каморка папыВлада
газета Каретный ряд 1990-04 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 20.04.2019, 17:18

скачать газету

страница следующая ->

КАРЕТНЫЙ РЯД
№ 4 (10) ФЕВРАЛЬ 1990 г. ЦЕНА 20 КОП.
ВЫХОДИТ ДВА РАЗА В МЕСЯЦ

Материал об одной из встреч с избирателями кандидатов в народные депутаты России — «Убеждения не отредактируешь» — читайте на 2-й стр.
«В партии необходима рабочая оппозиция» — так считает кандидат в депутаты райсовета сотрудник автохозяйства УВД Виктор Сизов (4-я стр.)
«Теневую экономику» нельзя победить силой» — точка зрения журналиста кандидата в депутаты Моссовета Владимира Сунгоркина (5-я стр.)
««Патриотическая» пропаганда вражды и нетерпимости, проводимая при молчаливой поддержке заинтересованного аппарата, может, к сожалению, найти в нашем обществе благодатную почву для всходов...»
Репортаж с митинга так называемых «общественно-патриотических сил» — Кто спасет Отечество — читайте на 7-й стр.


Эдуард КАЛМЫКОВ, секретарь партийной организации производственного предприятия «Компьютер», кооператива «Техника» и центра «Коопсервис»

Какой социализм желаете защищать?

Открытое письмо нынешнему председателю исполкома Моссовета В. Т. Сайкину, кандидатам в депутаты и избирателям
Уважаемый т. Сайкин!
Хотел бы обратиться к вам, поскольку из многих руководителей, имеющих общую с вами точку зрения на перестройку, вы к тому же активно и принципиально проводите свои взгляды в жизнь.
Что это за точка зрения и система взглядов, всякому интересующемуся тем, как он будет жить, известно. Аргументы в их защиту повторяются в речах руководителей разного ранга и близких им по образу мыслей рабочих с удивительным постоянством. Речь, как правило, начинается с разбора ошибок перестроечного периода. К ним, естественно, относится «непродуманный», «принятый без учета последствий» Закон о кооперации. Последствия тут же и называются — отток рабочей силы в кооперативы, простои заводов и фабрик, рост цен и дефицита. Все это, разумеется, бьет по карману «честных тружеников», набивает карманы «нечестных дельцов» и находится в прямой связи с атаками на социализм, которые ведут пресса, рвущиеся к власти «теневики» и политические интриганы.
Что должен делать принципиальный, активный человек, соединяющий подобные взгляды с постом руководителя исполкома Моссовета? Да еще если сердце его «пронизывает боль за судьбу Родины»? Действовать, бороться за спасение социализма и интересы честных тружеников. В этой ситуации, естественно, не до норм правового государства. Тут действуют нормы революционного правосознания и принцип «цель оправдывает средства». В полном соответствии с этими принципами вы и предлагаете, а депутаты Моссовета утверждают «Временное положение о порядке организации кооперативной деятельности в г. Москве».
Надо отдать вам должное — в борьбе за «интересы честных тружеников» вы готовы на любые жертвы и риск. Решения сессии и исполкома Моссовета грубо нарушают действующий Закон «О кооперации в СССР». Если они будут реализовываться (а такие попытки, несомненно, будут), кооперативы, естественно, станут обращаться в суд для защиты своих прав от незаконных посягательств. По предварительным подсчетам, на возмещение им убытков из районных и городского бюджетов придется выделить десятки миллионов рублей. Резко уменьшатся поступления в бюджет от налогообложения кооперативов, сокративших и прекративших свою деятельность. А только по одному Свердловскому району 32 процента районного бюджета формируется за счет поступлений от кооперативов. Но вы идете и на это.
Более того, чтобы защитить интересы «честных тружеников», вы готовы пойти даже на стимулирование роста «теневой экономики» в городе и связанной с ней организованной преступности. Сомневающимся рекомендую познакомиться с материалами ноябрьского выпуска «Правительственного вестника», где сказано, что в США регистрация независимой фирмы занимает 3 часа и «теневая экономика» составляет всего 3 процента от валового национального продукта. В Перу соответственно — 9 месяцев и 40 процентов. У нас в стране трехмесячный срок регистрации кооперативов дает, по оценкам специалистов, 25 процентов «теневой экономики». Поскольку предложенные вами меры по борьбе с кооперацией в Москве прежде всего увеличат, и значительно, сроки регистрации и перерегистрации кооперативов — рост «теневой экономики» гарантирован.
Не буду говорить об очевидном, доказанном всей нашей историей,— порочные средства порочат самые благородные цели и меняют их на противоположные. Но позволю усомниться и в провозглашенных вами целях.
Смысл принимаемых вами мер — защита интересов «честных тружеников». До недавнего времени в кооперативах Москвы работали около четырехсот тысяч человек — квалифицированных, дисциплинированных, умеющих и желающих трудиться рабочих, инженеров, техников, ученых. Среди них есть и коммунисты. Что ж, все эти люди к разряду «честных» не относятся? Или, создавая препятствия для осуществления их права на свободный труд, вы действуете в их интересах? А убивая в рабочих госпредприятий надежду на такой же свободный и адекватно оплачиваемый труд на госпредприятиях (ведь они не видят никаких шагов в этом направлении со стороны властей, но видят, что творят с их товарищами, рискнувшими перейти в кооперацию), вы тоже действуете в их интересах? И все это — в защиту социализма? Какого социализма? Социализма трудового человека или какого-то еще?
Разумеется, как человек, работающий в кооперации, я далек от ее идеализации сегодняшнего состояния. Но я вижу и другое — совершенно очевидные экономические и правовые рычаги, при помощи которых можно развивать честную и выгодную обществу кооперацию, не используются. Но вовсю работают рычаги, с помощью которых душатся честность, качество, работа во имя интереса потребителя, а взращивается все темное и порочное. И это опять-таки во имя социализма. И опять непонятно — какого социализма.
Называют его сегодня, этот вчерашний социализм, по-разному, мне все равно, как бы его ни называли. И я, и рабочие, перешедшие в кооперацию, и те, кто остался на госпредприятиях, знают, что он нам давал, догадываются, чего лишал, представляют, что он давал тем, кто его так искусно сегодня защищает. Но, увы, далеко не все сегодня даже приблизительно представляют, что бы нам мог дать социализм, в центре которого действительно реальные интересы реального трудового человека. Что такое свободный и справедливо оплаченный труд. Что такое зависимость только от результатов своего труда, а не от десятков контор, которые за твой счет кормятся. Что такое ощущение собственного достоинства, своей незаменимости — как квалифицированного рабочего, мастера своего дела. Что такое право в любой момент потребовать отчета в расходовании всех прибылей — ведь они получены производством благодаря тебе. Это не «сказка о народном капитализме» — таковы реалии многих производственных кооперативов, которые работают сегодня и в Москве и с которыми борется Моссовет.
Я не буду больше обращаться к нынешнему председателю исполкома Моссовета и его депутатам. Я обращаюсь к кандидатам в депутаты Советов всех уровней и к их избирателям. Я знаю, что избиратели хотят, чтобы Советы взяли власть в свои руки. И я как избиратель хочу того же. Но я надеюсь, что мы, избиратели, взвесим и обдумаем: кто же придет в эти новые полновластные Советы, как они будут решать нашу судьбу, за какой социализм будут бороться, от кого и во имя чего защищать?


КТО УПОЛНОМОЧИЛ ЗАЯВИТЬ...

Для меня, так же как и для большинства советских людей, Телеграфное агентство Советского Союза обычно являлось наиболее компетентным и достоверным источником информации. В лаконичных и всесторонне взвешенных сообщениях ТАСС каждое слово как бы имело двойную нагрузку: с одной стороны, очевидец рассказывал о событии, а с другой — давалась официальная оценка происходящего. Однако совсем недавно мне пришлось убедиться, что и ТАСС не всегда бывает объективным и умеет признавать ошибки.
За годы Советской власти такой мощной, непринудительной и гуманной манифестации, как 4 февраля сего года, Москва, пожалуй, не видела. Как сообщили средства массовой информации, по приблизительным оценкам анонимных экспертов, в ней участвовали около, а может быть, и свыше двухсот тысяч человек. Для сравнения замечу, что в праздничных демонстрациях на 1 Мая и 7 ноября, согласно разнарядкам, участвуют не более 104 тысяч граждан.
С колоннами манифестантов я прошел весь путь: от места сбора у Крымского моста до места митинга на Манежной площади. Видел и разноречивые транспаранты в колонне, и единодушную поддержку на обочинах, слышал и непримиримые споры участников, и бесспорную консолидацию ораторов, чувствовал и нарастающее беспокойство, и усиливающееся внутреннее освобождение. И могу подтвердить, что манифестация, организованная демократическими силами в защиту перестройки, носила конструктивный и созидательный характер.
При полюсной разности мнений, среди которых встречались и прямые обвинения в адрес партии и Политбюро за медлительность в реформах и попустительство беззаконию, собравшиеся все же были едины в одном, ради чего, собственно, и собрались. Нарастает угроза правого переворота. Появляются и безнаказанно нарушают наши конституционные права и законы организации фашистского толка. Прогрессирует чувство тревоги за личную безопасность из-за возможных фактов политических провокаций и националистических погромов. Таким образом, на подсознательном уровне нам искусно внушается отвращение к демократии как разгулу беззакония и потребность в «твердой руке» как единственном спасении. Но самым опасным в данной ситуации является то, что интересы таких воинствующих реакционных организаций неожиданно смыкаются с интересами наиболее консервативного крыла аппаратчиков. И есть уже примеры сего негласно молчаливого альянса. Так что сторонники демократии, даже несмотря на свои принципиальные разногласия, должны консолидироваться для защиты своих надежд. И манифестация продемонстрировала способность здоровых сил общества к самопроизвольному объединению.
Каким же было мое удивление, когда я на следующее утро, в понедельник, открыл «Правду» и прочитал реплику, подписанную многозначительным и малоопределенным автором ТАСС, в которой суть манифестации была, мягко говоря, вывернута наизнанку. Ей приписывался разрушительный экстремизм, который, мол, не оправдал ожиданий большинства собравшихся москвичей. К счастью, гласность уже достигла определенной свободы слова, при которой можно высказывать и другое мнение, окромя официального. Журналисты прогрессивных изданий очень вежливо и тактично указали авторитетному информационному агентству, отражающему позицию правительства, на смещенные акценты и излишнюю поспешность в оценке события, дезориентирующие читателей. Прошел даже пикет протеста у здания ТАСС.
Казалось бы, тассовцы и те, кто продолжает скрываться за этой, бесспорно, авторитетной подписью, должны были сделать соответствующие выводы, чтобы в дальнейшем не компрометировать себя торопливой невзвешенной информацией, к тому же не согласующейся с действительным положением дел и общественным мнением. Однако ТАСС в духе популярного сейчас бульварного плюрализма, доходящего порой до взаимных оскорблений, совершенно нежданно обрушился на оппонентов с ответными, причем откровенно раздраженными упреками. Некто К. Юрьев, корр. ТАСС (жаль, что не указывается его должность, поэтому у нас нет возможности проверить реальность фамилии, очень похожей на псевдоним), грубовато, по-хозяйски, например, сделал замечание «Комсомольской правде». Точнее, отчитал молодежную газету. Дескать, зачем было выносить фотоснимки пикетчиков перед зданием ТАСС на первую полосу — «видимо, по мнению редакции, для сегодняшней нашей молодежи нет события важнее». Подобный менторский тон чувствуется в «полемике» с «Московскими новостями» и «Литературной газетой».
Легче понять разнузданные наскоки «Молодой гвардии» и подобных ей изданий на «Огонек». Там хоть открытое противоборство взглядов. Видно, кто есть кто, кому и как отвечать. Но каким образом, скажите, полемизировать с мировым телеграфным агентством? Журналисты «Комсомолки» даже оказались в некоторой растерянности, не посмев прокомментировать спорное сообщение ТАСС. Неизвестно, как понимать его: то ли это недовольство руководства, с которым нельзя спорить, то ли личное мнение коллег по перу, которым можно возразить?
Так кто же все-таки скрывается обычно за лаконичной подписью «ТАСС»? И кому выгодно навязывать свое мнение, оставаясь при этом анонимным? Думаю, время анонимок прошло. Не сомневаюсь, что в руководстве страны, точку зрения которого представляет ТАСС, есть люди, которые именно так увидели прошедшую манифестацию. Что ж, это их право видеть так и иметь такое мнение. И даже передавать его по каналам подведомственного ТАСС. Правда, при этом подписываясь своей фамилией с указанием должности. Чтобы читатели не путали мнение одного человека или группы лиц с мнением всей организации, тем более такой, как ЦК КПСС, правительство или само телеграфное агентство.
Насмотрелись мы уже фокусов, когда видишь законы и приказы, но не знаешь, кто их готовит и как принимает. А потом и жалуемся, что у руководства падает авторитет. А как же он может повышаться, если по-прежнему тяготеет к анонимности, то есть к безответственности.
Ю. БЫЧКОВ


Пресс-центр при РК КПСС сообщает

25 января бюро районного комитета партии объявило строгий выговор члену КПСС В. А. Сатину — начальнику ПРЭО — за многократное бездушное отношение к нуждам и жалобам населения, серьезные, наносящие политический ущерб недостатки в работе подведомственных служб и управлений. Причиной рассмотрения вопроса о личной безответственности коммунистов — руководителей ПРЭО послужили факты участившихся обращений жителей района.
Так, после 10 октября прошлого года, срока окончания всех работ по подготовке к зиме, в РК КПСС поступило более ста устных и письменных жалоб на отсутствие тепла и водоснабжения. Только 20 октября дежурный принял информацию по 16 жилым строениям, в которых не было тепла. 14 октября поступило сообщение о многочисленных заболеваниях детей, посещающих неотапливаемый детский сад № 854. В течение ноября—декабря не обогревались дома, в которых в предзимний период был проведен комплекс работ с перекладкой теплотрасс (ул. Ермоловой, 17, Н. Лесная, 6-а, Новослободская, 50/52).
20 января житель дома 22/24 по Лесной ул. А. Н. Лаврухин пишет в РК КПСС: «Не обеспеченные ответственностью обещания подкрепляются видимостью работ. Имело ли смысл восстанавливать радиаторы на лестничных клетках, не утеплив подъезды? (С 14 января дом не отапливается.)» Всего один сезон смогла продержаться «капитально» отремонтированная система теплообеспечения дома № 8 по Лихову переулку. Безрезультатными оставались обращения в различные инстанции инвалида I гр. И. Е. Кроликова, 1918 г. р., семья которого более месяца проживала в неотапливаемой квартире (ул. Фадеева, кв. 6), и т. д.
Положение с содержанием жилого фонда в районе резко ухудшилось, что явилось следствием растущей пропасти между словом и делом — такой стиль работы прочно укоренился в деятельности коммуниста Сатина, среди руководителей служб объединения.
Характерными чертами в работе т. Сатина стали самоуспокоенность, амбициозность, нетерпимость к чужому мнению и неумение слушать людей, что привело к падению его авторитета у подчиненных.
В этой тревожной ситуации не проявило себя и партийное бюро ПРЭО.
Бюро РК КПСС строго указало секретарю партбюро ПРЭО т. Кудрявцевой на отсутствие принципиальности в оценке деятельности коммунистов — руководителей объединения. ПОСТСКРИПТУМ.
Партийное собрание ПРЭО по-своему отреагировало на это решение бюро райкома партии. Подробнее об этом читайте в следующем номере.


В ОДНОМ ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОМ РАЙОНЕ

ПРЕДВЫБОРНЫЙ РИНГ

Убеждения не отредактируешь

• «Ваше отношение к кандидатуре товарища Ельцина на посту президента России?»
• «Почему же вы вступили в КПСС, коли все так хорошо понимаете?»
• «Как вы квалифицируете национал-социалистский шабаш в Центральном Доме литераторов?»
Это лишь немногие из тех вопросов, что были заданы кандидатам в народные депутаты РСФСР на первой их встрече с избирателями района.
По Свердловскому территориальному округу № 46 кандидатов в высший орган власти России выдвинуто в три раза больше, чем в среднем по республике,— двадцать один человек. Во встрече участвовали восемнадцать.
Итак, на сцене почти два десятка кандидатов в депутаты, в зале больше сотни избирателей. Первые заинтересованы как можно объемнее изложить свою программу, вторые — узнать как можно лучше первых. Сбалансировать интересы и тех, и других, обеспечить абсолютно равные условия для первого и последнего выступающего — задача не из легких. И отрадно, что организаторы встречи с решением этой задачи справились. Из зала раздавались упреки: зачем мы превращаем мероприятие в передачу «600 секунд». Остались недовольными избиратели, не получившие слово для характеристики кандидата, не сумевшие вступить в диалог с ним. Но, думается, при всех этих издержках жесткий регламент — пять минут каждому кандидату в первом раунде и две минуты во втором, строгость и неумолимость ведущего были оправданны.
На депутатский мандат претендуют представители самых разных течений, самых разных направлений общественной мысли. Среди кандидатов есть противники частной собственности (П. Кириллова) и те, кто отождествляет свою позицию с позицией межрегиональной депутатской группы (М. Федотов). Есть те, кто входит в блок российских «общественно-патриотических» движений, ратует за утверждение национального достоинства России, выступает против перерождения социализма в капитализм (В. Калугин), и те, кто видит обновление России в совершенствовании экономического партнерства с другими странами и республиками, в заимствовании мирового передового опыта (А. Латышев, С. Розов).
Не похожи друг на друга кандидаты, если сравнивать их и по чисто анкетным данным. Биографии одних складывались относительно благополучно, некоторые прошли, как, например, В. Гусев, большую школу аппаратной работы в обкоме партии, в министерстве. Другие (Б. Золотухин) в годы, которые мы теперь называем застойными, дважды исключались из партии, лишались работы.
Встреча, однако, показала, что определенные стереотипы владеют и нами, к социальному статусу кандидатов мы подходим порой с позиций вчерашнего дня. Так, руководителю кафедры международной политики Высшей партийной школы приходилось оправдываться, что Московская высшая партийная школа сегодня — это совсем не то учебное заведение, образ которого сложился у нас по песням А. Галича, что в ВПШ учились и А. Дубчек, и Н. Травкин. Определенный барьер недоверия пришлось преодолевать и молодому рабочему, оператору завода «Знамя революции» П. Кирееву. Он, ссылаясь на примеры деятельности представителей верхних эшелонов власти, доказывал, что наличие высшего образования не есть еще гарантия способности грамотно и компетентно руководить страной.
Кандидат в народные депутаты член редколлегии журнала «Диалог» В. Вьюницкий пытался разрушить стереотипы, только еще складывающиеся в нашем сознании. По его мнению, кадровая наемная армия, президентская власть — явления прогрессивные только в странах со сложившимися сильными демократическими структурами.
С пристрастием зондировали избиратели позицию каждого кандидата. Начальнику управления Министерства здравоохранения РСФСР В. Шабалину задавали вопрос: не видит ли он противоречия в том, что баллотируется в высший орган законодательной власти, работая в исполнительной? Главного редактора журнала «Вопросы истории» А. Искендерова спрашивали: «Каков ваш личный вклад в разрешение конфликта между Арменией и Азербайджаном?» Не прощал зал и редакции записок. «Мы обратились к Калугину с вопросом, как он расценивает национал-социалистский шабаш в ЦДЛ, он же прочитал в записке: «случившееся в ЦДЛ», тем самым наглядно обозначил свою оценку событию» — такую записку по требованию избирателей зачитал ведущий встречи.
Многие вопросы адресовались сидящим на сцене не как будущим политикам, а как представителям определенных ведомств. Так, содержание записок, направленных кандидату в депутаты начальнику отдела по борьбе с наркоманией Управления уголовного розыска ГУВД Мосгорисполкома В. Рощину, в основном касалось состояния и методов этой борьбы. «Когда выберемся из злосчастных коммуналок?», «Есть ли перспективы в разрешении жилищной проблемы?» — такие вопросы задавались первому заместителю Государственного комитета по архитектуре и градостроительству при Госстрое СССР А. Виноградову.
Не ушли от ведомственного подхода в своих программах и некоторые кандидаты. Доктор медицинских наук В. Шабалин считает, что главная проблема, которую необходимо решать,— это улучшение здравоохранения.
Главный редактор журнала «Вестник высшей школы» О. Долженко убежден, что все наши беды от нижайшего уровня образования. Не обошлось и без широковещательных заявлений, не подкрепленных реалиями обещаний: повысить всем пенсии до ста рублей. Доплачивать по сто рублей в месяц женщинам, имеющим детей и живущим в зонах демографического кризиса России.
Понимая все сложности тактической борьбы, избиратели все же остались не удовлетворены тем, что лишь один кандидат — Михаил Федотов — четко ответил на прямой вопрос, заданный всем кандидатам: примут ли они участие в митинге демократических сил в Москве?
Встреча завершилась. И хотелось бы повторить пожелание, высказывавшееся на ней неоднократно. Нужно лучше рекламировать подобные мероприятия. Никакого объявления о встрече не было даже у здания Дома культуры Управления внутренних дел, где она проходила. Справедливо, чтобы среди присутствующих было больше жителей района, а не работающих на расположенных на его территории предприятиях. А ведь избирать им, жителям, им все и знать о своих избранниках.
Л. КОНОНОВА

Рисунок И. ЛЫСКОВА.

М. И. Панкратов выдвинут кандидатом в народные депутаты Моссовета районной организацией общества «Знание».

СЛЕДОВАТЕЛЬ ВЕДЕТ ДИАЛОГ

— Лимоны не возил, ничего не знаю... С протоколом не согласен, я этого не говорил... Исправьте сами, я не обучен...
В последний момент удерживаюсь от желания одернуть, напомнить, что час назад этот мужчина в ватнике с нарисованной звездой и меховой шапке говорил совсем другое. А тот, к которому я пришла, по-прежнему рассудителен и спокоен.
Переступив порог комнаты, сразу получила в руки листок с его биографией. Толстые папки с двузначными номерами были сдвинуты в сторону, а я усажена в кресло. Допрос продолжался. Прислушиваясь, начала читать. Панкратов Михаил Иванович, 1945 года рождения. С 1963 года работал токарем в МПО «Кулон» (во время допроса он несколько раз повторит: «Я, как и вы, рабочий, только потом получил две новые специальности: юриста и психолога»). В 1975 году окончил юридический факультет. Сегодня работает старшим следователем. Не без гордости рассказывает Михаил Иванович, что расследует региональные дела, «связанные с миллионами», и ни одно из них не возвращалось судом на доследование. Ко всему прочему Панкратов еще активист районной организации общества «Знание».
Часовые допросы, аресты, писанина, выступления, лекции... Казалось бы, куда еще в депутаты? Где найти время? Ведь, кроме этих обязанностей, есть еще у Михаила хобби: он любит читать книги по философии и фотографировать на цветную пленку. В бога не верит, но уверен, что разум человеческий способен породить святые отношения. К работе своей относится, как к тяжелому труду, но считает романтику необходимой для души и развития личности. Судьбой своей вполне доволен. Она заставляет Панкратова держать себя в форме и не позволяет впасть во власть всевозможных соблазнов, как-то: лежание на диване (с газетой и без), сидение у телевизора и т. д. При всем этом Михаил Иванович утверждает, что у него мягкий, чувствительный характер, после допроса может ночь не спать и мучиться.
На мой вопрос о том, где взять силы на столь напряженную деятельность, Панкратов ответил чрезвычайно просто: в концентрации времени. Чем больше работаешь, тем больше его появляется. Поэтому и не страшится взвалить на свои плечи еще одну общественную обязанность.
— Я — убежденный коммунист,— говорит Панкратов,— но считаю, что сегодня основная власть должна принадлежать Советам... Имея за плечами кое-какой профессиональный опыт, хочу сделать жизнь города лучше и спокойнее.
Сегодня много говорят о ликвидации преступности и об оздоровлении обстановки в городе. Я думаю, что надо прежде всего менять образ жизни людей, расширять интересы молодежи.
Главное сегодня — не наделать ошибок, ведущих к рутинному застою. Положительные результаты сейчас намного нужнее рискованных экспериментов. Но для того, чтобы принимать правильные решения, надо хорошо знать народную жизнь.
Депутат добьется этого, если систематически, ответственно, а не казенно — бюрократически будет отчитываться перед своими избирателями.
Допрос больше походил на беседу. Как сказал Панкратов, «шел диалог убеждений». Мужчина в телогрейке вывертывался, как мог, путаясь в собственных словах. Но сидящий напротив все равно не давил на него, не добивался нужных показаний. И, видимо, был прав, заставляя собеседника не бояться, а задуматься.
А. КОНДАУРОВА


Больно смотреть на убогие здания

Андрей Дубровский,
кандидат в депутаты райсовета.
Как человеку, родившемуся и всю жизнь прожившему в Москве, мне больно смотреть на убогие, разваливающиеся здания, разбитые дороги... Проблема восстановления исторического центра Москвы — острейшая. Здания-памятники необходимо реставрировать и передавать учреждениям культуры, образования. Ветхие дома — сносить, строить новые, которые вписывались бы в архитектурную и природную среду. Конечно, это дорого. Как в условиях самофинансирования изыскать средства? Я вижу несколько путей.
Первое: сдавать внаем (путем аукционной продажи) помещения из фонда райисполкома. Только с условием: организация-арендатор не должна ухудшать экологическую и криминогенную обстановку. Второе: продавать желающим часть жилого фонда (10— 25 процентов), но дороже стоимости. За счет этой разницы на льготных условиях предоставлять квартиры коренным жителям района, в первую очередь — пожилым. Третье: использовать здания для помещения на них световой рекламы отечественных и зарубежных фирм и предприятий. Есть и другие идеи.
Следующей важной задачей считаю развитие культуры и образования. За счет средств района и пожертвований создавать театры-студии, галереи и выставочные залы, клубы и культурные центры. Поддерживать коммерческие заведения культуры. Всячески поощрять деятельность учреждений культуры среди школьников и населения района.
Повернуть торговые организации лицом к жителям. В условиях сохраняющихся дефицитов устраивать периодические распродажи для жителей района, причем товарооборот от этих распродаж облагать льготным налогом.
Если окажусь в числе депутатов, гарантирую поддержку всем, кто предложит конкретные шаги по реальному улучшению здравоохранения, укреплению общественного порядка, другим социальным мерам.


Домохозяйку — в райсовет

О том, что государством могут управлять в том числе и домохозяйки, мечтали еще основатели американской конституции. Эту же мысль повторил и Ленин. Лариса Лыскина, мать троих детей, домохозяйка, стала кандидатом в депутаты Свердловского райсовета.
— Как вы расцениваете свои шансы?
— Ответить трудно, но у меня есть уверенность, что я нужна на этом месте, поскольку прекрасно знаю свой микрорайон вплоть до каждого открытого люка на наших улицах.
Ларису Витальевну выдвинули сами жители, неплохо знающие ее по работе в домовом совете. Трое сыновей, двое из которых ходят в школу, и большой белый пес отнимают, безусловно, много времени и сил, но желания заниматься общественной работой у нее тоже достаточно.
— Главное в своей депутатской деятельности (если меня изберут) я вижу в благоустройстве района. Тротуары разбиты, наша Делегатская улица представляет собой страшное зрелище. Необходимо организовать одностороннее движение по ней, сделать переходы, определить стоянки для машин. Очень мало детских площадок. Второй важной проблемой является экологическая обстановка. Надо создать экологический фонд района для компенсации того вреда, который приносит бесконтрольная деятельность предприятий, учредить экологические паспорта, подтверждающие безопасность функционирования предприятий. Хотелось бы выяснить динамику роста заболеваемости детей в результате неблагоприятных экологических моментов.
Лариса Лыскина мечтает создать совет многодетных матерей. Всем понятно, что воспитывать нескольких детей при нашей низкой обеспеченности довольно сложно. Ларисе Витальевне, судя по всему, это удается при помощи своего мужа, работающего фотокорреспондентом в АПН.
— Если вас изберут депутатом, отразится ли это на семье?
— Не думаю, потому что проблемы, которые придется решать, это проблемы и мои в том числе. Основная работа будет происходить здесь, в моем районе. И еще надеюсь на поддержку избирателей.
К. АЛЕКСАНДРОВ


СВОБОДНАЯ ТРИБУНА

ПЕРЕПИСКА

Усредненность

Наверное, ученые когда-нибудь определят, кто же персонально в начале нашего пути осторожно заменил понятие «равенство» на понятие «уравниловка». Но заменил основательно и, к сожалению, прочно. И вот эта с виду небольшая подмена или измена многие десятилетия успешно борется со всеми нашими прекрасными идеями и начинаниями.
Именно эта замена понятий легла первым камнем в основание того тупикового пути, по которому мы «уверенно и единодушно» прошагали несколько десятилетий.
Не равенство возможностей, не равенство перед законом, а уравниловка стала основным критерием нашей жизни, нашей философии. Это она вела нас к непримиримой борьбе с кулаком и зажиточным крестьянином. Мы уничтожили их, а заодно — и сельскохозяйственное изобилие.
Это уравниловка под лозунгом «Мы университетов не кончали», поднимая на щит невежество и некомпетентность, уничтожила наш научный и культурный генофонд.
Это она чуть позже кричала о необходимости «всеобщего и среднего», убивая этим «средним» высшее.
Страшное это понятие боролось с любыми проявлениями неодинаковости. Неодинаковости во всем: в идее, вере, одежде, зарплате, любви.
К сожалению, оно цепко держит нас и сегодня. Столкнулись мы с уравниловкой и в ходе предвыборной кампании.
Положение в нашем 347-м избирательном округе сложилось сложное и, надеюсь, нетипичное. Демократический порыв бросил в предвыборную борьбу за один мандат депутата в Моссовет 22 кандидата.
Окружная избирательная комиссия поступила просто: организовала встречу со всеми кандидатами одновременно. Так принято, так у всех. И жители откликнулись: зал был в основном заполнен. Но что это была за встреча! Каждому из нас на выступление было отведено целых три минуты! И не более двух минут для ответов на вопросы. И то собрание длилось около трех часов.
Да за эти три минуты даже А. П. Чехов вряд ли смог бы доказать совершенно незнакомым людям, что «краткость — сестра таланта». Хотя Чехов, наверное, смог бы. А мы, кандидаты, думаю, нет. Зато мы были, как всегда, уравнены.
Мы искали другие пути, просили познакомить нас с избирателями через печать, радио, телевидение. Но нам объяснили, что это как раз исключение, а общие правила этого не предусматривают.
Чтобы дойти до каждого подъезда, до каждой квартиры, я попытался размножить свою программу, но опять попал под знакомые ножницы уравниловки: большого количества экземпляров кандидат иметь не сможет, так как деньги на печать материалов выделяются на каждый избирательный округ одинаковые, независимо от числа кандидатов. И не важно, что в округе, где два-три кандидата, число экземпляров программы на каждого будет в 10 раз больше, чем в нашем. Важно, что средства, выделенные по округам, равны.
Я подготовил свою программу для печати не в виде тезисов, а в виде таблицы (номера по порядку — проблема — предлагаемые мероприятия — источники финансирования и т.д.). Получилось 9 пунктов на двух страницах. Опять не положено: можно только на одном листе. Можно только 43 строки через два интервала.
А может быть — на ксероксе? И уменьшить размер, зато увеличить число экземпляров, а стоимость останется та же? Но вновь слышится знакомое: «не высовывайтесь, подравняйтесь, делайте, как все».
Уравниловка добилась многого. Почти все мы одинаково обижены, ограблены, обездолены. В своей огромной, богатой стране почти 300 млн. равно недовольных. Уравниловка добилась многого, но она не победила. Она не смогла сделать нас одинаковыми, и каждый из нас еще может и обязан внести свой индивидуальный, пусть и неравноценный вклад в наше общее и, я уверен, близкое счастье, на которое каждый имеет равные права.
Вы спрашиваете о моей предвыборной программе? Может быть, это тоже боязнь стереотипа, но я хочу оставаться в равных условиях с моими товарищами — кандидатами по 347-му избирательному округу и не воспользуюсь газетой для ее рекламы.
Ю. СИЛАНТЬЕВ, кандидат в депутаты Моссовета


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz