каморка папыВлада
журнал Вокруг света 1948-07 текст-7
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.11.2017, 16:53

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

По Мексике
А. ГОНЧАРОВ

Там, где была столица ацтеков. — Мехико — город противоречий. — В стране пирамид и вулканов. — Пещеры Какаумилпа. — По старинным городам Мексики. — На побережье Мексиканского залива.

Близость Мексики чувствуется уже в пограничном американском городе Эль Пасе. В витринах магазинов выставлены красивые мексиканские костюмы «чарос», накидки яркой раскраски — «сарапе», серебряные украшения и соломенные игрушки. Повсюду висят плакаты с рекламой мексиканских курортов Акапулько и Вера Крус. Все это Мексика для американских туристов.
В три часа ночи самолет компании «Америкэн Эр Лайнс», идущий в Мехико, столицу Мексики, поднимается в воздух. Огни Эль Пасо уходят вдаль, и начинается однообразная равнина, покрытая кустарником. Совсем низко над горизонтом повисли Большая Медведица и Полярная звезда. Пассажиры — в большинстве американские туристы в клетчатых костюмах — важно дремлют в креслах. Когда рассветает, кустарник оказывается кактусом. Унылое плато время от времени прорезается руслами высохших рек. Изредка попадаются селения с глиняными домами, такими же серыми, как и вся местность. На дорогах всадники поднимают клубы пыли.
Дальше путь идет через горные цепи, одна выше другой. Поднявшись над последним хребтом, самолет выходит на высокогорное плато Анахуак, по-индейски «Страна у вод». До XVII века здесь было большое озеро. Его осушили испанцы-завоеватели. Над плато возвышаются вулканы Попокатепетль и Истаксихуатль — два снежных гиганта, каждый более пяти километров высотой. Появляются невзрачные пригороды Мехико, и самолет спускается на аэродром в одиннадцати километрах от города.
Мехико — город невысоких построек, сильно разросшийся по площади. До некоторых его окраин четырнадцать километров от центра. С севера на юг город пересекает улица Инсургентес (Восставшие) длиною в двадцать два километра. Главная улица Мехико — Пасео де ля Реформа. Это красивый бульвар, который соединяет центр города с единственным парком Чапультепек. В столице полтора миллиона жителей. В большинстве это метисы. Город имеет испанский облик: католические церкви, дворцы бывших вице-королей, особняки, принадлежавшие испанской аристократии, и колониального типа дома с плоскими крышами и четырехугольными каменными дворами — «патио».
Мехико расположен на том месте, где когда-то была столица ацтекской империи — Теноштитлан, уничтоженная завоевателями. На центральной площади Сокало, где некогда стояла пирамида с храмом на вершине, теперь находится католический собор, построенный на фундаменте, сложенном из камней, на которых сохранились индейские скульптурные изображения. При строительстве зданий в городе находят индейские каменные статуи, изображения богов, глиняную посуду. В парке Чапультепек растут болотные кедры, посаженные индейцами пять веков назад; некоторые — нескольких метров в объеме.
Мехико — город резких социальных противоречий. Рабочий люд ютится в старых одноэтажных домах по нескольку семей в одной комнате. В рабочих кварталах нет канализации, водопровода, всюду грязь, пустыри, помойки. В буржуазных районах — сады, виллы, пальмовые бульвары, асфальт. В городе есть и мелкобуржуазные кварталы, где в коттеджах живут лавочники и чиновники — «бюрократос». Представители буржуазных классов одеваются по-европейски, рабочие ходят в платье «ропа», похожем на спецодежду, а индейцы носят серые шерстяные накидки «сарапе» с четырехугольным прорезом для головы. В Мексике почти каждый день бывают забастовки. Бастуют электрики, трамвайные служащие, железнодорожники, текстильщики, учителя. И это понятно: с 1943 по 1947 год стоимость жизни возросла в четыре раза. По данным министерства народного хозяйства, половина жителей страны не ест хлеба, не носит ботинок и спит на полу. Основная пища мексиканца — фасоль и лепешки из кукурузной муки.
1 февраля 1948 года в Мехико в демонстрации протеста против высокой стоимости жизни приняло участие 180 тысяч человек.
Тяжело и положение крестьянства. Треть земли принадлежит крупным землевладельцам и менее половины — крестьянским общинам — «эхидос». Последние представляют своего рода товарищества по совместному использованию орошения. Обработка же земли производится индивидуально, с помощью быков, впряженных в деревянный плуг, или вручную. Почва в Мексике плохая, и урожаи всегда низкие. Крестьян нещадно грабят скупщики сельскохозяйственных продуктов и поставщики промышленных товаров. Батраки находятся в еще худшем положении: они полностью зависят от помещиков, плантаторов, скотоводов и кулаков. Мексика — горная страна, и из-за недостатка орошения только 5 процентов ее территории занято посевами и садами. Ей нехватает своего продовольствия, и она ввозит сахар из Кубы и хлеб из Аргентины и США.
В Мехико, у роскошных универмагов, принадлежащих американцам, англичанам, французам, дети продают газеты и по ночам спят здесь же, на тротуарах, прикрывшись газетами. У пятилетнего «ниньо» (мальчика) я купил мексиканскую газету «Эксельсиор». В ней пропагандировались идеи предоставления американцам нефтяных концессий в Мексике и «превентивной» войны против СССР.
Один мексиканский прогрессивный деятель так охарактеризовал мне печать своей страны: «Она совсем не отражает взглядов мексиканцев. Крупные газеты принадлежат предпринимателям-реакционерам, тесно связанным со своими американскими хозяевами. Мексиканские газеты не имеют корреспондентов за границей и поэтому черпают всю международную информацию у американских агентств. Эта зависимость мексиканской печати от американских монополий является одной из характерных черт современного положения Мексики».
В руках американских капиталистов находятся мексиканские банки, часть железных дорог, плантации, 85 процентов мексиканского экспорта идет в США. Почти вся добыча серебра, свинца, меди, цинка сосредоточена в руках американских компаний. В смешанных мексико-американских обществах большинство акций принадлежит американцам. Последние диктуют направление развития мексиканского хозяйства, поощряя развертывание отраслей, работающих на экспорт в США, и всячески препятствуют созданию в Мексике своей тяжелой промышленности.
Требования американских монополистов растут с каждым днем: они настаивают на возврате национализированных в 1938 году мексиканским правительством нефтяных концессий, на предоставлении военных баз, на строительстве канала из Мексиканского залива в Тихий океан через Техуантепекский перешеек. Против политики американских монополий выступил X съезд мексиканской компартии, состоявшийся в январе 1948 года. Он призвал отвергнуть план «обороны Западного полушария», ведущий к закабалению народов Латинской Америки американским империализмом.
Значительную часть рабочего класса Мексики составляет молодежь; она активно участвует в забастовках, митингах, демонстрациях. У молодых рабочих большая тяга к образованию, но нет средств учиться. Молодежный актив посещает рабочий университет при профсоюзах. Некоторые молодые рабочие и студенты изучают русский язык, чтобы больше узнать о Советском Союзе. Публичные лекции мексиканских прогрессивных деятелей о СССР вызывают большой интерес, особенно у молодых слушателей.
У мексиканской молодежи есть свои герои. Она чтит, например, память детей-кадетов, погибших в 1847 году при обороне холма Чапультепек от американских интервентов.
В Мехико раз в году устраиваются спортивные парады. Один парад был при мне. Число участников не превышало 10 тысяч человек. Оформление колонн было очень скромное, так как спортивные клубы не располагают достаточными средствами. Привлекали внимание массовые национальные танцы и комичные фигуры Дон-Кихота и Санчо Пансо.
Любимым зрелищем мексиканцев является бой быков — «торео». На него они тратят денег больше, чем на все остальные развлечения. В течение трех часов закалывается от шести до семи быков. Если тореадору с первого раза удается пронзить быка шпагой, то 50 тысяч зрителей в восторге кричат: «Оле!» и бросают на арену шляпы и подушки со своих сидений. Высшая награда тореадору — ухо убитого быка. Такого тореадора болельщики несут на руках до дому. Хозяин торео зарабатывает и на мясе убитых быков, которое он продает втридорога.
Чисто мексиканским зрелищем является «чарос». Этот праздник начинается соревнованием всадников. Они поочередно пытаются повалить бегущего быка, хватая его за хвост. Затем демонстрируется искусство ловли лошадей при помощи лассо и организуются скачки без седел на мустангах и быках. Под конец исполняются национальные танцы. Девушка танцует на полях широкополой шляпы — сомбреро — своего партнера. Танец заканчивается поцелуем. В антрактах так называемые «марьячи» — группы певцов, музыкантов и танцоров — исполняют мелодичные мексиканские песни: «Аделита», «Гвадалахара», «Цветочный базар». Без «марьячей», этих носителей мексиканского фольклора, не обходится ни один праздник, ни одно гуляние, ни одна свадьба.
Мексика — страна живописи. В столице чуть ли не каждый день устраиваются выставки картин. Наиболее известными художниками являются Клемент Ороско, Сикейрос, Чавес Морадо. В поисках заработка многие из художников стали работать сейчас на американского потребителя, поставляя ему дешевую экзотику. Есть в Мексике и свои композиторы. Лучшим из них является Карлос Чавес. Он руководит симфоническим оркестром, который часто исполняет нашу музыку. В стране нет своего постоянного театра, и это обстоятельство выгодно используют американские труппы, приезжающие на гастроли. Большинство кинокартин в Мексике тоже американские, но есть и своя кинопромышленность, выпускающая преимущественно фильмы реакционного и сентиментального содержания. Ввиду низкого уровня жизни и неграмотности большинства населения спрос на книгу в Мексике очень мал.
Мексиканский народ питает большие чувства симпатии и уважения к Советскому Союзу. Это, конечно, не может нравиться американским реакционным кругам. И вот еще не кончилась война, а по американской указке мексиканская реакционная печать уже начала антисоветскую кампанию. Бессмертные победы Советской Армии над гитлеровскими войсками и последовательная борьба советской дипломатии за мир еще больше усилили симпатии мексиканского народа к СССР.
Мексикано-русский институт культурных отношений помогает мексиканским деятелям культуры и науки знакомиться с советским искусством, музыкой, литературой, наукой. В Мексике издаются книги советских писателей. Мексиканские ученые стараются использовать наш опыт, особенно в области ирригации и применения засухоустойчивых культур.
По случаю XXX годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в Мехико состоялся митинг. С речью о достижениях Советского Союза в области культуры выступил бывший мексиканский посол в СССР Санчес Пантон. Другой оратор, писатель Хозе Мансисидор, говорил о том благотворном влиянии, которое оказала Октябрьская революция на творчество иностранных писателей и работников искусств.
В Мексике часто раздаются голоса, предостерегающие против деятельности профашистских сил, толкающих мексиканский народ к войне. Бывший мексиканский посол в СССР Басольс заявил: «Мексика должна придерживаться независимой внешней политики, основанной на программе обеспечения мира, а не на программе войны».
*
Мексика — страна снежных вершин и тропических лесов, молодых вулканов и древних пирамид.
В 55 километрах от Мехико, среди развалин древнего города Теотихуакана, хорошо сохранились пирамиды племени толтеков, выстроенные около тысячи лет назад в честь богов Солнца и Луны.
Пирамида Солнца имеет в высоту 60 метров и состоит из четырех ярусов. К ее вершине ведет лестница длиною в 250 метров. Там, наверху, только камни и ветер. Археологи пробили сквозь пирамиду два тоннеля, но внутри ее ничего не нашли. Пирамида Луны, высотой в 42 метра, вся поросла травой. В южной части древнего города расположен большой квадратный амфитеатр, представляющий одновременно крепость и место сборищ. В глубине его, в расщелине между двумя небольшими пирамидами, находится храм. Стена его, обращенная на запад, испещрена каменными изображениями змеиных голов. Главная улица города имеет в длину 2 километра, а в ширину 40 метров. Когда проходишь по ней и видишь древние постройки, а также индейцев, продающих глиняных божков, начинает казаться, что вы попали в Америку еще до открытия ее Колумбом...
Ближайшим к Мехико селением, куда по воскресеньям на трамваях направляется отдыхать и развлекаться молодежь, является Сочимилхо. Оно известно своим рынком и старинными каналами, по которым катаются на лодках. На рынке товары лежат прямо на земле: соломенные корзинки и игрушки, деревянные сандалии и подносы, фрукты, овощи, цветы. Покупатели грызут орехи, жуют палки сахарного тростника, едят жареную и вареную кукурузу. Здесь же, на базаре, из кукурузной массы, похожей на замазку, пекут пресные лепешки — «тортильи». Торговля носит характер мелочной, так как у населения мало денег: кофе покупают на сентавосы, бананы поштучно, дрова килограммами. Носильщики грузов ждут часами, предлагая что-нибудь поднести. Детишки в лохмотьях просят «ун сентавито» (один сентавос).
Недалеко от рынка, на берегах каналов, стоят десятки плоскодонных лодок. Каждая из них имеет свое имя, обычно женское, например «Чарита», или уменьшительное — «Чикита» — «маленькая». Пассажиры размещаются на соломенных стульях за столом. От солнца их защищает тент. Хозяин, стоя на корме, не спеша гребет одним веслом. На берегах каналов растут тополя, разбиты цветники и огороды. Эти каналы остались со времен ацтеков, и многие из них заросли тиной. Во время воскресных гуляний на каналах образуется пловучий базар: с лодок продают цветы, воды, фрукты, кушанья. Раздаются крики продавцов, туки гитары и удары сталкивающихся лодок. В конце большого канала — ярмарочные развлечения, базар и рестораны с острыми национальными кушаньями из красного перца «чиле» и мексиканской водкой «текильей».
От Сочимилхо недалеко до подножия вулканов Истаксихуатль и Попокатепетль. Они служат молодежи излюбленным местом для альпинизма. На вулканах видна ясно очерченная линия снегов, начинающихся здесь на широте 18°, на высоте 4 300 метров. Истаксихуатль (5 286 м) — вулкан потухший и нетруден для восхождения. Его силуэт похож на лежащую навзничь женщину, и вулкан назван по-испански «Мухер дормида» — «Спящая женщина». Над конусообразным Попокатепетлем (5 479 м) еще курится еле заметная струйка дыма, оставшаяся от последнего извержения в 1920 году.
Дачным местом мексиканской и иностранной буржуазии является селение Куэрнавака, в 78 километрах от Мехико. Оно расположено на высоте 1 500 метров над уровнем океана, на 750 метров ниже столицы, и поэтому там можно «отдышаться» от разреженного воздуха Мехико. Люди привилегированных классов едут в Куэрнаваку на своих машинах и останавливаются в своих виллах или в дорогих гостиницах. В центре Куэрнаваки, в двух скверах, толпятся под развесистыми деревьями туристы и местные жители. Идет торговля расписными глиняными кувшинами, серебряными украшениями и кожаными кошельками.
В Куэрнаваке сохранился двухэтажный дворец Кортеса, превращенный сейчас в музей. Его стены расписаны фресками и панно мексиканских художников: испанские всадники сражаются с индейцами, одетыми для устрашения в звериные шкуры и маски. Маски надевают и сейчас во время народных праздников, а участники индейских плясок носят высокие головные уборы из перьев тропических птиц.
В 60 километрах от Куэрнаваки находятся пещеры Какаумилпа. В них пускают только по воскресеньям группами по 500 человек. Во избежание грабежей туристов охраняет военный конвой. Во многих пещерах Мексики скрываются бандитские шайки, и мексиканские ученые лишены возможности изучать эти пещеры.
Спустившись по ступенькам лестницы через узкую щель, попадаешь в пещеру длиной около полукилометра. Она слабо освещена электрическим светом. Повсюду вырисовываются сталактиты и сталагмиты самой фантастической формы. Экскурсовод показывает «профили» индейца, Мефистофеля, бывшего президента Мексики Карденаса. Самый большой из сталагмитов имеет в высоту 37 метров и похож на средневековый замок. В других пещерах причудливые комбинации сталактитов и сталагмитов представляют «Горный пейзаж», «Морское дно» или «Первобытный хаос». К сталагмиту «Пенящаяся бутылка шампанского» ведет подъем длиною в 250 метров. Пустотелые сталагмиты при ударе издают глухие звуки. На расстоянии нескольких километров от входа кончается электрическое освещение. Дальнейший путь возможен лишь с фонарями и веревочными лестницами. Многие из пещерных ходов еще не исследованы, и за ними могут скрываться новые, быть может, более интересные пещерные системы.
С юго-востока на северо-запад Мексику пересекает так называемая «Вулканическая ось» — горная цепь с погасшими вулканами. Есть и два действующих вулкана — Колима и Парикутин. Последний находится к западу от пещер Какаумилпа — мы видели печальные следы его извержения. На большом расстоянии от вулкана земля уже покрыта пеплом. Соседняя индейская деревня племени тарасков, через которую идет путь к вулкану, выглядит совершенно мертвой. И без того трудна жизнь индейцев в Мексике, а тут еще стихийное бедствие. Пашни на метр покрылись пеплом; леса засохли, иссякли ручьи. В деревне, правда, еще живут старики и дети, но взрослое население ушло на работу в другие места. За четыре года вулкан поднялся на высоту около километра над окружающей местностью. Лава разлилась по долине, сметя все на своем пути. От бывшего невдалеке селения осталась только верхушка колокольни, одиноко торчащая среди лавового хаоса.
Поднявшись на лошадях на ближайшую к вулкану гору, видишь его огромный конус, заслоняющий собой полнеба. Чудовище гудит, грохочет, выбрасывая камни и дым на сотни метров вверх. По склонам вулкана стекают языки лавы, обходя гору и вновь сливаясь между собой в долине. Вечером картина становится еще более величественной. Подножье вулкана опоясано светом, как электрическими огнями. Там, где потоки лавы расходятся, огненная масса проглядывает большими светящимися глыбами. Из кратера вылетают раскаленные камни, языки пламени и огненные пары, создавая гигантский фейерверк. От грохота и огня становится страшно. Кажется, что вот-вот вулкан взорвется и расплавленная магма затопит собой все, в том числе и гору, на которой стоят зрители.
К югу от Парикутина, на берегу Тихого океана, находится курорт Акапулько. По-индейски это название означает «Место, где растет тростник». Акапулько вытянулся вдоль бухты, между желтой полосой пляжа и крутыми горами. Здесь жарко и влажно, как в бане: среднегодовая температура воздуха 27°Ц. В связи с организацией курорта за последние десять лет цена на землю поднялась до десятков тысяч пезо за квадратный метр. В роскошных гостиницах останавливаются американские туристы; в лачугах, имеющих иногда только один навес от дождя, ютятся местные жители.
Туристы наводняют Акапулько зимой, когда спадает тропическая жара. Повсюду слышна английская речь. Кажется, что попадаешь в США. «Знатные» иностранцы пренебрежительно относятся к мексиканцам.
Около Акапулько расположено несколько индейских деревушек. Туристы боятся индейцев, и если заходят в деревню, то не в одиночку, а группами.
В Акапулько можно купаться только в бухте. В океане у самого берега стаями ходят акулы. В большой лагуне, отделенной от океана тонкой косой, водятся крокодилы. В бухте целый день не утихают крики чаек и хлопанье крыльев длинноносых пеликанов. У скал бушует сердитый океан.
К юго-востоку от Мехико находятся города Пуэбла и Вера Крус. Они соединены железной дорогой со столицей. Пуэбла до сих пор сохранила свой испанский колониальный колорит в архитектуре, живописи и керамике. На холме, где стоит старый форт, мексиканцы разбили французов 5 мая 1867 года. Каждый год в этот день в Пуэбла проводятся военные игры, изображающие разгром французских интервентов, пытавшихся превратить Мексику в свою колонию.
В Пуэбла я посетил бывший иезуитский женский монастырь святой Моники. Он существовал нелегально 70 лет и был раскрыт мексиканскими властями только в 1935 году. Монастырь спрятан внутри жилого здания. Он состоит из 39 мрачных комнат и келий, сообщающихся между собой потайными дверями и узкими отверстиями, через которые надо ползти на четвереньках. Монашенкам не разрешалось выходить из монастыря. За нарушение этого приказа виновницы подвергались пыткам и умерщвлялись в подземельях. Монастырь превращен сейчас в музей. Экспонатами являются изделия монашенок и орудия пыток. Такие монастыри существуют в Мексике и сейчас. Их кадры пополняются за счет краденых белых детей.
От Пуэбла 330 километров до Вера Крус. Дорога идет вдоль подножья самой высокой горы в Мексике — Орисабы (5 600 м). В хорошую погоду ее снежная вершина видна за 100 километров из Вера Круус.
Вера Крус — самый старый мексиканский город. Он основан испанцами в 1519 году как опорный пункт для завоевания Мексики. В порту на острове Сан-Хуан де Улуа сохранилась испанская крепость, стены и башни которой поднимаются от самой воды. В течение трех столетий испанцы вывозили через Вера Крус серебро, золото и другие богатства страны. Город дважды разрушался интервентами — французами и американцами. В последний раз американские войска оккупировали его в 1914 году. Сейчас это курорт и наиболее крупный порт Мексики. Через него вывозятся в США промышленное сырье и тропические фрукты. К северу от Вера Крус находится нефтяной порт Тампико. Нефть также экспортируется в США.
Здесь, в тропиках, на побережье Мексиканского залива, я сажусь на советский пароход, идущий домой — в Ленинград.

Зона долины Мецкиталь (штат Идальго). Деревенский дом племени отоми, покрытый пальмовыми ветвями и листьями.
Штат Юкатан. Памятник древней туземной архитектуры майя под названием «Кастильо» докортесовской эпохи в Чичен-Итца.
Штат Мичоакан. Костюм племени тафасков для одного из народных танцев.
Штат Пуэбла. Мексиканцы науатланского рода.
Штат Мичоакан. Женщины племени тарасков, исполняющие национальные народные танцы.
Штат Идальго. У племени отоми. Выделка шляп.
Штат Синала. У племени майя. Женщина-гончар.
Штат Пуэбла. Мексиканец из науатланского рода толчет кофе.


Отпечатки на камне

Там, где сейчас простирается так называемое Ставропольское плато, существовало в третичную эпоху древнее Караганское море. Ставропольское плато обрывается к озеру, в которое впадает речушка Вишневая. Она течет по дну прорезанной ею Вишневой балки. Вишневая не только прорезала овраг, но и обнажила отложения древнего моря.
В этих отложениях ученые нашли интересного свидетеля прошлой жизни здешних мест: на небольшом камешке виднелся отчетливый отпечаток крыла насекомого. Научный сотрудник Института палеонтологии Академии наук СССР О. Мартынова отыскала множество таких отпечатков. Осматривая каждый камешек, она заметила на них тоненькие каменные трубочки. После тщательного исследования Мартынова установила, что трубочки служили жилищами насекомым. Маленькие строители приносили на камешек песчинки и крошечные ракушки. Все «кирпичики» этих зданий были строго подобраны по размеру и очертаниям. Насекомое укладывало на камешке строительный материал и скрепляло «кирпичики» секретом, выделяемым из слюнной железы, который застывал на воздухе и цементировал принесенный материал. Среди современных насекомых есть такие же «строители», например многощетинковые черви, так называемые полихеты. Они живут в морях на значительной глубине, где наблюдается повышенная соленость.
Несколько раньше такие ископаемые трубочки были обнаружены во всех миоценовых отложениях на Кавказе. Некоторые ученые предполагали, что они принадлежали червям, обитавшим в древнем Караганском море, которое считали весьма соленым. Сравнивая найденные трубочки с «домиками» современных насекомых, Мартынова пришла к заключению, что они сходны со строениями современных ручейников. Личинки этих насекомых прячутся в трубочках. Снаружи остаются только головка и передние ножки, с помощью которых личинка передвигается.
Современные ручейники воспитывают свое потомство в водоемах с пресной и солоноватой водой. Есть ручейники, личинки которых живут в бухтах морей с низкой соленостью. Продолжая собирать камни с отпечатками, Мартынова окончательно убедилась, что крылышки насекомых принадлежат видам, сходным с современными ручейниками, личинки которых предпочитают малосоленые воды морских бухт. Оставалось решить последний вопрос: как они сюда попали? Такое большое количество насекомых не могло бы тут захорониться, если бы их личинки не выводились в этих местах. Ответ напрашивался сам собой: в том месте, где сейчас по дну Вишневой балки течет речка, в середине третичного периода существовало море или бухта с небольшой глубиной и малой соленостью.
То, что Караганское море было не глубоководным, и раньше знали геологи по его отложениям. Но по поводу его солености шли споры. Тов. Мартынова разрешила этот спорный вопрос.

г. Москва
Г. Р.

Ископаемый отпечаток крыла насекомого, похожего на современный ручейник. (Увеличено.)


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz