто бетонный блок приволок, продавец книжного магазина — корешками книг наружу, директор обувной фабрики — у этого стена крепче всех получилась — из ботинок списанных.
«Мама милая! — думает прораб Трофимов.— Что ж это такое?!»
Решил он в газету написать, себя разоблачить и даже начало вывел: «Здравствуйте, дорогие товарищи!», но тут ему впервые премию дали. Получил он ее, подумал кое о чем и продолжил письмо так: «Хочу щедро поделиться своим передовым методом!..»
Поделился и отправил в редакцию.
Но дело в том, что у нас и почта тоже иногда плохо работает. И письмо попало мне. Прочитал я его и ахнул! Оказывается, именно в этом доме я и живу!

В театре

Значит, так: выдумывать ничего не буду, а расскажу только то, что видел своими глазами. Хотя и отказывался им верить.
Случилось это в прошлую пятницу в нашем городском драмтеатре.
Давненько я в театре не был, так что поначалу даже понравилось: народу мало, никто не толкает, очереди в буфете нет. И мест в зале свободных много: не хочешь далеко сидеть — садись поближе. Одним словом, удобно. Хоть в театре себя человеком чувствуешь!
Сели мы с женой в партер, 9-й ряд, места 10-е, 11-е. Это помню точно, как спектакль назывался — запамятовал. Что-то про строительство: одни, помнится, доказывали, что надо строить плохо, а другие, что надо строить хорошо. И чем бы это все кончилось — неизвестно, но тут встает с первого ряда человек достойно-гордой кавказской внешности, протягивает старшему прорабу на сцену десятку и говорит:
— Слушай, дарагой, очень прошу: монолог Гамлета!
Прораб-артист от неожиданности как подавился и — ни слова!
— Слушай, не для себя прошу,— зритель не отставал.— Гости у меня, уважь!..
В зале, конечно, оживление, смех. А на сцене засуетились и занавес опустили. Слышу, спорят там, шумят. Занавес колышется, как живой. Потом подняли его, на сцене те же и — режиссер.
— Для наших гостей из солнечного Армавира, — объявляет он, как бы нехотя, но громко,— монолог Гамлета!
Взял десятку и, будто между прочим, сунул в нагрудный карман. Прораб снял каску, пригладил волосы и, волнуясь, начал:
— Быть или не быть — вот в чем вопрос!..
Очень это прозвучало актуально. Таких аплодисментов давно не слышали стены театра. Даже люстра под потолком раскачивалась, даже я хлопал.
Тут на сцену полезли с разных концов двое. Десятки несли в вытянутых руках, как цветы, как розы.
Я оглянулся — глаза зрителей сияли задором и интересом. В открытую дверь в зал просачивался народ и занимал ближние места.
— Идет эксперимент! — тихо объясняли они друг другу.
— Спектакль на хозрасчете!..
— Для Бориса Петровича Расторгуева, главного инженера мебельной фабрики № 3, монолог Гаева из пьесы Антона Павловича Чехова «Вишневый сад»! — объявил режиссер, убрал купюры в карман и отступил за кулисы.
Артист, который играл управляющего трестом и доказывал, что экономически выгодно строить плохо, вышел вперед. Снял очки, отлепил нашлепки залысин. Хорошее, доброе и чуть грустное лицо у него было.
— Дорогой, многоуважаемый шкап! Приветствую твое существованье!.. — проникновенно произнес он, и что-то теплое разлилось у меня в душе, родное и близкое...
Уж как мы ему хлопали — до сих пор побаливает правая рука и левое ухо. И такая празднично-семейная обстановка образовалась в зале и на сцене, что режиссер, выйдя к рампе, сам достал из своего бумажника деньги, переложил их в нагрудный карман и запальчиво объявил:
— По моей просьбе в честь моего будущего ухода на пенсию — монолог Отелло! Исполняю — я!
Минут пять он не мог приступить к чтению — мешали рукоплескания и крики «браво!». Народу набилось: уборщицы со швабрами, гардеробщицы с пальто, вахтеры, электрики, пожарник, знакомые, соседи, прохожие...
— Молилась ли ты на ночь, Дездемона?! — начал режиссер, и столько в его голосе было неподдельной боли и страсти, что несколько женщин в зале сразу зарыдали, а одна старушка выкрикнула:
— Невиноватая она! Невиноватая!..
Не знаю, что со мной случилось. Но если после современных фильмов на морально-нравственные темы мне обычно хочется сказать жене какую-нибудь колкость, то тут защемило вдруг сердце от несправедливости своей, мелких упреков. Захотелось стать как-то чище сердцем, мужественнее и даже — не поверите — умнее.
Возвращались мы из театра молчаливые и, что уж греха таить, как бы отмытые от суеты повседневной и грубости.
Вечерняя улица была тиха и спокойна. И такая гармония царила в мире, будто и луна, и дома, и люди там, за светящимися окнами,— все мы родственники.

Про птичку

В прошлую зиму трудно пришлось нашим пернатым друзьям. Одна маленькая птичка, перелетая с веточки на карниз, не выдержала и упала на тротуар.
Житель дома № 7 Терехов Н. И. увидел это в окно. Не раздумывая, кинулся он на помощь!
Пенсионер Гаврилов, который попался ему на лестничной площадке, потом рассказывал в больнице врачу, что тоже спешил на помощь птичке, но не успел увернуться от Терехова, а этаж был восьмой...
Когда Терехов выскочил на улицу, птички уже не было. Ее подобрал таксист Нырков Павел Григорьевич, который для этого специально высадил пассажиров, хотя те и торопились на вокзал.
В дороге птичка захотела пить. Автофургон «Молоко» (водитель Епифанов Е. И.) изменил маршрут следования Молокозавод — магазин «Диета» и на углу Преображенской улицы и Сычевского тупика нагнал такси с птичкой, совершив наезд на киоск «Мороженое».
Администрация магазина «Диета» положительно оценила поступок водителя. Прокисшее молоко было принято как нормальное и в тот же день реализовано населению.
Тем временем птичке становилось все хуже, нужна была срочная медицинская помощь: камфора, вакцина, йод, антибиотики, ласковое слово.
Главный врач центральной больницы Вано Габриэльевич Саакян всю свою жизнь посвятил лечению больных. Но тут случай особый — птичка!
Через спутник он связался с академиком Пильбау. Консультация длилась несколько часов и стоила в переводе на доллары столько же, сколько стоит спутник.
«Срочно требуется кровь!» — решили они.
127 добровольных доноров направили организации и предприятия города!
Денежное пожертвование в сумме трехсот двадцати восьми рублей прислал из поселка Кургут Кустанайской области Федорчук Петр Данилович. Он писал, что в детстве у него тоже была птичка и в память о ней он высылает деньги, для чего продал кровать, стол, шкаф, стулья, а также зимние и летние вещи жены.
Поступило пожертвование и от учащихся одной из средних школ города Крутоводска. «Мы, крутоводы, — с гордостью писали они,— высылаем для обеспечения здоровья пернатого друга 21 рубль 46 копеек денег, полученные за сдачу в макулатуру наших учебников по зоологии, ботанике и географии. Если надо,— писали они,— напишите, мы сдадим и по физике, химии и математике!»
Между тем в центральной больнице уже было все готово для операции: выселены больные, остановлена электростанция, питающая город, и как запасная подключена к больничной.
Операция длилась всю ночь. Город не спал, хотя и не было света. Наутро, когда первые лучи восходящего солнца осветили притихший город, профессор Саакян снял марлевую повязку, сказал: «Будет жить!» Я упал в обморок.
Так закончилась эта поистине удивительная история. Птичка была доставлена в отдельную палату на первом этаже, где и была вскоре съедена кошкой. Как установило следствие, кот Барсик, он же Мурзик, он же Васька, 1983 года рождения, уроженец подвала дома № 5, проник в открытое окно с целью личной наживы. За что и был вечером лишен ужина.
Всё!


Татьяна МАРШИНИНА

ДОБРЫМ МОЛОДЦАМ УРОК

Подражание Вийону
Кошке выпало мурлыкать,
жабе — квакать, волку — выть,
воробью дано чирикать,
гаду — ползать, рыбе — плыть.
Ястреб в небе ищет доли,
мыши под полом снуют...
Соловьи поют на воле,
в клетках кенары поют.
Кто-то жаждет совершенства,
кто-то звона в сундуке,
кто-то райского блаженства,
кто-то — чада на горшке.
Дети мучаются в школе,
в подворотне дяди пьют...
Соловьи поют на воле,
в клетках кенары поют.
Пойте, пташки, пойте, други,
кормят сытно — надо петь!
Заливайтесь на досуге,
чтоб кормушке не пустеть.
Ждет дождя ромашка в поле,
розу в садике польют...
Соловьи поют на воле,
в клетках кенары поют.

* * *

В сбруе серебряной
конь вороной,
шелком расшито седло...
Рыцарь опять
прискакал не за мной,
что же — другой повезло.
Белый корабль качает волной,
плещет тихонько весло...
Сказочный принц —
он приплыл не за мной,
снова не мне повезло.
...Кухня. Кастрюли.
Футбол за стеной.
У телевизора — князь...
Это за мной,
наконец-то за мной:
кажется, я дождалась.

Кот в сапогах

За все приходится платить:
Кому — по таксе,
мне — втройне.
Другому может пофартить,
А невезенье — это мне.
Кому-то мельница дана,
Кому осел достался в срок...
Я тоже получу сполна:
Кота в мешке — но без сапог!

* * *

Ученый муж из города Мытищи,
в романах не сыскав
духовной пищи,
решил, что в них
один обман...
И новый сел писать роман:
роман из жизни
города Мытищи.

Занесите Бабу Ягу в Красную книгу

Ступа прохудилась —
некому латать.
Зря принарядилась —
не к кому летать.
Леший где-то сгинул,
кровная родня...
На кого покинул
бедную, меня!
Принесли сороки
вести на хвосте:
будто у дороги,
на седьмой версте
Змея на дуэли
одолел Иван!
Головы слетели
буйные в бурьян.
Зря Бессмертным звали —
помер друг Кощей.
Съем теперь едва ли
человечьих щей.
Кухня у Кощея
славная была,
не сыщу нигде я
равного стола!
Было у старушки
множество друзей.
А теперь в избушке
сделали музей.

Зеркало

Ну отчего, скажи мне, отраженье,
Глядишь ты нынче в хмуром раздраженье?
И как тебе не совестно меня
Встречать с таким лицом средь бела дня!


Оформление обложки Г. Гамазина.
Главный художник О. Кокин.
Художник Ю. Цишевский.
Технический редактор О. Трепенок.
Адрес редакции: 101514. ГСП. Москва, К-6, улица Горького, д.32/1.
© Издательство ЦК КПСС «Правда», «Юность», 1987 г.
Сдано в набор 09.09.87.
Подп. к печ. 02.10.87. А 02637.
Формат 84Х60 1/8. Офсетная печать.
Усл. печ. л. 11,63. Уч.-изд. л. 17.75.
Усл. кр.-отт. 16.74. Тираж 3 100 000 экз.
Изд. № 2981. Заказ № 1266.
Ордена Ленина и ордена Октябрьской Революции типография имени В. И. Ленина издательства ЦК КПСС «Правда».
125865. Москва, А-137. ГСП. ул. «Правды», 24.
Главный редактор Андрей ДЕМЕНТЬЕВ
Редакционная коллегия:
Анатолий АЛЕКСИН
Владимир АМЛИНСКИЙ
Борис ВАСИЛЬЕВ
Юрий ЗЕРЧАНИНОВ
Натан ЗЛОТНИКОВ
Фазиль ИСКАНДЕР
Римма КАЗАКОВА
Кирилл КОВАЛЬДЖИ
Виктор ЛИПАТОВ (заместитель главного редактора)
Игорь ОБРОСОВ
Мария ОЗЕРОВА
Виктор РОЗОВ
Юрий САДОВНИКОВ (ответственный секретарь)
Александр СЕРЕБРОВ
Евгений СИДОРОВ
Игорь ШКЛЯРЕВСКИЙ


В номере:

Проза
Юрий ЩЕГЛОВ. Жажда справедливости. Историческое повествование (12). Юрий ПОЛЯКОВ. Сто дней до приказа. Повесть (46).
Поэзия
Олег ДМИТРИЕВ (10), Анатолий БИЦУЕВ (11), Юстинас МАРЦИНКЯВИЧЮС (36).
Наследие
Борис СЛУЦКИЙ. Стихи разных лет. Предисловие Юрия Болдырева (76).
Наша публикация
Варлам ШАЛАМОВ. Двадцатые годы (37).
ИСТОРИЯ ФАБРИК И ЗАВОДОВ. Борис ЛАВРЕНЕВ (73), Виктор ШКЛОВСКИЙ (75).
Публицистика
Н. КНЯЗЬКАЯ. Совнарком, 3 октября, 1922 год. (2). В. АКМАЕВ. Почему я вступаю в партию (4). В. БОССЕРТ. Хочу быть директором (5). 20-я комната. Заседание десятое (88).
Критика
Яков КОЗЛОВСКИЙ. Уроки Маршака (69). АНКЕТА «ЮНОСТИ». Перекличка через годы. (80).
«Юность» — СПТУ
Гарри Каспаров: «Поддерживаю и сомневаюсь» (85). Так почему же «непрестижно» ПТУ? (86).
Зеленый портфель
Виктор КОКЛЮШКИН. Короткие рассказы (94).
Татьяна МАРШИНИНА. Добрым молодцам урок (96).


МНОГОЛИКИЙ КОВАЛЬ

С Юрием Ковалем мы встречаемся нечасто, можно даже сказать, редко, зато эти встречи радостны, для меня по крайней мере.
Так же радостно я встречаю каждую его книгу и, предвкушая удовольствие, начинаю читать. Всегда поражаюсь чистоте его языка, высокой простоте и яркости повествования.
Эта же яркость присуща и его авторским песням, его актерским работам в кино, на радио, наконец, его живописным работам. То, что Коваль рисует, меня не удивило. К этому подготовила его литература: «Я поднял осиновый лист. Обожженный бабьим летом, лист горел, как неведомая раковина. Огненный в центре, он угасал к краям, оканчиваясь траурной каймой». Разве это не живопись?
В прошлом году состоялись персональная выставка Юрия Коваля в Центральном Доме литераторов. Она пользовалась столь большим успехом, что решено было устроить показ работ на Кузнецком мосту, в Выставочном зале Союза художников СССР. И снова успех.
Часто говорят: «это живопись от нутра» или «живопись от ума». Так вот, в картинах, рисунках, скульптурах Коваля и ум, и чувство сплелись воедино, органично взаимодействуя.
Нигде, ни на одном полотне нет просто изображения. Портрет, пейзаж, натюрморт — что бы ни писал Коваль, все подчинено созданию художественного образа. Возникают образы друзей-писателей, образы домов, образы деревьев...
Образность эта достигается где увиденным, непридуманным цветом, где прочной композицией, а где и не поймешь чем. Хотя почему — не поймешь? Постоишь, подумаешь — и скажешь: «Да просто талантом!»
Виктор ЧИЖИКОВ

Станция «Челюскинская»
Ялта.
Портрет Арсения Тарковского


Юность. 1987 № 11, 1—96
Индекс 71120
Цена 70 коп.

<- предыдущая страница

Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz