каморка папыВлада
журнал Детская энциклопедия 2008-07 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.07.2019, 09:40

скачать журнал

страница следующая ->

ДЭ
ДЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
Московский Уголовный Розыск


Юные друзья!
За долгие годы службы в легендарном Московском уголовном розыске (МУРе) я многое понял о смысле жизни. Узнал цену мужской дружбе, самоотверженности, взаимовыручки и личной ответственности.
Пройдет совсем немного времени, и вам придется выбирать себе профессию. Любой труд на общее благо делает человека полезным для Родины. Но помните: самыми почитаемыми на Руси во все времена были ратный труд по защите Отечества и труд работников, которые поддерживают порядок внутри страны.
Хочу вам искренне пожелать стремиться делать добро, ибо никакое добро не пропадет даром. Готовьте себя с детства быть надежными защитниками Отечества и достойными гражданами великой России.
Председатель Совета ветеранов МУРа
Заслуженный работник МВД России Виктор Николаевич ФЕДОРОВ


Евгений НЕКРАСОВ

МОСКОВСКИЕ СЫЩИКИ
В наши дни его называют УУР - Управление уголовного розыска по городу Москве. Но МУР звучит привычнее - Московский уголовный розыск, гордость и легенда борцов с преступностью.
Лишь один из двадцати милиционеров столицы имеет честь служить в МУРе. А раскрывают муровцы вдвое больше убийств и разбоев, чем вся остальная милиция.
Днем и ночью, в любую погоду выезжают на место происшествия следственно-оперативные группы МУРа.
О тех, кто создавал его славу, о героях, погибших в схватках с преступниками, и о сегодняшних московских сыщиках расскажет эта книжка.

Сыск «по-военному»
Лет сто - сто пятьдесят назад на полицейского нигде не учили. В Российской империи набирали городовых из отслуживших солдат, а их начальниками становились армейские офицеры или штатские чиновники. Дали тебе мундир, «Смит-Вессон» и «селедку», и вертись, как хочешь. Вот полицейские и обращались с подозреваемыми по-военному, как с захваченным врагом: двинут урке в зубы - авось признается, где прячет ворованное.
Фото: Городовой, 1911 год. На шапке бляха с гербом губернии, а под ним на металлической ленте личный номер полицейского. Это вместо служебного удостоверения.
Московский журналист Владимир Гиляровский так описывал «следствие», проведенное городовым:
- ...А кто в окно сиганул? Зеленщик? Эй, Болдоха, отвечай!
Молчание.
- Кто? Я спрашиваю! Чего молчишь? Что я тебе - сыщик, что ли? Ну, Зеленщик? Говори! Ведь я его хромую ногу видел.
Болдоха молчит. Рудников размахивается и влепляет ему жесточайшую пощечину.
Поднимаясь с пола, Болдоха сквозь слезы говорит:
- Сразу бы так и спрашивал. А то канителится... Ну, Зеленщик!
Из-за таких костоломов полицейских не любили. Даже офицеров в высоких чинах не приглашали в приличное общество. А между тем среди них были великие сыщики, способные заткнуть за пояс книжного Шерлока Холмса. В Петербурге XIX века блистал Иван Дмитриевич Путилин, о котором в наши дни снимают фильмы и целые сериалы. Сыскную полицию Москвы, а потом и всей России возглавлял Аркадий Францевич Кошко. О нем я сейчас расскажу.

Словарик сыщика
Полицейский служил в полиции (греч. polis - город). В Древней Греции так называли все городское управление. Из греческого «полиция» попала в европейские языки, а при Петре I - и в русский, и стала названием городской стражи.
Городовой, низший чин городской полиции в царской России. Надзирал за всем, от чистоты улиц до качества товаров в лавках.
«Смит-Вессон», этот револьвер русская армия приняла на вооружение вслед за американской в 1869 году. Стрелял он патронами с черным («дымным») порохом. Его пули чудовищного калибра 10.67 мм отправляли противника в нокаут даже при легком ранении.
В конце XIX века появились пороха нового поколения, бездымные и более мощные, чем черный. Все стрелковое оружие мира сразу же устарело. Русская армия простилась со «Смит-Вессоном», но он еще долго продолжал службу в полиции.
Фото: Револьвер «Смит-Вессон» образца 1872 года, русская модель №2
«Селедка», насмешливое прозвище шашки, которую городовые носили, потому что положено по форме, но, конечно, никого ею не рубили. Она только путалась в ногах, если приходилось бегать.
Уркаганы, урки, так называли себя профессиональные преступники в царской России. В 1917 году революционная разруха и голод вывели на улицы новое поколение преступников - жиганов. Они не умели воровать и промышляли грабежом.

В любой час дня и ночи
В Москве начала прошлого века воровали много и часто. Помимо «своих» преступников, на праздники в старую столицу съезжались гастролеры. В 1908 году за один только день перед Рождеством в городе произошло больше тысячи краж. (Невероятная цифра! Сейчас в Москве в десять раз больше народа, а воруют значительно меньше.)
Когда сыскную полицию возглавил Аркадий Францевич Кошко, он приказал повесить в своей приемной табличку: «Начальник сыскной полиции принимает по делам службы с такого-то до такого-то часа, но в случаях, не терпящих отлагательства, — в любой час дня и ночи».
Каждый месяц он требовал от участковых надзирателей подробного доклада: сколько грабежей, краж, мошенничеств и убийств совершено на участке. По этим докладам чертежник рисовал графики преступности в городе.
Старые сыщики тайком улыбались: чудит начальник! Разве по картинкам поймаешь воров?!
Но Кошко знал, что делал. С одного взгляда на «картинки» было видно, где стало больше краж или ограблений. Это значило, что на участке появилась шайка преступников. Кошко направлял туда сыщиков из «летучего отряда» - своего личного резерва. Через месяц воры сидели в тюрьме, а кривая преступности на «картинках» шла вниз.
Фото: Аркадий Францевич Кошко - первый начальник Московской сыскной полиции - в юности зачитывался полицейскими романами Эмиля Габорио. Его любимым героем был сыщик Лекок, «ставший на праведный путь бывший правонарушитель - великий пройдоха и весьма искусный в сыскном деле молодчик». Подражая ему, Кошко начал заниматься гимнастикой. Снова вспомнить о Лекоке заставила служба. В маленькой тогда Риге инспектора сыскной полиции Кошко узнавал каждый уличный мальчишка. Пришлось, выслеживая преступников, переодеваться то приказчиком, то извозчиком и привязывать фальшивую бороду - как литературные сыщики тех наивных лет.
Гастролерам Аркадий Францевич приготовил особый сюрприз.
Накануне пасхальных праздников в сыскную полицию вызвали городовых. Никто не знал, зачем понадобился начальству. Только прибыв на место, городовые понимали: происходит что-то необычное. В просторном особняке сыщиков было не протолкнуться от людей в полицейских шинелях. Вошедших встречали офицеры: «Вы с Пречистенки? Поступаете под мою команду. На улице не маячить, к окнам, телефонам не подходить!».
Тысяча полицейских томилась в тесноте до наступления ночи. Наконец, их куда-то повели, скомандовав: «Идти не в ногу!», чтобы не слишком топали. Когда свернули в сторону Китай-города, кто-то догадался: «На Хитровку... Облава будет!»
Да, это была облава невиданного масштаба. Полиция и раньше устраивала повальные проверки в ночлежках, но самые опытные уголовники узнавали о них заранее и успевали скрыться. Если в облаве участвуют сотни человек, хоть один да проболтается или будет подкуплен... А Кошко до последних минут сохранил операцию в секрете.
Успех был огромный! До утра к особняку сыскной полиции подъезжали пролетки извозчиков с задержанными гастролерами.
После нескольких облав праздничные гастроли преступников совершенно прекратились. На четвертый год службы Кошко в Москве на Пасху не было совершено ни одной кражи. (Еще одна невероятная цифра. В городе тогда жило около миллиона трехсот тысяч человек. И никто ничего друг у друга не спер!!!)
В 1913 году международный съезд криминалистов в Швейцарии признал Московскую полицию лучшей в мире по раскрываемости преступлений. А два года спустя Кошко был назначен руководителем 8-го делопроизводства Департамента полиции - «главным сыщиком России».

Словарик сыщика
Гастролер, это название не только артистов, дающих концерты в разных городах, но и заезжих преступников. Опытные гастролеры рассчитывают преступление по минутам, чтобы схватить добычу и скрыться из города еще до того, как их начнут разыскивать.
Сыскная полиция занималась сыском, то есть уголовным розыском. Аркадий Францевич Кошко, по его собственным словам, так устроил работу своих сыщиков, чтобы «один агент, проверяя другого, в то же время подвергался и сам тайной поверке».
Полицейский участок, это как сейчас городской район. Всей полицией участка командовал участковый пристав, часто в звании полковника. Участок делился на околотки во главе с околоточными надзирателями.
Хитровка, так москвичи прозвали Хитров рынок (по фамилии владельца земли генерала Хитрово), известный дешевыми трактирами и ночлежками. О нравах «хитрованцев» великолепно написал Гиляровский: «В квартире второго этажа, среди толпы, в луже крови лежал человек лицом вниз, из спины торчал нож, всаженный вплотную». Пока полицейские составляли протокол, кто-то украл нож и успел заложить его в соседнем трактире... Сейчас об этой местности напоминает Хитровский переулок.
Ночлежка, ночлежный дом, гостиница нижайшего класса, где ночевали по десятеро в комнате, часто в две-три смены, ложась в еще теплую после только что вставшего человека постель.
Уголовник, преступник. Полтораста лет назад это слово звучало по-другому: «головник». А еще бытовало выражение «уголовить» - обидеть. Видимо, преступники в те времена часто обижали людей по голове.
Пролетка, рессорная коляска с откидным верхом. Сто лет назад извозчики с пролетками были как в наше время такси и так же проходили «техосмотр» в полиции. Требовалось, чтобы извозчики одевались «в крепкую одежду без заплат другого цвета». Номерной знак (меньшего размера, чем сейчас у автомобилей) прибивался к пролетке гвоздями, второй вешался извозчику на воротник.

Опасные «птенцы»
Жутким выдался в Москве март 1917 года.
На площадях кипели революционные митинги. Недавно пришедшее к власти Временное правительство упразднило полицию. Началась настоящая охота на городовых. Издалека завидев круглую шапку из черной мерлушки, в погоню бросались бастующие рабочие, лавочники, дезертиры и вездесущие гимназисты. Полицейских били, иной раз до смерти, и вооружались отнятыми у них шашками и револьверами.
Не успели порадоваться победе над городовыми, как стали гаснуть уличные фонари. Из керосиновых кто-то воровал керосин, газовые и электрические просто разбивали.
По темным улицам шатались пестро одетые толпы уголовников. Одни успели пограбить и щеголяли в пальто и шубах с чужого плеча, другие донашивали арестантские халаты из грубого сукна. У совсем отпетых на спине халата красовался «бубновый туз» - вшитый в ткань желтый ромб, знак особо опасного рецидивиста и мишень для конвоя на случай побега.
Выпустить всех уголовников на волю распорядился министр юстиции Временного правительства Александр Керенский. Тогда многие образованные люди считали, что преступники стали воровать и грабить лишь потому, что при царе плохо жилось. А раз нет больше царя, то не будет и преступности. «Новый государственный порядок открывает путь к обновлению и светлой жизни и для тех, которые впали в уголовные преступления!» - ораторствовал Керенский. И такой был подъем, такое горячее ожидание перемен к лучшему, что ему верили. Вскоре Керенский стал главой государства, а потом и главнокомандующим семимиллионной русской армии.
Между тем уголовники, прозванные в народе «птенцами Керенского», не спешили к светлой жизни. В первый месяц после мартовской амнистии в Москве одних только краж было совершено 6884.
Шла Первая мировая война. Для сражающейся России беспорядки в тылу были как нож в спину.
К осени ненавистного городового станут вспоминать с улыбкой. Стоял на перекрестке такой простоватый добродушный дядька - при нем и уголовники не шлялись по городу, и фонари горели, и чистота на улицах была просто удивительная.
Временное правительство свергнут; серьезных защитников у него не найдется.
А Кошко Аркадий Францевич, лучший в мире сыщик начала XX века, так и не примирится с революцией. В 1918 году он окажется в белом Крыму. Будет, как раньше, ловить воров и бандитов, потом вместе с войсками Врангеля убежит за границу. Умрет в 1928 году в Париже, обедневший и забытый. Оставит воспоминания, из которых весь мир узнает о его службе, полной опасностей и приключений.

Словарик сыщика
Дезертир, солдат, убежавший из своей войсковой части. В революционной Москве их было много. Как только в тыловых частях проходил слух о близкой отправке на фронт, начинали бежать целыми взводами.
Револьвер - с барабаном, а пистолет - без. Сейчас путают немногие. А вплоть до 1930-х годов пистолеты часто называли револьверами даже в серьезных документах. Потому что и в царской, и в Красной армии основным личным оружием был револьвер (наган).
Фото: Револьвер системы бельгийского оружейника Леона Нагана (наган) состоял на вооружении русской, а потом Красной армии с 1895 по 1945 год. Был оружием советских милиционеров до середины 1950-х годов. Специально для сыщиков в 1927-1932 годах выпускали малыми партиями карманные наганы с укороченными стволом и рукояткой.
Рецидивист (от лат. recidivus - возобновляющийся), неисправимый преступник, который, выходя из тюрьмы, опять берется за свое.

Что потерял сыск в 1917 году
Без надежной и быстрой идентификации не может быть сыска. Полицейские всего мира заводят на каждого попавшего к ним преступника учетную карточку (только раньше они были из картона, а сейчас электронные). Чем больше данных в карточке, тем лучше. В начале XX века французы, например, снимали с преступника 11 мерок (длина лица, ширина головы, размеры ладони и так далее). Эта система называлась бертильонаж по имени ее изобретателя Альфонса Бертильона. Англичане к тому времени перешли на дактилоскопию. А российская сыскная полиция пользовалась системой Кошко, в которой бертильонаж был соединен с дактилоскопией.
Фото: Регистрационные документы сыскной полиции XIX века
Итак, данные преступника внесли в картотеку. Если когда-нибудь он возьмется за старое, сыщики смогут идентифицировать его по отпечаткам пальцев на месте происшествия или по словесному портрету, который помогут составить свидетели. Картотека сообщит имя преступника, даст его фотографию. А следственное дело из архива подскажет, с кем он крал в прошлый раз. Наверняка преступник заглянет к дружкам, тут его и возьмут.
Понятно, почему «птенцы Керенского» как только очутились на воле, бросились жечь архивы полицейских участков, судов и тюремных канцелярий.
Больше всех пострадали архивы тогдашней столицы - Петрограда. В Москве толпы, подстрекаемые «птенцами Керенского», от души погромили суды и полицейские участки. Уголовники прорывались и в архив сыскной полиции. Были попытки поджога, часть трехмиллионной картотеки сгорела, часть была рассыпана (попробуй, собери, да не просто в пачки, а по системе!).
В таком виде наследство царских сыщиков досталось новому уголовному розыску, который появился 5 октября 1918 года и снова начал борьбу с преступностью.

Словарик сыщика
Идентификация, каждый день, приходя в школу, ты идентифицируешь одноклассников по внешности: это Макс, а это Светка. А сыщик идентифицирует преступников и по внешности, и по отпечаткам пальцев. Бывает, даже по слюням.
Дактилоскопия, установление личности преступника по отпечаткам пальцев или любого участка ладони. Впервые дактилоскопию начали применять в Англии в 1895 году.
Словесный портрет, подробное описание внешности преступника.
5 октября, праздник сыщиков. В этот день 1918 года был утвержден документ, который назывался «Положение об организации отдела уголовного розыска». В пункте 9 Положения значилось: «В полях наблюдения за преступниками на местах скопления публики сотрудники Уголовного розыска пользуются правом бесплатного посещения театров, цирков, кинематографов и проч. учреждений...»

Кто хозяин города?
Перенесемся из марта 1917 года в январь 1919-го.
Мировая война закончилась, идет Гражданская.
От уличных фонарей и следа не осталось, даже деревянные столбы сожгли в кострах. На темных перекрестках топчутся люди с винтовками: патрули новой рабоче-крестьянской милиции. Но порядка как не было, так и нет. Разбойничающие на улицах «птенцы Керенского» получили огромное подкрепление. Деревни разорены, заводы стоят, работы нет, а жить надо, вот и занялся народ грабежами.
Королем московских бандитов был в ту пору Яков Кошельков по кличке Янька Кошелек. Иной раз его банда совершала по нескольку налетов за ночь. Грабили кассиров и случайных прохожих, заводы, железную дорогу, почту, водокачку... Стреляли не задумываясь: в 1918 году прямо на улицах убили ни за что, для паники, больше двадцати милиционеров. Янька наезжал даже на ЧК, бросал гранаты на Лубянке. Предъявив документы убитых чекистов, бандиты средь бела дня «произвели обыск» на аффинажном заводе (это где выплавляют драгоценные металлы). Прикарманили золото в слитках, платиновую проволоку и деньги из кассы.
Шестого января 1919 года Янька ограбил главу советского правительства, самого Ленина! Ночью остановил его «Делонэ-Бельвиль», на котором до революции возили царя. А был Янька, по тогдашней моде, в парадной офицерской шинели, на голове дорогая папаха, в руке маузер. Вот Ленин и решил, что встретил чекистов. Его уже волокли из машины, а он все требовал у Яньки мандат.
- Мне мандат не нужен. Я - Кошельков, хозяин города ночью! - отрезал Янька. Обчистил карманы пассажиров и укатил в царской машине.
Отъехав, бандиты стали разглядывать добычу и по документам узнали, кто был у них в руках... Бросились в погоню. Янька уже мечтал, как, захватив Ленина, прикажет выпустить из тюрем всех уголовников. Но Ленин и его спутники успели скрыться.
В ту ночь банда убила восьмерых милиционеров. Разозленный неудачей, Янька подзывал их к себе и стрелял в упор. Жертвы не успевали ничего понять: думали, что в царской машине подъехало начальство...
В Москве объявили военное положение. Грабителей, захваченных на месте преступления, расстреливали без суда. Для борьбы с бандитизмом создали ударную группу из сотрудников Московской ЧК и угрозыска.
Фото: Янька Кошелек и его банда
«Ударники» и банда Яньки развязали между собой целую войну на улицах Москвы.
Четверых Янькиных подручных взяли у бани на Пресне. Допросы бандитов дали новую ниточку к главарю. Устроили на него засаду, но Янька послал вместо себя налетчика по кличке Ленька-сапожник. Его схватили, а спустя считанные минуты сами напоролись на бандитскую засаду. В перестрелке потеряли одного убитым, двоих ранеными, а Янька скрылся.

Словарик сыщика
Милиция (от лат. militia - военная служба, ополчение гражданских людей). Слово «полиция» у жителей России связывалось с царскими временами. Вот и стали после революции называть новую «городскую стражу» милицией. Неверно, зато не как при царе.
В наши дни милиция входит в систему Министерства внутренних дел России. Подразделяется на милицию общественной безопасности (которая на улицах и в форме) и криминальную милицию (которая ловит преступников, а форму надевает по праздникам).
Налет, вооруженное ограбление. А грабители назывались налетчиками. Сейчас эти слова легче встретить в старых книгах, чем в разговорной речи.
«Делонэ-Бельвиль», на котором возили царя, собран в 1909 году по спецзаказу для царя Николая II. Янька поездил на нем одну ночь и бросил, когда кончился бензин.
Фото: В Царскосельском императорском гараже было шесть машин французской фирмы «Отомобиль Делонэ-Бельвиль». Ленину досталась лучшая, модели SMT (Sa Majeste le Tsar). SMT имела 6-цилиндровый мотор невероятного объёма 11,8 литров и мощностью 70 лошадиных сил.
ВЧК или просто ЧК, Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Помещалась на Лубянке (Лубянской площади), где сейчас ФСБ.
Чекисты занимались всем, от зарубежной разведки до присмотра за бывшими богачами, которых выгоняли убирать улицы. Вообще, с «буржуями», царскими чиновниками и особенно офицерами не церемонились. Могли расстрелять «на всякий случай» - чтобы человек, скажем, не подался в Белую армию.
Фото: Здание ВЧК на Лубянке. Старинное фото
Впрочем, враги поступали точно так же. «Лучше наказать десять невиновных, нежели оправдать одного виновного», - внушал подчиненным командующий Донской армией белых генерал Святослав Денисов.
Мандат (от лат. mandatum — поручение). Документ времен революции и Гражданской войны. По виду - четверть листа бумаги с текстом и печатью. Работник столовой мог получить мандат на ввоз в город нескольких мешков муки. Мандат чекиста давал право на обыски, аресты и применение оружия. Людей с мандатами боялись. Герой комедии Николая Эрдмана сам себе выписал мандат: «Дано сие Павлу Сергеевичу Гулячкину в том, что он действительно проживает в Кирочном тупике, дом № 13, кв. 6, что подписью и печатью удостоверяется». Этим «грозным» документом он перепугал соседей и, обнаглев, кричал: «Мамаша, держите меня, или всю Россию я с этой бумажкой переарестую!»

Главный матрос уголовного розыска
Для начальника МУСа Александра Максимовича Трепалова банда Кошелькова была не единственной проблемой. В 1918-19 годах в Москве и Московской губернии действовало больше трех десятков крупных банд, многие насчитывали по сотне стволов. Совершив ограбление, преступники отсиживались и спускали добро на Хитровке.
Туда и решил нанести удар Трепалов.
Фото: Первый начальник МУРа балтийский матрос Александр Максимович Трепалов служил гальванером на броненосном крейсере «Рюрик», сидел в плавучей тюрьме на корабле «Грозный» в Ревеле, воевал на фронтах мировой войны.
Возглавив МУР, Трепалов отправил под суд или просто уволил 150 ненадежных сотрудников, не разделяя их на «царских» и «революционных». Главным требованием была честность.
Бывший матрос не отличался особой грамотностью. В анкетах писал: «образование низшее». Зато не стеснялся учиться у старых сыщиков. В 1918 году это требовало большого мужества. Особым указанием сыщикам предписывалось: «На службе в уголовно-розыскных отделениях ни в коем случае не должны находиться лица, хотя бы незаменимые специалисты, участвовавшие в сыске до Октябрьской революции». Но Трепалов втихаря собирал таких незаменимых и обеспечивал им продуктовый паек. Так создавался особый муровский стиль: высокий профессионализм, умение и желание учиться, способность работать, не считаясь со временем, крепкое товарищество и безусловная честность в отношениях друг с другом.

Трепалов, прошедший царские тюрьмы, не сомневался, что сумеет выдать себя за налетчика. Угрозыск он возглавлял считанные месяцы, и преступный мир Москвы не знал его в лицо. В тюрьме Трепалов завербовал «шестерку» из недавно разгромленной муровцами банды некоего Водопроводчика. Молодой уголовник согласился «подписаться» (поручиться) за «петроградского налетчика Сашку Косого» - такой кличкой назвался Трепалов.
Фото: Удостоверение Трепалова
Незадолго до своей гибели Водопроводчик собирался ограбить железнодорожные кассы и звал в долю главарей других банд. Это дело и предложил Трепалов налетчику Мишке Рябому, с которым свел его завербованный уголовник.
Вскоре Сашку Косого допустили на сходку главарей. О кассах они слышали еще от Водопроводчика и не сомневались, что Трепалов - его кореш, ведь кому попало такие планы не доверяют. Обговорили подробности налета. Назначили место встречи - квартиру, где будут собираться по одному, чтобы не насторожить милицию раньше времени.
Так, по одному, их и брали поджидавшие в квартире муровцы.
В тот день за решетку попали десятки «граждан вольного города Хивы» (Хитровки) со своими паханами Селезневым - Чумой и Сафоновым - Сабаном. Рябой было занервничал у двери, взвел наган в кармане, но шедший с ним Трепалов услышал щелчок и скрутил бандита.
Зная, что за их «подвиги» полагается расстрел, арестованные наперегонки выкладывали тайны Хитровки. За следующие две недели муровцы ликвидировали банды Плещинского по кличке Гришка-Адвокат, Сынка, Мартазина и, наконец, добрались до Кошелькова.
Один за другим попались и были расстреляны Херувим, Цыган и еще многие подельники Яньки. У бандита сдали нервы. Он ходил с руками в карманах, сжимая рукоятки двух маузеров. Стрелял по малейшему подозрению: за внимательный взгляд, за то, что прохожий «похож на мента».
«За мной охотятся, как за зверем: никого не щадят. Что же они хотят от меня, ведь я дал жизнь Ленину», - писал Янька своей невесте, не подозревая, что та уже работает на угрозыск.
Маузеры не помогли: 21 июня 1919 года Яньку и его подельника по кличке Барин пристрелили из карабина, с большого расстояния. Брать их живыми никто не старался.
К 1920 году Москву окончательно очистили от крупных банд. Александр Максимович Трепалов получил орден Красного Знамени - в те времена высшую и очень редкую награду.

Словарик сыщика
Московский уголовный сыск (МУС), так назывался МУР до середины 1920-х годов.
Шестерка, эта младшая карта в 32-листовой колоде дала прозвище молодым уголовникам, старающимся выслужиться перед старшими. Шестерить - значит угодливо прислуживать.
Маузер К.96, очень мощный пистолет - в 50 метрах маузеровская пуля навылет пробивала сосновое бревно. И очень большой: длина - около 30 см, вес - килограмм с четвертью. Выпускалось больше 20 моделей Маузера К.96 с магазинами на 6, 10 и 20 патронов. Какие именно были у Яньки Кошелькова, можно только догадываться. Вообще, трудно представить, как он ухитрялся носить в карманах сразу два таких пистолета.
Фото: Маузер K.96. На картинке пистолет под 9-миллиметровый патрон (с цифрой 9 на рукоятке), но гораздо больше было маузеров под более мощный патрон 7,63 мм.
Может быть, у Яньки были другие маузеры? Но эти, наоборот, чересчур маленькие и маломощные. Их называли дамскими. «Ночному хозяину Москвы» ходить с такими пистолетиками - себя не уважать.
Фото: 7,65-мм Маузер М. 1910/14
Карабин, укороченная винтовка.

Война и МУР
Война - массовая работа. В 1941 году исход битвы за Москву решало больше миллиона красноармейцев. А сыск - работа штучная. Сыщиков никогда не бывает много. Да и не солдаты они. Даже с обычной винтовкой многие не в ладах: им привычнее наган или ТТ. Чем же могли помочь Родине сыщики?
В первые дни войны треть сотрудников МУРа ушла на фронт. Отбирали людей, в свое время получивших в армии военные специальности. Оставшимся пришлось работать, как никогда раньше.
В ночь на 22 июля 1941 года Москва отразила первый массированный налет немецкой авиации. Двести пятьдесят вражеских бомбардировщиков атаковали столицу волна за волной. Наши летчики и зенитчики сбили двадцать два самолета. Еще часть, не выдержав зенитного огня, отбомбилась над пригородами и повернула назад. Прорвавшиеся бомбардировщики засыпали Москву «зажигалками». Каждая бомбочка могла прожечь стальную крышу и погубить в пожаре целый дом. Весила она ровно килограмм, а обычная бомбовая загрузка «Юнкерса-88» - 1500-2000 кг. Двух десятков германских бомбардировщиков за глаза хватило бы, чтобы сжечь весь город. И сожгли бы, если бы не героизм москвичей.
На время воздушных тревог милиция входила в систему противовоздушной обороны. По радио передают тревогу, все в бомбоубежище, а милиционеры - на крыши и во дворы, сбрасывать «зажигалки» и вызывать пожарных, если где-то загорелось. А зенитки лают, сеют в небе осколки снарядов. Не каждый попадет в самолет, но все вернутся на землю.
Сидит милиционер на крыше, а вокруг барабанят осколки. И страшно, и обидно умирать от своего снаряда, а уйти нельзя.
Удар! Загудело под ногами железо, вспыхнула ослепительным магниевым светом бомба. Потушить ее невозможно: только сунуть в ящик с песком и ждать, когда прогорит. Где-то должен быть и ящик, и специальные щипцы, рукавицы, лопата. Но этот налет авиации - первый. Милиционер еще не разобрался, где что лежит на темном чердаке, а может, и положить забыли. Теперь некогда искать: полминуты - и бомба прожжет крышу насквозь, доберется до сухих деревянных стропил.
Он хватает «зажигалку» рукой и сбрасывает во двор. Боль нестерпимая. За полсекунды рука сожжена до кости...
Награды тогда раздавали скупо. Но тех, кто отразил первый налет на столицу, оценили высоко. Получили ордена и медали летчики и зенитчики. А тех, кто тушил пожары и «зажигалки», наградили отдельным указом. В списке из 159 человек вторыми после пожарных стояли милиционеры. «За проявленные смелость и умение в деле тушения вражеских зажигательных бомб, за боевую работу по предупреждению пожаров, за организацию общественного порядка в г. Москве во время налетов фашистской авиации»...
До конца года германские летчики совершат еще больше семи тысяч боевых вылетов на бомбежку столицы. Массовых пожаров и разрушений москвичи не допустят.
При всем том на своей основной сыщицкой работе муровцы раскрывали восемьдесят восемь преступлений из каждой сотни. К концу военного лета нарушений закона в Москве стало даже меньше. Уголовники подняли головы только в октябре...
К тому времени ситуация под Москвой сложилась грозная. Десятого октября 1941 года враг прорвал стратегическую оборону. Образовалась брешь шириной в пятьсот километров. Закрыть ее было нечем. Две трети войск, прикрывавших столицу, оказались в окружении.
Шестнадцатого октября впервые не открылось метро. Под двенадцать московских мостов была заложена взрывчатка. Из города в беспорядке побежали жители, уголовники среди дня грабили магазины.
Милицейские и военные патрули стали расстреливать мародеров на месте. Помогло. В столице восстановился порядок...
А на следующий день муровцы провожали своих товарищей, уходивших воевать в истребительный мотострелковый полк НКВД.
Милиционеры стали диверсантами. По ночам они переходили на лыжах за линию фронта и нападали на немецкие штабы, пускали под откос поезда, обстреливали автоколонны, перерезали телефонные провода.
В эти дни орденами Боевого Красного Знамени были посмертно награждены старшие оперуполномоченные МУРа Колесов и Немцов. Первый погиб за пулеметом, прикрывая отход своей группы, второй, оставшись один, подорвал себя и врагов гранатой.
Муровец Григорий Пушкин, потомок великого поэта, командовал в полку взводом разведки. Ходил по вражеским тылам, не раз был ранен и награжден. После войны вернулся на службу в милицию.

Словарик сыщика
ТТ (Тула-Токарев или Тульский Токарева), серьезный пистолет. Пробивает бронежилеты, о которых и не слыхивали в 1930 году, когда первые ТТ поступили на испытания. Создал это оружие Федор Васильевич Токарев под маузеровский патрон немного уменьшенного калибра (7,62 вместо 7,63 мм). ТТ можно было уронить в грязь, сполоснуть в луже и стрелять, а для чистки разобрать руками, без отвертки. В производстве он был дешевым и простым. Все это нравилось не только русским: ТТ выпускали в Китае, КНДР, Венгрии, Польше, Румынии, Югославии, Египте... - всего в 20 странах.
В нашей милиции ТТ прослужил до 1970-х годов, хотя уже давно (с 1952 года) выпускался пистолет Макарова (ПМ).
«Зажигалка», зажигательная бомба. Тупоносый цилиндрик с маленьким оперением. Немцы делали их из электрона - горючего сплава магния, алюминия и цинка. Если сработал взрыватель, то бомба сгорает целиком, развивая высокую температуру, при которой плавится железо.
Мародер, дословно - «грабитель мертвых». Тот, кто ворует, пользуясь тем, что на войне не действуют гражданские законы.
НКВД, как сейчас МВД - Министерство внутренних дел. До войны все министерства назывались народными комиссариатами (сокращенно наркоматами), министры наркомами. В систему НКВД входила милиция, в том числе уголовный розыск; пожарные, внутренние войска и еще много чего.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz