каморка папыВлада
газета Спутник кинофестиваля 1963-05 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.04.2019, 19:24

скачать газету

страница следующая ->

ЗА ГУМАНИЗМ КИНОИСКУССТВА, ЗА МИР И ДРУЖБУ МЕЖДУ НАРОДАМИ!
ИЗДАНИЕ ПРЕСС-ЦЕНТРА III МЕЖДУНАРОДНОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ В МОСКВЕ

СПУТНИК КИНОФЕСТИВАЛЯ
5
ЧЕТВЕРГ, 11 ИЮЛЯ 1963


ФЕСТИВАЛЬ, ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ
КАЛЕЙДОСКОП СОБЫТИЙ, ВСТРЕЧ, ПРОСМОТРОВ

Режиссер-постановщик финского конкурсного фильма «Мальчишки» Микко Нисканен в числе других гостей посетил крупнейшую советскую киностудию «Мосфильм».
— Я до сих пор хожу взволнованный после просмотра фрагментов «Оптимистической трагедии».
Мечтаю увидеть фильм целиком.
Вместе с иностранными гостями на «Мосфильме» побывали и советские актеры.
— Я рада, что фестиваль предоставил мне возможность увидеть своих старых мосфильмовских друзей, с которыми мне приходилось работать. Я с удовольствием рассказала о них нашим гостям,— сказала латвийская актриса Ева Мурниеце.
Сегодня я очень волнуюсь, — говорит композитор Бернстайн.— Вечером во Дворце съездов показывают конкурсный фильм Соединенных Штатов «Великий побег».
Я написал музыку к этой картине и сегодня впервые предстаю перед судом советских зрителей.


ДВА ПИСЬМА О ЧУДЕ, КОТОРЫЕ НЕЛЬЗЯ ЧИТАТЬ БЕЗ ВОЛНЕНИЯ

КАДР ДЛИЛСЯ МГНОВЕНИЕ
РЕПОРТЕР ИДЕТ ПО ЕГО СЛЕДАМ

ЭКСТРЕННОЕ СООБЩЕНИЕ!
ДВОЕ В КОСМОСЕ - ОН И ОНА
ЗАПУСК С РАКЕТОДРОМА «СПУТНИК»

КОНКУРС ФИЛЬМОВ: ВПЕЧАТЛЕНИЯ И РАЗДУМЬЯ

ГЛАЗА ДОБРОГО ДРУГА, СТРОГОГО СУДЬИ


НА НАШИХ ОБЛОЖКАХ: «ГЛАЗА ЗРИТЕЛЕЙ КИНО»
На 2-й обложке: в кинотеатре «Россия», фильм смотрят Регина Парунцева, Валентина Стыллер, Юрий Бенцианов и Алексей Калинин.
О взгляде зрителей на искусство кино читайте на 2 и 3-й страницах.


Яростная атака репортеров. Актриса Александра Завьялова и ее итальянская коллега Джорджи Молл под обстрелом фото и кинокамер. Это произошло во время экскурсии гостей фестиваля на киностудию «Мосфильм».

«Россия» кинофестивальная. Только что закончился просмотр.

Гостиница «Москва». Пресс-конференция делегации Индии. В тот же день с журналистами встретились кинематографисты Кубы и ОАР.

Болгарский режиссер Христо Гачев вышел на московские улицы, чтобы собраться с мыслями: предстоит дискуссия «Кино и прогресс», на которой он выступает с докладом.


РУКОПОЖАТИЕ АВТОРОВ И ГЕРОЕВ

РУССКОЕ ЧУДО
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО СОЗДАТЕЛЯМ ФИЛЬМА

Каждому хотелось сказать что-то свое, заветное — так родилось коллективное письмо авторам «Русского чуда». В конверт вложили и фотографию: депо Москва-Сортировочная, год 1963-й.
Дорогие Аннели и Андре Торндайк!
Мы не знакомы с вами лично, но, как нам кажется, знаем о вас все. Знаем, словно близких, задушевных друзей. Вот только что мы как будто бы беседовали с вами. Вы рассказывали о нашем прошлом, нашем сегодня, а мы вам — о будущем, ведь недаром называют нас разведчиками будущего.
Но не стоит говорить загадками. К вам обращаются рабочие, инженеры и техники Локомотивного депо Москва-Сортировочная, того самого, о людях которого вы ярко и образно рассказали е своем фильме. Там есть кадр о нашем депо: рабочие, будто муравьи, облепили старенький паровозик, ремонтируют его, чтобы мчал, как поется в популярной нашей песне,— вперед, в коммуну! Уверены, что вы слышали эту песню: «Наш паровоз, вперед лети — в коммуне остановка...»
Посвященный нашему депо эпизод фильма относится к 1919 году. Если бы вы сейчас приехали, то, конечно, не нашли бы паровоза. Нет, мы говорим не о том старом локомотиве девятнадцатого года. Вы не нашли бы в нашем депо никакого паровоза вообще. Теперь здесь — мощные тепловозы, быстроходные электровозы. Неузнаваемо изменилось депо, техника, люди. Свершилось то самое русское чудо, о котором рассказывает ваш фильм.
Из просмотрового зела мы вышли потрясенные. Потрясенные и восхищенные всем увиденным. Надо сказать, у нас работают люди разных возрастов. Для тех, кто постарше, кадры вашей картины — сама жизнь, для молодых — это история. Конечно, все мы слышали рассказы отцов, читали в книгах, видели в театре и кино о пути, пройденном страной за сорок пять лет. Но никто из нас никогда еще не видел ничего подобного по силе воздействия, широте охвата событий, явлений, фактов. Вы заставили ожить картины, у вас заговорили фотографии, вы сами сотворили настоящее чудо, вложив в него душу и сердце.
Нам стало даже чуть-чуть обидно, что наши работники кино до сих пор не прибегали к такому убедительному и яркому разоблачению царизма, как это сделали вы, использовав дневники бездарного и тупого «государя всея Руси».
А разве можно забыть лошадь, подвязанную на веревках к голой крыше сарая, солома с которой давно уже съедена? Или человека в шахте, превращенного в лошадь?.. Или историю крестьянского мальчишки, ставшего крупнейшим академиком, специалистом по атомной энергии, государственным деятелем?.. А как врывается в сердце «звон кандальный»!
Но так можно было бы говорить о любой сцене, потому что каждый эпизод фильма настолько интересен, настолько крепко спаян, что он врезается в память, как отдельный фильм.
Вы создали не просто кинофильм, вы создали энциклопедию нашей жизни!
Вы сумели разглядеть главное в нашем народе — новое отношение к труду. Идеи коммунизма привели и к первому субботнику, который родился в нашем депо, и к бригадам, цехам, целым предприятиям коммунистического труда. Мы горды тем, что у нас же появился первый в стране цех коммунистического труда, а теперь все депо добилось этого почетного звания.
На груди у вас ордена Ленина. Вы заслужили их по праву, ведь вам удалось величественно, просто, вдохновенно передать с экрана идеи Ленина миллионам и миллионам зрителей.
И за это — большое рабочее спасибо!
По поручению коллектива
М. Яшина, обтирщица, В. Лапшин, слесарь, Б. Бирюков, мастер, Г. Слуцкая, инженер, В. Сесин, машинист, Е. Наврот, пом. машиниста, И. Бурцев, бригадир, и другие.
Вместе с ответным письмом Аннели и Андре Торндайк решили послать рабочим кадр из «Русского чуда» со своим автографом: «Большой привет и спасибо работникам депо Москва-Сортировочная, которые борются за высокие показатели производительности труда». На кадре — это депо, год 1919-й.

СЧАСТЬЕ ПРИЗНАНИЯ

Рабочим, техникам, инженерам Локомотивного ордена Трудового Красного Знамени депо Москва-Сортировочная Московской железной дороги.
Дорогие товарищи и друзья!
Трудно передать, как мы были счастливы, получив ваше письмо, написанное после просмотра фильма «Русское чудо». Мы от всего сердца благодарим вас за те слова, в которых вы выражаете свое удовлетворение фильмом и хвалите нас, за слова, которые свидетельствуют о глубоком понимании всего того, о чем мы хотели рассказать в своем фильме.
Дорогие товарищи и друзья!
Читая ваше письмо, ми переживали незабываемо счастливый момент в нашей жизни.
Над этим фильмом мы работали пять лет и можем сказать, что работали с огромным увлечением, с полной отдачей сил.
Построение коммунистического общества является огромным событием во всей истории человечества, и у нас, людей, которые многие годы являлись свидетелями этого строительства, не было более горячего желания, как правдиво, образно рассказать об этом, рассказать так, чтобы это вызывало восхищение зрителей.
Мы думаем, что такая задача является самой чудесной и важной для каждого художника, что только она вдохновляет его, дает возможность годами работать над ее разрешением вместе с большим коллективом и тратить на это средства, которые создаются народным трудом.
В годы нашей работы у нас тоже были часы сомнений: а удастся ли нам то, что мы задумали? Сумеем ли мы найти понятный и интересный язык для рассказа о таком великом деле, как строительство коммунизма, сможем ли мы языком кино раскрыть эту большую тему?
И вот пришло ваше письмо, дорогие рабочие, техники и инженеры Локомотивного депо Москва-Сортировочная! Вы, герои нашего фильма и в то же время его зрители, удовлетворены нашей работой и даже восхищены. Вы даже написали нам письмо, в котором выражаете свои мысли и благодарность.
Вы можете быть уверены, что дали нам новые силы и оказали огромную поддержку в нашей дальнейшей работе, работе, которая всегда будет служить прогрессу человечества, миру и строительству коммунизма.
Вам, дорогие товарищи и друзья, мы желаем всего самого-самого наилучшего в вашей богатой замечательными традициями работе по строительству коммунистического общества.
Андре ТОРНДАЙК.
Аннели ТОРНДАЙК.
Москва, 10 июля 1963 г.


ГЛАЗА ЗРИТЕЛЕЙ

Приходила ли вам когда-нибудь в голову мысль заглянуть в глаза своих соседей по зрительному залу в самый напряженный момент фильма? Вряд ли вы это делали — все-таки неудобно. И мы, разумеется, не призываем вас попирать общепринятые этические нормы. Но тогда поверьте нам на слово, что в глазах зрителей можно увидеть порой картину не менее увлекательную, чем на экране. В них: радость и разочарование, безудержное веселье и... скука.
По веселым лицам четырех зрителей (НА ВТОРОЙ СТРАНИЦЕ ОБЛОЖКИ НАШЕГО ЖУРНАЛА) не трудно догадаться, что их не оставили равнодушными злоключения героев советского фильма «Каин XVIII». Картина им всем понравилась, но отношение к киноискусству вообще у них разное. Картографы РЕГИНА ПАРУНЦЕВА и ВАЛЕНТИНА СТЫЛЛЕР любят видовые фильмы и кинопутешествия, студент ЮРИЙ БЕНЦИАНОВ предпочитает картины «любые, но хорошие», ему, кстати, больше по душе театр, инженер АЛЕКСЕЙ КАЛИНИН тоже заядлый театрал.
А что думают о кино другие зрители? Спросим их самих.

И. БЛЮМИН,
работник книжной торговли
Мне кажется, что надо делать больше экранизаций опер, балетов, оперетт и спектаклей драматических театров. В последнее время наша кинематография удачно экранизирует лучшие классические произведения. И я как большой поклонник искусства хочу пожелать больших удач.

Зинаида ДРАЧ,
шофер такси
Есть у меня подруга Нина. Она работает заправщицей на бензоколонке. Как и я, она очень любит кинокомедию. Мы с нетерпением ждали выхода на экран фильма «Королева бензоколонки». И разочаровались. Не смешно, скучно.
Послушайте, мы с Ниной очень просим вас — снимите настоящую комедию!

Н. ФЕДИН,
участник ВДНХ, инженер-конструктор завода «Красный пролетарий»
В кино люди учатся верно и точно оценивать события, могут воспрянуть духом, получить новый заряд бодрости, вдохновиться на новые дела. Словом, кино не должно оставлять человека в покое.

Б. АНАНЬЕВ,
тренер бассейна «Москва»
Мне больше всего нравится два рода фильмов: «Гимн сильному человеку» или «Поэма нежной и прочной любви». Последнее я нахожу в некоторых итальянских фильмах, которые сделаны со вкусом, знанием психологии. Мне нравятся герои Джека Лондона. Почему кинематографисты мира так редко обращаются к его произведениям? Хотелось бы видеть моих любимых актеров Баталова и Жана Габена в ролях героев Джека Лондона.

Л. ЧУЙКОВА,
химик, научный сотрудник НИИ
Мало хороших фильмов делают в последнее время. Ни одному из них не поставила бы отличную отметку; выше трех с плюсом никому не дам.
Не люблю «юмор от земли», фантазия должна быть с полетом.

Р. ЗАКИЕВ,
фотокорреспондент газеты «Коммунист» (Баку)
У меня создалось впечатление, что наше кино периодически увлекается каким-то определенным жанром. Тридцатые годы славились своими комедиями. Сороковые годы — годы трагических и бытовых фильмов. В конце пятидесятых годов героями экрана стали дети. Сейчас опять, кажется, перетягивает комедийный жанр.
А мне бы хотелось предложить: делайте больше фильмов о сильных, настоящих людях!


481 КОРРЕСПОНДЕНТ АККРЕДИТОВАН НА ФЕСТИВАЛЕ

Из блокнотов журналистов — в номер «Спутника»

КАК ВСЮДУ УСПЕТЬ?
Франтишек ГОЛЬДШАЙДЕР,
главный редактор журнала «Кино» (Чехословакия)
Фестивальный водоворот уже бурлит вовсю. Лишь успев переступить порог гостиницы «Москва», я сразу же почувствовал себя как дома. Точно такая же веселая суматоха бывает и на фестивале в Карловых Варах. Да это и не удивительно. Ведь Московский фестиваль — родной брат Карловарского. Они взаимно дополняют друг друга. Поэтому для нас, чехов, особенно дорог успех III Московского фестиваля.
Программа здесь обширная. Три полнометражных фильма в день, а для любителей еще и короткометражные. Пресс-конференции, вольная трибуна, разговоры со старыми и новыми друзьями, прогулки по Москве и многое другое.
Жалко только, что наши хозяева не дают рецепта, как всюду успеть. Ну, а раз таких рецептов никто не знает, можно быть спокойным: все равно что-то придется пропустить.
Однако в суматохе и кроется весь аромат фестивальной атмосферы. Спокойных фестивалей я не знаю. Думаю, что таких и не бывает.

СТОЛИЦА КИНО
Кадзуо ЯМАДА,
корреспондент газеты «Акахата» (Япония)
Вот уже в третий раз Москва стала столицей мирового кино. Здесь встретились кинематографии многих стран. Японская делегация находится сейчас под впечатлением радушия и благожелательности, с которыми был принят наш документальный фильм «Бутоны». В Центральном Доме кино зрители ему оказали большую честь. Они аплодировали от души — нам приятно это. Фильм создан под руководством одного из самых прогрессивных деятелей сегодняшней кинематографии Японии — Кинето Синто.
В тот же день показывали кубинский фильм. Нас это обрадовало, потому что японский народ уважает кубинцев, их революцию, их самоотверженную борьбу. Кубинский короткометражный фильм «История одного сражения» рассказал о жизни и борьбе на героическом острове.
Мы верим, что и представленная на конкурс художественных фильмов картина талантливого режиссера нашей страны Урояма будет встречена москвичами доброжелательно.

ПОЛЬША В МОСКВЕ
Ежи ПЕЛЬЦ,
корреспондент журнала «Фильм» (Польша)
Москва. Июль 1963 года... Очередной день фестиваля... У огромного здания гостиницы «Москва» — резиденции делегаций — толпятся любители кино. Неожиданно толпа становится еще гуще, она заполняет «пятачок» у входа: из подъезда появляются делегаты и гости. Среди них — польская делегация во главе с заместителем министра культуры и искусства Заорским, режиссеры Ева и Чеслав Петельские — авторы конкурсного фильма «Черные крылья». Этот фильм еще не вышел на экраны фестиваля.
Пока в кинотеатрах Москвы идут лишь наши внеконкурсные картины: «Как быть любимой» Войцеха Хаса и «Их будни» писателя Александра Сцибора-Рыльского.
Москвичи живо интересуются польскими фильмами: залы, в которых они демонстрируются, всегда переполнены. Особенно сердечный прием оказали зрители картине Хаса — прекрасному художественному портрету женщины, прожившей трудную и сложную жизнь в соответствии со своими убеждениями, сделавшей единственно правильный выбор в борьбе между добром и злом.
Наибольший интерес вызывает у зрителей и участников фестиваля наш конкурсный фильм «Черные крылья». Но о оценкой его придется подождать до той минуты, когда церемониймейстер фестиваля торжественно провозгласит во Дворце съездов: «Делегация Польской Народной Республики показывает...»

НОВЫЙ СЛОВАРЬ
Джорджи КАРПИ,
корреспондент журнала «Нуова презенца» (Италия)
В холле гостиницы «Москва», которая в эти дни похожа на морской порт, идет очередное интервью. Группа фоторепортеров, журналистов и просто любопытных окружила симпатичную девушку. (К сожалению, я так и не узнал, кто она. Воображаю, что скажет по этому поводу мой главный редактор!).
Вспыхивают лампы. Актриса отвечает на многочисленные вопросы, немного по-русски, немного по-французски, а главным образом при помощи жестов.
— Какие советские фильмы вам больше всего нравятся?
— «Баллада о солдате», «Чистое небо», «Летят журавли», «Сорок первый» и...— тут она запнулась, не найдя нужного слова.— Как это по-русски? Femme... dame... Гав! Гав!
— «Дама с собачкой»!— обрадованно подсказали все хором.


ФЕСТИВАЛЬ, ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

ЛУЧШАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Александр ЛАЗЕБНИКОВ
ОДНА СЕКУНДА «ДНЯ И ЧАСА»

ЕСТЬ КАДРЫ, которых не измеришь метражом: у них иная мера — боль сердца. Вот и этот, совсем мимолетный, появился и сразу исчез.
...Оккупированный Париж, афиша на стене дома. Много фотографий, и под каждой — имя. Мы успели запомнить только одно — нефранцузское: Manoushian...
Вот и все, что нам дали увидеть. Кадра уже нет, но имя, которое мы прочитали, вызывает неодолимое желание обернуться, крикнуть киномеханику: остановись, верни нам этого человека, дай еще раз заглянуть в его обросшее лицо! Но мчалась дальше лента, уносила куда-то затравленную погоней немолодую парижанку, попавшую в ловушку гестапо, и уже нельзя было не следить за игрой Симоны Синьоре, так же, как невозможно было забыть мученические глаза человека с афиши.
Трудно отвести взгляд от левого угла экрана, где появился в овале рамки такой знакомый и незнакомый облик. Манушьян? А звали тебя как? Смоляные волны шевелюры. Мисак — твое имя? Командир трех сводных отрядов франтиреров? «Свобода», «Чапаев», «Виктор Гюго»? Как же ты прочно вошел, маленький кадр, в большое повествование «День и час»!
В памяти сразу возникли литые строки Луи Арагона о Манушьяне и его друзьях.
«На наших улицах портреты ваши
были.
Как пятна крови, как следы
смертельных ран.
А бороды в тюрьме, которых вы
не брили,
И имена, что мы с трудом
произносили —
Должны были пугать идущих горожан.
Французы мимо шли и глаз
не подымали,
Но пальцы быстрых рук, когда закат
багрян —
Под фото вашими по вечерам
писали:
«За Францию они геройски пали».
Остались не только эти строки и память о Мисаке. В Армении живет его боевая и верная подруга — Мелине Манушьян. И очень хотелось сразу после просмотра фильма, который успели уже увидеть тысячи москвичей, позвонить ей, рассказать об этом кадре «Дня и часа». Мы соединились с Институтом литературы Академии наук Армянской ССР, где работает Мелине.
— Среди самых дорогих мне реликвий хранится у меня такая же афиша, какую вы видели в фильме: Мисак и его товарищи — десять человек, — говорит она.— Эта афиша, воззвание нацистских генералов, палачей Парижа — Штюльпнагеля и Фелькенхаузена — была расклеена всюду: на станциях метро, в кафе, на улицах. Она появилась сразу после ареста «группы Манушьяна» для устрашения французов. С афиши глядели измученные лица в кровоподтеках, ссадинах, одежда была разорвана. Французы тайком прикрепляли к фотографиям букеты цветов, писали рядом букву «V» — Victoire — Победа...
Мелине рассказывает о многих героях Сопротивления, советских людях — Александре Казарьяне, Валериане Соломатине, Иване Самарине, Василии Порике, читает нам стихи Мисака из его книги «Моя песня», изданной в Ереване на армянском и русском языках с предисловием Жака Дюкло, говорит о большом фильме, посвященном Манушьяну, который сейчас задуман в Армении. Вновь и вновь оживает в ее воспоминаниях образ легендарного франтирера с нефранцузской фамилией — Манушьян, сыне Армении, которого знает, любит, помнит вся Франция.
— Вы знали о фильме «День и час»?
— Да, я много читала о нем, но не думала, что найду в картине такое трогательное проявление любви к памяти Мисака. Спасибо добрым сердцам французов, которые не забыли, что на их земле сражались и отдали жизнь Манушьян и его друзья. Я знаю много фильмов с участием Симоны Синьоре — смотрела их во Франции и у нас, в Советском Союзе. Приехала ли она на фестиваль?
— Москва ждет ее.
— Тогда разрешите мне передать ей несколько слов.
— Будем рады напечатать их.
Вот что продиктовала нам Мелине Манушьян:
«Дорогая Симона! Я давно слежу за вами. Нет, не пугайтесь, совсем не так, как следили за вами в «Дне и часе». Я просто все хочу знать о Симоне Синьоре — моей многолетней привязанности. Вас не должно удивлять, что в далеком от Парижа Ереване живет на проспекте Ленина немолодая женщина, которая любит чудесную актрису, знакомую ей еще по Парижу.
В «Дне и часе», писал один французский критик, вы сыграли бесстрашную француженку и показали зрителю, что нельзя испытывать боль, когда тебя истязает враг. Можно лишь чувствовать гордость, что он избрал именно тебя мишенью.
Роль, которую вы сыграли в этом фильме, я долго играла в жизни, когда сражалась против фашизма во Франции.
После войны из Парижа я приехала в Армению. Мой муж в последнем своем письме, написанном за несколько часов до казни, просил меня поклониться нашему древнему дому, где всегда мечтали жить наши деды и прадеды. Я приехала в этот дом — Армению — навсегда. Но Париж, где могила Мисака, где его друзья по оружию, где улица его имени,— я не могу забыть.
Друзья Мисака часто зовут меня к себе — я была уже у них. Они вам, наверное, теперь особенно близки, эти люди, и вы похожи на них на снимках, которые я видела, листая страницы французских журналов и газет. Мне казалось даже, что я не раз встречала вас на партизанских тропинках Франции.
Вот что могут навеять кадры из фильма мне, бойцу Сопротивления.
Желаю вам счастья».


НА КОНКУРСЕ ФИЛЬМОВ

ОТ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ДО НАШИХ ДНЕЙ

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ФИЛЬМЫ:
КУБА - «Двенадцать стульев»
ИНДИЯ - «БРАЧНЫЙ КРУГ»
ОАР - «САЛАДИН»

КОРОТКОМЕТРАЖНЫЕ ЛЕНТЫ:
БОЛГАРИЯ - «Праздник надежды»
ИЗРАИЛЬ - «КИББУЦ»

Следуя традиции кинообозревателей, выделяющих центральный фильм дня, я без оговорок называю «Двенадцать стульев» — работу кубинского института кинопромышленности и киноискусства. Название фильма не обманывает зрителей. Это действительно экранизация знаменитого сатирического романа И. Ильфа и Е. Петрова (если быть точнее, фильм снят по мотивам романа). Дело в том, что в кубинском фильме персонажи не только изменили имена. Изменились характеры, не говоря уже о полной перемене времени и места действия. Неизменными остались авантюристические, стяжательские наклонности героев фильма, тоска по легкой, обеспеченной жизни, одним словом, все то, что когда-то в Советской России, а теперь на Кубе заставило их пуститься в погоню за сокровищами.
Постановщик фильма, молодой кубинский режиссер Томас Гутьерес Алеа, известный советским зрителям по своей предыдущей картине «Рассказы о революции» (до того он был режиссером кинохроники), использовал не только занимательный, приключенческий сюжет романа И. Ильфа и Е. Петрова. В фильме привлекают злободневность и политическая острота. Он непосредственно обращен к жизни современной Кубы, к событиям сегодняшних дней или совсем недавнего прошлого.
Начать хотя бы с первых, почти документальных кадров: революционный народ, его бдительные «милисианос» разыскивают в подвалах опустевших особняков драгоценности, спрятанные здесь богачами перед бегством с Кубы. Два синьора — Ипполито и Оскар тоже ищут клад, но отнюдь не для того, чтобы передать его народу. Нет, синьору Ипполито деньги нужны совсем для других целей. Он хочет улизнуть за границу, чтобы там безбедно провести остаток своих дней.
Так перекликается в фильме вымысел художника с живой действительностью. Среди тех, кого смела кубинская революция, тоже нашлись свои Остапы и свои Воробьяниновы, вернее, их ближайшие прототипы — авантюристы с темной биографией и фальшивой анкетой, богатые бездельники, люди, по-прежнему мечтающие жить без хлопот и трудов. Против них и направлено острие сатиры. Так же, как и в романе Ильфа и Петрова, охота за стульями двух авантюристов открывала перед постановщиком фильма широкую возможность легко перебрасывать действие. И он использовал эту возможность для того, чтобы показать разнообразные характеры и типы, высмеять тех, кто хоронится в темных норах, брюзжит и злобно шепчется по углам. Вот синьора Бонита, столь хорошо нам знакомая по роману «Двенадцать стульев» под именем людоедки Эллочки. Эта маленькая ограниченная мещанка и в фильме не изменила своим привычкам. Она по-прежнему без ума от всего заграничного — от заграничных мод, заграничных журналов, заграничных манер. Вот общество «бывших людей». Синьора Ипполито здесь принимают за руководителя контрреволюционного заговора. Ему суют деньги и наперебой предлагают создать такое правительство, в котором было бы специальное министерство по возвращению имущества бывшим хозяевам.
Но главное в фильме не эти отщепенцы, а новая, революционная Куба. Та, что, засучив рукава, строит сегодня новую жизнь.
Если говорить о потерях картины, то по сравнению с романом главные изменения претерпел характер Оскара — Остапа. В фильме это фигура довольно ординарная — плут и пройдоха, но лишенный сверкающего остроумия Остапа. При пересадке на другую почву многое в речи, да и в характере Остапа неизбежно должно было уйти. Это, конечно, жаль. И все же авторы романа, думается, были бы рады увидеть этот фильм, которому дала жизнь их книга и который пришел на экраны Московского кинофестиваля с Кубы как произведение, отражающее черты ее сегодняшней жизни.
Черты реального быта есть и в индийском фильме «Брачный круг», поставленном режиссером Аджоем Каром по сценарию Нринендры Кришны Чаттерджи. Небольшая деревня, легкие лодки на воде, скромная сельская школа, дети играют на переменке, а затем большой шумный город, зажиточная квартира и бедная комната молодого учителя, за которого выходит дочка богатых родителей. Но тема социального неравенства быстро переходит в историю бытовых недоразумений, в историю размолвок и примирений молодых супругов и назойливой тещи, вмешивающейся в их жизнь. И хотя актеры разыгрывают ситуацию не без психологической тонкости, но сами коллизии фильма очень уж узки, а часто и просто случайны.
Фильму не хватает щедрости жизненных наблюдений, той зоркости и остроты социального анализа, который присутствовал в показанной в свое время картине «Два бигха земли» и других индийских фильмах.
Широкоэкранная цветная кинокартина ОАР «Саладин» (режиссер Юсеф Шахин, сценарист Юсеф эль Себаи) переносит действие в XII век, возвращает нас к бурной эпохе крестовых походов, когда арабы, объединенные полководцем Саладином, сражались против крестоносцев. Фильм задуман как масштабное, историческое полотно. Он идет 3 часа. В нем много натурных съемок, с размахом поставленных массовых батальных сцен. Но в то же время он снят без должного чувства меры, с жестокими натуралистическими подробностями. Можно сказать, не преувеличивая, что в этом фильме кровь буквально льется рекой.
На конкурсе короткометражных фильмов первой в этот день демонстрировалась израильская картина «Киббуц», рассказывающая об освоении заброшенных, бесплодных земель в пустыне Негев. На экране — кооперативные хозяйства поселенцев, их быт, их труд — все это фиксируется камерой оператора-документалиста, но умилительно-сладостная интонация авторов буквально снимает ощущение достоверности происходящего. Фильм «Киббуц» выглядит как патриархально-идилличное повествование, совершенно отстраненное от действительности Израиля, хотя сама проблема остается актуальной для страны.
В подлинном произведении искусства всегда живет общественный темперамент художника. Эта истина непреложна, но вспоминаешь ее снова, когда смотришь «Праздник надежды» (сценарий и режиссура Христо Ганева) — фильм об Алжире, который болгарские документалисты сняли как настоящие друзья и как настоящие мастера. В этом фильме нет инсценировок и нет игровых кусков. Это Алжир, который пришел к свободе, заплатив за нее дорогой ценой. Диктор называет цифру — миллион убитых за 7 лет 4 месяца 18 дней борьбы. Неизвестно, что страшнее: эта цифра или просто стена, пробитая пулями стена, мимо которой в молчании проходят люди.
Стиль фильма строг и патетичен одновременно. Надо только вспомнить этот кадр с обожженными, почерневшими деревьями, кадр, за которым звучит песня алжирских партизан, — и словно мертвое воинство вырастает на глазах. Гнев убитых и боль живых в полный голос говорят в фильме.
Г. БОРИСОВ.

Фрагмент кадра из фильма «День и час» (Франция).


страница следующая ->

Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz