каморка папыВлада
В.Г. Гусев. Знакомые незнакомцы текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 16.09.2019, 13:01

скачать книгу

<- предыдущая страница

ГОРНЫЕ БАРАНЫ

В образе жизни всех видов горных баранов много общего. Все они — обитатели всхолмленных альпийских лугов. Там животные пасутся, уходя на отдых в труднодоступные скальные участки. Преследование охотников сделало их очень осторожными. Прекрасное зрение, тонкое чутье и острый слух позволяют порой этим зверям за километры замечать своих врагов. Однако их у горных баранов сравнительно немного, разве что леопард, снежный барс да красные волки. Основной враг горных баранов — человек с ружьем, а местами стада домашних овец, которые вытесняют диких животных с альпийских пастбищ. Кстати, лучшие расы горных баранов — архары и аргали — представляют ценнейший материал для улучшения пород домашних овец, так как они неприхотливы к еде и умеют переносить невзгоды сурового климата. Как золотой генетический фонд для мирового животноводства эти звери заслуживают самого пристального внимания и бережного отношения.
Наблюдая за дикими баранами в естественной обстановке, трудно поверить, что эти изящные, осторожные и смышленые животные — ближайшие родственники бестолкового овечьего племени «домашних отар». Каждое движение горного барана полно грации и силы. Молодые животные очень любят играть. В поведении взрослых преобладает настороженная ориентировочная реакция, но они отнюдь не склонны к панике, как их ручные собратья. Случается, что пасущиеся архары издалека заметят медведя, барса или иную опасность, но продолжают спокойно наблюдать или даже пастись, пока хищник не перейдет известный дистанционный рубеж.


ЛОСЬ

Самый крупный из семейства оленей — лось, или сохатый,— достигает почти двух с половиной метров в холке и может весить около 600 килограммов.
В начале нашего века это животное находилось на грани исчезновения в результате неумеренного преследования его охотниками. Многолетний полный запрет охоты и действенная охрана помогли спасти замечательного зверя. В наше время былой ареал лося не только восстановился, но и значительно расширился. Сохатые проникли в островные леса лесостепной зоны, преодолевают обширные пространства степей и появились даже в Предкавказье. В центральных областях страны эти звери стали обычными в лесопарковых зонах больших городов. Случается, что лоси появляются даже на столичных улицах, куда неосторожно проникают во время ночных перемещений. Они плодятся даже в густонаселенных районах например под Вологдой, Москвой... и давно стали объектами спортивной и промысловой охоты.
Большинство взрослых самок ежегодно приносит по два лосенка, которые к осени весят уже около 100 килограммов каждый. Ежегодный отстрел десятков тысяч лосей производится по лицензиям без ущерба основному поголовью зверей. Лосиное мясо ценят самые придирчивые гурманы мира. Кожи лосей идут на изготовление разнообразных изделий. А недавно фармацевтический анализ молодых лосиных рогов показал, что в них содержится не меньше ценнейшего лекарственного вещества, чем в прославленных пантах пятнистых оленей и маралов.
В Печоро-Илычском заповеднике ведутся успешные опыты по одомашниванию лосей. Энтузиастов привлекает возможность полувольного разведения столь плодовитых «скороспелых» зверей, ведь сохатые используют для пастьбы таежную неудобь и болота, где не могут прокормиться ни лошадь, ни овца, ни корова. Зимой эти звери не нуждаются в сене, а питаются веточным кормом, корой и сосновой хвоей.
Обученный лось, питаясь подножным кормом, охотно следует за охотничьей или иной экспедицией по тайге и болотам, неся на себе вьюки почти в центнер весом. А ручная лосиха дает за сезон около 700 литров молока в местах, где держать коров просто невозможно...
Спасенные от уничтожения звери сторицей платят людям за своевременную заботу и бережное хозяйское отношение.


СОБОЛЬ

Этот зверек с драгоценной шкуркой издавна считался завидным трофеем охотника и подвергался жестокому преследованию. Триста лет назад в Сибири добывалось около 200 тысяч соболей в год, к середине прошлого века — 60 тысяч, а в 1912 году их было добыто всего 6 тысяч.
Соболиный род угасал, а цена на его шкурки возрастала. В погоне за исчезающим зверьком охотники уходили на десятки и сотни километров от дома, переносили жестокие лишения; добыча одного-двух соболей считалась завидной удачей. Соболь оказался в числе вымирающих животных. Распространенный только в таежной части России, не размножавшийся в неволе зверек сохранился лишь в самых отдаленных, труднодоступных местах. Казалось, ничто не могло спасти его от гибели. Но соболь, к счастью, не погиб.
Когда люди всерьез подумали о сохранении зверька, когда государство ввело действенный многолетний запрет на его добычу, а затем ограничило промысел разумными правилами, вымирающий вид вновь возродился.
С 1929 года соболей успешно разводят на звероводческих фермах; более 18 тысяч зверьков выпущено в места, где ранее они были истреблены или где их оставалось слишком мало. И это дало результаты.
Сейчас в нашей стране соболей добывают значительно больше, чем триста лет назад, и тем не менее количество их из года в год не убывает. В промысловых хозяйствах ведется плановая эксплуатация возрожденного вида.
По 120 соболей за сезон добывают лучшие промысловики. Правда, охота на этого зверька требует большого труда и умения.
Короток зимний день. Далеко не каждый раз успеешь распутать к ночи увлекательную головоломку следов проворного зверя. Но каждый шаг по его тропе — это интереснейшая страница жизни таежного хищника.
В добрый десяток дупел заглянет соболь за ночь скитаний. Не пропустит елочку, в которой ночевали синицы, проверит кладовую бурундука, где можно поживиться кедровыми орехами, а при удаче и самим запасливым зверьком, не обойдет и беличье гнездо — гайно.
Хорошо, когда соболь изберет для дневного отдыха гнездо крупной птицы, дупло или беличье гайно, откуда его можно выгнать ударами топора по стволу дерева. Но чаще зверек прячется в завале лесного колодника или под корнями могучего кедра, а то забьется и в каменистую расщелину.
Неторопливо, не один раз обойдет охотник укрытие желанной добычи, проверит, не ушел ли зверек. Затем оттопчет снег до земли вокруг звериного логова и установит захваченную с собой сеть — обмёт.
Бесконечна зимняя ночь, гудят натруженные руки и ноги, клонит сон тяжелеющую голову, но спать нельзя, ведь обмёт лишь на короткое время может задержать соболя. Услышав лай собаки или звон подвешенных к сети колокольчиков, нужно незамедлительно ловить юркого зверя. Так и мается у костра терпеливый охотник, то поправляя огонь, то в который раз принимаясь за крепкий чай. Когда на международных аукционах перед взволнованными взорами представителей фирм всего мира искрится пушистое золото русских соболей — вспоминаются таежные охотники, их скромный труд и надежные руки.


КАБАН

Кабаны, иначе вепри или дикие лесные свиньи, издавна населяли речные поймы и горные леса западных областей нашей страны, Кавказа, Средней Азии, а также южные районы Сибири и Дальнего Востока. Они одинаково хорошо чувствуют себя на лесных болотах белорусского Полесья, в дубравах и буковых лесах Прикарпатья, в горах, тугаях или астраханских плавнях.
За последние десятилетия область распространения кабанов продвинулась далеко на север, вплоть до Московской, Калининской и даже Ленинградской областей, за счет искусственного расселения зверей спортивно-охотничьими организациями и перекочевок кабанов с северных окраин их естественного ареала.
Особенно бурный рост численности кабанов в недавно заселенных областях отмечался за последнее пятилетие. Несомненно, что этому помогла забота со стороны человека: широкое проведение подкормки и других биотехнических мероприятий. Кроме того, в последние годы резко усилился фактор, который можно назвать эффектом группы,— своеобразная взаимопомощь стадных животных, достигших определенного, достаточно высокого уровня численности. Прокладывая тропы в снегу, вскрывая промерзший дерн и широко перемещаясь по обжитому району, матерые кабаны облегчают существование поросятам и подсвинкам.
Зима — наиболее трудный период в жизни кабанов. Хорошо, когда снег неглубок и лег на талую землю. В такие зимы кабаны без особого труда добывают корневища и клубни диких растений, выбирают на полях оставленные при уборке корнеплоды, а в урожайные годы собирают в лесах орехи и желуди. Суровые многоснежные зимы несут поросятам и подсвинкам гибель. Переживают такие зимы только наиболее сильные, матерые звери, да те, которых подкармливают егеря и лесники. Ранней весной, когда еще не растаял снег, самка лесного вепря приносит многочисленный выводок поросят в своеобразном гнезде, устроенном из ветвей, лесной ветоши, а то и просто в муравьиной куче. Подстилку для гнезда свинья натаскивает в зубах или сгребает рылом.
С весны до середины лета основную роль в питании кабанов играет животная пища — черви, слизни, личинки, а также растительные корма. Животный белок необходим кабанам для роста и развития. При недостатке почвенных червей и насекомых эти звери усиленно ловят мышей, полевок, разоряют гнезда птиц. Нападают они и на молодняк более крупных животных вплоть до зайчат, не брезгуют падалью.
Осень — период усиленного нагула и подготовки кабанов к зиме. Звери усиленно кормятся корневищами болотных растений, желудями, орехами, дикими фруктами. Зачастую выходят на поля, порой нанося урожаю немалый ущерб. Увеличение численности кабанов и расширение их ареала радует большинство охотников и природолюбов. Однако в местах гнездования боровой и водоплавающей дичи, а также фазанов численность кабанов приходится ограничивать; это же относится и к сельскохозяйственным угодьям.
В обжитых районах с развитым сельским хозяйством кабанов удобнее разводить в болотистых угодьях, окруженных хвойными лесами, в горных лесах или в заболоченных плавнях.


ЗАЙЦЫ

Трусость и легкомыслие приписывают зайцу — самому распространенному из наших охотничьих зверьков. Разумеется, заяц бежит и прячется от врагов, иначе давно перевелись бы «косые». Но как же спасается от них этот трусливый зверь? Гончие псы «натекли», как говорят охотники, на след длинноухого. Не напрополую, не «куда глаза глядят», а определенными тропками, лазами уходит зверек от преследователей.
Знакомые охотникам «двойка» — двойной след и «скидка» — прыжок в сторону сбивают с толку собак, а заяц, запутав след еще больше, уже выбирает место для лёжки. Помогают зайцам спасаться от врагов и некоторые особенности. Затаившийся зверек лежит, плотно прижав лапки к земле. Чутьистые четвероногие хищники с трудом находят его на лёжке, так как пахучие потовые железы имеются у зайца лишь на подошвах лап. Выручает «косого» и защитная окраска.
В феврале, когда начинается брачный период, длинноухие «кавалеры» устраивают между собой жестокие бои, ударяя противника крепкими когтями передних лап. Так же они защищаются от некоторых пернатых хищников, а если противник уж очень велик, бросаются на спину и бьют лапами! Заяц-беляк, пожалуй, лучше других зверей приспособлен к передвижению по глубокому рыхлому снегу. Густая и длинная шерсть на ногах превращает их в своеобразные лыжи, и зверек легко скачет по зимнему лесу, где трудно передвигаться его полевому собрату — зайцу-русаку, который привык к жизни среди возделанных полей, став своеобразным спутником сельского хозяйства. В конце марта — начале апреля у зайчихи появляется три-шесть, а иногда и больше детенышей. В отличие от крольчат они родятся зрячими и покрыты густой шерсткой.
Малыши тотчас начинают сосать жирное молоко, проглатывая его до 40 граммов — половину собственного веса. Этого «обеда» им хватает на три-четыре дня, в течение которых они смирно сидят невдалеке друг от друга, постепенно крепнут и набираются сил. Гнезд у этих зверьков не бывает, и выводок находится вместе лишь первые минуты, пока детеныши обсыхают и едят. В дальнейшем у зайчат, если они будут порознь, появляется больше возможности выжить, и мамаша покидает малышей.


МАРАЛ

Маралов, как и их ближайших родственников — изюбров, обитающих в горных районах Средней Азии, Южной Сибири и Дальнего Востока, современные зоологи считают подвидами благородного оленя, широко распространенного в странах Европы, а у нас в стране — в Прибалтике, на Кавказе, в Крыму и Западной Украине. По сравнению со своими европейскими сородичами маралы значительно крупнее, а их рога массивнее и тяжелее. Не зря немецкие и польские охотоведы еще в конце прошлого века завозили этих животных в западноевропейские охотничьи хозяйства для улучшения поголовья своих оленей. Восточная медицина высоко ценит молодые рога — панты маралов как тонизирующее средство, применяемое при многих болезнях. Естественно, что из-за этого украшения маралов усиленно преследовали, и уже к концу прошлого столетия они оказались на грани уничтожения. Возможно, что список истребленных человеком животных пополнился бы и этим оленем, если бы люди вовремя не подумали о том, что таких ценных животных можно было бы попробовать приручить и разводить в полувольных условиях. Маралов стали держать в загонах и оленепарках.
После революции большое развитие в нашей стране получило пантовое оленеводство. Совхозное и колхозное поголовье маралов теперь исчисляется тысячами, а маточное стадо оленепарков служит источником получения животных для восстановления их численности в природе и для акклиматизации на новых местах.
Оказалось, что маралы при минимальной заботе со стороны человека могут заселить обширные пространства и в европейской части страны. За последние годы эти звери успешно акклиматизированы в Подмосковье, в Башкирии, на Украине и в ряде других мест.
Как очень рослый и выносливый олень марал легче переносит суровые глубокоснежные зимы, нежели его европейский собрат. По сравнению с пятнистыми и другими оленями этот зверь меньше нуждается в искусственной подкормке. Выяснилось также, что этот обитатель горных лесов и альпийских лугов успешно приживается даже в степной зоне. Несомненно, что из всех оленей нашей страны это наиболее перспективный вид для акклиматизации в новых районах, для полувольного разведения в лесопарках, пантовых совхозах. Сейчас маралы свободно живут в ряде спортивных охотничьих хозяйств Подмосковья.


БОБР

Некогда бобры населяли большую часть нашей лесистой страны. Бобровый промысел обеспечивал существование многих людей, считался одним из основных доходов монастырей и княжеств. Право на добывание этих ценных зверей было завидной привилегией. В международной торговле бобровые шкурки ценились втрое дороже соболиных.
Неумеренная охота и вырубка лесов по рекам привели к тому, что в начале нашего века бобры в России сохранились только в отдельных уголках Белоруссии, в Воронежской области да по таежным речкам Сибири, а общая их численность не превышала полутора тысяч. Чтобы спасти этих ценных зверьков от полного уничтожения, Советское государство организовало несколько заповедников — Воронежский, Кондо-Сосьвинский, Березинский. Промысел бобров, скупка и переработка их шкурок были запрещены на многие годы. По мере размножения бобров в заповедниках, зверьков отлавливали и расселяли в места, где они жили ранее.
С 1927 по 1970 год в 67 областях страны было выпущено более 12 тысяч бобров.
В большинстве мест звери хорошо прижились и успешно размножаются.
Современная область распространения вида в нашей стране приближается к той, что была 200 лет назад, и на этой территории сейчас насчитывается около 100 тысяч бобров.
Оказалось, что там, где зверей не преследуют, они отлично уживаются даже в непосредственной близости от человека.
Во многих районах бобры вновь включены в списки добываемых видов. «Русские бобры» фигурируют в перечне ценнейших мехов на международных аукционах.
Живой бобр, мирно живущий в своей норе или хатке, дает человечеству много больше, чем стоит его шкурка, вкусное мясо и высокоценимая парфюмерами бобровая «струя».
Неутомимые дровосеки и строители, бобры по-своему переделывают природу мест своего обитания. Стремясь сохранить постоянный уровень воды вокруг нор и хаток, они строят запруды удивительной прочности и порой громадных размеров (известны плотины длиной более 500 метров), а на лесных ручейках и речках создают целые каскады прудов.
И все эти сооружения никогда не были «частным делом» бобров. Запруды обеспечивают постепенный спад весенних вод, которые без этого лишь разрушают берега и уносят плодородные пойменные почвы... Каждый бобровый пруд служит резервуаром — накопителем талых вод. Обитатели леса пользуются им как водопоем. На бобровых прудах гнездятся дикие утки. Пруды служат также местами нагула, нереста и зимовки рыб. Благодаря постройкам бобров гаснут лесные пожары, улучшается микроклимат, водоснабжение и продуктивность целых районов.
Вблизи своих поселений эти зверьки сводят крупные деревья. На их месте возникают солнечные поляны, разрастаются ивняк, молодая поросль и ягодники, здесь начинают пастись лоси и косули, жируют зайцы, тетерева, рябчики и многие другие обитатели леса. Корой и мелкими ветками сваленных бобрами деревьев кормятся копытные звери. Ну, а зайцы в засуху спасаются близ бобровых поселений от безводья, в разлив же отсиживаются на хатках и возвышенных участках плотин...


ГЕПАРД

Великолепная кошка, крупный хищник, который никогда не приносит вреда человеку, гепард совсем не похож на других представителей кошачьего семейства. Стройный и высоконогий, он скорее напоминает борзую собаку. Недаром его считают самым быстроногим в мире, мчащимся со скоростью около 120 километров в час. Когти у этих непревзойденных спринтеров втягиваются не полностью, как у других кошек; они полувтяжные и, по-видимому, во время бешеной скачки за добычей выполняют ту же вспомогательную роль, что и шипы на обуви бегуна-спортсмена. Чтобы сохранить когти острыми, гепардам приходится их регулярно точить о кору деревьев, изредка растущих в пустынных местах, где живут эти хищники. В прежние времена зверей обычно и ловили возле излюбленных ими деревьев-«точилок». Пойманный гепард легко приручался и становился послушным помощником воспитателя в поисках дичи и при ее ловле. С гепардами — пардусами, как с борзыми собаками, охотились киевские князья и татарские ханы. В Индии прирученный пардус ценился дороже слона. Еще недавно эти прекрасные животные населяли большую часть Африки, Индии, Ирана, водились на территории Казахстана, Туркмении, Таджикистана и Киргизии. В наше время их распространение в Африке ограничено территориями некоторых заповедников, в Индии гепардов не стало, а в нашей стране никто их не встречал уже более десяти лет. Есть все основания опасаться, что трагическая история исчезновения азиатского гепарда закончилась или близка к концу...
Но может быть еще не поздно спасти гепардов? Стоит объявить всенародный розыск уцелевших зверей, рассказать о нем каждому жителю среднеазиатских республик с помощью радио, телевидения, газет! Обнаруженных гепардов взять под охрану всего населения, сделать их гордостью и достопримечательностью районов, где они уцелели; выпустить открытки, марки, кинофильмы, посвященные этим животным! С восстановлением за последние десятилетия сайгачьего стада, с усилением охраны джейранов, с ростом численности куланов Бадхыза условия для существования гепарда — сказочного украшения среднеазиатских просторов — могут быть не так плохи. А уж если человечество навсегда потеряло среднеазиатский подвид гепарда, то, наверное, следует подумать о реакклиматизации этих хищников в нашей стране за счет «африканцев».


БЕЛКА

Пушистая, ловкая и удивительно подвижная белка — один из интереснейших обитателей наших лесов. В отдельные годы белки поражали наблюдателей массовыми нашествиями и переселениями — тысячи зверьков широким фронтом двигались в одном направлении. Гонимые могучим инстинктом, пушистые путники не останавливались перед городами и селами, переплывали широкие реки, преодолевали даже огромные безлесные просторы тундры. Множество зверьков погибало при этом, но некоторые все-таки добирались до благоприятных, обетованных мест, чтобы найти в них новую родину. Так, в результате массовой перекочевки в 1920 году белки появились на Камчатке.
Когда в тайге урожай еловых семян или кедровых орешков, зверькам не страшны холод и голод. Сытые белки в суровые морозы отлеживаются в теплых гнездах, не тратят силы на поиски пищи и уже в начале февраля приступают к размножению. После благоприятной зимовки они успевают за лето вырастить до трех выводков по 6—10 бельчат в каждом. И хотя многие из них станут впоследствии жертвами хищников, все равно количество белок за лето увеличивается во много раз. В благоприятные для белок годы таежным охотникам нужно заранее готовиться к сбору богатого «урожая» ценной пушнины. Но пусть это не огорчает любителей животных. Охота не только даст заработок промысловикам, оденет людей в нарядные и теплые меха. Отстрел избыточного поголовья спасет оставшихся зверьков от голодовки, удержит их от гибельных перекочевок, ускорит очередной подъем численности белок. А в пригородах, где охота запрещена, зверьков можно сохранить в трудные времена подкормкой.


ВОЛК

Народная молва издавна прославила лисицу, как хитрейшего и самого смышленого из наших зверей. Однако опытные охотники и натуралисты отдают первенство волку, они считают его более одаренным зверем. Это сильный, активный хищник, от нападения которого не застраховано ни одно животное.
Волк не хуже лисицы умеет выхватить из подземного убежища или снежной траншейки крошечного мышонка и с ловкостью тореадора убивает оленя или лося. А при групповых охотах один или несколько хищников выполняют роль загонщиков, в то время как другие их сородичи подкарауливают жертву в засаде или, срезая углы, идут к ней наперехват. На протяжении многих тысячелетий человечество стремилось истребить волков, уничтожая их с помощью ружей, капканов, ядов и даже авиации. Тем не менее волчий род благополучно существует на большей части американского, европейского и азиатского континентов. И это говорит об исключительной приспособляемости этого смышленого и выносливого зверя.
На страницах печати, среди зоологов и охотоведов до сих пор не прекращаются споры о вреде и пользе этого хищника. Одни выносят ему смертные приговоры, другие активно защищают и призывают взять его под охрану.
Надо сказать, что решать вопрос об отношении к волку вообще — в отрыве от условий мест его обитания — бессмысленно!
Волк — хищник, однако результаты его хищнической деятельности могут оцениваться по-разному в зависимости от ее масштабов и объектов.
Нападая на домашних животных, особенно на овец и северных оленей, эти звери не ограничиваются одной жертвой; распугивая целое стадо, они «режут» порой десятки голов. Не меньшие опустошения наносят волки и в тех охотничьих хозяйствах, где разводят полуприрученных оленей, а также кабанов, фазанов и другую дичь. Естественно, что в районах овцеводства и северного оленеводства численность серых хищников необходимо предельно сокращать, а в местах интенсивного дичеразведения их приходится и вовсе уничтожать.
Совершенно иначе характеризуется хищническая деятельность волков в районах, где основой их существования служат дикие копытные животные — сайгаки, северные олени, лоси и другие. Охотясь за ними, волки никогда не добывают их десятками, как мелкий домашний скот. Такая добыча достается хищникам нелегко. Только в редких случаях они могут овладеть здоровым животным, находящимся в расцвете сил. Большей частью в зубы волков попадают больные, молодые или очень старые жертвы.
На протяжении длительного времени волкам ставили в вину распространение бешенства. И только сейчас, когда в некоторых областях этих хищников не стало, можно сделать вывод, что они всегда были одним из основных факторов, сдерживающих распространение этой страшной болезни. Дело в том, что в средней полосе зимой волки уничтожают огромное количество бродячих собак. Сотни тысяч таких безнадзорных дворняг создают большую угрозу вспышки эпидемии, чем определенное количество осторожных диких хищников, питающихся ими.
Уже эти факты заставляют по-новому оценить роль серого хищника в природе и отнюдь не стремиться к его полному уничтожению.


СИБИРСКИЙ ГОРНЫЙ КОЗЕЛ

Сибирский горный козел — обитатель верхнего пояса гор Средней Азии, Алтая и Саян. От барана он отличается наличием «бороды» треугольным, а не округлым сечением рогов и некоторыми другими особенностями.
Тэк, или тэке, как его называют местные жители,— сравнительно крупное животное весом до 100 килограммов. В его облике сочетаются настороженность, сила и изящество. Дикие козлы подобно их домашним родственникам недолюбливают тучные пастбища низменного или слабовсхолмленного рельефа. Это жители скал и обрывистых круч, и их не пугают головокружительные подъемы и спуски, узкие карнизы-тропы над пропастями. Растительность в таких местах небогата, но, видимо, каждая куртинка высокогорных трав аккумулирует столько солнечного тепла, света и ультрафиолетовых лучей, что по вкусу и питательности не идет в сравнение с густой растительностью долин и низменностей. Не потому ли все козы так разборчивы в пище и поедают ее не подряд, а только выборочно.
Подвижные и ловкие животные ухитряются наедаться досыта на самых, казалось бы, скудных пастбищах. Зато их стада никогда не бывают столь многочисленны, как у равнинных травоядных и у горных баранов — жителей альпийских лугов.
Однодневные козлята уже отважно следуют за своими матерями по самым неприступным скалам, прыгают по уступам, точно попадая копытцами на те же самые места, которые только что служили опорой впереди идущим животным. Ведет стадо обычно старая мудрая коза. Она отлично знает «географию» своего района: тропы и пастбища, места, где нужно опасаться нападения барса или иного хищника, высокогорные снежники, на которых хорошо отдыхать и где стадо не беспокоят докучливые насекомые.
У горных козлов есть надежные друзья — горные индейки, или улары. Обычно звери и птицы держатся рядом. Эта дружба объясняется не только общностью мест обитания. Столь разные животные действительно помогают друг другу. Улары лучше замечают опасность своими зоркими глазами, и козлы, видя тревогу друзей, вовремя спасаются от врагов. Когда же зимою козлы разгребают копытцами снег, чтобы добраться до занесенной растительности, они тем самым помогают прокормиться горным индейкам. В неволе молодые горные козлы хорошо приручаются. Поэтому не раз проводились опыты скрещивания их с домашними козами.


Николай Александрович Устинов
Николай Николаевич Немнонов
Игорь Иванович Константинов
Лев Ильич Вейсман
Михаил Иванович Обухов
Борис Львович Раскин
Павел Артемьевич Яровицкий
Владимир Гаврилович Гусев

ЗНАКОМЫЕ НЕЗНАКОМЦЫ

Редакторы-составители В. В. Наумов-Цигикал, Т. А. Руденко
Художественный редактор В. Н. Журавский
Технический редактор В. М. Волкова, Г. П. Васильева
Корректор М. Л. Сергеева
Оформление художников А. П. Оныщука, В. Е. Киселева
Сдано в набор 4/III-1976 г. Подписано в печать 30/VII 1976 г. Формат 84X108 1/16. Бумага офсетная № 1. Усл. печ. 6,72. Уч.-изд. л. 7,55. Тираж 160 000 экз. Издат. № 251/75. Заказ 547. Цена 1 р. 23 к. Издательство «Лесная промышленность», 101000, Москва, ул. Кирова, 40а
Чеховский полиграфический комбинат «Союзполиграфпрома» при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли.
г. Чехов Московской области


Цена 1 р. 23 к.

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЛЕСНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ»


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz