каморка папыВлада
газета Каретный ряд 1990-04 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 27.06.2019, 04:08

скачать газету

<- предыдущая страница следующая ->

ПЕРЕПИСКА

И все-таки — с России...

Признаюсь, меня удивила оперативность, с какой появились отклики на мою статью «Начинать надо было с России» («КР» № 1, 1990). Что ж, видимо, это свидетельство того, что статья не осталась незамеченной, затронула действительно больные вопросы. А вот полярность суждений о ней... Она попросту отразила ту поляризацию общества, о которой я и вел речь.
Действительно, между «патриотами» и «демократами» нет — и, на мой взгляд, в ближайшее время не появится — точек соприкосновения, совпадающих подходов. Их позиции — непримиримы. Это единственное, в чем могу согласиться со своим критиком М. Войновым («КР» № 3, 1990). Остальное же принять не могу, и не только потому, что стою на иной — серединной, а не крайней — позиции. Дело в том, что в полемике со мной М. Войнов вольно или невольно (может быть, по незнанию) допустил фальсификацию исторических фактов, чего я, историк по образованию, не могу не заметить.
Основной тезис моего оппонента: в истории не колонии используются для обогащения метрополий (из чего исходил я), а, наоборот, метрополии для обогащения колоний. (Правда, непонятно, зачем это великие державы в свое время так боролись за колонии и не хотели их отдавать. Видимо, из человеколюбия.) А более частный вариант того же тезиса: Россия с XIX в. по уровню развития уступала своим окраинам — Польше, Финляндии, Прибалтике, Кавказу... Скажите это любому мало-мальски серьезному историку, и он поднимет вас на смех. Все перечисленные окраины (за исключением Польши) по всем параметрам уступали российскому промышленному Центру.
Но логику М. Войнова понять можно — он просто переносит в историю ту ситуацию, которая сложилась сегодня. И в частности, тот факт, что по решению социально-бытовых проблем, насыщенности современными технологиями, уровню самообеспечения продовольствием многие окраины опередили свою бывшую метрополию. Мой оппонент объявляет это следствием того, что отсталая метрополия десятилетиями, отрывая от себя, сытно питала эти окраины — лишь бы сохранить унитарное имперское государство. Но, увы, есть — до недавнего времени закрытая — статистика, которая показывает, кто и на каком уровне развития пришел в Союз, кому и сколько было дано из общесоюзного котла, кто и сколько вносил в него. Часть таких цифр приводилась мной в «КР» № 1, не буду их повторять. Об эти факты вдребезги разбиваются все логические конструкции моего критика. Даже процветающие ныне республики Прибалтики пришли в СССР (не будем обсуждать как) отсталыми аграрными государствами, уступающими по степени развития России.
Что же касается отношения М. Войнова к моей политической позиции, я так и не смог понять, где это он нашел у меня призыв к сохранению «империи». Весь пафос моей статьи состоит в том, что победа демократии в стране не может быть достигнута без победы демократии в России. Поэтому-то и призыв — начинать с России! Видимо, оппонент мой стоит на иной точке зрения и считает, что в авангарде должны идти другие республики. Нет, могу судить по опыту истории: лозунг «За нашу и вашу свободу!», поднятый на окраинах, никогда не вел к победе демократии. Победа же демократии в России всегда освобождала всех.
Хотел бы ответить и на реплику С. Бякова. Патриотический демократизм я рассматриваю не как организацию, а как народное течение, пробивающее себе дорогу. Загнать его в рамки еще одной организации сегодня — значило бы умертвить его групповой дисциплиной и межгрупповой борьбой. Эта платформа должна вызреть, укрепиться в сознании и настроениях народа. А катализатором этого процесса и должна стать нынешняя избирательная кампания.
В. ВЬЮНИЦКИЙ,
кандидат в народные депутаты РСФСР


ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА МОСКВЫ

Социал-демократы

До недавнего времени Социал-демократическая ассоциация была известна как преимущественно столичная организация, имеющая, правда, ряд близких по духу групп, объединений и клубов в других городах страны. Но в начале этого года в Таллинне состоялся представительный учредительный съезд СДА, в котором приняли участие в качестве наблюдателей также прибалтийские социал-демократы. После окончания съезда эстонская Демократическая партия труда (ДПТЭ) вошла в СДА в качестве ассоциированного члена, а ее лидер Вело Саатпалу на самом съезде был избран одним из председателей этой организации. Парадоксальность ситуации заключается в том, что недавно в Эстонии был опубликован проект Закона о политических партиях, который запрещает им иметь структурные подразделения и руководящие органы за пределами республики. Так что в случае принятия законопроекта эстонские социал-демократы, объединившиеся из идейных соображений со своими российскими единомышленниками, окажутся в затруднительной ситуации.
Но на сегодняшний день СДА, пожалуй, единственное из неформальных политизированных объединений, сформированное не по национальным или региональным признакам. Различные же Народные фронты организованы именно по этим признакам.
Два других сопредседателя Социал-демократической ассоциации — военнослужащий народный депутат СССР Николай Тутов и один из руководителей московского клуба «Демократическая перестройка» Олег Румянцев. Этот клуб, объединивший молодых ученых академических институтов, других представителей столичной интеллигенции, многое сделал для популяризации социал-демократических идей, пропаганды радикальной экономической реформы.
Как видно из документов СДА, ассоциация выступает за построение правового гражданского общества на принципах демократии, социальной справедливости и гуманизма, за политический и экономический плюрализм, передачу части государственного имущества коллективным и частным собственникам, за свободное развитие рыночных отношений «при создании реальных гарантий всемерной социальной защищенности всех групп населения». Характерно, что главная причина, из-за которой руководители СДА не могут принять термин «советские меньшевики» (которым их нарекли некоторые газеты), заключается в антирыночном, антитоварном характере воззрений меньшевиков. Однако нынешних социал-демократов роднит с меньшевиками другое — некоторые аспекты «плехановской традиции». «Именно меньшевики,— говорит О. Румянцев,— были реальной политической альтернативой той силе, той системе, которая в течение многих десятилетий вела войну с собственным народом. В этом смысле, безусловно, можно говорить о преемственности. Можно говорить о ней и в связи с теми этическими императивами меньшевиков — стремление к компромиссу, диалогу, солидарности,— которые были взяты на вооружение Социнтерном... Мы разделяем эти ценности...»
Кстати, СДА считает себя частью мирового социал-демократического движения. На ее учредительном съезде присутствовали социал-демократы из Франции, Англии, Польши, Западной Германии и других стран. Лидеры СДА заявляют, что они не отказываются от помощи зарубежных социал-демократов компьютерами или множительной техникой, «ибо существует и всеми признано такое понятие, как партийная солидарность».
Как отмечали наблюдатели, на учредительном съезде СДА преобладали интеллигенты. Поэтому ассоциация сейчас стремится к расширению своей социальной базы — за счет своих сторонников среди реформистов в КПСС, «новых предпринимателей», домохозяек, студентов, рабочих, крестьян.
Лидеры СДА не согласны с теми, кто считает, что ассоциация является отражением межрегиональной депутатской группы в политической практике. По их мнению, «скорее, СДА объединит те силы, которые стремится представлять в парламенте МДГ». Несколько месяцев назад была создана социал-демократическая секция народных депутатов СССР, которая насчитывает более семидесяти человек. Планируется со временем организовать парламентскую группу Социал-демократической ассоциации.
В только что образованной ассоциации уже выявились оттенки разных направлений. В то время когда народный депутат Тутов считает, что «идеи социал-демократического движения почти те же, которые привели меня в свое время в КПСС» (что, впрочем, не помешало первичной парторганизации исключить сопредседателя СДА Тутова из Коммунистической партии), некоторые другие его коллеги по ассоциации придерживаются иного мнения. Так, В. Саатпалу считает, что возглавляемая им Демократическая партия труда — правосоциал-демократическая.
Ю. МОГИЛЕВСКИЙ
(NB-пресс)


ПЕРЕД ВЫБОРАМИ

ДЕБАТЫ О ПАРТИИ

Михаил СОКОЛОВ, кандидат в депутаты Моссовета, специальный корреспондент еженедельника «Собеседник»
А надо ли рулить?

Критерием необходимости для общества той или иной политической организации может быть только польза, которую она приносит народу своей страны. Что ж, «по сравнению с 1913 годом» коммунистами сделано вроде бы немало: строились заводы и фабрики, целые города. Но кто теперь будет отрицать, что за тот же период в странах, где у власти стояли партии, сохранившие рыночную экономику и демократию, для повышения благосостояния народа, социальной защиты личности сделано куда больше нашего.
Этим путем после февраля 1917 года могла пойти и Россия. До роспуска Учредительного собрания и ликвидации многопартийной системы в 1918 году эти надежды не были беспочвенны. Но, взяв власть, закрывшись от Европы «железным занавесом» идеологических догм, партия повела страну к «светлому будущему». Вот как она реализовала свои октябрьские лозунги: пообещав крестьянам землю и волю, вскоре пустила по миру миллионы земледельцев; посулив рабочим заводы и фабрики, заменила эксплуатацию человека человеком эксплуатацией личности госаппаратом; поманив свободой, превратила страну в идеологический монастырь и лагерь, а вместо свободы совести оставила народ с оскверненными храмами...
Казалось бы, что мне до забот коммунистов, если я не являюсь членом КПСС? Но мне, как и многим, совершенно ясно: реформы в обществе, демократизация находятся в прямой связи с обновлением единственной в стране партии.
Я не член КПСС. Поэтому я не должен виновато объяснять, что мне и в самом деле сегодня, мягко говоря, неловко слушать речи «товарища по партии» Е. Лигачева с трибуны последнего Пленума ЦК КПСС, проливающие свет на обстоятельства принятия решения о вводе войск в Тбилиси, что мне стыдно за «коллегу» Сайкина, передергивавшего факты деятельности врача-новатора Святослава Федорова. Я не должен подчеркивать отличие своей позиции от взглядов Юрия Бондарева и Нины Андреевой. Но каково тем, кто считает себя демократом и сознает уникальный, но неопровержимый факт: членами КПСС являются фашисты и социал-демократы, социалисты и сталинисты, националисты и интернационалисты. Выходить им из такой партии или же бороться за ее изменение и очищение?
Аппарат КПСС на сегодня прочно сросся с госаппаратом и руководством всесоюзных монополий-министерств в единое целое, паразитирующее на сверхгосударственной собственности на средства производства. Милован Джилас не так уж был далек от истины, когда писал, что прибавочный продукт в странах «развитого социализма» присваивает «новый класс» — бюрократия. Этот слой, формально являющийся руководством массовой партии, на деле практически независим от ее членов. Не случайно, как показывают события последних недель в Волгограде, Тюмени, Чернигове, даже смещение обанкротившихся бонз областного масштаба становится возможным лишь после того, как и члены КПСС, и беспартийные выходят на митинги, фактически начиная кампанию гражданского неповиновения. Оказывается, и сейчас бюрократия лучше воспринимает не аргументы и факты, а язык ультиматумов.
Задача перестройки сегодня состоит в том, чтобы лишить этот слой партократии власти, передав ее демократически избранным на свободных выборах Советам. И сделать это надо максимально безболезненно для общества, не допустив стихии бессмысленного и беспощадного бунта, не развалив окончательно экономику.
Как это осуществить? В максимально короткие сроки нужно превратить КПСС в демократическую, парламентскую партию, в которой имеются различные платформы и фракции, идет открытый диалог сторонников различных мнений и, главное, где «верхи» подотчетны низовым организациям. В этом смысле состоявшийся в январе Пленум ЦК обещает дать нам немало. На нем фактически выделились фракции — правоконсервативное крыло, представленное Лигачевым и Гидасповым, центристы, следующие в фарватере Яковлева и Горбачева, и «Демократическая платформа в КПСС», чьи взгляды ясно выразил Б. Ельцин.
Теперь наконец-то заявлено, что не исключена в перспективе и многопартийность. Похоже, давление масс рядовых коммунистов заставит-таки проводить выборы делегатов на съезд КПСС по новой схеме — прямым голосованием в партийных округах. Приблизились сроки самого съезда. Есть надежда, что готовится он будто не старым аппаратным способом, а временным творческим коллективом делегатов. Если подготовка съезда пойдет именно таким образом, то уже летом мы будем иметь дело с иной партией — на самом деле приверженной идеалам гуманного, демократического социализма, а скорее, с несколькими партиями, поскольку вряд ли и дальше в одной упряжке смогут идти реформисты и сталинисты.
Впрочем, все это — только надежды и обещания. И их осуществление зависит от того, насколько твердо народ продемонстрирует свою волю добиваться демократии. Сохранится ли февральский подъем массового движения за реформы, продемонстрированный митингом на Манежной площади. Многое зависит и от того, решатся ли реформаторы партии пойти на переговоры за «круглым столом» с другими политическими организациями и движениями, дабы ненасильственными методами продвигаться к демократическому, правовому государству.
Безусловно, переход КПСС на рельсы парламентаризма, соперничество ее на равных с другими уже возникающими партиями, отделение партийной кассы от государственного бюджета решат многие проблемы. Но надо совершенно ясно представлять: перестройка и демократия станут необратимыми только тогда, когда они получат прочную опору, которую имеют развитые общества Запада,— средний класс. Значительная часть населения должна стать собственниками и хозяевами средств производства. Ощущая себя экономически свободными от нынешнего всеобщего диктата «государства-партии», все мы, вчера еще только товарищи по несчастью, сможем стать гражданами со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Сегодня ясно, что ни Свердловский район, ни Москву, ни Россию вывести из кризиса, оставаясь в рамках существующей социально-экономической системы, зашоривая глаза догматическим вариантом марксизма, невозможно. Я призываю коммунистов задуматься над тем наглядным уроком, который дает нам опыт социал-демократии Австрии, ФРГ, Швеции, и окончательно определиться, каковы же на самом деле идеалы демократического, гуманного социализма, во многом уже реализованные в этих странах. А потом решать, что же выбирать: «партию-рулевого» и равенство всех в нищете или — плюрализм и свободу выбора для каждого.


Ахмед ИСКЕНДЕРОВ, член-корреспондент АН СССР, главный редактор журнала «Вопросы истории», кандидат в народные депутаты РСФСР
Не только единомышленники, но и товарищи

Тяжелые времена переживает сейчас партия. Анализируя непростую ситуацию, в которой она оказалась (достаточно назвать прокатившиеся по ряду областей народные выступления, вынудившие бюро обкомов и горкомов КПСС в полном составе выйти в отставку), размышляя над причинами, порождающими негативные тенденции в партии, невольно обращаешься к ее истории, к глубинным процессам и явлениям, которые сегодня, в условиях гласности и демократизации, стали достоянием широкой общественности, справедливо вызывая отрицательную реакцию. Корни многих нынешних деформаций в партии уходят в 20-е и 30-е годы, когда советскому обществу усиленно навязывалась сталинская модель социализма. Для строительства такого социализма были избраны и соответствующие методы, основанные на принуждении, насилии над личностью и целым народом.
В теории и в политике провозглашалось, что социализм и демократия неразделимы. На практике все выглядело по-иному: наш социализм, по существу, развивался, минуя демократию. В. И. Ленин не раз подчеркивал, что не может быть социализма, не осуществляющего полной демократии. К сожалению, он оказался возможным. Более того, сама партия была поставлена в условия, когда принцип демократического централизма, на котором должна была строиться вся ее деятельность, фактически не имел ничего общего с подлинным демократизмом. Хотел бы в этой связи привести одно высказывание Розы Люксембург о первых годах Советской власти из ее «Рукописи о революции» (текст которой полностью публикуется в № 2 «Вопросов истории»): «Общественная жизнь постепенно угасает, дирижируют и правят с неуемной энергией и безграничным идеализмом несколько дюжин партийных вождей, среди них реально руководит дюжина выдающихся умов, а элита рабочего класса время от времени созывается на собрания, чтобы рукоплескать речам вождей, единогласно одобрять предложенные резолюции. Итак, по сути — это хозяйничанье клики; правда, это диктатура, но не диктатура пролетариата, а диктатура горстки политиков, т.е. диктатура в чисто буржуазном смысле, в смысле господства якобинцев (перенос сроков созыва съездов Советов: с раз в три месяца до раз в шесть месяцев). Более того, такие условия должны привести к одичанию общественной жизни — покушениям, расстрелам заложников и т.п. Это могущественный объективный закон, действия которого не может избежать никакая партия».
Разумеется, партия все эти годы не стояла на месте. Она, как и все общество, эволюционировала. Особенно после апрельского (1985 года) Пленума ЦК КПСС, провозгласившего курс на перестройку. К сожалению, перестройка в партии и обновление ее структур проходили неоправданно медленно и противоречиво, что не могло не затруднить развитие самих перестроечных процессов. Всем было ясно, и об этом не раз говорилось на всех уровнях, что без демократизации и обновления партии не может успешно развиваться перестройка в обществе. И тем не менее партия постоянно запаздывала с принятием эффективных и достаточно радикальных мер. Ряд решений, которые принимались, не давали должного результата, а иногда вызывали обратную реакцию, потому что не удавалось предвидеть возможные последствия.
Как изменить положение? Что необходимо предпринять, чтобы вывести наше общество из того, прямо скажем, недостойного положения, в котором оно оказалось? Над этими вопросами размышляют сегодня многие как в самой партии, так и в других общественных движениях и организациях. Ряд мыслей на этот счет содержится в проекте Платформы ЦК КПСС к XXVIII съезду партии, вынесенном на всенародное обсуждение. Нельзя не обратить внимания на важное новшество этого документа, состоящее в том, что партия торжественно провозглашает, от чего она отказывается, что осуждает. Это своего рода общественное покаяние, правда, тоже появившееся с опозданием. Однако в предложенном перечне того, от чего следует отказаться, к сожалению, нет самого главного — осуждения насилия как средства достижения социалистических целей. Дело в том, что почти все вожди нашей революции в большей или меньшей мере выступали за насильственные методы строительства социализма, полагали, что социализм без массовых репрессий невозможен. Это не только существенно деформировало социализм, но и нанесло немалый ущерб социалистическим идеалам.
Конечно, многое предстоит еще сделать для успеха процесса обновления партии и возвращения ей сильно подорванного авторитета в обществе. Одно из средств я вижу в том, чтобы партия состояла не только из единомышленников, но и из товарищей. Товарищ — это не только близкий вам по убеждениям человек, но и тот, кто дружески к вам расположен. А дружба не может строиться на недоверии, скрытности, социальном неравенстве, нечестности и т. д. Если в партии восстановится атмосфера подлинного товарищества, тогда, возможно, и партаппарат станет другим, исчезнут все остаточные явления комчванства и, что самое главное, не будет воздвигаться стена между партией и народом.


РАЙОННЫЙ КОМИТЕТ КПСС
РАЙКОМ закрыт, все ушли в ОБКОМ


Виктор СИЗОВ, кандидат в депутаты райсовета, сотрудник автохозяйства УВД
Необходима рабочая оппозиция

Я не считаю партию ведущей силой, потому что она утратила роль авангарда рабочего класса. В то же время я не согласен с предложением распустить партию. Необходимо обновление, но никак не самороспуск.
Дело в том, что сегодня очень трудно прорваться в руководящие органы рабочим, которые составляют 45 процентов от состава партии. Пока не будет пропорционального представительства (я имею в виду прежде всего представительство рабочих), ничего исправить невозможно. Не менее важно, чтобы та часть рабочих, которая входит в выборные органы, реально участвовала в работе, а не приглашалась на правах «свадебных генералов». С другой стороны, я против многопартийной системы, так как она напоминает мне коммунальную кухню, где все кричат, а кто прав, не разберешься. Где же выход? В рабочей оппозиции.
Сейчас рабочие — это наиболее ущемленные и бесправные люди в обществе. Известно: если надо измерить благополучие общества, необходимо прежде всего оценить уровень жизни рабочих. В нашей стране на протяжении многих лет практически игнорировались интересы трудящихся. Виновна в этом, думаю, и наша интеллигенция, которая долгое время кичилась своим превосходством. Не оправдали себя и выходцы из рабочих. Оказавшись в руководящем аппарате, они напрочь забывают о своих корнях. Уверен, что здоровая, сильная оппозиция из рабочих в партии исправит положение.
Политика — это концентрированное выражение экономики. Так или иначе, говоря о делах политических, мы обязательно затронем экономические проблемы. Без их решения невозможно укрепить партию. Неформальные организации часто навязывают коммунистам ненужные дискуссии, занимая в принципе неконструктивную иждивенческую позицию: давай-давай. Мое мнение: необходимо ввести всеобщую карточную систему, она позволит создать нам излишки, которые помогут перейти к рынку, а после этого будем уже говорить о плюрализме форм собственности. В сельском хозяйстве все усилия сегодня необходимо сосредоточить на аренде... Подчеркну: в экономической политике партия должна действовать особенно решительно. От этого зависит ее авторитет.
Есть немало предложений и по Уставу КПСС. Но это отдельный разговор. Не устраивают меня и размеры партвзносов. Ведь членство в партии определяется не количеством денег, которые мы платим, а важностью дел, которые мы делаем.


КАНДИДАТСКИЙ КЛУБ

«Теневую экономику» нельзя победить силой

В. Н. СУНГОРКИН — журналист, руководит коммерческой службой «Комсомольской правды». Часть доходов хозрасчетной деятельности газеты направляется на поддержку малообеспеченных москвичей: в Детский фонд, пенсионерам — ветеранам труда, на материальную поддержку молодых специалистов, помощь воинам-интернационалистам, а также журналистам, пострадавшим от административно-бюрократического аппарата. Кандидат в депутаты Моссовета.
— Содействовать развитию кооперативного движения в Москве — так записано в вашей предвыборной программе. Не могли бы вы раскрыть этот тезис?
— Да, я всячески выступаю за развитие кооперативов. Не знаю, поможет это мне в предвыборной борьбе или погубит... Сейчас вот все обрушились на «шашлычников» и платные туалеты. Я не хочу становиться певцом тех и других. Но боюсь возврата и к тому, что было. Советская власть на протяжении десятилетий не смогла решить ни проблему качества шашлыков, ни проблему чистоты туалетов... Так, может быть, дать пока возможность это сделать другим? Конечно, кооперативы должны приносить пользу жителям той территории, на которой размещены. Я имею в виду обязательное отчисление средств в пользу социального развития районов, на содержание детских и спортивных площадок, зеленых зон, благоустройство парков и скверов.
Наши предприниматели должны учиться у своих зарубежных коллег умению угождать клиенту, рядовому потребителю, от которого зависит их благополучие. Приведу пример фирмы «Макдоналдс», ресторан которой открыт в Москве. Его дирекция пригласила на бесплатный обед жильцов дома, в котором этот ресторан размещен. С какой целью? Очень просто. В ресторане большие очереди, шум, жильцам проблем прибавилось. Ну а бесплатное угощение хоть как-то снимет стрессовые ситуации, сделает людей более благосклонными.
— Как бы вы оценили последние решения Моссовета относительно кооперативной деятельности?
— Как планомерное удушение кооперативного движения. Мало того что постановление Моссовета принято в нарушение существующего законодательства, оно к тому же фактически ставит кооператора в положение бесправного субъекта, подобно негру в ЮАР, который не знает, откуда ждать удара судьбы. Получается некий заколдованный круг: чтобы быть зарегистрированным, кооператив должен иметь помещение, а помещение ему выделяют тогда, когда он зарегистрирован. Какой вывод следует из этого? То, что законным путем, без махинаций помещения не получишь. Выходит, надо «договариваться», кому-то давать взятку?
В последнее время через различные — скажем так! — неофициальные каналы нашей коммерческой службе поступали такие предложения: «Есть особнячок в пределах Садового кольца. Надо дать 150 тысяч». Это еще дешево считается. Но вы представляете, какая это длинная цепь коррупции, сколько звеньев она включает, если «набегает» такая сумма!
Мы провели такой эксперимент. Направили всем председателям райисполкомов г. Москвы письма с просьбой о выделении помещения и спустя короткое время получили десятки одинаковых, словно под копирку, ответов: «Свободных нежилых площадей в районе нет». И это в то время, когда известно, что пустуют целые жилые кварталы: в районе станции метро «Таганская», на Коммунистической улице и т. д. Сейчас некоторые кандидаты в депутаты требуют вывода различных контор из Москвы — чтобы освободить таким образом часть жилого фонда. Дело нужное. Но вначале надо хотя бы произвести переучет того, что есть. Ни в одной развитой капиталистической стране нельзя представить себе нечто подобное. Дом в центре столицы, который не заселен? Да домовладелец просто разорится! Из каких средств он будет платить земельную ренту?
В нашей же стране рентные платежи отсутствуют по сей день. А ведь это — весомый источник пополнения бюджета местного Совета. Вот куда бы направить свое внимание, энергию, которые расходуются на борьбу с кооперативами, исполкому Моссовета! Но нет — ужесточаются налоги, изобретаются новые инструкции. И страдают от этого не одни «шашлычники», но и производственные кооперативы. Например, недавно один из них — «Феникс», занимающийся переработкой сырья (возглавляемый М. Корчагиным, автором известной брошюры «Аргументы перестройки»), был вынужден прекратить свою деятельность.
— Надеетесь ли вы, что новый состав Моссовета займет другую позицию в этом вопросе?
— Очень хотелось бы верить в это. Если судить по некоторым постановлениям Моссовета, то складывается впечатление, что готовил их коллектив недалеких, малограмотных людей. Чего стоит, например, принятое несколько лет назад решение отпускать покупателям колбасу, только резанную ломтиками, наверное, в надежде, что тогда ее будут вывозить из Москвы меньше, чем сейчас.
Я бы предложил старые кадры в аппарате Моссовета не утверждать на следующей сессии, а сделать их пока исполняющими обязанности.
— Что бы вы выделили из других пунктов своей предвыборной программы?
— Необходимость издания в Москве независимой от партийных и советских органов городской газеты с беспартийным редактором во главе. Должны же быть какие-то оазисы, где не играет роли мнение горкома, райкома партии...
— Но ведь проблема эта близка к решению. Во-первых, февральский Пленум ЦК КПСС фактически согласился с предложением о политическом плюрализме. Во-вторых, проект Закона о печати предусматривает право издания газет различными общественными организациями...
— А сколько раз мы убеждались, что хорошие планы так ими и оставались! В 1979 году было принято неплохое постановление о совершенствовании хозяйственного механизма. Там было многое из того, что мы хотим внедрить сейчас... И что же, механизм этот заработал? А вспомните забытый январский Пленум 1987-го о кадровой политике. К поднятому на нем вопросу о прямых выборах в партии мы опять сейчас возвращаемся. О самостоятельности колхозов вообще говорим из года в год... А сколько было принято постановлений по жилью, товарам и услугам, интенсификации производства! Если верить всем этим постановлениям, то к нынешнему, 1990 году должны быть решены проблемы обеспечения запчастями легковых автомобилей, насыщения рынка мебелью, цветными телевизорами... Где же все это?
— Безусловно, просчеты в экономической политике очевидны. Но некоторые связывают их и с деятельностью дельцов «теневой экономики».
— Я не верю, что «теневую экономику» можно победить силой. Прежде всего ее надо изучить. Например, такой момент. Если в обществе существует запрет на частнопредпринимательскую деятельность, то получается своеобразный отсев: более порядочные люди предпочитают не рисковать, а в нелегальный бизнес идут потенциальные уголовники. Может быть, поэтому мы имеем сейчас в Москве такую циничную торговую мафию...
Убежден, что существование частной собственности под соответствующим налоговым прессом государства вполне возможно. Это хорошая прививка от разрастания «теневой экономики». Мне кажется, что все больше людей начинают понимать это. Во всяком случае, недавняя 200-тысячная демонстрация в Москве проходила не под лозунгами ОФТ. Это меня порадовало.
Беседу вел А. МЕШКОВ


Мельчает старинная московская культура

Так считает Б. С. ИЛИЗАРОВ — профессор, заведующий кафедрой теории и методики архивного дела МГИАИ. Недавно он выступил в «Каретном ряде» как руководитель инициативной авторской группы, разработавшей законопроект об архивном деле и архивах, который представлен на рассмотрение комиссии Верховного Совета СССР. Выдвинут кандидатом в депутаты Моссовета.
— Борис Семенович, выступая за раскрепощение архивов и, таким образом, за историческую справедливость, продолжаете ли вы свою «историческую линию» в предвыборной программе?
— Несомненно. Свою задачу как историк, как житель столицы я вижу прежде всего в сохранении старинной московской культуры, ее памятников, мирного, веротерпимого духа. И главным условием в решении многочисленных общемосковских, скажем так, проблем считаю правдивость, гласность и настойчивость.
Один из пунктов моей программы звучит так: «Москва — столица многонационального государства. Никаких имперских замашек, равные права и возможности в духовной жизни всем национальным группам и народностям, проживающим на ее территории». Что это значит?
Москва всегда была многонациональным городом, это своего рода модель государства. И сегодня здесь, как и в стране, обострены национальные отношения. На мой взгляд, совершенно равные для развития возможности надо дать всем без исключения людям — будь то армянин, эстонец или татарин. С тем, чтобы каждый из нас мог развивать свою независимую культуру, сохраняя национальные традиции. Вот, к примеру, татары — коренное население Москвы, живущее здесь еще со времен Ивана Грозного. А их национальная культура сегодня просто растворилась в русской. А «еврейский вопрос»? Если вспомнить историю, то обвинения общества «Память» в адрес этой национальности окажутся беспочвенными. Доказано, что евреи имеют в русской земле глубокие исторические корни: в Киеве найдена, а в Англии опубликована древняя грамота, свидетельствующая о том, что евреи поселились на Руси еще до ее крещения. Хоть и стерта проведенная в XIX веке так называемая «черта оседлости», запрещающая этому народу поселение в России и тем более в Москве, но по сей день евреям у нас живется непросто. Недавние события в ЦДЛ, слухи о погромах — тому подтверждение.
Все люди, независимо от национальности или вероисповедания, должны жить в действительно равных условиях, если уж мы сегодня говорим о демократическом равенстве. И пусть этнические группы создают свои общества, землячества, открывают счета в банках, действуя, разумеется, в мирных интересах. Пусть будут в Москве подлинные культурно-национальные автономии. Из этих позиций исходит и возглавляемый мной общественный «Народный архив», собирающий документы по истории различных этнических групп. Разумеется, достойное место в нашем архиве занимает история Москвы как многонационального города.
Одним из условий демократии является также и свобода вероисповеданий. Религиозные чувства людей у нас давно оскорблены. Раньше, в Москве XIX века, одновременно действовали и католические храмы, и мусульманские мечети, и иудейские синагоги. Несмотря на то, что государство было православным.
А что сейчас? Идеологическая нетерпимость к любой религии не пощадила даже православные храмы. Свою лепту в разрушение этих культурно-исторических памятников внесло и наше небрежное отношение к жилому и нежилому фонду Москвы. Многие церкви находятся в безобразном состоянии. Они по сей день приспособлены то под склад, то под фабрику. Уверен, что все храмы следует передавать религиозным общинам и они наведут порядок. Тем более что государственных средств не будет хватать еще долго.
Говоря о культурно-исторических памятниках — обо всех, не только о церквах,— хочу подчеркнуть, что в деле их восстановления должен действовать еще один «закон равенства»: их необходимо сберечь не только в центральной части Москвы, но и на ее окраинах.
Особое внимание уделяю Кремлю. Испокон веков он был центром не только светской, но и российской духовной власти. А превратив его в правительственную крепость, мы одновременно лишили православие его естественного центра. Но памятники Кремля это еще и общечеловеческое культурное достояние, и их необходимо вернуть народу. Если возобновить религиозные службы, то Кремль станет действительно открытым для людей.
— Борис Семенович, мне кажется, что в вашей программе есть взаимоисключающие пункты: с одной стороны, вы за коренных москвичей, с другой — еще и за отмену прописки.
— Люди должны жить там, где им хочется. Если есть для этого возможности, разумеется. Прописка же унижает москвичей, ограничивая их свободу, и никак не оберегает столицу от перенаселения и оттока продуктов питания. Прописка — это то же крепостное право. Рычаг, который используют опять же ведомства, принимая на работу «нужных людей» и прописывая их в Москве. Отсюда и откровенные нарушения паспортного режима, и различные скрытые махинации. А если смотреть еще дальше, паспортный режим — это покалеченные фиктивными браками судьбы людей, измельчание старинной московской культуры. Ведь есть еще и Всеобщая декларация прав человека, согласно которой каждый из нас имеет право жить там, где считает нужным.
Беседу вела Г. ЕМЕЛЬЯНОВА


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz