каморка папыВлада
журнал Вверх 2009-05 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 20.11.2017, 12:22

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ИСТОРИЯ РОДИНЫ

РУССКАЯ АМЕРИКА

«Колумбы Росские, презрев угрюмый рок,
Меж льдами новый путь отворят на восток,
И наша досягнет в Америку держава...»
М.В. Ломоносов «Петр Великий» (1756-1761)

Немногие сегодня помнят, что более ста лет Россия была не только европейской и азиатской, но и американской державой. С середины XVIII века до 1867 года северо-западная часть американского континента - полуостров Аляска и Алеутские острова, входили в состав Российской империи.

Открытие русскими Америки произошло во время колонизации Сибири и Дальнего Востока. В 1654 году купец Федот Алексеев и казак Семен Дежнев отправились в экспедицию по полуострову Колыма в поисках земель, богатых золотом и пушным зверем. Экспедиция дошла до самой восточной точки Чукотского полуострова, а значит, и всей Евразии. Это место, известное теперь, как мыс Дежнева, первопроходцы назвали «Большим каменным носом». Дежнев и Алексеев не знали, что всего в 86 километрах от мыса находится Америка. Много позже, в 1728 году, капитан-командор Витус Беринг, датчанин на российской службе, исследуя северо-восточное побережье Сибири, открыл морской проход между Евразией и Америкой, который теперь носит его имя. Через пять лет, 16 июля 1733 года, в день святого Ильи, Беринг и Алексей Чириков на кораблях «Святой Петр» и «Святой Павел» пересекли пролив и подошли к острову Каяк у берегов Аляски. Внимание путешественников привлек горный массив на материке, как выяснилось позже - северная часть Кордильер. Самую высокую вершину Беринг назвал в честь праздника горой Святого Ильи. Высадившись на берег, исследователи обнаружили новые виды растений, птиц и животных и заключили, что их корабль достиг Северной Америки.
Природа новой земли поразила исследователей своим богатством. Густые хвойные леса украшали предгорья, уступая место разнотравным лугам на побережье и островах. Промысловые виды рыб в изобилии водились в прибрежных водах, на благодатной почве произрастали тысячи растений, а в лесах обитало множество животных. Поэтому не удивительно, что русские не стали первыми людьми на этой земле. Народ, называвший себя алеутами, населял острова, по тундре кочевали эскимосы, материковые леса находились во владении индейцев абнаков и атабасков. От алеутского слова «alahsah», означающего «великая земля», и произошло название «Аляска».
Природные богатства Аляски крайне заинтересовали русских купцов. Все чаще сюда стали наведываться землепроходцы и промышленники-охотники из Сибири. Русские исследовали неизвестные земли и заводили торговлю с туземцами. Меха соболя, бобра, куницы, котика, морской выдры, моржовая кость, китовый ус обменивались на ткани, стальные ножи, топоры, иглы, ружья, порох и украшения. Основную часть русских землепроходцев составляли сибирские казаки, поэтому и всех русских местные жители стали называть «касяками». Как оказалось, туземцы были знакомы с белыми людьми и до прихода русских. Аляской интересовались англичане, которых племена называли «ингизами» (от «English») и американцы-«нувуки» (от «New York»).
Британия, Франция и Соединенные Штаты исследовали Аляску и пользовались ее природными ресурсами, не посягая на территорию, но иностранные конкуренты досаждали российским купцам-мехоторговцам. Официально Аляску за Россией закрепило бы государственное учреждение колонии, но основание поселений в этом суровом, хоть и богатом краю, представлялось дорогостоящим и хлопотным. Поэтому власти разрешили заниматься Аляской тем, кто больше всего был в ней заинтересован - купцам и промышленникам. В 1784 году сибирский купец Григорий Иванович Шелихов снарядил и возглавил экспедицию на остров Кодьяк, в результате которой появилось первое русское поселение в Америке. Шелихов возглавил первую сельскохозяйственную колонию на Кодьяке, на острове Уналашка учредил главный пункт сбора промысловиков, лично составлял проекты будущих поселений с ровными улицами, школами, библиотеками, парками. При этом Шелихов, хоть и действовал с разрешения правительства, не был официальным представителем власти. Уже через десять лет число русских колонистов на Алеутских островах и в Северной Америке превысило 800 человек. На земле Аляски - от берега Кенайского залива до бухты Льтуа - по приказу Шелихова было укреплено пятнадцать медных плит с изображением российского герба и надписью «Земля Российского владения».
Шелихов и его зять Николай Петрович Резанов учредили для освоения русских земель в Америке и на прилежащих островах колониальное торговое объединение - «Российско-Американскую компанию» (РАК). Указом императора Павла I компании были предоставлены монопольные права на пушной промысел, торговлю и открытие новых земель в северо-восточной части Тихого океана, а также полномочия представлять и защищать своими средствами интересы России. Расцвет русских владений в Америке был связан именно с деятельностью Российско-Американской компании.
Примечательно, что русские изначально не противопоставляли себя местному населению, в отличие от тех же англичан и американцев. Поэтому туземцы относились к «касякам» с большей приязнью. Так, алеуты предоставили русским неоценимую помощь: они составляли главную рабочую силу колонии, охотились на пушную дичь, охраняли форты и несли стражу, пока русские занимались обустройством жительства и заготовкой мехов. Девизом русской колонии стала поговорка: «трудись, не покладая рук». Российско-Американская компания осуществляла образование и подготовку мастеровых различных профессий, мореходов и судовых механиков из туземных детей и креолов (детей от смешанных браков). Их обучали не только на Аляске, но и в Охотске, Якутске, Иркутске, даже в Петербурге. Как правило, все они возвращались в родные места - служить компании. К середине XIX века были установлены официально границы российских владений на Аляске относительно ближайших соседей - США и британской Канады. Русская Америка приобрела международный авторитет и достойно представляла Россию на этом континенте. Но в 1853-1856 годах Россия и Англия оказались по разные стороны фронта - шла Крымская война. Над Русской Америкой нависла угроза военного вторжения. Британия, обладавшая самым сильным флотом, могла в любой момент напасть на Аляску, а Россия в этом случае не успевала ее защитить. Вторжения не произошло, но вопрос об отдаленности и незащищенности североамериканских колоний остался. Соседей у Русской Америки было множество: Англия и Франция в Канаде, Испания в Калифорнии. Но самым сильным государством были, конечно же, Соединенные Штаты. США открыто поддерживали Россию в Крымской войне: поставляли оружие и снаряжение, готовы были послать добровольцев и сообщали о продвижении кораблей неприятелей. Россия эту поддержку не забыла, когда власти США стали интересоваться приобретением русских колоний на Аляске. Глава морского штаба России, великий князь Константин Николаевич Романов, предложил своему старшему брату императору Александру II задуматься над вопросом существования Аляски в составе Российской империи. «...следовало бы воспользоваться избытком в настоящее время денег в казне Северо-Американских Соединенных Штатов и продать им наши североамериканские колонии. Продажа эта была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, стремясь постоянно к округлению своих владений и желая господствовать нераздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии вернуть их».
Император колебался - расставаться с территорией, открытой русскими и почитавшейся «царевой гордостью», было непросто. Но в конце концов Александр решает продать Аляску США «заблаговременно и дружелюбно, иначе вопрос разрешится завоеванием». Царь подписал документ о продаже, и 30 марта 1867 года Аляска официально стала частью Соединенных Штатов.

«Писарро Российский»
Самым успешным торговцем пушниной на Аляске был Григорий Шелихов, но его компании требовались и другие способные руководители. Одним их них стал Александр Андреевич Баранов, купец из Каргополя. Предприимчивый, волевой и честный Баранов показался Шелихову лучшим кандидатом на должность управляющего колонией. И в 1791 году 43-летний Баранов прибыл на остров Кодьяк.
Русским поселенцам на Аляске приходилось нелегко. Плохо было с едой. Надежды на «поле и огороды» оправдались не до конца - вызревали овощи, но для хлеба здешнего солнца недоставало. Не хватало самого необходимого - корабли с товарами из России либо задерживались в пути, либо не доходили вовсе, погибая в штормах. Колонисты-промысловики привыкли к вольнице и единого порядка не хотели. И не со всеми местными жителями отношения складывались мирно. Индейцы-тлинкиты (русские называли их «колошами») нападали на промысловиков, сжигали дома и укрепления и истребляли их обитателей. Капитаны иностранных судов, пользуясь гордостью тлинкитов, подговаривали их воевать с русскими и снабжали оружием и алкоголем.
Управляющий должен был организовать и защитить колонистов, уберечь от голода, обустроить их быт. И надо было делать то, ради чего сюда прибыли, - разведывать и осваивать земли, добывать зверя. Трудности Баранова не испугали. Вместе со всеми управляющий валил лес для построек, жил в дырявой палатке, питался как придется. Имея склонность к изобретательству, Баранов варил «хвойное пиво» против цинги, добывал скипидар, придумал специальный состав для смоления судов. В схватках с индейцами всегда был в первом ряду. Однажды рубаху на нем разорвали копьем, в другой раз пуля прострелила навылет руку. В первые годы пребывания на Аляске Баранов носил железный панцирь, подобно испанскому конкистадору и в шутку называл себя «Российским Писарро».
В 1799 году на острове Ситка была построена новая столица Русской Америки - форт Ново-Архангельск. А в 1802 году тлинкиты с помощью английских пиратов напали на форт, сожгли и разграбили его, убив большую часть обитателей. Через два года Баранов вернулся в эти места на двух русских военных кораблях и разбил индейцев. После победы Ново-Архангельск был построен заново.
Двадцать восемь лет провел Александр Баранов во главе русских колоний на Аляске и островах. Именно в годы его правления на территории Русской Америки колонистские поселения стали настоящими благоустроенными городами, появились судостроительные верфи, мастерские, школы, больницы, развивалось сельское хозяйство. Баранов установил торговые отношения с Калифорнией, Гавайскими островами, Китаем и всегда защищал и проводил политику своего государства.
Даже в наше время личность Баранова остается легендой Аляски. Его именем названы остров, река, озеро, музей в Кадьяке, гостиница в нынешней столице Аляски - Джуно. В старейшем городе Аляски - Ситке (бывший Ново-Архангельск) его имя видно почти всюду: улица, школа, мемориальный холм, торговая фирма, магазин - везде Баранов. 15 октября 1989 года в Ситке был открыт памятник Александру Андреевичу Баранову. На постаменте начертаны его собственные слова: «Мы можем жить в мире и согласии в этом крае».

Белый Горностай
Еще одна легендарная фигура Русской Америки - Лаврентий Алексеевич Загоскин. Морской офицер на службе Российско-Американской компании, землепроходец и путешественник, Загоскин месяцами странствовал по Аляске и подробнейшим образом исследовал ее территорию. Он пересекал снежные пустыни на собачьих упряжках и плавал в кожаной лодке-каяке по ледяным бурным водам, открывал реки, горы и богатства недр новой страны, прошел почти вдоль всего Юкона - великой реки Аляски. Широта интересов путешественника была необычайной: он замерял высоту приливов и отливов, делал метеорологические наблюдения, собирал образцы горных пород и растений, записывал все, что узнавал о миграциях рыб и птиц, изучал состав грунта. Не будучи профессиональным ученым, Загоскин внес неоценимый вклад в науку своими практическими исследованиями в области географии и этнографии Северной Америки. «Пешеходная опись части русских владений в Америке, произведенная лейтенантом Л. Загоскиным в 1842, 1843 и 1844 годах», опубликованная в Санкт-Петербурге, содержит подробнейшие описания территории Аляски, ее природных богатств и жизни местных племен.
До Загоскина никто не проводил научного деления туземцев материка Северо-Западной Америки на народности и племена. Бесстрашный путешественник смог завоевать расположение местных жителей и подолгу гостил у индейцев и эскимосов, наблюдая их жизнь и расспрашивая об обычаях. Он открыл целый народ ттынай - людей из «собственно американского семейства краснокожих». Ттынайцы украшали себя перьями орлов и ястребов, разрисовывали лица графитом и очень неохотно общались с пришельцами, не без оснований опасаясь белого человека. Контакты местных жителей с колонизаторами нередко заканчивались гибелью целых племен от заразных болезней или пьянства. А многие из покорителей Аляски видели в туземцах лишь жестоких ни на что не годных дикарей. Но Лаврентий Загоскин, приходивший к индейцам без злого умысла и с открытым сердцем, смог постичь их характер. «Многие путешественники, - пишет Загоскин, - как наши, так и иностранные, приписывают коренным жителям Северной Америки корыстолюбие, как врожденную страсть; это готов подтвердить и я, но только в тех племенах, которые чрез столкновение с европейцами познакомились с существительными «богатство» и «нищета»... Характер туземцев ложно оценивается по их первоначальным поступкам с чужестранцами. И добродетели их и злоба младенческие... Кто привязал его к себе ласковым обращением, открыл или показал употребление какой-нибудь вещи, полезной для домашнего быта, согрел, одел, накормил вовремя, при нужде, того он никогда не забудет, но не рассыплется в благодарностях, не скажет приветственных слов, потому что взаимная помощь считается у них делом обыкновенным». Загоскин отмечает каждый факт, показывающий гостеприимство, честность, трудолюбие и другие достоинства встреченных им племен: в «Описи» приводится рассказ о старой индианке, с раннего утра караулившей путешественника, чтобы отдать долг за полученный топорик. И многое о самом Загоскине говорит заключительная реплика в этом рассказе: «Ласковое «дарю» остановило ее. Слушать выражение благодарности нехорошо ни на каком языке».
Общаясь с туземцами, помогая им, интересуясь их жизнью, Загоскин удостоился небывалой для европейца чести - наречения именем по индейскому обычаю. И много лет спустя на Аляске ходили рассказы о добром гении племен - человеке по имени Белый Горностай.

Всея Америки чудотворец
Преподобный Герман Аляскинский - первый православный святой в Западном полушарии.
В 1793 году валаамский монах Герман совместно с другими иноками прибыл в Кадьякскую духовную миссию для проповеди Евангелия среди «диких» языческих народов Аляски. Миссионеры крестили и наставляли в вере индейцев, алеутов, эскимосов - всех, кто не боялся белых людей.
Преподобный Герман стал для туземцев истинным добрым пастырем и защищал их, как мог, от людей, которые видели в аборигенах только дикарей и дешевую рабочую силу. Не удивительно, если бы новообращенные отвергли веру пришельцев, которые все чаще и беззастенчивее использовали их труд. В том, что это не произошло - заслуга преподобного Германа. Четырнадцать лет старец продолжал свое заступничество за паству и всех обиженных и угнетенных. Он был назначен главой миссии, но отказался от положенного в таких случаях сана и приглашения вернуться на родину, до конца своих дней пребывая на Аляске простым монахом. «Я - нижайший слуга здешних народов и нянька», - говорил преподобный. Преподобный обратил в православную веру десятки тысяч местных жителей, его заботами и стараниями существовала школа для крещеных детей алеутов. Современники вспоминали о его поразительном уме и ясности мысли: старец нередко укреплял дух своих подопечных мудрой беседой, находя верное слово для каждого.
К концу жизни преподобный Герман уединился в келье на острове Еловый, где и преставился, предсказав время своей кончины. В момент его упокоения над островом поднялся столб света, видимый с материка. И даже после смерти преподобный не оставлял взывающих к нему. Место погребения преподобного Германа по сей день являет чудеса исцеления. Также известен случай чудесного спасения попавшего в бурю корабля. В 1842 году бриг «Охотск», направлявшийся к острову Еловый, был застигнут штормом. Сильный встречный ветер не давал кораблю войти в гавань, жизнь команды и пассажиров была под угрозой. Бывший на корабле православный епископ обратился с молитвой к преподобному Герману: «Если ты, отец Герман, угодил Господу, то пусть переменится ветер». Не прошло и четверти часа, как ветер ослаб и сделался попутным...
В конце XX века преподобный Герман Аляскинский, «всея Америки чудотворец» был причислен к лику святых Русской Православной Церкви.
Юлия Семенова

Алеуты
А.А. Баранов
Индеец-тлинкит
Л.А. Загоскин
Преподобный Герман


КОСМИЧЕСКАЯ ЭРА

Станислав Романовский
ПИОНЕР ЗВЕЗДОПЛАВАНИЯ

Как-то более столетия назад одному маленькому мальчику отец стал объяснять, что планета, на которой мы живем, - шар, и шар этот вертится вокруг своей оси.
Чтобы объяснение было наглядным, отец принес большое красное яблоко, проткнул его вязальной спицей и стал крутить, как глобус.
Мальчик завороженно смотрел, как яблоко крутилось, отсвечивая глянцевыми боками.
- Видишь, Костик, - говорил отец, - яблоко - это наша планета Земля, а свет из окошка - Солнце. Тебе все понятно?
Мальчик послушно кивал. А когда отец ушел, сын, облегченно вздохнув, с наслаждением съел яблоко.
Так закончился первый урок астрономии у будущего теоретика космонавтики - Константина Эдуардовича Циолковского. Конечно, забавным получился урок, но, думаю, он не пропал даром.
В девять лет Костик заболел скарлатиной и потерял слух. В классе он слышал невнятные шумы и по движениям губ и по выражению глаз изо всех сил пытался понять, что объясняет учитель. Но учиться стало трудно, и юному Косте пришлось уйти из гимназии.
Тогда-то глухой мальчик обнаружил, как у него много друзей и, если он захочет, их станет еще больше.
Они терпеливо ждали его прихода и, не раздражаясь и не перебивая, объясняли ему строение мира, учили хорошему и отвечали на многочисленные вопросы. Эти друзья - книги.
Но нужных ему книг в провинции было мало, и, повзрослев, Циолковский уезжает в Москву.
Там, недалеко от древних Боровицких ворот Московского Кремля, его ждал белокаменный храм Знаний - библиотека Румянцевского музея. Не доходя до него, Константин Эдуардович обязательно снимал шляпу и шел к библиотеке с непокрытой головой. Здесь, в тиши читального зала, среди таинственного запаха старых книг и легкого шелеста страниц, он провел счастливейшие часы своей жизни.
Наконец он сдает экзамены на звание учителя и переезжает в город Калугу, где преподает физику и математику.
Дом его стоял в низине, близко от реки Оки, и, случалось, в весеннее половодье вода окружала его. Циолковский перебирался наверх - в застеклённую веранду-светлицу, которая служила ему научной лабораторией, - и жил, как Робинзон Крузо на острове. Пищу, книги и журналы родные привозили ему на лодке.
Когда над Калугой вставали ясные ночи и звезды обильно осыпали небосвод, застекленная веранда, где работал ученый, светилась, как одинокий звездолет в просторах Вселенной. В «кабине звездолета» рождались чертежи космических кораблей, выводились формулы зависимости скорости ракет от скорости истечения газов из сопла. По сути, еще только появлялись первые фанерные самолеты, а великий ученый, впервые в мире, научно проектировал звездолеты. Он уже многое знал о невесомости. Еще в прошлом веке Циолковский своими силами построил центробежную машину. Вес рыжего таракана она увеличивала в 300 раз, а желтого цыпленка - в 10 раз. Могла и больше, но ученому было жалко цыпленка. Исходя из результатов собственных экспериментов, он уже знал, что и человек сможет выдержать космические перегрузки.
Циолковский не дожил до полетов человека в космос. Но он теоретически обосновал эти полеты и сделал их неизбежными.
Юрий Алексеевич Гагарин, первый человек, совершивший полет в космос, был потрясен видами космических бездн, звездных галактик и голубым сиянием Земли.
Но еще больше его потрясло то, что все это - вплоть до ощущения невесомости! - совпадало с тем, что ему заранее было известно из книг великого теоретика звездоплавания.


КОСМИЧЕСКАЯ ЭРА

«SPUTNIK» - РУССКОЕ СЛОВО

Стояла осенняя ночь 1957 года. Площадка первого космического старта в глухой казахстанской степи освещалась прожекторами. Казалось, что это их жгучие лучи заставляют ракету слегка дымиться - парил жидкий кислород. Громада ракеты перед стартом была изумительно красива. Она вся сверкала, покрытая инеем.
С наблюдательного пункта было видно, как вдруг исчез белый дымок: закрылись дренажные клапаны, начался наддув баков. И вот 4 октября 1957 года в 22 ч 28 мин. по московскому времени дрогнула темнота, где-то внизу забилось пламя, блеснув на миг из бетонного канала, клубы дыма и пыли закрыли на секунду огнедышащий хвост ракеты, но вот она вырвалась и полетела вверх, заливая светом ночную степь. Ее факел постепенно слабел и скоро стал неразличим на фоне небесных светил.
Первая космическая скорость, вычисленная еще Ньютоном, теперь, три столетия спустя, была впервые достигнута творением ума и рук человеческих.
- Мы радовались, как ребятишки, смеялись и целовались, - вспоминал один из участников запуска. - Радиостанция была оборудована в автофургоне, стоящем метрах в 800 от старта. В фургон к приемникам набилась масса народа, все хотели впервые услышать голос из космоса. И вдруг услышали, сначала далекое, размытое, потом все более громкое, четкое: «Бип-бип-бип...» Раздалось дружное «Ура!».
Скоро прозвучало сообщение ТАСС. И только тогда по невиданному ажиотажу мировой прессы мы поняли, что участвовали в эпохальном событии и совершили пуск, открывший космическую эру человечества, пуск, которым во все времена Россия будет гордиться как величайшим своим достижением.
Никто не заметил, что стало уже совсем светло. Наступило первое утро космической эры планеты Земля.
Русское слово «спутник» сразу вошло в языки всех народов мира. Аншлаги на первых полосах зарубежных газет тех исторических октябрьских дней 1957 года были полны восхищения подвигом нашей страны. «Величайшая сенсация века», «Воплощенная в жизнь заветная мечта человечества», «Окно во Вселенную открыли Советы», «Эта великая победа является поворотным пунктом в истории цивилизации», «Уже сейчас ясно, что 4 октября 1957 года навеки войдет в анналы истории» - вот некоторые из тогдашних заголовков мировой прессы. Зарубежные журналисты писали: «Это было вселенское потрясение», называя запуск спутника Советским Союзом «не только крупным научным достижением, но и одним из величайших событий в истории всего мира».
Космический аппарат ПС-1 (простейший спутник-1) представлял собой шар диаметром 58 сантиметров, весил 83,6 килограмма, был оснащен четырьмя штырьковыми антеннами длиной 2,4 и 2,9 метра для передачи сигналов работающих от батареек передатчиков.
Первый в истории человечества спутник просуществовал как космическое тело сравнительно недолго - 92 суток, совершив 1440 оборотов вокруг Земли (около 60 млн. км), с максимальным удалением от поверхности Земли 947 км. На каждый виток вокруг Земли он тратил 96 мин. 10,2 с. Несмотря на скромные размеры, по ночам его полет был виден невооруженным взглядом. 21 сутки из космоса шли сигналы первой рукотворной «Луны». Но их «эхо» слышно по сей день. Ведь это было началом великой эпохи практического освоения космоса.
США смогли повторить успех СССР лишь 1 февраля 1958 года, запустив со второй попытки спутник «Эксплорер-1» размером в апельсин и массой в 10 раз меньше нашего «шарика».
Спутник, конечно, вызывал восторг у специалистов. Но спутник вызывал восторг и у людей, совершенно не искушенных в научно-технических проблемах. В неком рукотворном предмете, брошенном вверх и не упавшем обратно на Землю, люди увидели чудо человеческой мысли и труда. Наш спутник заставил гордиться собой всех землян - вот главный итог его триумфального полета над планетой.
Алексей Иваненко


ИМЕНА РОССИИ

ЧЕЛОВЕК, ПОБЕДИВШИЙ ВРЕМЯ

Михаил Михайлович Герасимов (1907—1970) - ученый с мировым именем. Археолог, антрополог, этнограф и скульптор, создавший уникальный метод восстановления внешности человека по скелетным останкам, Герасимов осваивал такие области науки, в которых ни до, ни после него никто работать не отваживался.

Свое призвание на всю жизнь девятилетний Михаил Герасимов обрел, когда впервые увидел археологические раскопки. В пригороде Иркутска, где жила семья будущего ученого, в 1917 году были обнаружены и вскрыты стоянки и захоронения древних людей. Михаил убедил родителей отпустить его на раскопки и там ни на шаг не отходил от археологов, работая с ними почти на равных с величайшим вниманием и старательностью. Земля вокруг города, как оказалось, изобиловала свидетельствами жизни первобытных людей. Статуэтки, бусины, каменные наконечники копий и стрел сохранились превосходно, но от тех, кто создал все это, остались одни кости. Михаила все больше занимает вопрос: какими были эти люди, жившие десятки тысяч лет назад? Как они выглядели, неужели так же, как на страницах учебников - обезьяноподобные существа, все на одно лицо? Интуитивно подросток знал, что это не так. И твердо решил выяснить правду самостоятельно.
По-прежнему Михаил проводил много времени на раскопках, но вскоре удивил родных и знакомых новым увлечением. Почти каждый день после школы мальчик отправлялся... в городской морг. Там он на практике изучал строение тела человека под руководством анатомов и судебных медиков. Наблюдательность и памятливость помогли юному Герасимову узнать многое о взаимосвязях тканей лица и костей черепа.
Все свободное время подросток, которого теперь все считали вундеркиндом, посвящал археологии и анатомии. В четырнадцать лет Герасимов самостоятельно нашел и раскопал захоронение людей каменного века, о чем написали все советские газеты.
Потом была учеба в Ленинграде и работа в реставрационных мастерских Эрмитажа. Герасимов мастерски овладел искусством восстанавливать предметы быта древних, но его не оставляла идея о возрождении облика человека. Еще в середине XIX века французский ученый Жорж Кювье показал, как много могут сообщить костные останки вымерших животных. А если возможно детально восстановить облик динозавров, саблезубых тигров и мастодонтов, то значит, можно попытаться применить похожий метод и к человеку. Первые попытки Герасимова по пластической реконструкции были предприняты в 1927 году. Путем долгих и кропотливых исследований Герасимов выяснил, что существуют определенные соотношения между костной частью черепа и мягкими тканями. На основе расчетов молодой ученый создает скульптурные изображения сначала обезьян, а потом и первобытных людей - питекантропа и неандертальца.
Не остановившись на достигнутом, Герасимов проводит массовые исследования возможности реконструкции внешности по черепу. Энтузиазм ученого разделяли отнюдь не все его коллеги, однако после нескольких решающих опытов Герасимов доказал эффективность своего метода. Так, в ленинградском музее этнографии ему вручили череп, чей - не сказали, и он создал портрет. Существовала прижизненная фотография объекта эксперимента - это был папуас, приехавший в Россию вместе с великим этнографом Николаем Николаевичем Миклухо-Маклаем. Скептики были уверены, что в результате работы Герасимова получится скульптура европейца, однако получился папуас. Более того, портретное сходство было очевидным. Как не бывает на свете одинаковых лиц, так не бывает одинаковых черепов. Герасимов даже мог, что называется «на глаз», отличить мужской череп от женского. «Женский всегда красивее!» - говорил ученый.
В тридцатые годы Михаил Герасимов создает скульптурные портреты людей Древней Руси, и среди них - князей Ярослава Мудрого и Андрея Боголюбского. Впоследствии изображения исторических деятелей и знаменитых людей прошлого принесли Герасимову всемирную известность. Среди его работ портреты поэтов Шиллера и Рудаки, адмирала Федора Ушакова, предводителя кавказских горцев Хаджи-Мурата, полководца Тамерлана и царя Ивана Грозного.
Признание метода Герасимова было общемировым. Государственная (Сталинская) премия, персональная выставка на Международном археологическом конгрессе, а главное - школа, создателем и руководителем которой Михаил Михайлович был более двадцати лет. Метод Герасимова и в наши дни используется в археологии, этнографии и криминалистике.
В профессиональных разговорах со скульпторами, когда те утверждали, что его работы не скульптура, не художественное произведение, Герасимов отвечал: «Правильно, не художественное, это документ». Он всегда считал, что занимается «документом», а не искусством. И тем не менее в портретах Герасимова предстают яркие индивидуальности, живые люди с осмысленными и одухотворенными лицами. Благодаря Михаилу Михайловичу Герасимову, ученому и художнику, мы получили возможность заглянуть в лицо предкам и доподлинно узнать, как выглядели люди прошлого - обычные и великие.

Исследование и воссоздание внешности великого завоевателя Тамерлана по прозвищу «Железный Хромец» подтвердило древнюю легенду о том, что он был сухорук и хром на правую ногу. Сохранность праха позволила Герасимову документально воспроизвести облик Тамерлана, невысокого, но сильного человека с умным и волевым лицом.

При восстановлении образа Ивана Грозного в распоряжении ученого оказался не только череп, но и скелет. Благодаря этому Герасимову удалось воссоздать не только лицо царя, но и верхнюю часть торса с характерной посадкой головы и плеч. Иван Грозный предстал атлетически сложенным крупным мужчиной, с энергичным и слегка брезгливым выражением лица.

Портрет князя Андрея Боголюбского поначалу вызывал недоумение своей явно неславянской внешностью. Однако в летописях упомянуто, что матерью Андрея была половецкая княжна, от которой он и унаследовал характерные монголоидные черты. Причем очень любопытна была постановка его головы. В летописях также сказано, что князь Андрей был столь надменен, что, когда являлись послы иностранных держав, он им не кланялся. Герасимов выяснил, что у князя было заболевание шейных позвонков, из-за которого он не мог наклонять голову.

Подлинность останков Ярослава Мудрого вызывала сомнения. Никто из исследователей не был уверен, Ярослав это или нет. Когда Герасимов восстановил его облик, стало заметно сходство с изображением князя на фреске новгородского Софийского собора.

Министерство морского флота объявило к юбилею адмирала Федора Федоровича Ушакова конкурс на создание его скульптурного портрета. Изображение, созданное Герасимовым, вызвало много споров, поскольку результат сильно отличался от прижизненного портрета флотоводца. На портрете изображен вельможа с благородно удлиненным лицом, а у реконструкции оказался совершенно другой подбородок, тяжелый, квадратный, волевой. Однако стоило учесть, что портреты сановников того времени писались по определенным правилам - вельможе полагалось быть утонченным придворным. А с фактом не поспоришь - останки Ушакова, с которыми работал Герасимов, были признаны подлинными. И когда снимали фильм «Адмирал Ушаков», то актера уже гримировали под облик, созданный Герасимовым.

Юлия Семенова


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz