каморка папыВлада - журнал Советский экран 1973-24 текст-1
каморка папыВлада
журнал Советский экран 1973-24 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.02.2017, 07:43

скачать журнал

страница следующая ->

СОВЕТСКИЙ ЭКРАН
24

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРАВДА». МОСКВА 1973


СОВЕТСКИЙ ЭКРАН
КРИТИКО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ ЖУРНАЛ
ОРГАН ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР ПО КИНЕМАТОГРАФИИ И СОЮЗА КИНЕМАТОГРАФИСТОВ СССР
ОСНОВАН В 1925 ГОДУ
ВЫХОДИТ ДВА РАЗА В МЕСЯЦ
№ 24 декабрь 1973

© «Советский экран» 1973 г.


маршрутами 9-ой пятилетки

В ОБЪЕКТИВЕ - КамАЗ

Первый символический камень на месте строительства Камского комплекса заводов по производству большегрузных автомобилей был заложен 29 июня 1969 года.
Лишь кинолетопись абсолютно точно и навсегда сохранила для нашего и будущего поколений эпизод закладки: автомобильный кран плавно опускает в вырытую траншею бетонный блок, на котором написано: «Здесь будет построен Камский автомобильный батыр».
До этого события были и другие. Мы можем увидеть на экране, как во вьюжной степи нижнего Прикамья ведутся геологические съемки местности, готовятся данные для проектировщиков и строителей. И все это благодаря важному и нужному труду казанских кинодокументалистов.
Двенадцать лет существует организованная при активном участии ее нынешнего директора Анатолия Николаевича Краева Казанская студия кинохроники. Многое сделал ее коллектив за эти годы в создании кинолетописи Татарии. Но сегодня главная его работа — кинонаблюдение за Камским автомобильным заводом, за рождением города юности Набережные Челны.
Когда стало известно, что на месте строительства КамАЗа будут закладывать первый камень, казанские документалисты сделали все возможное, чтобы в абсолютно переполненный, идущий на Челны самолет ухитриться посадить оператора Виталия Меркулова, который и запечатлел это событие. А в январе 70-го были сделаны киножурнал «На Волге широкой» и выпуск «КамАЗ начинается».
Во второй половине того же года казанцы открыли в Челнах свой корреспондентский пункт во главе с оператором Вилем Алабердиным, проработавшим тут два года. К нему на помощь выезжали операторы Валентин Кузьмин, который снимал и до сих пор снимает сюжеты для «Новостей дня», и Евгений Афанасьев.
Кроме уже названных киножурналов, казанские кинодокументалисты сделали здесь фильмы «Батыр строится» (режиссер Дмитрий Дальский), «Мы строим КамАЗ», «Сегодня и ежедневно», «100 дней до пуска» (режиссер Харис Фахрутдинов), отсняли киножурнал «Высокая нота», отмеченный призом на Всесоюзном фестивале фильмов о молодежи, который проводился в Свердловске.
...«Высокая нота» — это рассказ монтажника Бориса Леонтьева о Володе Полякове, три года назад пришедшем на стройку симпатичном белорусском парне, и Сергее Елистратове — новичке-монтажнике, делающем первые шаги по балкам металлического каркаса одного из промышленных корпусов КамАЗа. Трудно, очень трудно так вот сразу взобраться на многометровую высоту и пройти по металлоконструкциям к своему рабочему месту — туда, где ты сейчас должен соединить две многотонные металлические махины. И без бывалых монтажников, без их совета и внимательного глаза тут никак не обойтись.
Зритель наблюдает за работой монтажников, и ему ясно, что доведение членов бригады не наиграно и не отрепетировано, а заснято так, как это бывает на самом деле в жизни, когда у новичка «трясутся поджилки», когда ему так необходима помощь товарища...
Сейчас Набережные Челны — это город с населением в сто шестьдесят тысяч. Тут есть и многоэтажные комфортабельные здания, и современные кинотеатры, и универсамы, прекрасные детские сады и общеобразовательные школы, подземные переходы и красиво оформленные проспекты. Триста тысяч квадратных метров жилой площади в год — таковы ныне ступени роста молодого города.
Первенец КамАЗа — ремонтно-инструментальный завод уже действует. Это великолепное предприятие будущего. Тут все радует приятными тонами красок, внутренние перегородки цехов сделаны из легкого и очень красивого профилированного дюраля, полы вымощены звукопоглощающей деревянной шашкой, станки работают почти бесшумно. Во всех помещениях РИЗа (так сокращенно именуют этот завод) кондиционированный воздух.
В недалеком будущем дизельные силачи начнут «челночные перевозки» промышленной и сельскохозяйственной продукции в разные концы страны. А пока на КамАЗе и вокруг него сооружается то, что нужно для жизни и работы многотысячной армии автомобилестроителей, для жизни и работы интересной, красивой. А когда все это будет сделано, годы трудовой вахты строителей и монтажников станут историей. Эту историю и запечатлевают сегодня кинодокументалисты Казани, Москвы, Ленинграда.
Ленинградская студия документальных фильмов и Казанская студия кинохроники работают сейчас над совместной постановкой полнометражной широкоэкранной картины под условным названием «Живи, КамАЗ». Сценарий для нее написали москвич Александр Шлепянов и ленинградский журналист Михаил Серебренников. Ставит фильм режиссер Лев Черенцов, снимает оператор Юрий Александров.
«Живи, КамАЗ» — это показ одного дня стройки через производство, быт, культуру, личную жизнь строителей и монтажников, только что прибывших новичков и знатных бригадиров. Стройка — самостоятельное действующее лицо, с которым неразрывно связаны судьбы ее создателей. И потому не случайно кадры о сооружении Камского автогиганта намечено чередовать с историческими кадрами строительства легендарной Магнитки.
Главная работа — поиск и отбор будущих героев фильма — ведется сегодня.
Героями картины могут быть известные всей стране бригадиры Вазых Мавликов и Раис Салахов, Николай Шемякин и Александр Слободенюк, Нигматулла Абдуллин и Умат-Гирей Наурбиев. Особенное место займет молодежь из отряда имени 50-летия СССР, где работают сегодня представители многих национальностей нашей страны.
— В этом отряде,— говорит режиссер фильма Лев Сергеевич Черенцов,— есть замечательные ребята. В наши дни слово «романтика», на мой взгляд, несколько утратило свое первородное значение. Но именно здесь, на КамАЗе, я вновь по-настоящему почувствовал его. Ну что, кроме идущей от самого сердца романтики, руководило действиями семнадцатилетней Тани Тищенко? Таня приехала на КамАЗ, окончила здесь учебный комбинат и теперь работает маляром на литейном заводе. Мы постоянно наблюдаем за этой «девушкой с характером», и она, безусловно, станет одной из героинь нашего фильма.
О каждом из названных и тысячах не названных тут строителей можно писать очерки и книги. Пока же речь о кинолетописи.
Казанские документалисты уже отсняли около 60 километров кинопленки. Но дело вовсе не в цифрах. Главное — в показе человека труда, его становления. Кинокамера рассказывает об этом интересно, увлеченно, страстно.
Одна из последних работ казанцев — фильм «Дорога тепла». Он о строителях теплотрассы, идущей от теплоэлектроцентрали к промышленным корпусам, о выполнении задачи строителей в третьем, решающем году пятилетки.
...Пройдут годы. Пройдут десятилетия. Из ворот автомобильного богатыря на Каме ежегодно станут выходить сотни тысяч большегрузных «КамАЗов», а в родившемся в девятой пятилетке городе Набережные Челны будут счастливо жить сотни тысяч потомков тех, кто трудится сегодня. И если будущие жители Челнов и других городов нашей страны захотят посмотреть легендарные кинокадры сегодняшних дней, они всегда смогут найти их в фильмотеках.
И этим они будут обязаны кинодокументалистам, летописцам истории, сотворенной строителями.
И. Воронцов
Набережные Челны

«Наши отцы строили Магнитку, а мы строим КамАЗ!» — лозунг новоселов города юности Набережные Челны.
Их средний возраст — 23 года.
И их сегодня — 80 тысяч.
Кадры фоторепортажа рассказывают о первостроителях КамАЗа.
А последний кадр — о верных летописцах стройки — кинодокументалистах.
Операторы, как и строители, работают в любую погоду...
Казанские хроникеры на съемке.
Репортаж в фотографиях вел Сергей Ветров


критический дневник

ЗАЧЕМ ПРИЛЕТАЮТ ЛЕБЕДИ

Красиво показано купание лошадей. Добрая киргизская бабушка посылает яблоки сыну-джигиту в горы. И мальчик, конечно, тоже будущий джигит, отвозит яблоки и встречает старика с охотничьим соколом на руке. Скорее всего, именно этот мальчик Мукай и окажется главным героем фильма: наблюдая за жизнью, он будет расти, набираться мужества и в результате зашагает навстречу солнцу. Ну, что же, в уме готовы слова, которым в таких случаях положено быть наготове: «чистота интонации», «романтическое мироощущение», «благотворное влияние поэтики Чингиза Айтматова»... А если, например, герои скачут на верблюде, но экран долго не показывает, куда и зачем скачут, лишь бешено мелькают крупные планы, то так надо, думаем мы, потому что стилистика такая. Фильм поэтический, сделан в Средней Азии. Значит, должно быть движение, состязание, неприступные вершины Тянь-Шаня, хруст раскусываемого яблока, конское ржанье, врывающееся в степенную беседу гостя и хозяина у юрты; и должно быть отчетливо воспроизведено, как громко, жадно глотают кумыс, как льется он в пересохшее горло... Все это слишком знакомо по другим картинам, и поэтому кажется, что фильм «Сюда прилетают лебеди» не сулит нам никаких особенных открытий.
Но это — заблуждение, вызванное, быть может, несколько демонстративной неторопливостью, с которой развивается действие. На самом деле неторопливость, отсутствие сюжетной определенности необходимы авторам фильма, чтобы подчеркнуть свой интерес к внутреннему миру героев, к их повседневной жизни. Причем сценаристы К. Омуркулов и О. Султанов не притворяются, что заняты открытием истины. Та истина, которую постигает мальчик Мукай, естественна, унаследована им от предков и не требует мучительных поисков — мальчик воспитан в почтении к традициям. Мурат Мамбетов играет своего Мукая с энтузиазмом и даже трогательно.
Что же касается других героев, то национальная специфика их характеров как бы прочувствована изнутри и преподнесена без малейшей игры в экзотику.
Режиссер Ю. Борецкий открещивается от экзотики с замечательной настойчивостью и юмором. Иронически, хотя, впрочем, довольно безобидно, он выводит туристов: толпа высыпает из автобуса, чтобы посмотреть на лошадей в бинокль. При этом туристы не знают, что эти бедные животные уже отслужили свое, не знают, зачем их загоняют на баржу, а те, кто смотрит фильм, знают, то есть как бы уже перестали быть «туристами», не одну только «прелесть» видят.
Однако же эта ирония в адрес неправдивой «видовой» эстетики вряд ли была бы уместна в художественном произведении, если бы не стояла за ней спокойная философская мысль о подлинных человеческих ценностях и о человеческих контактах.
Сразу же после сцены с туристами, единственной обнаженно-символической сцены, в фильм врываются на мотоциклах веселые городские ребята: парень и девушка, Сёма и Шуру. Они привозят с собой транзисторную музыку и вызывают восхищение Мукая и бабушки Чон-апа. Теперь до самого конца кадр остается очень просторным; действие происходит на диком, пустынном пляже, и, кроме этих четырех персонажей, больше уже никто не появляется. Все четверо много смеются — неизвестно, над чем, но так, что легко на душе. Наблюдают закат, устраивают заплывы и придумывают еще много такого, что по отдельности не запоминается, но остается в памяти как свободная, наполненная жизнь.
Между тем все это связано с предыдущей жизнью Мукая и с той первой, несколько затянутой половиной фильма. Эта связь впрямую неуловима, но крепка тем, что один эпизод сопоставлен с другим внутренне, не столько в сюжетном, сколько в нравственном отношении.
Вот, например, Мукай говорит: «Сюда прилетают лебеди»,— но не восхищается ими. Не странно ли это? Ведь Мукай был показан как мальчик чувствительный, темпераментный, даже несколько восторженный. Почему бы и сейчас ему не восхититься?! Но тут всплывает в памяти начало фильма, когда Мукай говорит, что ему никогда не придется тосковать по родной земле, потому что он всегда будет жить там, где родился. И только теперь становится ясен весь смысл этой фразы. Дело в том, что восхищаться красотой лебедей Мукаю и в самом деле незачем. Это значило бы восхищаться самим собой. Красоту своего мира он воспринимает как должное.
А вот когда мотоциклист Сёма (злым оказался этот парень) убивает лебедя, убивает с такими же весельем и бесшабашностью, с какими они все тут жили, тогда Мукай готов драться. Он бросается на Сёму, не раздумывая, как будто бы тот в него самого выстрелил. Но в этом поступке нет ничего удивительного. Это означает, что Мукай защищает истину, которая хотя и всем известна (даже Сёме, наверное), но не всем, к сожалению, необходима. Мукай не прощает этого человека. Он сухо провожает его, пришельца, которому бессмысленно растолковывать то, что ему, Мукаю, и бабушке Чон-апа, и Зейне, и Сабырбеку, и чабану Дуване с рождения понятно. И когда так унизительно, так бесславно изгоняется посторонний, а мальчик и бабушка, любящие друг друга, серьезные, молчаливые, удаляются в противоположную сторону, и плывет панорама по озеру Иссык-Куль, по стае лебедей, по вершинам Тянь-Шаня, уже не думаешь о том, что все это не впервые увидено. И только немного досадно: надо было довериться этому фильму с самого начала...
В. Семеновский

• СЮДА ПРИЛЕТАЮТ ЛЕБЕДИ
«КИРГИЗФИЛЬМ»
Сценарий К. Омуркулова, О. Султанова
Постановка Ю. Борецкого
Главные операторы М. Мусаев, К. Абдыкулов
Главный художник С. Ишенов
Композитор Б. Маиеев
Сабырбек (О. Кутманалиев), Мукай (Мурат Мамбетов)

НЕ ОТСТУПАТЬСЯ ОТ ЛИЦА

Евгений СИМОНОВ, народный артист РСФСР
Создание кинофильмов, посвященных творчеству артистов театра,— благороднейшая традиция нашего советского кинематографа. И вот на экраны вышел научно-популярный кинофильм «Михаил Царев».
Мы знаем актеров, целиком посвятивших себя кинематографу. Михаил Царев — актер Театра — Театра с большой буквы. Он действует на сцене, используя в своей палитре все средства воздействия именно театрального искусства. Теперь, когда некоторые артисты отрицают звучание слова, не придают значения дикции, игнорируют понятие выразительной пластики и скульптурно завершенного жеста, считают, что хорошо звучащий голос — это анахронизм, Михаил Царев со свойственным ему темпераментом утверждает со сцены Малого театра и красоту русской речи и пластическое совершенство. Утверждает то, что с прошлого века является традицией Малого театра и что так успешно развивали и развивают мастера Малого театра сегодняшнего дня.
Фильм «Михаил Царев» вышел на экраны в канун двух юбилеев: 150-летия Малого театра и 70-летия самого Михаила Ивановича Царева, артиста и директора старейшего русского театрального коллектива. Авторы фильма вложили в эту работу много души и отнеслись к своему труду в высшей степени творчески. Фильм раскрывает перед широкими кругами зрителей культуру и традиции артистического искусства Малого театра. Режиссер Я. Уринов и оператор Н. Петросов создают выразительные кадры, часто используя крупные планы, «помогая» артисту Цареву глубоко и тонко раскрыть исполняемые им образы.
Я знаю немало случаев в истории советского кинематографа, когда артисты театра, привыкшие к большой сценической площадке, к яркому свету прожекторов и к зрительному залу, переполненному публикой, так и не смогли перестроиться для встречи с кинообъективом. Да и сейчас, когда по телевидению показывают спектакли театра, снятые как фильм-спектакль, мы часто с грустью констатируем, что игра тех же самых артистов, в той же самой пьесе, почти в тех же мизансценах, но не с телеэкрана, а на сцене театра была значительно интересней и производила на нас гораздо большее впечатление.
Не скрою, когда я шел смотреть фильм о Михаиле Ивановиче Цареве, я, будучи поклонником его как артиста театра, тревожился и волновался, как прозвучит искусство театрального артиста с экрана. К моей большой радости, в фильме слияние искусства театра и искусства кино произошло естественно. Я уверен, что Царев, как тонкий мастер и художник, обладающий огромным опытом, учел специфику кинематографа и что-то изменил в духовном, внутреннем решении образов, внес коррективы во внешнюю манеру поведения.
Авторы фильма решили начать свое киноповествование с образа Фамусова, созданного Царевым в последней редакции «Горя от ума» на сцене Малого театра. Мне посчастливилось быть постановщиком этого спектакля, и я имел возможность наблюдать весь процесс работы актера над сложнейшей пьесой. Вся жизнь Михаила Царева связана с бессмертной комедией Грибоедова. В молодые годы он играл Чацкого в знаменитом мейерхольдовском спектакле «Горе уму». Придя в Малый театр, он снова встретился с этой великой пьесой. В истории русского театра уже давно сложилась традиция, когда исполнитель роли Чацкого со временем переходит на роль Фамусова. Эта традиция коснулась и Михаила Царева. Он повидал на своем веку многих исполнителей роли Фамусова, но в его творческом сознании родилось новое видение характера.
Думаю, здесь произошел случай, когда актер ждал спектакля, когда артистическая идея образа созрела задолго до начала репетиций. Создавая образ своего Фамусова, Царев творчески спорил с прежними исполнителями этой роли на сцене Малого театра. Именно этот полемический задор и привел к тому, что Михаил Иванович сыграл Фамусова чрезвычайно самостоятельно и самобытно...
Мне хочется отметить верный отбор материала и динамику развития сюжета.
С большим интересом просмотрел я кадры из комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты», где Михаил Царев играет Глумова. Сегодня, когда на сцене двух московских театров — МХАТа и Вахтанговского — с успехом идет эта комедия, и москвичи имеют возможность увидеть в роли Глумова двух талантливых артистов «среднего поколения» — Олега Стриженова во МХАТе и Юрия Яковлева в Театре имени Евг. Вахтангова, появление на экране Царева в роли Глумова приобретает особый интерес. Царев играет рафинированного, изящного, внешне в высшей степени благопристойного молодого человека. Интересно, что уже по короткому отрывку можно представить себе замысел целой роли.
Выступая с экрана и обращаясь к зрителю, Михаил Царев говорит, что с юных лет его увлекала роль Арбенина. Конечно, Михаил Царев прекрасно помнит мейерхольдовский «Маскарад» с Юрьевым в центральной роли. И я думаю, что в своей работе он развивает традицию романтического и одухотворенного исполнения роли лермонтовского героя. Темперамент создателя «Демона» Михаила Юрьевича Лермонтова сквозит в строках «Маскарада». И Царев в этой роли уловил стихию лермонтовского слова...
Последняя работа Царева в Малом театре — роль Маттиаса Клаузена в пьесе Г. Гауптмана «Перед заходом солнца». В фильм, посвященный Цареву, включена драматическая кульминация спектакля.
Создатели фильма органично и естественно перенесли сложное театральное действие на экран. В истории советского театра в роли Маттиаса Клаузена выступали многие превосходные исполнители. На сцене Вахтанговского театра в «Перед заходом солнца» играли Алексей Дикий и Михаил Астангов. Не так давно мы были свидетелями артистического шедевра Николая Симонова, выступившего в этой же роли на сцене Ленинградского академического театра драмы имени А. С. Пушкина. Михаил Царев смело выносит на суд зрителей свое понимание сложного характера Маттиаса Клаузена. Царев мог пойти несколькими путями. Путем романтического решения образа. Можно было перевести весь спектакль в строго интеллектуальный план. Роль настолько многогранна, что в отдельном исполнении Маттиас Клаузен может быть похож на Бетховена с его суровостью и масштабностью. Другие исполнители могут открыть в образе Маттиаса Клаузена черты Дон Кихота... Царев избрал еще не изведанный путь. Он играет удивительно просто, задушевно и естественно. Целый ряд своих актерских качеств, которые он, казалось бы, мог использовать именно в этой роли, Царев отбрасывает, как неподходящие, ненужные и ищет свежие краски. Глядя на Царева в роли Маттиаса Клаузена, я невольно вспомнил стихотворение Пастернака:

«Быть знаменитым некрасиво.
Не это поднимает ввысь.
Не надо заводить архивы,
Над рукописями трястись.
........................
И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица
Но быть живым, живым, и только,
Живым, и только до конца».

• МИХАИЛ ЦАРЕВ
ЦЕНТРАЛЬНАЯ СТУДИЯ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫХ ФИЛЬМОВ
Авторы сценария Я. Уринов, А. Филимонов
Режиссер Я. Уринов
Оператор Н. Петросов

Маттиас Клаузен (спектакль «Перед заходом солнца»). В роли Инкен — Я. Вилькина
Вожак (спектакль «Оптимистическая трагедия»)
Чацкий (спектакль «Горе от ума», 1938 г.)


ХРОНИКА

Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР, рассмотрев предложение Комитета по Ленинским и Государственным премиям СССР в области литературы, искусства и архитектуры, постановили присудить Государственные премии 1973 года:
авторам художественного фильма «Невестка» производства киностудии «Туркменфильм» режиссеру Ходжакули НАРЛИЕВУ, оператору Анатолию ИВАНОВУ, художнику Аннамамеду ХОДЖАНИЯЗОВУ, артистам Мае-Гозель АЙМЕДОВОЙ и Ходжану ОВЕЗГЕЛЕНОВУ,
авторам документального телевизионного фильма «Зима и весна сорок пятого» производства творческого объединения «Экран» Государственного комитета Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию сценаристке Стелле ЖДАНОВОЙ и режиссеру Джемме ФИРСОВОЙ (МИКОШЕ).
(Об этих фильмах мы писали в №№ 10—1972 г., 16—1973 г.— Ред.)
Поздравляем лауреатов Государственной премии СССР!

«МИЛЛИОН ПУДОВ ЗЕРНА — ГОСУДАРСТВУ» — такое обязательство взяли на себя в этом году труженики Украины. Фильм «Большой хлеб», созданный на Украинской студии хроникально-документальных фильмов, рассказывает о том, как были выполнены эти социалистические обязательства. В своей речи на торжественном заседании в Киеве, которое было посвящено вручению УССР ордена Дружбы народов, Генеральный секретарь ЦК КПСС тов. Л. И. Брежнев высоко оценил труд украинских хлеборобов. Авторы сценария А. Фернандес, А. Повница, режиссеры Р. Нахманович, А. Фернандес, операторы А. Лесовой, Ю. Стаховский, автор дикторского текста В. Кузнецов.

НЕДЕЛЯ МИРА, посвященная Всемирному конгрессу миролюбивых сил, прошла в Ленинграде. В программу Недели вошло проведение кинофестиваля, который открылся премьерой фильма «Это сладкое слово — свобода!».

В ТАЛЛИНСКОМ ПОЛИТЕХНИЧЕСКОМ ИНСТИТУТЕ много лет успешно работает молодежный киноклуб. Здесь постоянно проводятся дискуссии по новым фильмам, встречи с кинематографистами, читаются лекции по истории кино. За активную общественную работу Президиум Верховного Совета Эстонской ССР наградил руководителя киноклуба профессора Георгия Константиновича Гольста Почетной грамотой.

В ГДР, в берлинском кинотеатре «Космос», фильмом «Это сладкое слово — свобода!» открылся кинофестиваль советских фильмов, в программу которого вошли также ленты «Любить человека», «Монолог», «Человек на своем месте» и другие.
На встречах со зрителями советские кинематографисты рассказали о своих последних работах.

НА «УЗБЕКФИЛЬМЕ» закончены съемки трехсерийного фильма «Чинара» по мотивам одноименного романа А. Мухтара. Автор сценария Д. Холендро, режиссер З. Сабитов. В центре повествования — рассказ о нескольких поколениях семьи Ачила-бобо. Через судьбы ее представителей фильм показывает огромные изменения, происшедшие в Узбекистане за годы Советской власти. В ролях X. Натыпов, С. Норбаева, С. Исаева, А. Ганиев. Оператор Л. Травицкий.
Герои еще одной снимающейся на «Узбекфильме» картины, «Не ходи по обочине»,— журналисты многотиражной газеты. Сценаристы Т. Пулатов и М. Хакимов, режиссер X. Файзиев рисуют обобщенный портрет нашего современника — человека целеустремленного, активного, отзывчивого на добро и непримиримого к злу. Оператор А. Исмаилов. Обе ленты сделаны по заказу Центрального телевидения.

ДРАМАТУРГ Л. ЗОРИН закончил для студии «Ленфильм» сценарий цветного широкоэкранного фильма «Подвал». Картина воскрешает героические дни Великой Отечественной войны, когда во время блокады Ленинграда сотрудники Эрмитажа, оставшиеся в осажденном врагом городе, спасли от гибели драгоценные экспонаты — сокровища мировой культуры.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz