каморка папыВлада
журнал Фотография 1972-01 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.06.2019, 02:27

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->


фотолюбители и профсоюзный журнал

Чехословакия относится к странам с самым большим количеством фотолюбителей. Некоторым из них вполне достаточно фотографировать свою семью. Другим этого мало, они более внимательно вглядываются в мир глазком своего объектива. А среди последних много и тех, кто не желает складывать свои фотовпечатления в ящик. Они чувствуют потребность разделить их с другими и обращаются в печать.
Но будем откровенны: многие ли профессиональные журналы удовлетворяют их потребности и просьбы? Перелистав журнал «Одборарж», выходящий два раза в месяц (его издает Центральный комитет профсоюзов Чехословакии), мы с удивлением обнаружим, что он принадлежит к небольшому числу периодических изданий, которые охотно принимают снимки фотолюбителей. Можно даже сказать, что без этих снимков редакция не представляет себе существование журнала.
Первые шаги в этой области редакция сделала несколько лет назад, опубликовав работы таких мастеров фотографии, какими являются, например, К. О. Грубый. А. Гиншт, И. Тихий, И. Наглик и др. Со временем их число пополнилось новыми авторами, профессионалами, фотолюбителями и новичками. Количество снимков возрастало, но решето отсева слишком густо, поэтому на столе редактора остается каждая двадцатая фотография. Многие авторы именно в этом журнале прошли свое боевое крещение. Фотографии, помещенные в журнале, каждые четверть года подвергаются разбору и оценке. Группа специалистов, состоящая из внештатных сотрудников редакции, выбирает от трех до шести фотографий из 50—60 снимков, авторам которых присуждаются специальные премии. Выбранные фотографии являются основой коллекции следующей выставки «ЛФО» («Любительская фотография «Одборарж»). В этом году фотолюбителям отвели место в журнале не только для фотографий, но и для текстовой рубрики «Хроника ЛФО», которая подготавливается в сотрудничестве с Центральной секцией любительской фотографии. Читатели находят здесь рецензии о важнейших фотографических выставках в ЧССР, размышления о любительской и профессиональной фотографии, знакомятся с условиями выставок, конкурсов и т.д.
А как обстоит дело с выставками «ЛФО»? Многие фотографы, публикующие свои снимки в «Члене профсоюза», работают в клубах и кружках культурно-просветительных организаций профсоюза. Им и остальным фотографам в течение двух прошлых лет редакция посвящала последнюю страницу обложки и организовала для них выпуск «Бюллетеня ЛФО», который знакомит между собой отдельные коллективы фотографов, контролирует результаты их работы и помогает им в обмене опытом. Два раза в год «Бюллетень ЛФО» появляется на страницах журнала с дополнительным списком новых коллективов. Сегодня их насчитывается семьдесят.
Ежегодным завершением «Бюллетеня ЛФО» бывает выставка, в которой могут принять участие группы фотографов (в большинстве случаев участники «Бюллетеня ЛФО») и отдельные фотолюбители. Все выставленные фотографии публикуются в журнале в период между двумя выставками. Фотолюбителям обычно предлагают принять участие в выставке, рассылая им условия приема фотографий. Остальные находят все необходимые информации о выставке на страницах «Одборарж» и «Чехословацкой фотографии».
В сентябре и октябре этого года в выставочных залах «Фотохемы» состоялась вторая выставка любительской фотографии «Одборарж» — «ЛФО 71». Жюри, в которое входили В. Йиру (председатель), И. Бартош (глав. редактор «Одборарж»), Ф. Лукса, Я. Троян, Б. Черноглавка, выбрало 116 лучших фотографий из 365 работ 138 авторов. В конкурсе приняли участие члены 37 коллективов из 70 коллективов-участников «Бюллетеня ЛФО».
Жюри единогласно решило присудить первую премию пражанке Гелене Байерле за цикл фотографий «Первый день моего сына», вторую премию Петру Сикуле из Угерского Брода за фотографию «Пастух» и третью Франтишку Маршалеку из Брно за снимок «Весна». Почетные дипломы получили В. Давид, Й. Гаек, М. Горжинек, Петер Пуртц и П. Сикула.
В то время как посетители выставки рассматривали экспонаты, в редакции «Одборарж» уже выбирали снимки для будущей выставки «ЛФО 72».
Миро Восатка

Гелена Байерлова
Три кадра из цикла «Первый день моего сына» (С пражской выставки «Женщины с камерой»)
Две фотографии Эдуарда Доскочила
Автопортрет и Композиция


С аппаратом против вредителей природы

Василий Песков фотографирует на кинопленку

тихая охота
Василия Пескова

Во время странствий по свету мне пришлось повстречать почти все виды леса: бесконечную сибирскую тайгу, согнутые вечным ветром леса Камчатки, звенящие сосны Новой Зеландии, австралийские эвкалиптовые рощи, непроходимые леса Африки, но больше всех мне полюбился русский лес с прозрачными березами, сочной зеленью дубов, пестрой чащей и полными неповторимого очарования зимними прогулками,
Раньше я не ходил в лес без ружья. Со временем, однако, мое отношение к охоте изменилось. Без сомнения, каждая охота — новое, неизведанное приключение. В течение нескольких часов вы идете не разбирая дороги по следу, рука нетерпеливо сжимает курок, и, наконец, раздается долгожданный выстрел.
Зверь падает без признаков жизни. Охота окончена. Но вместе с ней кончается и тревожное волнение ловца. Несколько секунд назад это было прекрасное животное, полное жизни, силы, инстинктов, а теперь у ног охотника лежит падаль. С таким видом охоты я покончил. Казалось мне, что уже навсегда. Но как-то раз мне попалась в руки хорошая камера, и я решил, что отказываться от охоты за дикой зверью не стоит — научусь «стрелять» объективом, быстро и точно нажимать на спуск его затвора, не опасаясь, что объект моего увлечения станет и его жертвой.
С тех пор я был верен этому виду оружия, все свои свободные минуты я снова отдавал лесу. Целью моей охоты бывает не только крупная зверь. Не менее волнующей может быть фотоохота за пауком или бабочкой. Я, конечно, горжусь таким трофеем, как снимок бегущего волка, но если мне не удается повстречать серого разбойника или величественного лося, я с неменьшим интересом и терпеливостью иду за бисерной нитью мышиных следов...
(взято из журнала «Фрайе Велт»)


БОРИС КОРОБЕЙНИКОВ
фотограф севера

Миллион квадратных километров земли, на которой царит вечная мерзлота, полярная ночь и непрерывная, колючая, надоедливая метель, — такова Чукотка, где ртуть термометра 280 дней в году не поднимается выше нуля, где морозы достигают 60 градусов по Цельсию. Немногие могут представить себе, каким страшным иногда бывает это белое безмолвие, какие препятствия преодолевает человек в тундре каждый день, как изнуряет вынужденная зимовка, постоянная борьба человека с разгневанными силами природы, — написал нам Борис Коробейников, который десять лет провел на Дальнем Севере в качестве фотографа агентства АПН. В настоящее время он работает фоторепортером на Украине, но не может забыть Чукотку, край полярного сияния, где он, одетый в меховую одежду чукчей, скорее походил на медведя, чем на фотографа. К своим воспоминаниям Борис Коробейников приложил, разумеется, и снимки.


Слава Штохл
ЧЕЛОВЕК и природа

В рамках Всемирной охотничьей выставки, организованной парижским комитетом «ФИЙЕТ» (Федерасьон Интернасьонал де Журналист е Екривен дю Туризм), летом прошлого года в Будапеште состоялось несколько культурно-просветительных мероприятий на общую тему «Охота и природа». Это была международная выставка «Охота в искусстве», филателистическая выставка, выставка книжных изданий, фестиваль фильмов о природе и фотовыставка, названная «Человек и природа». В центре города в музее Эрнеста было собрано 569 снимков авторов из 30 стран, которые были выбраны жюри из 3456 присланных работ. В этой нелегкой конкуренции чехословаки отлично показали себя: фотограф-художник Слава Штохл был удостоен золотой медали по теме «Рыбы» и второй премии по теме «Крупная дичь». Карла Гаека наградили золотой медалью за коллекцию его работ. Зрители высоко оценили и работы остальных наших авторов. Жюри выставки и зрители пришли к единогласному заключению, что коллекция чехословацких снимков была на выставке самой интересной. Этим ограничиваются официальные сообщения. А так как нас интересовали и личные впечатления участников выставки, мы обратились с просьбой рассказать о них к победителю Славе Штохлу.
«Я пришел за два часа до торжественного открытия. Кроме меня там были лишь две женщины, кончавшие уборку. В пяти больших залах было развешано около 600 фотографий формата 30 х 40 и 50 х 60, встречались и фотографии длиной в метр. Вероятно, впервые в жизни мне удалось так подробно ознакомиться с выставкой и посвятить каждой фотографии столько времени, сколько она, на мой взгляд, заслуживала. Только здесь, на месте, я понял, какая широкая тема была предложена фотографам и сколько художественных решений скрывало в себе воплощение этой темы. Действие, или вернее, драма, разыгрывалась здесь во все времена года на земле, в воде и в воздухе. Это выл настоящий водопад сюжетов и находок, как случается всякий раз, когда собираются в одном месте произведения авторов из разных материков. Встречались здесь фотографии увлекательные по форме и содержанию рядом с работами, иногда бедными по мысли, зато не лишенными интереса с точки зрения подачи и технического решения.
Последний из выставочных залов был посвящен творчеству недавно скончавшегося чехословацкого фотографа Вилема Геккела. Двадцать его снимков, сделанных в горах, на скалистых утесах и ледниках, были здесь представлены под названием «Куда птица не долетит». Это был его мир, его любовь, ставшая позднее его судьбой.
Кроме Вилема Геккела, я не называю никого из авторов, а также не решаюсь оценивать выставленные работы. Тема охоты и природы очень близка мне. Перед многими снимками я стоял с чувством глубокого волнения и, должен признаться, под некоторыми из них я с удовольствием подписался бы.
Когда я уходил, вестибюль выставки уже заполнялся гостями, а я — в отличие от них — уже знал, какой огромный заряд воли, энергии, терпеливости и мастерства таит в себе большинство выставленных фотографий. Кроме того, мне стало понятно, какое направление господствует в мировой фотографии, в так называемой «охоте без ружья». Эти охотники, вооруженные всего лишь фотокамерой, пережили настоящие охотничьи приключения, и при этом их жертвы — олени, серны, рыбы, птицы и другие обитатели природы — продолжают жить. Они живы вдвойне, потому что их жизнь продолжается на снимках — в книгах, журналах, на стенах человеческих жилищ.

Слава Штохл
Конец (6x6)
Один из снимков, награжденных в Будапеште

слава штохл
фотографирует на формат 6x6

ЗА МОРСКИМИ КОТИКАМИ

Командоры... Далекий край, каких на земном шаре осталось уже мало. Нахожусь на лайде. Пляж этот пошире раза в три Ривьерского да и посетителей здесь больше чем там. Котики-секачи, котики-щенки, котики-красавицы заполняют «гаремы». «Гарем» — это серьезно. Законы их суровы. Если даже страсти улягутся, не легко добиться расположения «властелина».
Потрогать рукой серебристый мех котика дело заманчивое. Подкрадываюсь с подветренной стороны к «спящей красавице» и фотографирую ее с метра. Хочется снять и лицо. Говорю: вставай! Но сон котика крепок. Тычу пальцем в золотой мех. С быстротой молнии красавица вскакивает, ее шея вытягивается в струну. Шутка ли! Увидеть так близко москвича да еще с блестящим предметом в руках!
Четыре державы заключили конвенцию, согласно которой запрещается ловить котиков в открытом море. Тихий океан не бывает тихим, и поднять на палубу тело котика трудно. Получается бесполезное истребление. Если зверь случайно попадает в рыболовную сеть, рыбаки согласно конвенции выбрасывают его за борт вместе с отрезанным куском сети. С каждым движением вперед сеть крепче затягивает шею, прорезая ее до кости. Плавать и ловить рыбу для пропитания становится все трудней. Это гибель, а виноват в ней человек. А самое страшное то, что сородичи принимают его за чужого и разбегаются в разные стороны. И как просит он глазами: освободи! Но что я могу поделать, если у меня с собой только фотокамера?
Анатолий Богданов

Анатолий Богданов
Три снимка с Командорских островов


РЕКЛАМНАЯ ФОТОГРАФИЯ = ТЕХНИКА + РЕМЕСЛО + ВКУС + НАХОДЧИВОСТЬ + ПОСТАНОВКА (НО УМНАЯ!) + ТВОРЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ + ОСТРОУМИЕ...

Основным условием действенности и успеха любой рекламы и пропаганды (а значит, и фотографической) является ее профессиональный уровень. Это, конечно, относится к любому роду творческой деятельности. Рекламный фотограф без подлинной профессиональности не обойдется вообще. Поэтому можно только горячо приветствовать решение ЧТК оборудовать «Рефо», специализированный отдел, представляющий собой современное фотографическое ателье и лаборатории, в которых опытные и квалифицированные фотографы, графики, декораторы, редактора и другие работники смогут выполнять заказы наших производственно-торговых учреждений и культурно-просветительных организаций.
Рекламная фотография и у нас стала незаменимым помощником в промышленности и в торговле. Во многих странах эта область фотографии достигла высокого уровня как в техническом, так и в художественном отношении. До сих пор рекламную фотографию делали у нас самостоятельно работающие фотографы-художники. Сегодня они имеют сильного конкурента в лице прекрасно оснащенного «Рефо». Это, без сомнения, поможет повысить уровень нашей рекламной фотографии.
Новое ателье «Рефо» не только располагает внушающей почтение площадью (400 м2), но и прекрасно оснащено камерами «Синар», «Ликгоф», «Мамийя», лампами почти всех типов, заслонками, кулисами и швейцарским проекционным оборудованием «Бронколор», необходимыми реквизитами, картотекой с адресами натурщиц и т.д. Отдел рекламной фотографии «Рефо» выпускает также видовые открытки, календари, поздравительные новогодние открытки, каталоги и другие рекламные издания, напечатанные с помощью бромографической техники (так же, как и серийные выпуски оригинальных снимков).
В своей постоянной рубрике мы уже обращали внимание читателей на один особо интересный тематический отдел рекламной фотографии. Но у нас еще не было возможности продемонстрировать снимки, являющиеся, можно сказать, основой, фундаментом фотографической рекламы. Это простые, непритязательные на первый взгляд снимки продуктов нашего производства, статичные кадры предлагаемого товара. Опытные знатоки своего дела хорошо знают, что снять, или иными словами, «эстетически подать» зрителю ботинки, перчатки или банан, бритву или закуску не так просто. Тем более, если фотограф преследует совершенно конкретную цель — заставить человека приобрести эту вещь. Чем проще, обыкновеннее, банальнее предлагаемая вещь, тем труднее задача фотографа. К наиболее трудным и до настоящего времени еще мало использованным областям фотографического творчества, бесспорно, относится цветная фотография. Главные затруднения, однако, уже не вызывает техника цветной съемки и лабораторная обработка цветных негативов, диапозитивов или позитивов (хотя в известной степени затруднения встречаются и здесь), а неясности творческого и эстетического характера. С этими затруднениями наиболее часто встречаются фотографы, работающие в области рекламы и пропаганды. Необходимо, однако, признать, что именно цветная реклама таит в себе возможности интересных поисков, особенно для молодежи, которая здесь может проверить свой талант, вкус, изобретательность, остроумие и т.д.
Три снимка, перепечатанные нами из голландского журнала «Авеню» и французского «Пари Мач», подсказывают многое о возможностях цветной фотографии, причем не только рекламной.
Снимок, опубликованный на этой странице, — репродукция рекламы фирмы «Диор», предлагающей крем для лица. Он наглядно свидетельствует о том, какие высокие требования предъявляются сегодня к художественным качествам рекламной фотографии.
То же можно сказать и о двух репродукциях на соседней странице, хотя они и не являются портретами, а «всего лишь» рекламой дамских туфель (речь идет о рекламе фирмы «Шарль Журден», во втором случае — о фотографии автомобильных фар, напечатанной во всю страницу рекламе фирмы «Ренольт»).
Все три автора этих снимков (их имена мы, к сожалению, не знаем) умеют работать не только со светом, но и хорошо знают, что такое цветная композиция.
В. Й.

Рекламный снимок часов из голландского журнала «Авеню»
В ателье «Рефо» — рабочий кадр
Рекламный снимок дамских сапожек из японского ежемесячника
Общий вид пражского ателье «Рефо»
Рекламный снимок дамских туфель из парижского журнала мод
Рекламный снимок парижской фирмы «Диор»

РЕКЛАМНАЯ ФОТОГРАФИЯ = ТЕХНИКА + МАСТЕРСТВО + ВКУС

Две рекламные фотографии неизвестных авторов фирм «Чарльз Йордан)» и «Ренольт»


СПЕЦИАЛЬНЫЕ ФОТОПРИЕМЫ

Диффузный рельеф
При желании приглушить очертания изображения и одновременно его смягчить в целом можно воспользоваться техникой диффузного рельефа. Этот метод найдет широкое применение главным образом в портретной фотографии и в фотографических ню. Как и во всех остальных методах рельефа, для окончательного увеличения здесь пользуемся совмещенными негативом и позитивом. Диффузные, расфокусированные контуры увеличенного изображения получаем за счет диапозитива, поэтому на сей раз диапозитивы изготовляем не путем прямого контактного копирования негатива, а иным путем, о чем речь пойдет ниже.
Пользуясь первым способом, при копировании сохраняем определенное расстояние между негативом и негативным материалом. Прослойкой может быть воздух, стекло или органическое стекло. В случае стеклянной прослойки необходимо пользоваться пластинами больших размеров, чем негатив, чтобы избежать отражений от их боковых сторон. Расстояние между негативом и негативным материалом определяется степенью диффузии и окончательного увеличения: чем больше увеличение, тем большую выбираем толщину прослойки. Для просветления негатива пользуемся узким, направленным пучком света, например, из увеличителя. На стол увеличителя кладем сначала черный бархат или черную матовую бумагу, а на нее негативный материал слоем вверх. Если это пленка, то по краям кладется груз, например, две деревянные рейки, изнутри покрытые черным матовым лаком. На реечки толщиной 1 см положим стеклянную пластину, а на нее негатив слоем вниз, который покроем еще одним стеклом. Все это размещается по оси увеличителя. После этого освещаем. Вместо реек можно пользоваться пластинкой из органического стекла, обе поверхности которой должны быть без механических изъянов. После этого первоначальный негатив сложим с диффузным диапозитивом слоями друг к другу. С одной стороны их слепим клейкой лентой, после чего увеличиваем.
Диффузный диапозитив можно получить и иным способом, вложив негатив в рамку увеличителя. Спроектированное изображение негатива, вложенного слоем вниз, сфокусируем для нужного увеличения. Под объектив увеличителя помещаем горизонтально чистое стекло, смытую фотографическую пластину или стекло из рамки увеличителя. Минимальное расстояние стекла от объектива должно быть не меньше одной четверти расстояния от объектива до плоскости проекции. Чем ниже помещаем стекло, тем более резким получается рисунок изображения, полученного по первоначальному негативу. Стеклянную пластинку укрепляем в подходящем держателе так, чтобы на нее слоем вверх можно было поместить негативный материал и прикрыть его вторым стеклом. Важно точно заметить положение негативного материала. Этого можно достичь, располагая пленку соответственно сторонам подложного стекла или прилепляя непосредственно вдоль нее полоску бумаги. В это ограниченное пространство вкладываем негативный пленочный материал и покрываем чистым стеклом. Затем освещаем. Обработанный диффузный диапозитив вкладываем на место, ограниченное маской на подложном стекле. Окончательное увеличение первоначального негатива происходит через диффузный диапозитив.
В обоих упомянутых случаях характер увеличенного изображения зависит от плотности диффузного диапозитива. При диапозитивах с плотностью большей, чем плотность первоначального негатива, увеличенное изображение имеет негативный вид и, наоборот, при меньшей плотности вид получается позитивный.

Приглушенный рельеф
Исходной техникой для получения приглушенного рельефа является метод, обычный при изготовлении рельефа и барельефа. Разница лишь в том, что негатив и позитив имеют большую плотность и высокую градацию. После их соединения выбираем на контрастную фотографическую бумагу такую выдержку, чтобы после проявления в изображении были только черные линии на белом фоне, без каких-либо тональностей. Если в окончательном увеличенном изображении желательно получить обратную тональность, белые линии на черном фоне, то тут имеются две возможности: можно перекопировать увеличенное изображение контактно на бумагу (пользуемся бумагой полукартоновой толщины Ц или У 2111), или негатив, соединенный с диапозитивом, можно контактно перекопировать на техническую пленку. По ней затем делаем увеличенное изображение опять на бумагу высокой градации.
Если первоначальный негатив не имеет достаточную плотность и градацию, изготовляем дубликат, рекопируя негатив на техническую пленку. По дубликату изготовляем контактно диапозитив, который соединяем с негативом слоями друг к другу так, чтобы они точно совпадали. Потом их немного сдвигаем в горизонтальном или в обоих перпендикулярных направлениях. Первое соответствует технике рельефа, второе — технике барельефа, но в обоих случаях тональность приглушенная. Размер сдвига выбираем в зависимости от желаемого увеличения: чем больше увеличение, тем меньше должен быть сдвиг. Приглушенный рельеф находит применение в фотографических ню и портретной фотографии. Работая по этому методу, фотографируем на нейтральном фоне без рисунков и теней. Для получения резких контурных линий в технике силуэта снимаем неосвещенную модель на освещенном белом фоне. Техника приглушенного рельефа позволяет съемку контрастно освещенной модели на черном фоне. Источники света помещаем по обеим сторонам сзади фотографируемого объекта. Чтобы получить плотные, достаточно контрастные негативы, в обоих случаях необходимо пользоваться негативным материалом более высокой градации и продолжить время освещения до величины одной диафрагмы.
Ярослас Шимек

ЦВЕТНОЙ КОЗЫРЬ В НАШИХ РУКАХ

В технике фотографии в ближайшие годы ничего нового, пожалуй, не появится. И все-таки одно средство есть в нашем распоряжении. Это — цвет, причем цвет, который мы хотим создать.

Старая новинка
Хотя этот творческий прием окажет влияние на эмоциональную сторону фотографии лишь в небольшой мере, несомненно, будет одним из наиболее выразительных средств и, безусловно, расширит возможности современной цветной фотографии. Если же учесть, что в наше время фотография используется повсюду — в кинематографии, в телевидении, полиграфии, рекламе, моде и т.п., — это не так уже мало.
Первый шаг был сделан сравнительно давно, во время второй мировой войны. Фирма «Кодак» разработала и изготовила тогда для военных целей цветную инверсированную пленку, чувствительную к инфракрасным лучам. Она имела особенно высокую чувствительность по отношению к длинноволновому излучению, причем проявленные цветные компоненты отличались от первоначального спектра цветов объекта (красная трава, зеленоватая кожа, лилово-синее небо). С помощью фильтров этот недостаток удавалось частично устранить. Это открыло путь новому направлению, особенно после того, когда это открытие, первоначально предназначенное для военных целей, нашло более широкое использование. Вероятно многие из читателей помнят несколько шокирующие портреты популярных Битлс автора Аведона, выполненные при помощи цветного эффекта Сабаттиера. Тысячи афиш с их фотографиями заполнили не только афишные стенды, но также квартиры, великосветские салоны и клубы «битлс» музыки. Эти снимки способствовали возникновению новой волны в искусстве плаката, оказавшем воздействие на широкий круг общественности. Например, издательство «Эгапа-хобби» выпускает в форме плакатов фотографии, в том числе чехословацких авторов, присланные на конкурс «ИФАМ». Эта волна не обошла также нас: стремление помещать на стенды что-то экстраординарное почти вытеснило рекламные киноплакаты. Чего же мы добиваемся? Права на эксперимент, особенно в цветной фотографии, на полемику с теми, кто безапелляционно выступает против всего нового, необычного, выходящего за рамки общепринятых эстетических норм. Фотокритикам не следовало бы обобщать несоизмеримые понятия о ценностях. Их задача — чутко различать стили, тематику и технику. Выполненную работу необходимо оценивать не только с точки зрения лучших работ в той или иной области, не мешало бы ознакомиться и с другими снимками данного автора, принимая во внимание при этом также современный уровень развития культуры и уровень знаний.

Кратко о цветном волшебстве
Способ субъективного проявления еще не относится к специальным «цветным» приемам. Но благодаря своим огромным потенциальным возможностям он представляет собой один из наиболее распространенных методов в области цветной фотографии. Еще перед началом съемки фотограф «приспосабливает» цвет. Делается это сравнительно просто: прежде всего выбирается освещение (изменение цвета при солнечном освещении ранним утром, перед закатом солнца и т.д.), в случае необходимости используются поляризационные фильтры, которые, устраняя перпендикулярные лучи, творят при цветной съемке настоящие чудеса. Но решающим фактором по-прежнему остается выбор среды и доминирующего мотива, которые впечатляюще действуют на зрителя благодаря цветной поверхности контрапункта. Все еще недостаточно используются связь и соотношение между количеством, яркостью света, насыщенностью цветов и тональностью цветных поверхностей, хотя все это открывает большие возможности. Лучшие образцы работ, выполненные при наличии всех этих компонентов, можно увидеть скорее в рекламной фотографии, чем в выставочных залах.
Цветной рельеф является самым распространенным и обычным приемом. В большинстве случаев исходным материалом для получения его служит черно-белый негатив и его диапозитивные копии, по которым делается экстракт. Возможности, вытекающие из этого метода, были описаны в статье инженера Герета («Фотография» № 2, 1970 г.) и в статье Я. Шимека («Фотография» № 1, 1971 г.). Значительно лучших результатов по сравнению с теми, о которых пишет Герет, можно достичь посредством копирования через аддитивные или плотные дополнительные фильтры на позитивную техническую пленку (например, «Диаколор-Т» производства «Фома»), которая обрабатывается как цветная бумага. Экстрактами, наклеенными один на другой, можно пользоваться в качестве готовых диапозитивов или сразу увеличивать на цветную бумагу.
Цветная изогелия — сравнительно редкое явление на выставках. Также как и черно-белая, она используется преимущественно для крупных плоскостных изображений без деталей. Техническое решение мотива не содержит в себе ничего нового (см. статью Я. Шимека). С помощью ступенчатых черно-белых экстрактов в последней фазе копируются цветные экстракты (лучше всего при использовании фильтрованного освещения цветной позитивной пленки), которые затем в соответствии с первоначальными пометками наклеиваются один на другой. В ходе этого процесса необходимо очень тщательно подходить к подбору отдельных цветных компонентов, так как накладывая их один на другой мы создаем ряд дополнительных цветов. Копирование всех ступенчатых экстрактов лучше всего проводить при всех цветных экспозициях. Для окончательного изображения можно испробовать несколько комбинаций.
Цветной эффект Сабаттиера является уникальным методом, подобных результатов нельзя достичь при помощи сериграфии или цветной литографии. Принцип его также исходит из черно-белой фотографии, т.е. дополнительное экспонирование в процессе проявления цветной пленки дает возможность многих необычных вариантов цветного эффекта. Для дополнительной цветной экспозиции наиболее целесообразно пользоваться аддитивными цветными или плотными фильтрами дополнительных цветов, которые можно вставлять в кожух специальной лампы для освещения материала в кювете (можно пользоваться также вторым увеличителем и т.п.). Самое главное соблюдать правильное соотношение между первой и второй экспозициями, для этого, конечно, нужно иметь некоторую практику. Можно исходить также из цветного диапозитива и негатива, а в некоторых случаях с помощью этой техники можно успешно обрабатывать непосредственно цветную бумагу. Но большего эффекта можно добиться при наличии цветной позитивной пленки, которая лучше всего передает характерную специфику этой техники: белую контурную линию и переходы цветных оттенков в полутона. На первоначальное цветное изображение имеет свое влияние инверсированный способ второго экспонирования, что следует учитывать при определении дополнительной фильтрации первого экспонирования.
Комбинация всех приведенных методов значительно расширяет возможности цветной фотографии (например, цветную гелиогравюру можно обрабатывать также при помощи эффекта Сабаттиера и т.д.). Кому известны свойства цветных материалов и способ составления цветов, тот заранее может предвидеть результаты этой комбинации. Без необходимых знаний цветная фотография немыслима. Кто надеется на случайные результаты, немного достигнет.

Каков вывод?
Перечень возможностей цветной фотографии несомненно поможет тем, кто ею занимается, лучше ориентироваться и разбираться в процессе подобного рода работы с фотографией. Однако я не собираюсь приписывать этим техническим приемам большее значение, чем они могут иметь в действительности. Привлекательность формы предопределяет их широкое использование для рекламных целей, пропагандирования моды, оформления афиш и плакатов, конвертов и т.п. Художники первыми оценили эмоциональное воздействие форм цветной фотографии и вероятно, впервые в истории дали фотографии возможность избавиться от ее извечного чувства зависимости от живописи.
Милош Полашек

Ярослав Шимек Диффузный рельеф (6x6)
Ян Биртус Металлургический завод (6 X 6)


СПЕЦИАЛЬНЫЕ ФОТОПРИЕМЫ

Четыре снимка М. Полашека к статье на стр. 52—53
Ян Биртус Цветной перевод черно-белого снимка со стр. 53


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz