каморка папыВлада
журнал Вокруг света 1948-07 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.06.2017, 04:54

скачать журнал

страница следующая ->

ВОКРУГ СВЕТА
1948 № 7 Июль


О ЧЕМ РАССКАЗЫВАЕТ КАРТА

СТО ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ
Энергия малых рек все шире используется в народном хозяйстве нашей страны. В этой пятилетке в одной только Кемеровской области сооружается сто новых колхозных гидроэлектростанций, что даст возможность электрифицировать 165 колхозов, 6 машинно-тракторных станций и 4 совхоза. Электрификация поможет механизировать сельскохозяйственный труд: оборудовать электрические зерносушилки и тока для электромолотьбы. В домах колхозников, в клубах и избах-читальнях загорится «лампочка Ильича».

ДНЕСТРОВСКИЕ ПЛАВНИ
Десятками тысяч гектаров измеряется площадь огромных днестровских плавней. Во время паводка воды Днестра несут большое количество ила. Оседая на плавнях, ил повышает плодородие почв. Нынешней весной колхозники Одессщины повели наступление на плавни; здесь прокладываются новые дороги, создается ирригационная система, закладываются первые гектары виноградников и фруктовых садов. Тракторы корчуют пни, распахивают целинные луга.

БОГАТСТВО БЕЛОВЕЖСКОЙ ПУЩИ
Беловежская пуща (Белорусская ССР) — единственное место на земном шаре, где сохранились в своем естественном местообитании редкие и древние звери — зубры. Немецко-фашистская оккупация нанесла тяжкий ущерб знаменитому заповеднику, но уже летом 1946 года сюда было доставлено пять экземпляров этих редкостных и прекрасных животных. За зубровым стадом ведется тщательное наблюдение, принимаются меры, чтобы не только сохранить, но и размножить исконных обитателей пущи.

„ТУЛЬСКИЕ ЗАСЕКИ"
Научные сотрудники лесного заповедника «Тульские засеки», начиная с 1937 года, систематически проводят работу по аклиматизации южных деревьев. Временно прерванные войной, эти опыты сейчас успешно продолжаются. За десять лет в засеке было посажено более ста видов экзотических растений, в числе их орех маньчжурский, груша уссурийская, бархат амурский, тополь китайский, шелковица белая, дуб красный, скумпия, ирга и др. Работы по аклиматизации южных растений в Тульской области проводит также Крапивенский лесной техникум.

БАМБУК В ЦИНАНДАЛИ
Совхоз Цинандали (Грузия) является обладателем замечательного парка — одного из лучших образцов декоративного паркового искусства. Здесь можно видеть представителей флоры Советского Союза, Китая, Японии, Средиземноморья, — всего в парке представлено до 300 разновидностей деревьев. Под руководством опытного садовода-декоратора ведутся работы по дальнейшему расширению парка. Под небом Кахетии растут бамбук, японская криптометрия, кипарисы.

СЛОЕНЫЙ КАМЕНЬ
В таежных дебрях Восточной Сибири охотником Николаем Федоровым обнаружено богатое месторождение «слоеного камня» — темной слюды флогопита. Флогопит — ценный изоляционный материал. До сих пор единственным месторождением его в СССР считался Слюдянский район Иркутской области. Теперь в месте нового месторождения гремят взрывы подрывников, прокладываются дороги, сооружается рабочий поселок.


ВОКРУГ СВЕТА
1948 №7 Июль
Журнал основан в 1861 году
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ И ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ ЦК ВЛКСМ


На Таймыре.


НА ЗАПОВЕДНЫХ ЗЕМЛЯХ
М. ГРИГОРЬЕВ
Гравюра на дереве В. Федяевской

Охранять и увеличивать естественные богатства страны, изучать природу, чтобы управлять ею, — таковы задачи наших заповедников.
В Советском Союзе существует обширная сеть государственных заповедников. Бесконечно разнообразие животного и растительного мира, пещер, водопадов, озер и всевозможных редких и прекрасных явлений природы, заботливо охраняемых на заповедных землях.
Уже в 1919 году организуется первый в Советской России Астраханский государственный заповедник. 13 сентября 1921 года В. И. Ленин подписал общий декрет об охране памятников природы.
За тридцать лет заповедники у нас выросли и числом и качеством, превратились в учреждения большого хозяйственного и научного значения. Здесь изучают жизнь животных и растений в естественных условиях, ставят опыты, создают научно-исследовательские станции, разрабатывают методы борьбы с вредителями сельского, лесного и охотничье-промыслового хозяйства.
Труд людей, посвятивших себя охране наших природных богатств, их изучению и расширению, полон увлекательной романтики. О некоторых эпизодах из жизни заповедных земель рассказывает эта статья.

Беда настигает внезапно. Глухой удар, и плот резко стал. Только теперь люди, бывшие на плоту, увидели ствол затонувшего дерева. Громадный, в несколько обхватов, едва прикрытый водой, он перегородил реку.
Плот уходил из-под ног. Он то громоздился на ствол, то, подбиваемый волной, погружался в воду. Еще секунда — и люди тоже будут в реке... с гербарием, хлопотливо собранным за лето с таким тяжелым трудом... И это в тот момент, когда они уже почти у цели!
...Путешественники вышли ранней весной, чтобы по льду перебраться через нескончаемые болота. Посреди одного из болот, простиравшегося не менее чем на восемнадцать километров от края до края, они как-то провалились в грязную холодную жижу.
Завалы мертвого леса преграждали путь. Ни троп, ни дорог. Шли по охотничьим затесам на деревьях. Тяжело тащить инструменты, палатку, ружье, боеприпасы. Сухари казались лакомством. Как они радовались, подстрелив однажды одинокую глазастую сову!
Они проходили там, где не ступала еще нога ботаника. Шли по «белому пятну», площадью в десятки тысяч гектаров, и с каждым шагом открывали неведомую науке землю.
Болото сменилось лесом. Путники шли, преодолевая сваленные бурей деревья. Шли на север, мечтая добраться до реки. На север, к Сосьве.
Две недели блужданий в лесу — и вот, наконец, перед ними река. Здесь-то и случилось это досадное, никем не предвиденное происшествие.
...Собака первой бросилась с плота на спасительный ствол дерева. За нею — люди с драгоценной поклажей в руках. Но плот остался недвижим. Громадный сук подпер его снизу и не дал перевернуться.
Через пять дней научные работники К. В. Горновский и его жена Е. В. Дорогостаевская, энтузиасты Кондо-Сосьвенской заповедной земли в Западной Сибири, были на базе.
Закончен труд четырех лет. От ботанического «белого пятна» между Обью и Уральским хребтом не осталось и следа.
Когда-то говорили: эта часть Западно-Сибирской низменности — идеальная равнина.
Оказалось, отнюдь не идеальная. Холмисто-моренный ландшафт. На всем отпечаток ледника.
Говорили: царство ели.
Нет, то была лишь иллюзия путника. Проехал он раз-другой по реке, скользнул взором по берегам, поросшим елью... А за нею — сосна, занимающая 70 процентов площади.
Глаз натуралиста все замечает. Мох воюет с деревом и побеждает его. Расползаются болота, поглощая лес, и лес занимает оборонительную позицию на островках, окруженных трясиной.
Тут и там озера с болотной рудой.
Бескрайный ковер брусники покрывает землю. Здесь тьма первосортных белых грибов. Их некому собирать.
Но что это? Большая яма, окруженная валом, в котором проделан вход. Стоит копнуть — и за слоем глины можно обнаружить слой узорчатых черепков. Стоянка первобытного человека. Вокруг — многочисленные ловчие ямы, имеющие теперь форму воронки. Не то род не то племя зарывалось здесь в землю от зимнего холода. Ямы (их четыре на окружности в 30 километров) — это остатки жилья. Геоботаник Горновский может сообщить археологам о важной для них находке.
Ботаники из заповедной земли на реках Конда и Сосьва борются за лес. Приостановить заболачивание почвы! Заменить малоценные породы леса высокоценными! А для этого надо изучать условия произрастания ценных пород, вести учет кормовых ресурсов Севера.
Но их изыскания двигают не только ботаническую мысль. В природе все связано, и, наблюдая растительность, они ухватывают концы связи ее с животным миром, ставят вопросы взаимосвязи живой и мертвой природы, природы и человека.
Они путешествуют по мало хоженным местам. У них есть карта охотоведа Васильева, не очень точная карта, сделанная от руки, но пока единственная, которой можно верить, карта, созданная в заповедной земле.
*
Загадочными, таинственными кажутся порою заповедные земли тому, кто их видит издали. Но стоит перешагнуть их границы, чтобы узнать, понять, оценить все их значение в жизни страны. От людей из заповедных земель, смелых следопытов науки, веет терпким смоляным запахом, дыханием степных ветров, романтикой, которая для них — будни.
...На одной из шумных московских улиц есть здание с черной блестящей доской:
Главное управление по заповедникам при Совете Министров РСФСР
Здесь научный и административный центр громадной, единственной в мире по величине и размаху заповедной державы: 9 миллионов гектаров ее площадь. Она включает 36 заповедных земель. Их четко очерченные границы простираются от субтропиков до Арктики.
Заповедник «Семь островов», оглашаемый криком гаг, на Баренцовом море и Кавказский, где в горных потоках серебрится форель; Воронежский, где приволье для бобра и благородного оленя, и Кроноцкий на Камчатке, где сотни гейзеров выбрасывают вверх кипящую воду и пасется снежный баран...
Заповедные земли — это земли, которые ограждены от разрушительного воздействия человека. Природа взята под защиту.
Заповедники существуют и в зарубежных странах. Но они создаются там не в интересах народа. Вот что писал Маркс о лесных заповедниках Англии: «Огромные земельные площади, ...необычайно богатые и обширные, изъяты в настоящее время от всякой культурной обработки и посвящены исключительно охотничьей забаве немногих лиц, — забаве, продолжающейся лишь немного дней в году».
Странный заповедник...
Заповедно лишь то, что для немногих. Таков мир капиталиста. У себя дома аристократы старой Англии изволили охотиться на дичь, зато Африку превратили «в заповедное поле охоты на чернокожих...» (Маркс).
Капиталист-хищник грабит природу, грабит общество. Они существуют для него, ради его личного обогащения.
Обогащать природу, обогащая общество, — благородная задача советского человека.
Эту задачу люди нашей страны практически решают также и в заповедных землях, решают так, как не пытаются и не могут решать ни в одной из капиталистических стран.
Почти все заповедные земли созданы у нас после революции. Это участки типичной природы страны, ее ландшафта, растительности и животных. Это музей живой природы неоценимого научного и культурного значения, музей для будущих поколений.
Многим и многим животным и растениям не даст исчезнуть заповедная земля.
Так, Воронежский заповедник впервые в мире разводит бобров в вольере. В 1927 году их было в заповеднике 150, теперь — в десять раз больше.
Зубр — редкий гость на белом свете. Сто голов — вот все, что осталось от него на земном шаре. Теснимый человеком, он уходил в глухомань, в нетревоженные леса. Двухтысячное стадо зубров спасалось в Беловежской пуще. Но расселиться ему было некуда. Зубр голодал. Олени, лани выбивали кормовые площадки, выедали луга.
На Кавказе зубр карабкался в горы, бежал от станиц, полей и скота. Особенно туго приходилось ему зимой.
Только в двух местах жил зубр в России, но там и здесь вымирал.
Так было четверть века назад.
Советские ученые спасли зубра от гибели. Зубра скрещивали с бизоном, а затем — с зубробизоном. Капля бизоньей крови не мешала четвертому поколению быть зубром.
Борьба за зубра (за каждого зубра!) продолжается. Это последовательная борьба за сохранение исчезающих видов крупных лесных зверей.
Зубр может приобрести и хозяйственное значение.
Полтонны мяса, четыре килограмма мягчайшей шерсти, толстую прочную кожу, годную на приводные ремни и упряжь, может дать зубр.
*
Охрана живой природы — это наука. И заповедные земли — гигантская научно-исследовательская лаборатория в бережно оберегаемой, естественно развивающейся природе.
— В заповеднике можно выяснить такие проблемы, которые иначе выяснены быть не могут, — говорил доктор биологических наук В. Я. Частухин с трибуны научной конференции весной 1948 года. Это была первая конференция ботаников заповедных земель.
В. Я. Частухин — специалист по грибам. А людей, компетентных в области грибов, не так-то много!
Изучение грибов на заповедных землях открыло перед ученым замечательные секреты из жизни леса. Если гибнет дуб, если сохнут целые дубравы, что может быть здесь причиной?..
Два года всеохватывающих наблюдений в Воронежском заповеднике — и Частухин ответил на эти вопросы. Он ответил одним словом: опенок!
Окруженный плотным кольцом опенка, дуб «заболевал» и погибал.
Причина высыхания дубрав была найдена. Как же бороться с вредным действием гриба?
С опенком надо воевать при помощи химии. И ботаники лесных заповедников совместно с химиками решают эту задачу.
Замечательны работы ученых в области биологических методов борьбы с вредителями. Личинка овода pachesci magnifica была неизвестна. Ее открыли в Сихотэ-Алинском заповеднике, расположенном на Дальнем Востоке. И не случайно — именно в заповеднике.
Страна уссурийского тигра, медведя, кабана, площадью около двух миллионов гектаров, — сложный комплекс восточно-сибирской природы. Еще недавно вымиравший, тигр властвует на этом участке заповедной земли. Волк уходит с его дороги. Не терпит тигр, когда нарушают покой на участке его охоты.
...Зоолог В. Д. Шамыкин возвращался с обхода. Четверо суток за ним неотступно шел тигр. Человек «нарушил конвенцию». Тигр кружил около, все приближаясь. Шамыкин то и дело палил из ружья, отгоняя надоедливого спутника. Стемнело. До таежной избушки рукой подать, но рядом — горящие глаза зверя. Шамыкин не стал терять времени. Быстро разложил костер. Сердито рявкнув, тигр спрятался во тьме. Так и пришлось ночевать у костра (дело было зимой).
Целые дни Шамыкин в лесу. Утром — завтрак, вечером — одним разом обед и ужин. «Такая у нас привычка», говорит он.
Попалась ему больная азиатская мышь. Десятка два личинок неизвестной мухи впились в ее шкурку (они весили не менее четверти веса мыши). Сначала Шамыкин не задумался над этим. Позднее он стал искать способ уничтожения мышей-вредителей. Он нашел его... в кишечнике медвежонка. Он нашел там кусок мышиной шкурки и личинку неизвестной мухи. «Та самая личинка, которая была на больной мыши!» вспомнил Шамыкин.
Много трудов стоило вывести из личинки муху. Она оказалась оводом pachesci magnifica.
Вот кто будет уничтожать мышей! Так был найден новый биологический метод уничтожения вредителя.
*
Необходимо охранять природу от всех явных и тайных вредителей. Вот почему внимание исследователей приковано к волку и паразиту-грибу, к мыши и жучку-короеду, ко всем, большим и малым, «правонарушителям». Но в природе еще много тайн, и вчерашний вредитель сегодня может оказаться не только вредным, но и полезным.
В руках старшего научного сотрудника 3. В. Ломакиной деревянный ящичек. Внутри его несколько рядов булавок. Мал-мала меньше сидят на них жуки-короеды. На каждой булавке — ярлычки. Микроскопические, но четкие буковки. Это фамилии тех, кто нашел жучка, фамилии специалистов, определивших его вид, и «фамилии»... самих жучков. Сколько труда в этом ящичке, умещающемся на ладони.
Ломакина объездила Северный Кавказ, Крым, Урал.
Она называет себя охотником за насекомыми («конечно, без ружья», добавляет она). И Ломакина — заправский охотник.
Работает она над большой темой: «Насекомые древесных пород».
Учебники в один голос утверждают: серый сосновый усач — вредитель лесов. Ломакина изучила поведение «вредителя». Оказалось, он больше полезен, чем вреден. Да, личинка усача поедает древесину, но она же поедает и грозного врага деревьев — большого соснового лубоеда, поедает его в отдельных случаях начисто. Так поставлена проблема полезности вредных насекомых.
Охранять природу — это значит и обогащать ее. Ученые выращивают редкого промыслового зверя: соболя, пятнистого оленя, выдру, куницу и десятки других.
Соболь исчезал в Западной Сибири. Теперь ему тесно в границах Кондо-Сосьвенской заповедной земли, и он заселяет край. Впервые завезенная в заповедник водяная крыса «ондатра» — чужеземец — стала в здешних местах обычным промысловым зверем.
*
Казалось бы, ничем не примечательно это небольшое подмосковное озеро. Сколько таких! Но прочтите заметку в стенгазете Управления Московского заповедника:
«Озерная станция
Недавно у нас родилось новое научное учреждение — Озерная станция на Глубоком озере. Помимо своих замечательных природных особенностей, озеро имеет большую культурную ценность, так как на нем в 1894 году была основана первая русская гидробиологическая станция.
С этой станцией связан ряд выдающихся страниц в развитии нашей отечественной науки об озерах. Вот уже более полустолетия на Глубоком озере ведется научно-исследовательская работа несколькими поколениями русских озероведов», так пишет начальник Озерной станции, доктор географических наук Л. Л. Россолимо.
Идут биологические и метеорологические наблюдения, наблюдения над уровнем воды, ее температурой, ледовым режимом озера.
Озерная станция была разгромлена оккупантами. Теперь она восстановлена.
В свое время Россолимо вел исследования на озере Белом близ села Косино. Он дал прогноз температурных условий в будущих водохранилищах канала имени Москвы, и это было широко использовано при их сооружении.
«Как жалко, что у нас только одно такое озеро», говорили тогда инженеры, строители канала.
Профессор Россолимо знает: таких озерных станций будет больше.
*
В будущее смотрят люди заповедных земель.
Снова подумывает А. В. Михеев о массовом кольцевании птиц.
Кольцевание — один из незаменимых способов изучения жизни природы.
Весной того года, когда грянула война, Михеев был в низовьях Енисея. Впервые окольцевал он больше полутысячи гусей. Куда полетели гуси, что с ними сталось, неизвестно. Дела были поважнее.
Снова поедет Михеев на Енисей. Поскачут вокруг озера оленьи тройки, взад и вперед, одна — справа, другая — слеза, чтобы не дать гусиному стаду выскочить на берег. Хоть не может летать гусь (весной теряет перья), но прорвется — поминай как звали. Выедут на лодках, подожмут гуся к берегу, где расставлена сетка, загонят туда и выпустят на волю с кольцом на ноге: носи до самой смерти!
О том, куда и Далеко ли летают птицы, о их жизни, нравах и обычаях расскажет кольцо.
Большая и привлекательная идея живет в заповедных землях. Вдохновенно говорит о ней один из инициаторов и старейший руководитель работы в заповедниках Василий Никитыч Макаров:
— В интересах науки и культуры, для правильного, научно обоснованного построения народного хозяйства необходимо сохранение типичных образцов нашей родной природы с ее разнообразным растительным и животным миром.
Надо сохранить живые эталоны природы, по которым мы можем проверять, как воздействуют на природу дела и труд человека.

Мордовский заповедник. Озеро Печорка.
Кавказский заповедник. Зубр.
Воронежский заповедник. Игра бобров.
Вредители леса — опёнки.
Кавказский заповедник. Серны на вершинах гор, покрытых снегом.
Ботаники изучают луга заповедника. Окончив работу, они снимут палатку и двинутся дальше.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz