каморка папыВлада
журнал Советская женщина 1945-01 текст-9
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.11.2017, 17:00

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

ФАМИЛЬНОЕ СХОДСТВО
ЕЛЕНА ЗЛАТОВА

ОДНИМ ранним утром по Советской стране раздался голос, который все узнали с первого слова.
Начало речи было волнующим:
«Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!»
Это было 3 июля 1941 года.
Это говорил Сталин.
«Сёстры» — так назвал он советских женщин.
Обращение вождя, полное доверия, запало в душу многим советским женщинам, прибавило им решимости и сил. С честью вынести все тяготы войны, оправдать доверие Сталина — вот о чём думали советские патриотки ранним утром 3 июля.
Теперь мы можем сказать: советские женщины вынесли на своих плечах во время войны тяжёлое бремя. Вместе со всем народом они шли к единой цели — к победе своей родины. Они шли различными путями, каждая по-своему. И всё же в чём-то неуловимом они были похожи друг на друга, как бывают похожи сёстры, люди одной семьи.
Это неуловимое сходство становится ярче и заметней в образах героических женщин и девушек нашей страны.
Запомнить, запечатлеть и передать современникам эти образы — одна из самых почётных задач, какие ставила когда-либо жизнь перед художниками.
Василий Гроссман и Константин Симонов, Ванда Василевская и Маргарита Алигер, старые мастера слова Алексей Толстой и Константин Тренёв, молодые поэтессы Ольга Бергольц и Галина Николаева — все они создали незабываемые образы женщин — героинь нашего времени, и многие из них стали близки и дороги нам.
Вот героиня рассказа Вадима Кожевникова «Март-апрель» — радистка Михайлова, десантница, выполняющая опаснейшее задание в тылу врага. В мирное время это была девушка, не знавшая никаких лишений, единственная дочка заботливых родителей. Теперь мы видим её на войне, далеко за линией фронта. Ослабевшая от голода, от двухмесячных скитаний и одиночества, она ползёт по болоту, грязная, мокрая. У неё повреждена нога, но свои последние силы она тратит не на спасение жизни, а на выполнение долга. Её сигналы должны вызвать на немецкий аэродром наших бомбардировщиков. Немецкие самолёты взорвутся и запылают под ударами наших бомб. Эти же бомбы почти наверняка накроют и рацию Михайловой. Но девушка не думает о величии своего подвига. «Может быть, я храбрая?» — несмело догадывается она.
Эта непритворная скромность роднит Михайлову с Шурой Беляевой из повести Георгия Березко «Командир дивизии». Шура относится к своим боевым товарищам с чувством, близким к преклонению. «Все они были превосходными, сильными, верными, милыми товарищами... Они были разными: суровыми, неразговорчивыми, общительными, шумливыми, чаше — озабоченными, но их делали похожими друг на друга воинская доблесть и высокие человеческие добродетели. Всех их объединяло фамильное сходство героев. Быть может, оно распространялось и на неё, Шуру Беляеву, ибо она находилась среди них».
Эта скромность, не позволяющая задумываться о себе, самозабвенная преданность рождают подвиг, подобный подвигу Александра Матросова. Шура показывает товарищам дорогу к окружённому батальону. Накануне она благополучно прошла по этой дороге, но сейчас немецкий пулемёт преграждает движение отряда. Шура в отчаянии: спасение окружённого батальона зависит от того, придёт или не придёт подмога. Всякая попытка приблизиться к пулемёту или проползти мимо приводит только к потерям. Один за другим гибнут несколько бойцов. «Её скорбь и отчаяние стали почти физическим страданием её тела... Шура не подумала ясно о том, что ей надо помочь расстреливаемым товарищам, но это стало призывом и требованием всего её существа...»
Шура бросается на пулемёт и ценою своей жизни спасает товарищей.
В этом эпизоде автору удалось точно и убедительно раскрыть психологию подвига, совершаемого женщиной. Оттенок чего-то материнского в любви Шуры к боевым друзьям и в её самопожертвовании окрашивает чисто женским обаянием облик героини, хотя в то же время поступок Шуры — это подвиг воина, бойца.
Но есть и другой героизм, более продуманный и спокойный, сознательный: человек, всю жизнь подготовляя себя к подвигу, смело идёт навстречу опасности. Такою, в точном соответствии с биографическими данными, рисует в поэме «Зоя» Маргарита Алигер Зою Космодемьянскую.
Поэтесса ведёт повествование о детских годах Зои, показывая, как постепенно складывался и оттачивался кристально чистый, прямой и неподкупно правдивый характер.
Зоя выбирает своим жизненным девизом правду. Правдивый человек не всегда приятен в общении: правда чаще сурова, чем ласкова, и недаром говорится, что «правда глаза колет». Куда легче быть снисходительным и «удобным» человеком. Но Зоя лишена этой «удобной снисходительности».
Когда перед Зоей возникает вопрос «Кем ты хочешь быть?»,— в сердце девушки вскипает одно заветное, большое желание:
«Силой сердца, воли и ума
Людям открывать всё то, что знаешь
И во что ты веруешь сама».
Вдохновлённая с юности этим благородным призванием, Зоя могла стать трибуном, писателем, актрисой... Но она стала партизанкой, Героем Советского Союза, и единственная всенародная речь, произнесённая ею, состояла из нескольких слов, брошенных с эшафота в последние, предсмертные минуты:
«— Граждане,
не стойте,
не смотрите!..
(Я живая, голос мой звучит.)
— Убивайте их, травите, жгите...
Я умру, но правда победит!
Родина!.. —
(Слова звучат, как будто
Это вовсе не в последний раз.)
— Всех не перевешать,
много нас!
Миллионы нас...»
Палач вышиб ящик из-под ног Зои, и голос её умолк навсегда. Но таковы были сила и правда этих слов, подкреплённых кровью, муками, смертью, что они громовым эхом отдались во всех уголках нашей родины, ведя людей на бой, вдохновляя на труд, просветляя и возвышая душу.
Как отзвук этого пламенного призыва, в далёком южном городке Краснодоне прозвучала клятва подпольщиков «Молодой гвардии».
Такие же самоотверженные, как Зоя, юноши и девушки Краснодона вступали на опасный путь подпольной борьбы с врагом. Они глядят на нас со страниц нового романа Александра Фадеева «Молодая Гвардия», и среди них навсегда запомнится нам серьёзная, замкнутая, глубоко понимающая жизнь девушка Уля Громова, которой её подружка говорит: «Ты необыкновенный человек на свете, да, да, в тебе есть что-то сильное, большое, ты всё можешь. И правду говорит моя мама — бог дал тебе крылья».
Книга о краснодонцах ещё не дописана, но мы знаем судьбу её героев,— это наши современники, всем памятны их славные имена. Спасти их от гибели — не во власти автора. И всё же их образы овеяны такой молодой силой, такой неистребимой жизнерадостностью, что мы невольно забываем об их обречённости.
Тяжко расставаться с жизнью, когда она только ещё раскрыла, раскинула перед молодыми глазами всю ширь своих дорог. Но едва ли легче прощаться с ней, когда человек, после долгих лет ожидания, впервые осуществил, воплотил в живую реальность свою самую заветную мечту. Олёна Костюк, героиня романа Ванды Василевской «Радуга», вдвое старше, чем каждый из подпольщиков «Молодой Гвардии». За плечами Олёны сперва безрадостная молодость батрачки на помещичьих полях, потом счастливая жизнь в колхозе, в своём доме, где ей не хватало только одного — материнства. Оно пришло к ней поздно, в том возрасте, который именуется «бабьим летом»,— в тяжёлое военное время.
...Морозная зимняя ночь... По улице полесского села немецкие солдаты гоняют взад и вперёд нагую женщину, которая совсем скоро должна родить. Ноги женщины изранены, распухли и почернели; она ослабела от голода и боли. Когда она падает на снег, её поднимают уколами штыков... Можно ли вынести такую муку и молчать?.. Можно.
В холодном сарае, на кучке соломы, нагая женщина, обмороженная и окровавленная, одна, без всякой помощи, рожает сына. И вот она стоит перед немецким офицером. С ней её ребёнок, существо, самое дорогое во всём мире, жизнь, более драгоценная, чем её собственная. Теперь эта жизнь зависит от неё. Если она будет молчать, немецкий офицер выстрелит в личико ребёнка. Если расскажет о партизанах,— дитя спасено.
— Ты же мать!— напоминает ей офицер.
И она вспоминает, что именно так называли её в отряде партизаны, которым она стирала и чинила одежду. Да, она партизанская мать... И она молчит, жертвуя своим новорожденным сыном ради тех сыновей — в лесу.
Ванда Василевская рисует мученический подвиг Олёны пронзительно-резкими красками, и, следя за напряжёнными, трагическими сценами этой повести, испытываешь ощущение, близкое к физической боли.
Но есть человеческие поступки и жизненные положения, которые не могут быть изображены подобными художественными средствами: есть повседневный, как бы «будничный» героизм, требующий тем не менее великой душевной силы, стойкости, сознательного самопожертвования.
Вспомним женщин Ленинграда, женщин, у которых «слёзы вымерзли», как пишет Ольга Бергольц в своей книжке стихов «Ленинград». Много нужно было мужества, чтобы выносить голод и холод, ежедневные яростные артиллерийские обстрелы врага. Но, может быть, больше всего внутренней стойкости требовалось для того, чтобы остаться человеком в эту железную блокадную зиму.
В «Первом письме на Каму» поэтесса пишет матери в ответ на просьбу «поберечь себя»:
«Я берегу себя, родная,
Не бойся, очень берегу:
Я город наш обороняю
Со всеми вместе, как могу...
...............
Не бойся, мама, я не струшу,
Не отступлю, не побегу.
Взращённую тобою душу
Непобеждённой сберегу».
Понятие «беречь себя» Ольга Бергольц раскрывает как стремление сохранить в себе качества советского человека, хотя бы даже ценой физической гибели.
На эту же мысль откликается молодая поэтесса Галина Николаева в своём стихотворении «О любви». Героиня этого глубокого лирического произведения добровольно идёт на фронт, добровольно разлучается с любимым именно ради сохранения любви, ибо эгоизм и любовь несовместимы. Если любовь эгоистична, она неизбежно мельчает, вырождается, истощается в жизненных испытаниях. Страдание убивает эгоистическую любовь,— истинную же любовь оно только просветляет и углубляет.
Об этом говорит нам и повесть Ванды Василевской «Просто любовь». История любви, ограничивающей себя одними только радостными впечатлениями красоты, молодости, здоровья, счастья и потому едва не потерпевшей полного крушения при столкновении со страданием,— вот основное в повести Василевской.
Эгоистическая любовь несёт кару в самой себе. Сосредоточив силы на собственных переживаниях, человек неизбежно скудеет сердцем, утрачивает животворную связь с человеческим обществом. Это смутно чувствует и героиня повести Мария. Она представляется себе «сухою веткой на могучем зелёном дереве, которое сопротивляется яростному вихрю».
Лишь выйдя из этой эгоистической замкнутости, обратившись сердцем к мужу, вернувшемуся с фронта калекой, к страданиям Григория, к необъятному миру, заключённому в душе человека, Мария вновь приобщается к любви и снова чувствует себя участницей общего народного дела, во имя которого Григорий отдал так много.
Только тогда возвращается к Марии «чистота нефальшивящих глаз». Эта чистота и есть одна из основных черт «фамильного сходства героев», объединяющего Шуру Беляеву, Улю Громову и Зою Космодемьянскую — образы женщин, воплотивших в себе лучшие черты советского народа.


КНИЖНАЯ ПОЛКА

Н. БИРЮКОВ. Чайка. Роман. Издательство «Молодая гвардия». Москва. 1946. 330 стр. Цена — 15 руб.
Прославленная героиня Лиза Чайкина — один из самых дорогих для советского народа женских образов великой эпохи Отечественной войны. Имя Лизы Чайкиной, как имя Зои Космодемьянской, воплотило в себе лучшие черты советского человека, советской девушки.
Лиза Чайкина послужила прототипом Кати Волгиной, героини романа Н. Бирюкова. Роман посвящён «светлой памяти Лизы Чайкиной, верной дочери русского народа». Однако это не биография. Следуя основным этапам жизненного пути Лизы Чайкиной, автор не ограничивает пунктуальной точностью своих прав художника.
Начиная с первых страниц книги, кончая сценой героической гибели Чайки, автор показывает самоотверженную борьбу своей героини за счастье родины, за благо народа. Наиболее яркие черты характера Кати Волгиной являются высшим выражением духовных идеалов нашей молодёжи.
Наряду с центральным образом советской девушки в романе удачно и выразительно обрисован ряд других персонажей и среди них мать Кати — Василиса Прокофьевна.
Автор книги Н. Бирюков уже четырнадцать лет прикован к постели тяжёлой болезнью. Тем большего признания заслуживает творческая воля писателя, позволившая ему создать нужную, интересную книгу.

Младший лейтенант МАРИЯ ПЕДЕНКО. Фронтовой дневник. Военмориздат. М. и Л. 1945. 80 стр. Цена — 2 руб.
Мария Педенко — одна из тех советских женщин, которые оставили свой дом и свою профессию, когда началась война, и пошли с оружием в руках на защиту родины. Мужественная девушка-патриотка попадает на Южный фронт, участвует в ряде кровопролитных боёв за освобождение Черноморья и Крыма, а затем — земель Западной Украины, Польши, Чехословакии и Венгрии. В боях сна получила три ранения, дважды была контужена.
Книга Марии Педенко «Фронтовой дневник» — это подлинный документ. В ней нет вымысла, здесь всё — суровая, боевая, солдатская правда.
В книге Педенко привлекают внимание портреты героических девушек — Владилены Соколовой, Мирры Зверевой, Ани Балабановой, Раи Холоденко, Нади Горбулёвой.
С увлечением рассказывающая о славных подвигах своих боевых подруг, Мария Педенко становится сдержанной и скупой на слова там, где ей приходится говорить о себе. Это отчасти компенсируется предисловием издательства, сообщающим краткие биографические сведения об авторе.

СМИРНОВ В. Сыновья. Повесть. «Советский писатель». Москва. 1945. 276 стр. Цена — 10 руб. В перепл. — 12 руб.
Повесть В. Смирнова посвящена русской деревне в самые острые и переломные моменты её жизни. Действие повести начинается до революции и доходит до 1938 года. Написанная с хронологической последовательностью, повесть приковывает к себе внимание читателя не столько своей сюжетной стороной, сколько реалистической, вдумчивой обрисовкой персонажей, верным психологическим анализом, правдивыми и убедительными ситуациями.
На примере одной крестьянской семьи автор показывает путь развития русской деревни от бедняцкого единоличного хозяйства к зажиточной колхозной жизни.
Шаг за шагом, с большой любовью раскрывает автор образ Анны — главной героини повести. Читатель с живейшим участием следит за её жизнью. Трудная это была жизнь, полная горя и непроглядной нужды. Но несмотря на все лишения, терпеливо, с величайшей любовью и самоотверженностью воспитывает овдовевшая Анна своих сыновей-близнецов Михаила и Алексея.
Сверстники Октября, сыновья Анны принадлежат к тому поколению, которое впоследствии с честью и славой вышло победителем в войне с гитлеризмом. Повесть Смирнова убедительно показывает, как росли эти люди, какую роль сыграло воспитание, полученное ими в Советской стране.

К. ТРЕНЁВ. Полководец. Пьеса в четырёх действиях, двадцати картинах, с эпилогом. Изд. «Искусство». Москва. 1945. 135 стр. Цена — 4 руб.
Пьеса «Полководец» — последняя крупная работа недавно скончавшегося писателя Константина Андреевича Тренёва, лауреата Сталинской премии, широко известного своими драматическими произведениями «Любовь Яровая», «На берегу Невы», «Пугачёвщина».
Драматург-историк, Тренёв в совершенстве владел материалом, положенным им в основу исторических драм. Таково же свойство драмы «Полководец», героем которой является великий русский военачальник — фельдмаршал Кутузов, чья мудрая стратегия привела к разгрому «непобедимой» армии императора Наполеона в грозные дни Отечественной войны 1812 года.
Историческая, мемуарная и художественная литература об Отечественной войне 1812 года и о герое этой войны — фельдмаршале Кутузове — громадна. Однако это не мешает известному своеобразию трактовки исторических лиц в драме Тренёва. Особенно подчёркнуты в пьесе лицемерная позиция генералов-немцев вроде Беннигсена; подлинное мужество и патриотизм таких, непонятых при жизни, людей, как Барклай де Толли, антагонизм и соперничество в среде наполеоновских маршалов. Последовательно проведена через пьесу линия партизанской народной войны во главе с талантливыми организаторами партизанских действий типа Дениса Давыдова.
Драма Тренёва правдива. В пьесе более пятидесяти ролей, не считая массовых, и каждая из них строго индивидуализирована. Образы русских генералов, французских маршалов, наконец, людей из народа, показанные Тренёвым в разнохарактерной обстановке, дают театру богатый материал. Идея исторической обречённости врага, напавшего на русскую землю, близка нашей современности, хотя в пьесе нет никаких признаков так называемой модернизации, нарочитого осовременивания исторического сюжета.

Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова. Изд. Академии наук СССР. 1945. 177 стр. Цена — 12 руб. В перепл. — 14 руб.
«Автобиографические записки» И. М. Сеченова — книга, покоряющая читателя простотой, искренностью и необычайной скромностью автора — гениального учёного, чьи работы явились основополагающими для ряда отраслей физиологии.
Живо и ярко рассказывает И. М. Сеченов о своей научной деятельности. С большой теплотой говорит он о своих современниках — великих русских учёных: Менделееве, Мечникове, Александре и Владимире Ковалевских. Полны сдержанной иронии те страницы «Автобиографических записок», где Сеченов рассказывает о годах своего пребывания в инженерном училище николаевского времени (1843—1848 годы).
Сеченов был не только крупнейшим учёным: он проявил себя и как общественный деятель, борец за женское образование. В то время, когда доступ женщинам в высшую школу был закрыт, когда в специальной прессе дискутировался вопрос: «Возможны ли врачи-женщины в России?»,— Сеченов оказывал деятельную поддержку пионеркам медицинского образования: Н. П. Сусловой, М. А. Обручевой-Боковой (впоследствии жене Сеченова), М. А. Богдановой-Быковой. Он руководил первыми научными работами по физиологии, выполненными женщинами. В 1868 году Сеченов был активнейшим участником попытки открыть женский университет, причём по его инициативе все профессора согласились читать лекции бесплатно в течение первого года обучения.
Впоследствии Сеченов долгое время был преподавателем на Бестужевских женских курсах и до последних лет жизни сохранил тёплые воспоминания об этом «истинно благородном учреждении».
Советские женщины нашли своё место во всех сферах науки и творчества. Но они всегда будут помнить тех благородных людей, которые старались в тяжёлое, дореволюционное время завоевать для русских женщин право на образование, своими знаниями и авторитетом облегчая им путь к науке. Иван Михайлович Сеченов занимает среди этих деятелей видное место.

АЛИШЕР НАВОИ. Лейли и Меджнун. Поэма. Перевод с узбекского Семёна Липкина. Гослитиздат. Москва. 1945. 212 стр. Цена — 5 руб.
«Лейли и Меджнун» — поэма о великой неумирающей любви. Воплощённая поэтами многих стран и народов в разные времена, эта тема нашла своё отражение и в поэме замечательного узбекского поэта XV века Алишера Навои.
Образы Лейли и Меджнуна — этих Ромео и Джульетты Востока — прошли через многие века и подверглись различным интерпретациям. Навои создаёт новую интерпретацию не только в поэтическом, но и в идеологическом отношении. Недаром он писал: «При описании этой вечной любви целью моей не была сказка, мой дух влекло к её истинному содержанию, а сказка была только в придачу».
Канва поэмы проста. Юноша полюбил дочь своего учителя. Девушка отвечает ему взаимностью, но отец её — вождь племени, мощного и родовитого,— отказывается выдать дочь замуж за человека более низкого происхождения. Влюблённые претерпевают множество испытаний, но ничто не может погасить их чувства. Каждое новое препятствие лишь усиливает любовь Лейли и Меджнуна. В конце концов они гибнут, не вынеся страданий разлуки. Последние мгновения жизни они проводят вместе, и смерть соединяет их навсегда.
Поэма Навои — это яркий протест против косных устоев среднеазиатского феодального общества, при которых женщину продавали, как товар, и она лишена была права выбрать мужа по любви.
Перевод поэмы «Лейли и Меджнун» знакомит широкого советского читателя с шедевром классической узбекской литературы.

ЭФФЕНДИ КАПИЕВ. Поэт. Гослитиздат. Москва. 1945. 264 стр. Цена — 4 руб.
Эта повесть о народном поэте Дагестана Сулеймане Стальском читается, как увлекательный роман. Она даёт своеобразный творческий портрет замечательного поэта-самородка. Жизнь Сулеймана Стальского даётся во фрагментах, передающих, в первую очередь, творческий облик поэта и, одновременно, дух его народа, его страны. Эффенди Капиев в своём предисловии так и говорит: «Автор стремился не столько показать личность поэта, сколько постичь в нём душу своего крохотного горского народа, свою страну и время».
Воспоминания о личных встречах Капиева и Сулеймана Стальского переплетаются с притчами и легендами, с воспоминаниями самого Стальского. В книге приведены его афоризмы, меткие слова, даётся вдохновенное выступление поэта в Кремле на съезде колхозников.
Особенно удачно показано творческое лицо Стальского. Не случайно некоторые главы и части книги так и озаглавлены: «Песня», «Сказка», «Поэт», «Разговор о поэте».
В книге Капиева прекрасно передано обаяние Стальского, испытываемое всеми людьми, соприкасающимися с ним.
Жизнь и творчество поэта — вот содержание интересной книги Капиева.

Проф. В. Я. СТРУМИНСКИЙ. Константин Дмитриевич Ушинский (1824— 1870). Изд. «Молодая гвардия». Москва. 1943. 71 стр. Цена — 1 руб. (из серии «Великие люди русского народа»).
Книга проф. В. Я. Струминского содержит сжатый очерк жизни и деятельности одного из лучших представителей педагогической мысли дореволюционной России, великого патриота своей родины К. Д. Ушинского.
Ушинский прожил недолгую, но богатую содержанием жизнь. Уже в юношеском дневнике он намечает в качестве единственной своей цели: «Сделать как можно больше пользы моему отечеству». Ушинский сознаёт, что это служение должно быть бескорыстным и даже самоотверженным.
В возрасте двадцати одного года Ушинский с золотой медалью окончил Московский университет, а ещё через год получил кафедру в Ярославском лицее. Однако в суровых условиях николаевского режима демократические идеалы Ушинского встречали систематическое противодействие. Уволенный из лицея, он переходит к журналистике, преподаёт в Гатчинском сиротском институте, реорганизует Смольный институт, редактирует «Журнал Министерства народного просвещения». Но каждый раз, когда в результате работы Ушинского начинают вырисовываться контуры новой школы, поставленной на служение народу, реакционные силы одерживают верх и плоды его труда подвергаются уничтожению.
Не могли быть уничтожены только принципы демократической научной педагогики, неустанно разрабатывавшейся Ушинским. В этом и заключается огромное значение его наследия. Он создал замечательные пособия для старших и младших классов начальной школы: «Детский мир» и «Родное слово». Об их практической ценности можно судить по тому, что на протяжении 50 лет, до Октябрьской революции, «Родное слово» выдержало 146 изданий. Своим педагогическим взглядам Ушинский подвёл итог в грандиозном труде — «Человек, как предмет воспитания». Смерть оборвала работу автора на третьем, заключительном томе.
Со времени Ушинского русская педагогика вступила на путь подлинно передовой науки. Значение идей Ушинского для построения социалистического общества было подчёркнуто в речи М. И. Калинина на Всероссийском совещании руководящих работников народного образования 30 января 1941 года.
«Те идеи, — сказал М. И. Калинин, — которые развивал в своё время Ушинский и которые я здесь выдвинул в качестве практических предложений,— это настоящие педагогические идеи. Мало того: я считаю, что они только в нашем социалистическом обществе и могут быть полностью осуществлены».

Акад. Е. Н. МЕДЫНСКИЙ. А. С. Макаренко. Жизнь, деятельность, педагогическая система. Изд. «Молодая гвардия». Москва. 1944. 93 стр. Цена — 3 руб.
Книга академика Е. Н. Медынского ставит своей задачей охватить в популярном очерке жизнь одного из выдающихся деятелей советской педагогики — А. С. Макаренко.
«Педагогическая поэма», «Книга для родителей» и другие произведения сделали имя А. С. Макаренко широко известным советскому читателю. Но подвести итог работе этого замечательного человека нелегко, так как жизнь его оборвалась совсем недавно — за два года до начала Великой отечественной войны.
Первые главы книги Е. Н. Медынского сообщают читателю краткие сведения о родителях А. С. Макаренко, его детстве, годах учения и первых шагах на педагогическом поприще. Академик Медынский рассказывает о роли произведений Горького в формировании мировоззрения А. С. Макаренко, а также об его участии в подпольной революционной работе.
В книге Е. Н. Медынского излагаются взгляды А. С. Макаренко по основным вопросам педагогики. Педагогическая система А. С. Макаренко разрешает проблему отношения личности и общества, которые достигают полной гармонии при социалистическом строе. Основные задачи этой системы — воспитание в детях чувства долга, чести, мужества, воли, дисциплины. Требовательная любовь к детям, сталинский гуманизм, страстная любовь к профессии педагога, замечательное педагогическое мастерство и творческий подход к педагогической работе — таковы качества, которыми А. С. Макаренко обогатил советскую педагогику.
Книга академика Медынского представляет удачный опыт ознакомления советского читателя с богатейшим творческим наследием А. С. Макаренко.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz