каморка папыВлада
журнал Фотография 1972-01 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.04.2019, 19:28

скачать журнал

страница следующая ->

Fotografie 72

СПЕЦИАЛЬНОЕ РЕВЮ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ФОТОГРАФИИ
ГОД ИЗД. XVI НОМЕР 1

Постоянные сотрудники и авторы главных статей: Анатолий Богданов, Эдвард Ценек, Ярослав Чиляк, Франтишек Достал, Ростислав Достал, Карел Дворжак, Штепан Энгел, д-р Анна Фарова, Людовит Главач, Вацлав Йиру ЭФИАП, Виктор Костин, Павел Кривулка, Иржи Мацку, Даниэла Мразкова, Ладислав Пауле, Рагу Рай (Индия), Владимир Ремеш, Гуго Шеттле (ФРГ), проф. Рудольф Скопец, д-р Ярослав Шимек, доц. Ян Шмок, Слава Штохл, Зденек Тома, инж. Ярослав Ваня, доц. Вацлав Зикмунд, канд. наук. - Lay-out и художественное решение Вацлава Йиру.
Переводы д-р О. Виндушковой, Т. Райманновой, Т. Шевченко.
Редакция: Даниэла Мразкова (зам. глав. редактора), Йозеф Новак (ответст. ред.), Адель Глохова (редактор русского издания).
Авторы фотографий — Autoren der Aufnahmen - Authors of Photographs.: В. Ахломов, СССР (81), Г. Байерлова, ЧССР (39), Е. Баковскии, Польша (73), А. Блага, ЧССР (33-35); О. Блейова, ЧССР (74), А. Богданов, СССР (47), Я. Биртус, ЧССР (53, 55), д-р Э. Доскочил, ЧССР (38), Ф. Достал, ЧССР (6, 68, 80), Э. Грохович, Польша (72), В. Ганзл, ЧССР (36-37), инж. И. Гавел (10), А. Якоби, Люксембург (64), Л. и В. Яницци, Польша (73), д-р инж. К. Йиру (64), В. Йиру, ЧССР (2, 79, 82), А. Кадлецова, ЧССР (68, 69, 82), О. Карасек, ЧССР (26-29), В. Касал, ЧССР (62), О. Копта, ЧССР (4, 5), д-р Я. Коречек, ЧССР (30-32), В. Коренчук, СССР (63), Б. Коробейников, СССР (42-43), В. Костин, СССР (20-22), Е. Левчинский, Польша (72), О. Линтунен, Финляндия (80), Я. Литомиский (7), М. Лускачова ЧССР (70), А. Мацияускас, СССР (75), К. Малский, Польша (72), В. Пархомов, СССР (11), инж. Л. Пауле, ЧССР (23), В. Песков, СССР (40-41), В. Плевинский, Польша (73), М. Полашек, ЧССР (54), Я. Прзыбылакова, Польша (72), инж. П. Пуртц, ЧССР(18—19), Я. Рабаковский, Польша (73), Р. Рай, Индия (12-17), Ман Рей, Франция (24-25), д-р Ф. Шнеблинг, ЧССР (6), О. Швалбе, Дания (66), П. Сикула, ЧССР (71, 76, 77), В. Сиручек, ЧССР (4), Л. Шерстенников, СССР (60, 61), д-р Я. Шимек (52), С. Штохл, ЧССР (44-46), К. Шуфейсл, ЧССР (66), З. Тхома, ЧССР (56-59),Б. Тршиска, ЧССР (8), Я. Витек, ЧССР (67), М. Вокач, ЧССР (62), В. Врбик, ЧССР (5), З. Валтер, Польша (73) — Два коллажа на стр. 84 Т. Платзнера.

Fotografie 72

Март — стр. 2 Ш. Энгел: Где граница фотографического творчества? 3 В. Зикмунд: Жизненные условия и опустошение природы. 6 Р. Достал: Раздумья о природе. 7 Л. Главач: Не только внешняя форма реального. 9 Из стран социализма. 12 Интервью с Рагу Райем об индийской фотографии. 18 Я. Чиляк: О творчестве Петра Пуртца. 20 Виктор Костин о себе и фотографиях. 23 Л. Пауле: Эстетика, лес и фотография. 24 Интервью с Анной Фаровой. 25 А. Фарова: Покупки музея. 26 К. Дворжак об Олдржихе Карасеке. 30 Я. Шмок об Иване Коречеке и о художественности фоторепортажа. 33 Э. Ценек: Фотографика Антонина Благи. 36 А. Фарова: Деревья Владимира Ганзла. 44 С. Штохл: Человек и природа. 48 Рекламная фотография. 52 Я. Шимек и М. Полашек: Специальные фотоприемы. 56 З. Тома: Фотограф с рюкзаком 60 Дискуссия, письма, опыт... 70 Обзор выставок. 73 В. Ремеш: Прикладная фотография. 75 Специальные и иллюстрированные книги и публикации. 78 Серьезное и курьезное.
Brezen - Str. 2 St. Engel: Kde je hranice fotograficke tvorby...? 3 V. Zykmund: Zivotni prostredi a devastace krajiny. 6 R. Dostal: Zamysleni nad krajinou. 7 L. Hlavac: Vic nez jen vnejsi vzhled reality. 9 Ze zemi socialismu. 12 S Raghu Raiem o indicke fotografii hovori F72. 18 J. Ciljak o tvorbe Petra Purtze. 20 Viktor Kostin o sobe a fotografii. 23 L. Paule: Estetika, les a fotografie. 24 Rozhovor F72 s Annou Farovou. 25 A. Farova: Muzejni nakupy. 26 K. Dvorak o Oldrichu Karaskovi. 30 J. Smok o praci Ivana Korecka a o vytvarnosti fotoreportaze. 33 E. Cenek: Fotografika Antonina Blahy. 36 A. Farova: Stromy Vladimira Hanzla. 44 S. Stochl: Clovek a priroda. 48 Reklamni fotografie. 52 J. Simek a M. Polasek: Specialni techniky. 56 Z. Thoma: Fotograf na vandru. 60 Diskuse, dopisy, zkusenosti... 70 Vystavni retrospektivy. 73 V. Remes: Aplikovana fotografie. 75 Odborne a ilustrovane knihy a publikace. 78 Vazne i lehkovazne.
March - Page 2 St. Engel: Where are the Limits of Photographic Creation? 3 V. Zykmund: Human Environment and Land Pollution. 6 R. Dostal: Thinking about Landscape. 7 L. Hlavac: More than the Surface of Reality. 9 From the Socialist Countries. 12 F72 with Raghu Rai on Indian Photography. 18 J. Ciljak: The Work of Petr Purtz. 20 Viktor Kostin about Himself and Photography. 23 L. Paule: Aesthetics, Forest and Photography. 24 An Interview of F72 with Anna Farova. 25 A. Farova: Antique Purchases. 26 K. Dvorak about Oldrich Karasek. 30 J. Smok: The Work of Ivan Korecek and the Artistic Contents of Photoreport. 33 E. Cenek: Antonin Blaha's Graphic Art Based on Photography. 36 A. Farova: Trees by Vladimir Hanzl. 44 S. Stochl: Man and Nature. 48 Advertisement Photography. 52 J. Simek and M. Polasek: Special Techniques. 56 Z. Thoma: Hitchhiking Photographer. 60 Discussion — Letters — Considerations — Ideas... 70 Exhibition Reminiscences. 73 V. Remes: Applied Photography. 75 Photo Books and Publications. 78 Serious and Gay.
Marz - S. 2 St. Engel: Wo liegt die Grenze der Fotokunst? 3 V. Zykmund: Umwelt und devastierte Landschaft. 6 R. Dostal: Nachdenken uber die Landschaft. 7 R. Hlavac: Mehr als die au?ere Erscheinung der Realitat. 9 Aus den sozialistischen Landern. 12 F72 Gesprach mit Raghu Raie uber indische Fotografie. 18 J. Ciljak uber Peter Purtzes Schaffen. 20 Viktor Kostin uber sich selbst und uber Fotoschaffen. 23 L. Paule: Asthetik, Wald und Fotografie. 24 F72-Gesprach mit Anna Farova. 25 A. Farova: Museumskaufe. 26 К. Dvorak uber Oldrich Karasek. 30 J. Smok uber Ivan Koreceks Fotos und die Bildkunst in der Fotoreportage. 33 E. Cenek: Antonin Blahas Foto-Grafik. 36 A. Farova: Vladimir Hanzls Baume. 44 S. Stochl: Mensch und Natur. 48 Werbe - fotografie. 52 J. Simek und A. Polacek: Spezialfototechniken. 56 Z. Thoma: Fotograf auf Wanderschaft. 60 Diskussion, Zuschriften, Erfahrungen... 70 Ausstellungsretrospektiven. 73 V. Remes: Appliziertes Fotoschaffen. 75 Fachliteratur und Bildbande.

ДИСТРИБУЦИЯ: Австралия: Kessing Ltd., Box 4886 G.P.O., Sydney, N.S.W. Австрия: Globus-Buchvertrieb, Salzgriess 16, Wien I. Бельгия: Agence et Messageries de la Presse, 14—22 rue du Persil, Bruxelles ЧССР: Artia, Smecky 30, Praha 1 Дания: Munkegaard, 47 Prags Boulevard, Copenhagen ФРГ: Hellios GmbH, 1 Berlin 52, Eichborndamm 141—167, Berlin West Голландия: Pegasus Liedsestraat 20, Amsterdam С Япония: Far Eastern Booksellers, Kanda P.O.B. 72, Tokyo Югославия: Jugoslovenska Knjiga, Terezie 27/II, Beograd Швеция: Wennergreen Williams, Fack Stockholm 30

Ревю на чешском и русском языках издает «Орбис», нац. предпр., отдел журналов, Прага. Фотографии (макс. размер 18x24) и статьи посылайте по адресу: Редакция «Фотография 71» Прага 1, Длоуга ул. 12. Телеф. 64951-5. Снимки и рукописи, не заказанные редакцией, последняя не может возвращать. Подписка на журнал проводится областными и городскими отделами «Союзпечати» и конторами связи — Ревю выходит четыре раза в год: в марте, июне, сентябре и декабре. Глубокая и офсетная печать «Полиграфии», нац. предпр. Прага. Цена 2 рубля.

Обложка: первая стр. Гюнтер Сандер Синий сон (Agfacolor - 6x6) вторая стр. Вацлав Йиру Весна (Agfacolor - 6x6) третья стр. Вацлав Новак Март (кинопленка) четвертая стр. Обложка фотокниги «Прага — город фотогеничный»


где граница фотографического творчества?..
о снимке неизвестного автора размышляет Штепан Энгел

Если вы забредете в Ватиканский музей, не забудьте остановиться перед скульптурной группой трех неизвестных авторов с острова Родос, которые 2200 лет тому назад вытесали из камня трагедию священника Лаокоона и его сыновей. Вог велел драконам задушить Лаокоона вместе с его потомством за то, что тот осмелился раскрыть жителям осажденного города коварный обман данайцев, пославших Трое в знак перемирия деревянного коня. Лаокоон умолял защитников Трои отказаться от данайского дара, в утробе которого притаились вооруженные воины, готовые при первом сигнале напасть на Трою и воздать ей за доверие смертью и разорением. Как видно, раскрывать чужие обманы и в столь далекие времена было делом рискованным.
Великолепная скульптурная группа более чем 200 лет назад послужила импульсом немецкому поэту, драматургу и теоретику искусства Готтхольду Эфраиму Лессингу для размышлений о границе живописи и поэзии. Он пришел к заключению, что живопись, (а также скульптура) существует в пространстве, границы которого не могут быть нарушены, а поэзия — во времени. Живопись изображает фигуры и вещи в пространстве, поэзия — их судьбы в волнах времени.
А как обстоит дело с фотографией, о которой Лессинг в то время еще не мог знать? Действительны ли для нее размеры времени и пространства так же, как для живописи, скульптуры, поэзии? Разумеется, действительны, и даже в большей степени, ибо ограничение во времени здесь имеет форму настоящего. Живопись может воспроизвести, а поэт рассказать о давно прошедшем событии, от которого не осталось и следов, однако фотограф не может сделать ничего подобного. Его искусство неразрывно связано с текущим моментом. В этом фотография — дитя своего времени, даже больше того — раба. Она не может рассказать об осаде Трои, о том, как выглядел троянский конь.
Однако фотографическое творчество отнюдь не зависит от драматической завязки и не нуждается в сюжетах давно минувших дней. Доказательством тому может служить снимок с надписью: «Жизненная среда. Фотографический комментарий». Речь идет о фотографии, рекламирующей японскую камеру «Никормат». Ее смысл однако более глубокий, ибо она поднимает проблемы, являющиеся движущей силой в жизни современного человека. Она рассказывает без слов так же, как изваянный из камня Лаокоон. Разница между обоими заключается в том, что поединок Лаокоона в момент, запечатленный ваятелем, был уже решен, мы чувствуем трагизм этой фигуры, зная, что мольбы Лаокоона были тщетными, в то время, как опасность, угрожающая мальчику, балансирующему на поваленном бревне в захламленном дворе, вполне возможно, была предотвращена.
Автору снимка удалось достичь большего, чем предполагала первоначально поставленная перед ним задача: обратить внимание читателей на предлагаемый фирмой товар. Таким образом второстепенное в снимке стало главным. Автору удалось обратить внимание зрителя на опасность все более интенсивного загрязнения воздуха и атмосферы, в которой мы живем, превращения цивилизации в троянского коня, в утробе которого скрывается угроза дышать воздухом, непригодным для дыхания, пить воду, непригодную для питья, возделывать землю, неспособную родить.
Мальчик, балансирующий на поваленном бревне, станет взрослым. В границах нашего определения он перейдет из размеров пространства в размеры времени — к самой крайней границе изобразительных возможностей искусства и жизни. С течением времени на захламленном дворе увеличится число поваленных бревен, досок, мусора, испорченных продуктов, грязного тряпья, бумаги. Стены печального дома почернеют еще больше. Мальчик, балансирующий на бревне и старающийся удержать равновесие, может служить символом сегодняшнего дня, балансирующего между прогрессом и отбросами цивилизации, символом борьбы против загрязнения воздуха, жизненного пространства, против уничтожения природы, символом поисков равновесия между достижениями и преимуществами развитой технической цивилизации с одной стороны и ее ловушками, рифами, порогами — с другой, короче красноречивым предостережением не поддаться обману нового троянского коня.


Федор Габчан Промышленный пейзаж 1971

«Нам известно, как благодарно действует природа на человека, как обновляет его силы и освежает мысли. Поэтому надо охранять сокровища природы не только от нежелательных следов цивилизации, но и от бесчувственности, грубости и бестактности некоторых людей.
Чехословацкая Социалистическая Республика является одним из первых государств в мире, в Конституции которого есть статья о необходимости охранять природу на территории нашей страны. Это, конечно, нельзя понимать как самоцель. Наша задача — создать лучшие условия для жизни наших людей, их труда и отдыха».
Эти слова президента республики Людвика Свободы взяты из его выступления в 1970 году. Его речь в сокращенном виде вышла книгой, оформленной почти библиофильски, но ее содержание касается общечеловеческих проблем. Каждый человек живет и работает в конкретной среде, нередко на лоне природы, в которой он ищет вдохновения, с которой сосуществует и которую использует в своих интересах. Однако, все это не должно превращаться в деструкцию, разрушение, равно как и сосуществование не должно дать крен в сторону примитивного «защитничества», изолирования природы от нужд человека. Поэтому необычайно своевременно прозвучали слова президента Свободы о гармонии между силами природы и продуктивным вмешательством в нее человека. Существование природы зависит также от культивированной человеческой деятельности. И в природе можно читать страницы истории человеческой культуры.

жизненные условия и опустошение природы

С первого момента своего существования человек зависел от природы, ибо он сам — ее неотъемлемая часть. Тем не менее он вступил в борьбу с природой, стремясь подчинить ее своей воле. История развития человека — это история покорения природы. Коренной перелом в ходе этой борьбы наступил в двадцатом веке; природа, за небольшими исключениями, была покорена человеком, ее еще полностью неизведанные, но уже доступные познанию закономерности в основном раскрыты. Наступила эпоха научно-технической революции, которая во многих случаях слишком часто проявляется как наступление развитой цивилизации на природу. То, что первоначально было рождено самой природой и существовало в симбиозе с ней, обратилось против природы, которая очутилась в оборонительном положении.
Результаты таких процессов в развитых странах ощутимы с первого взгляда. Леса отступают перед новостройками, гибнут от воздуха, зараженного промышленными газами, в руслах рек течет вода, в которой погибает отравленная отходами заводов и фабрик рыба. Огромные пространства еще недавно девственной природы быстро исчезают. Дороги, проходившие среди тенистых аллей, уступают место автомагистралям, а вместо деревьев по сторонам возвышаются рекламные щиты и дорожные знаки. Люди отправляются в путь уже не с тем, чтобы познать и полюбоваться красотами природы, а попросту стремятся как можно быстрее попасть из одного места в другое.
Иногда вмешательство в природу диктуется прямой необходимостью: нельзя преградить путь техническому и научному прогрессу, так же как нельзя остановить общественный прогресс. Однако, для развития цивилизации характерны глубокие противоречия, в первую очередь между необходимостью этого развития и его огромными пагубными последствиями. В конфликте противоречий этот процесс достигает критической стадии. Страны с высокоразвитой цивилизацией отчаянно ищут выход из замкнутого, казалось бы, безвыходного круга.
Но речь идет прежде всего о самом человеке. Имеется в виду не только систематическое нарушение его естественной сущности, но также противоречия, возникающие в психологии человека на основании упомянутых явлений. Человек, пресыщенный цивилизацией, возвращается к природе, ищет в ней теряемое равновесие своей антропологической сущности. Его бегство подобно нашествию, и в довершение рокового процесса цивилизации он уничтожает остатки природы, увеличивая количество отбросов и все больше вмешиваясь в действительность, которая до его появления была совершенно иной. Как будто человек обречен влачить за собой грязь, извергаемую большим городом, как будто он разучился вступать на лоно природы с чистыми руками, как будто задался целью уничтожить ее остатки... Его атавистические склонности зачастую проявляются не в слиянии со средой, сохранившей еще свой первоначальный облик, а, наоборот, в ее опустошении. Таблички на краю леса, призывающие отдыхающих не жечь костров и ходить только по тропинкам, не оказывают воздействия.
От опыления полей гибнут звери, химикалии вместе с дождевой водой стекают в ручьи и реки, неся гибель всему живому. Там, где природа сохранила свой первоначальный облик, сооружаются плотины, вокруг них планируется строительство больших дачных поселков, которые вскоре превращаются в поселения со всеми присущими цивилизации атрибутами. Человек — воплощение противоречий: где бы он ни появился, он несет с собой признаки среды, от которой бежит: шум транзисторных приемников, просеки, превращенные в стоянки автомобилей и т.д.
И все же необходимо найти выход. В печати уже было опубликовано множество дискуссий на эту тему. Издавались инструкции и указания по спасению рек, налагались крупные штрафы на предприятия, загрязняющие окрестности, печатались листовки и плакаты с текстом, содержащим настоятельную просьбу: «Не губи меня!», и даже тексты, призывающие детей охранять зверей и птиц. Но все это не достигает цели, поэтому необходимо еще шире развернуть мероприятия, направленные на борьбу за охрану природы. Одним из таких средств является фотография. Чем может она помочь?
Систематическое внимание, уделяемое этой проблеме, терпеливое повторение предупреждений, а также наглядная иллюстрация наиболее вопиющих примеров могут сыграть свою роль. Речь идет не только о рациональных, но также об эмоциональных средствах воздействия, не только о лаконичной пропаганде вроде «Не губи меня!», но и о сопоставлении первоначальной жизненной среды с ее нынешним опустошенным видом, о постоянном подчеркивании явлений, ставших обыденными.
Необходимо вывести человека из состояния равнодушия, жертвой которого он стал. Лучше всего с этим может справиться фотография, изображающая действительность такой, какая она есть. В человеке давно закоренилось представление (разумеется, ошибочное) о том, что произведение искусства должно отображать лишь красивую действительность, поэтому, когда он сталкивается с изображением действительности уродливой (например, со снимком, запечатлевшим кучу мусора на тротуаре), это его шокирует. Вывести таким образом человека из плена условностей означает по сути помочь ему уяснить конкретную ситуацию: посредством проекции отображаемой действительности человек переносится в саму действительность, снова начинает воспринимать отрицательные стороны цивилизации, которые он прежде не воспринимал или перестал воспринимать.
Сила фотографии заключается в том, что она помогает восстанавливать утраченное восприятие явлений, которые в повседневной жизни кажутся незначительными, а на самом деле их следует расценивать как крайне негативные. Освещение среды, выделение неэстетических деталей из общей картины, которая на первый взгляд может казаться эстетической, производит сильное впечатление.
Но это не единственный способ борьбы фотографии против опустошения природы. Другим методом является сопоставление. Достаточно сравнить, как выглядел пейзаж раньше и как он выглядит теперь или будет выглядеть в ближайшем будущем, если не принять надлежащих мер. Такого рода сопоставление оставляет глубокий след в сознании человека, в его эмоциональном восприятии и лишь изредка говорит в пользу сегодняшнего дня. Иногда достаточно взглянуть на фотографию, чтобы убедиться в том, как, скажем, неприглядные сельскохозяйственные постройки на холмах нарушают силуэт местности, вносят дисгармонию в характер пейзажа и лишают его своеобразия. В целесообразности этих сооружений не приходится сомневаться, однако, вызывает сомнение чувство ответственности тех, кто решился построить их, не принимая во внимание симбиоз архитектуры с общей картиной пейзажа.
То же самое относится и к регулированию рек. Соображения экономического характера, безусловно, не маловажны, но нельзя исходить только из них. Окаймлявшие речки столетние липы, ивы и кусты, в которых находили приют птицы, бессмысленно вырубались, живописная местность приобретала характер однообразно индустриальный, нарушалось биологическое равновесие, эстетическая ценность природы. Фотография, сопоставляющая прежнюю и нынешнюю картину сельской местности, является обвинением и предостережением. Такое предостережение может приобрести общественное звучание, даже в том случае, когда речь не идет о художественной фотографии. Эмоциональное воздействие заключается не в отдельном снимке, а в сопоставлении нескольких.
Внимания заслуживает также третий метод: изображение природы, не тронутой цивилизацией. Такого рода снимки независимо от того, носят они художественный характер или документально изображают конкретные местности (см. журнала «Красоты Словакии»), должны возбудить у читателя, хотя бы немного разбирающегося в эстетических ценностях природы, представление об идеальной среде, к которой нужно стремиться или которую необходимо сохранить в ее первоначальном виде. Подобный идеал, выраженный любыми средствами, оказывает такое же общественное воздействие, как предостережение против опустошения, а иногда и более сильное: говорит о потребности внутренней гармонии человека, творения природы, и человека, общественного существа. Если снимок, изображающий картину опустошения, предостерегает, то фотография, запечатлевшая нетронутые уголки природы, взывает к тому, чтобы они были сохранены для человека. Сопоставление раскрывает ошибки исправимые и непоправимые. Во всех трех случаях освещается явное, которое перестало быть явным: то, что человек под бременем им же созданной цивилизации лишился внутреннего равновесия.
Дело не только в том, чтобы человек снова стал человеком, «для которого спеют ягоды в лесу», но чтобы он умел пользоваться достижениями цивилизации для своего блага, а не для самоуничтожения. Фотография может оказать ему в этом действенную помощь.
Вацлав Зикмунд

Олдржих Копта Городской горизонт 1971
Одинокий

С аппаратом на защиту природы
Владимир Врбик XX век


раздумья о пейзаже
Ростислав Достал

Дискуссия о пейзаже по существу не прекращается среди фотографов. Хотя в праве пейзажа на отображение в современной фотографии никто не сомневается, все еще не выяснены вопросы, какой пейзаж имеет право на существование и возникают ли проблемы подобного рода у живописцев.
Хотя живописца в первую очередь интересует цвет (а в этом его большое преимущество по сравнению с фотографом), проблема выбора пейзажа остается для них общей.
Газета «Художественная работа» задала нескольким художникам такой вопрос: — Видите ли вы разницу между средой естественной и искусственной в качестве художественного объекта и в чем?
Винценц Бенеш: — Мы живем не в безвоздушном пространстве и не в выдуманном мире. Нас окружает материальная среда, как искусственная, так и естественная. Человек, освобожденный от религиозных суеверий, связан со всем, что его окружает, независимо от того, создано это природой или его руками.
Ярослав Грус: — В искусстве все имеет право на существование. Зачем же отнимать его у пейзажа, на фоне которого проходит вся жизнь человека? Это, можно сказать, сцена жизни. Все совершается на земном пространстве, в природе. Вещи, материя, формы, движение, природа, дело рук человеческих — все существует в постоянных и многообразных превращениях. Меня всегда привлекала в пейзаже его форма, структура, но в отличие от тех, кто видит в пейзаже лишь средство для создания особого настроения, я искал в нем более глубокий смысл, старался постичь сущность природы и ее законы, все то, что влияет на характер народа и каждого человека в отдельности.
Камил Лготак: — Меня всегда интересовал пейзаж, в котором природа сочетается с объектами, созданными руками человека. Меня интересует результат, который возникает от соединения природной стихии с плодами человеческого разума и техники. В старой машине на лугу и бетоновых арках, просвечивающих сквозь листву, можно найти новую поэзию, в которой есть своя динамика, сила и смелость, иногда и скрытая грусть. Для меня пейзаж — источник новых взаимоотношений, драматической напряженности и связи между различными объектами, формой, материей и природой. Назначение художника — не описывать пейзаж, а рассказать посредством выразительных средств о человеке наших дней.
Можно было бы привести еще много высказываний разных авторов. Но большинство их можно подытожить удачно высказанной мыслью К. Лготака: «Назначение художника не описывать пейзаж, а рассказать посредством выразительных средств о человеке наших дней». Может быть, в этом отношении к пейзажу скрывается и рецепт для фотографов? Нашему пейзажу не свойственна девственность саванны или джунглей. Он несет следы рук человека. Человек создает пейзаж по подобию своему. Значит, говоря о пейзаже, человек говорит и о себе, о своем влиянии на природу, часто положительном и полезном. Но бывает и грубое вмешательство в природу, которое обедняет, а порой и уничтожает ее. Фотография может не только воспевать красоту природы, но и предостерегать от ее опустошения. Достаточно вспомнить, как выглядит северная часть Крушных гор, леса, засоренные отбросами промышленных предприятий, или нарушение архитектонического облика наших городов и сел. У фотографии сесть все основания встать на защиту природы, охранять ее во имя нашего будущего.
В этом заключается и общественное назначение художественной фотографии. Можно написать много жалоб в различные органы, но вряд ли они подействуют так, как может подействовать красноречивая фотография. Люди, охраняющие природу и памятники старины, очень часто самоотверженно борются за то, чтобы природа и города сохранили свой первоначальный, исторический облик. Но зачастую и они бессильны. В одной из приведенных нами цитат уже говорилось о противоположностях и противоречиях в пейзаже. Франтишек Гросс в своей исповеди говорит; «Природа была и останется вдохновительницей художника, хотя современный художник с ее помощью пытается решать жизненно важные проблемы, которые на первый взгляд не имеют ничего общего с классическим понятием пейзажа.» Под этими словами подписался бы, вероятно, каждый художник.

К загрязнению и опустошению природы, которое мы уже долгие годы большей частью лишь пассивно наблюдаем, по мнению «Фотомагазина» (ФРГ), можно относиться по-разному: признать, что мы бессильны или активно выступать против этого, например, при помощи печати, соответствующих организаций и ответственных учреждений, информируя о безобразиях, с которыми приходится встречаться. Мы верим, что фотографы будут активны. Язык хорошей фотографии понятен каждому — в этом ее чрезвычайная сила. Поэтому надо его использовать и для спасения природы и тех ценностей, без которых культурному человеку не обойтись. Мюнхенский «Фотомагазин» уже долго развивает деятельность под лозунгом «Спасите природу!» В духе итогов последней пражской встречи главных редакторов мировой фотографической печати, состоявшейся в связи с «Интеркамерой 71», мы присоединяемся к этому лозунгу и призываем своих читателей и сотрудников: осмотритесь вокруг себя, фотографируйте и безжалостно разоблачайте опустошение как следствие человеческой жестокости или недальновидности, нередко — невоспитанности и глупости. Свои фотографии посылайте не только нам, но и в другие органы печати, демонстрируйте их в стенных газетах, витринах, на выставках и т.п. Шлите свои предложения, как развить эту деятельность, как ее расширить и активизировать! «Ф 72»

Ярослав Литомиский Рождество
Франтишек Достал Торс
Франтишек Шнеблинг На стройке


не только внешняя
форма реального
об эстетических проблемах фоторепортажа размышляет
Людовит Главач

Сила фотографии далеко не всегда заключается в простоте и механической верности изображения действительности. Скорее наоборот: когда мы сталкиваемся с такими фотографиями, наивная упрощенность фотографического изображения вызывает досаду. Мы не возражаем, если они встречаются в семейных альбомах и среди фотографий для паспортов. С научными и техническими документальными снимками, где такой подход к фотографии совершенно оправдан, мы встречаемся изредка. Речь идет о фотографиях, которые мы ежедневно видим в газетах, журналах и книгах, в проспектах и на плакатах, тоесть в повседневной жизни, тем не менее они не должны быть простым копированием действительности или фотографическим концентратом.
Самой природой человек предопределен к цельности. Он не только воспринимает окружающую его действительность, но и оценивает ее, вырабатывает свою точку зрения по отношению к ней. На основе своего интеллекта и чувств человек воспринимает природу как целое. Такое цельное восприятие мира отражается в его мышлении и деятельности, а также определяет их. То же ищет человек, естественно, и в искусстве. В некоторых видах искусства преобладает эмоциональная сторона восприятия, например, в музыке, в иных — рациональная, например, в художественной литературе, драматургии, изобразительном искусстве и в фотографии. Хотя и в данном случае речь идет прежде всего об эмоциональной коммуникации, зритель воспринимает произведение как нечто целое, в единстве его эмоционального и идейного содержания. Более того: он ищет это единство и, не находя его, остается неудовлетворенным. В этом причина того, почему некоторые картины, стихи и кинофильмы кажутся непонятными или неудавшимися: зрители не находят в этих произведениях отражения своих взглядов и чувств. В этом же кроется причина того, почему нас не удовлетворяют чисто информационные фотографии. В них чего-то не достает: эти фотографии отвечают стремлению человека познавать, но не вызывают эмоциональной искры, которая является в искусстве главной.
С конца прошлого века фотография стремилась попасть в семью классических муз. Фотографы стремились сформулировать принципы эстетики фотографии, реализуя их главным образом в форме портрета, жанровой и пейзажной фотографии. В 30-е годы нашего века и особенно после Второй мировой войны эти жанры в фотографии потеряли свое центральное положение и основные позиции перешли к фоторепортажу, который окончательно сформировался в период между двумя мировыми войнами. Разницу между информационной и репортажной фотографией мог открыть и реализовать только тонкий и мыслящий репортер.
Со временем фоторепортаж выкристаллизовался в эстетически новую и до сих пор не известную категорию. При поисках закономерностей репортажного творчества сначала применялись нормы классического искусства, но вскоре выяснилось, что в репортаже необходимо отказываться от старых законов и искать формулировки, которые позволили бы понять специфику нового фотографического образа, необходимым качеством которого являются динамичность и оригинальность. Возникла новая проблема: нравственность фотографии. Предшественником современного репортажа можно считать пиктореализм — символичные композиции на темы «Верность», «Страсть», «Горе» и т. д. Что касается этики, тут она была искусственной, надуманной и напыщенной. Однако, репортаж должен быть высоконравственным. Сообщение может быть беспристрастным, но должно иметь идейную основу, более того, автор репортажа должен из чего-то исходить и иметь какое-то направление. Репортаж не является лишь фотографическим концентратом какого-то мгновения, репортаж — это скорее активное вмешательство в жизнь, в ее внутреннюю динамику. Следовательно, если он отражает лишь внешние черты воспринимаемой действительности, то это плохой репортаж и плохая фотография.
В репортаже находит наиболее сильное отражение вышеупомянутая цельность человеческого восприятия действительности. В связи с этим принципы, о которых мы говорили, являются действительными для фотографии вообще как одной из областей художественного творчества. Поэтому, кроме эстетического наслаждения, мы ищем в ней и этические ценности. Качество этических ценностей будет различным в зависимости от того, насколько мобилизующим и гуманистическим является содержание фотографии. Следовательно, как для репортажа, так и для любой фотографии важно, чтобы это была не только внешняя форма реального.
Таким образом, в фотографической информации достаточно точно, серьезно и верно передать внешний вид вещей. Для фотографии творческой этого не достаточно. Люди, вещи, события, которые мы фотографируем, имеют помимо внешних черт свое внутреннее содержание. Все в совокупности создает органическое единство. Чтобы быть правдивой, фотография должна отображать внутреннее содержание людей, предметов и событий.

Борживой Тршиска Рассвет


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz