каморка папыВлада
журнал Смена 1994-05 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.09.2017, 15:53

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->


Фаллада, Карлсен и Буковский заговорили все разом. Пересилил в конце концов Буковский:
— ...мне так трудно понять! Даже если шанс насчет их опасности миллион к одному, разве можно так рисковать? Это все равно, что доставить на Землю неизвестный гибельный вирус!
— Я, пожалуй, с этим соглашусь,— кивнул Ролинсон.
Джемисон примирительно улыбнулся.
— И мы все тоже, дорогой мой. Потому я вас здесь и собрал.
— Может, послушаем, что скажет доктор Фаллада? — предложил Буковский.
— Безусловно! — Премьер-министр повернулся к Фалладе: — Пожалуйста, доктор.
— Ну, если в целом, — начал Фаллада, — я однозначно установил, что эти существа — вампиры. Мне удалось разработать методику тестирования, удостоверяющую гибель от вампиров. Совершенно простым способом я разработал метод вживления в тело недавно умершего человека искусственного жизненного поля. Так вот тело, опустошенное вампирами, жизненного поля не держит. Оно как изрезанная покрышка: ты в нее воздух, а она его сразу наружу. Понимаете...
— Можно мне пару слов? — перебил его Карлсен.— Я сегодня днем был у доктора Фаллады в лаборатории и видел тело девушки, которую нашли на переезде в Путни. Насчет того, что она убита вампирами, не было вообще никакого сомнения.
— Откуда у вас такая уверенность? — покачал головой Джемисон.
— После теста доктора Фаллады. Ее тело не держало жизненного поля.
— Я ничего не знаю об этой девушке. Как она погибла?
— Ее удавили, а потом тело сбросили с моста на рельсы,— пояснил Хезлтайн.
Джемисон повернулся к Фалладе:
— А не могло это насилие аналогично сказаться и на жизненном поле?
— Да, но незначительно. В несравненно меньшей степени.
— А когда это произошло?
— Вчера, ранним утром.
— Я... не могу взять в толк. Ведь к тому времени все трое пришельцев были уже мертвы?
— Мне не верится, что они были мертвы,— высказал сомнение Фаллада.— Думаю, они по-прежнему где-нибудь рыщут.
— Но как...
— Мне кажется, они способны завладевать человеческими телами. Та из них, что в женском обличье, на самом деле не погибла в Гайд-парке. Она заманила в парк мужчину, завладела его телом и придала всему такой вид, будто там орудовал сексуальный маньяк. Думаю, и двое других гуляют где-то поблизости. Они просто побросали свои оболочки в ИКИ и обзавелись новыми телами.
Джемисон заметил:
— Аргументы ваши звучат необоснованно. Где же факты?
— Дело здесь не в фактах,— устало вздохнул Фаллада,— а в простой логике. Существа эти, казалось бы, мертвы. Тем не менее отыскиваются тела, из которых словно кто-то выкачал жизненную энергию. Из чего напрашивается вывод, что существа отнюдь не мертвы...
— Сколько погибших? — спросил Джемисон.
— Пока двое. Девушка на рельсах и мужчина, ее убивший.
— Мужчина, ее убивший?
— Ее задушил некий Клэппертон,— пояснил Хезлтайн,— автогонщик. Доктор Фаллада полагает, что как раз в него и вселился один из пришельцев.
— Понятно. И его, конечно же, тоже нет в живых?
— Тоже.
— И тело... оно в таком же состоянии?
— Пока неизвестно. Его направили в мою лабораторию для тестирования.
— И когда будет известен результат?
— Отправили два часа назад,— прикинул Хезлтайн.
— Я никого не хочу обидеть, доктор,— невозмутимо произнес МакКэй,— но не даете ли вы излишнюю волю воображению?
— Ни в коей мере,— резко отозвался Фаллада.
Джемисон повернулся к Буковскому:
— А что думаете вы?
— Честно говоря, затрудняюсь ответить. Не хочу делать выводов, не ознакомившись со всеми фактами.
— А вы, сэр Перси?
Хезлтайн нахмурился.
— Я испытываю к доктору Фалладе величайшее уважение и уверен, что зря он говорить не станет.
— Разумеется,— согласился Джемисон,— сомнений нет. Мы все знаем доктора как одного из крупнейших наших ученых. Но даже ученые не застрахованы от ошибок. Так что позвольте мне быть откровенным и изложить точку зрения, которой я намерен придерживаться. Все факты свидетельствуют, что мы имеем дело с существами с другой планеты или звездной системы, которые интересуются жизнью на Земле. Может быть, они — ученые, занятые изучением развивающихся цивилизаций. Ясно, что как род они значительно древнее человека и, разумеется, обладают большим запасом знаний о Вселенной.— Премьер-министр сделал паузу, поочередно оглядев всех из-под кустистых бровей.— Мне лично, например, трудно представить, как высокоразвитые особы могут охотиться на своих сородичей. Вы полагаете, что эти существа собираются уничтожить людей. А может, они, наоборот, желают нам помочь? Как историка, меня всегда изумляла та внезапность, с какой происходят великие перемены. Судьба человечества много раз преображалась. Не может ли оказаться так, что в этом и есть ответ? Что эти существа — тайные наставники человечества?
— Возможно все что угодно,— прокашлялся Фаллада.— Но я предпочитаю иметь дело исключительно с фактами. И пока налицо единственный факт: существа эти опасны.
— Что ж, хорошо,— кивнул Джемисон.— В целом время на нашей стороне. Нас никто не гонит. Поэтому я предлагаю оставить «реликт» там, где он есть, и подождать. В конце концов ничего ему не сделается.
— Разве что несколько новых пробоин от метеоритов,— ухмыльнулся МакКэй.
— Это риск, на который придется пойти. Мое предложение: после нашей встречи я делаю заявление, что ИКИ решил отозвать «Вегу» и «Юпитер» и заняться изучением документов, обнаруженных капитаном Вулфсоном, что займет как минимум пару месяцев.— Джемисон поднял глаза на Фалладу.— Если вы правы и эти существа действительно обнаружатся и окажутся опасны, к тому времени все будет уже ясно. Вы согласны?
Фаллада, явно удивленный таким исходом, пробормотал:
— Да. Да, разумеется...
— Как остальные? МакКэй изложил свой довод:
— Я — нет. Считаю, гонять повторную экспедицию — трата времени и средств. Мне кажется, борт надо обследовать именно сейчас.
— И я разделяю вашу точку зрения,— дипломатично сказал Джемисон.— Но, как видно, мы с вами в меньшинстве, все остальные призывают к осторожности. Поэтому остается лишь уступить воле большинства. Доктор Буковский, задержитесь, пожалуйста. Мне может понадобиться ваша помощь. И с вами, сэр Перси, я хотел бы переговорить насчет мер по отслеживанию этих созданий... Если позволите, господа...
Выйдя на улицу, Фаллада медленно произнес:
— Никогда мне, видно, не понять политиканов. Они действительно такие безмозглые фигляры или только прикидываются?
Карлсен сочувственно хмыкнул:
— Решения мы все же добились верного.
— Он хочет отбуксировать «реликт» к Земле. Это же гибель.
— Но он дает нам время.
Фаллада неожиданно улыбнулся. Улыбка преображала его лицо: тяжелая серьезность исчезала, и проглядывал эдакий лукавый насмешник. Он положил руку Карлсену на плечо:
— Я услышал слово «мы». Что это: Карлсен уверовал?
Карлсен в ответ пожал плечами.
— У меня такое чувство, что нам придется вместе вариться, чтобы там ни произошло.
Карлсен проснулся, чувствуя утомление и странную вялость. Через несколько минут в спальню заглянула Джелка и бросила на кровать газету.
— Премьер-министра клюют со всех сторон. А это пришло экспресс-почтой. Отправителем значится Психосексуальный институт.
— Книга Фаллады о вампирах. Он обещал прислать ксерокопию. Кофе будет?
— Сейчас принесу.
Вернувшись через несколько минут с кофе и поджаренным тостом, Джелка застала мужа за чтением рукописи Фаллады. На прикроватный столик она положила книгу.
— Вчера заметила в библиотеке. Думала: тебе покажется интересным.
Карлсен поглядел на обложку.
— «Вампиризм духа». Странно.
— Что?
— Забавное совпадение. Автор — Эрнст фон Гейерстам. А Фаллада упоминает о некоем графе фон Гейерстаме... О себе он заявлял как о психологе, но всерьез его никто не воспринимал. По его теории все люди в той или иной степени вампиры энергии...
— Ты бы взял да и написал автору.— Джелка посмотрела на титульный лист.— М-м-м, как бы не поздновато, он, наверное, уже умер. Книга вышла в две тысячи тридцать втором, почти полвека назад.
Зазвонил телеэкран. Сняв трубку, Джелка позвала мужа:
— Это Фаллада.
— Ага, прекрасно.
На экране появилось лицо Фаллады.
— Доброе утро. Рукопись мою получили?
— Да, спасибо. Как раз сейчас читаю. Что нового?
— Ничего.— Фаллада пожал плечами.— Только что говорил с Хезлтайном. Все спокойно. Сегодня в парламенте будет ставиться вопрос, почему «Веге» и «Юпитеру» приказано вернуться. Звоню, чтобы предупредить. Если начнут вдруг накатывать, домогаться, говорите, что ничего не знаете.
— Ладно. Скажите-ка, доктор, вы читали книгу «Вампиризм духа»?
— Графа фон Гейерстама? Читал, только давно. Гейерстам, конечно, уже умер. Но у него есть немало сторонников и учеников. Может, могло бы помочь шведское посольство?
Карлсен щелкнул пальцами.
— А ведь точно! У меня на фуршете в Гилдхолле был шведский атташе по культуре Фред Армфельдт. Попытаюсь на него выйти.
— Хорошо,— согласился Фаллада.— Позвоните, если что-нибудь получится.
Прежде чем звонить в шведское посольство, Карлсен принял душ и побрился. Затем подошел к телеэкрану.
— Вы не могли бы пригласить Фреда Армфельдта? — попросил он, представившись. Буквально через секунду на экране возник безукоризненно выбритый, розовощекий молодой человек.
— Это вы, капитан! Какая приятная неожиданность. Что я могу для вас сделать?
Карлсен вкратце изложил свою просьбу. Армфельдт покачал головой.
— Впервые слышу об этом Гейерстаме. Вы говорите, он врач?
— Психиатр. Он написал книгу «Вампиризм духа».
— А, в таком случае его надо поискать в директории шведских писателей.— Армфельдт на секунду вышел из поля зрения и появился вновь с увесистым фолиантом. Он начал сосредоточенно перелистывать его, бормоча при этом: — Фрединг, Гарборг... А, Гейерстам, Густав. Он?
— Нет. Эрнст фон.
— Ага, вот он. Эрнст фон Гейерстам, психолог и философ. Родился в Норркёпинге, июнь тысяча девятьсот восемьдесят седьмого. Закончил Лундский и Венский университеты... Вам что о нем надо узнать?
— Когда он умер?
Армфельдт покачал головой, затем посмотрел на обложку справочника.
— Насколько я могу судить... он все еще жив. Ему должно быть... девяносто три.
— Там адрес указан?
— Указан. Хеймскрингла, Стораван, Норрланд. Это область гор и озер...
Карлсен торопливо записал адрес.
— А телеэкран есть?
— Нет. Но, если хотите, я попробую навести справки.
— Ничего, не стоит. Вы мне очень помогли.
Они обменялись дежурными любезностями, согласились, что неплохо бы встретиться и посидеть, и распрощались. Карлсен не мешкая набрал номер Фаллады.
— Гейерстам все еще жив.
— Невероятно! Где он живет?
— Место называется Стораван, в Норрланде. Может, послать ему телеграмму? Он, наверное, обо мне слышал...
— Нет,— медленно покачал головой Фаллада.— Думаю, мне надо попытаться выйти на него. По идее, это надо было сделать давно. В конце концов он первый человек, открывший феномен умственного вампиризма. Вы мне можете дать полный адрес?
Остаток утра Карлсен провел за чтением. Он хотел приступить к рукописи Фаллады, но «Вампиризм духа» так захватил, что он прочел уже полкниги. То и дело звонил телеэкран, в основном репортеры, интересующиеся отзывом кораблей. Переговорив с тремя, Карлсен попросил Джелку говорить, что его нет дома.
В два часа, когда он плескался с дочками в бассейне, во дворик вошла Джелка.
— Опять Фаллада.
— У вас что-нибудь запланировано сегодня на вечер? — живо спросил Фаллада.
— Ничего. Книгу вашу хочу дочитать.
— Вы можете поехать со мной в Швецию?
— Почему бы и нет,— растерянно улыбнулся Карлсен.— А зачем?
— Гейерстам предлагает встретиться. К половине седьмого мы уже будем в Карлсборге, если успеем на рейс из Лондона в два сорок две.
— Карлсборг — это где?
— Небольшой городок на севере Ботнического залива. Гейерстам вышлет за нами аэротакси.
— Что мне взять с собой?
— Просто дорожную сумку. И книгу Гейерстама. Я бы хотел пробежать ее по дороге.

Аэрокеб Карлсена припозднился; с Фалладой они обменялись всего парой слов буквально на бегу, пока наконец не завалились в кресла российского авиарейса на Москву через Стокгольм и Петербург.
Воздушные перелеты неизбывно вызывали у Карлсена светлый, детский восторг. Глядя, как зеленые поля Южной Англии постепенно уступают место серебристо-серому зеркалу моря, он ощущал растущее волнение.
— Вы бывали в Северной Швеции? — спросил Фаллада.
— Нет. Только в Стокгольме. А вы?
— Я — да. Свою докторскую о самоубийствах я писал в Швеции и несколько месяцев прожил на севере. Народ там угрюмый, нелюдимый. А пейзажи великолепные.
— Так вы успели переговорить с Гейерстамом? — спросил Карлсен.
— А как же. Прекрасный пожилой джентльмен. Когда я рассказал о своих экспериментах, он очень оживился.
— Вы ему подробно рассказали о... пришельцах?
— Вообще-то нет. Только о том, что ломаю голову над одним невероятно странным и сложным делом. И он сразу же пригласил меня. Он, очевидно, не очень стеснен в средствах и сказал, что оплатит проезд. Я, понятно, объяснил, что лечу за счет института. Кстати, и вы тоже. Официально вы летите как мой ассистент.
— Постараюсь не вызвать нареканий,— усмехнулся Карлсен.

Аэропорт в Карлсборге показался до нелепости маленьким, чуть крупнее самого здания диспетчерской и прилепившегося к нему укромного взлетного поля, окруженного бревенчатыми домами. Выйдя из самолета, Карлсен с удивлением ощутил резкий перепад температуры. Встретивший их таксист был не скандинавского типа — волосы черные, лицо округлое, чем-то похож на эскимоса. Он понес их сумки в стоящий на поле у аэропорта шестиместный аэрокрафт. Через несколько минут они уже летели на небольшой высоте над заснеженными полями, затем снова над морем. Пилот, оказывается, немного говорил по-норвежски, будучи лапландцем из северной провинции. На вопрос Карлсена, какая величина у Сторавана, он, помедлив, ответил с некоторым удивлением:
— Десять километров.
— О, город не такой уж маленький.
— Это не город, это озеро.
Сказал и окончательно умолк. Пейзаж сменился на лесистые горы, затем показалось озеро, петляющее меж гор.
— Var ar Heimskringla?1 — спросил Карлсен.
— Dar2, — указал пилот.
1 — Var ar Heimskringla? (норв.) — Где находится Хеймскрингла?
2 — Dar (норв.) — Там.
Посредине озера очертился остров, в лесной чаще которого можно было разглядеть фронтон серого дома с зубчатыми башенками, похожего на замок.
Аэрокрафт с легким толчком сел на гравий перед домом. Когда смолк двигатель, они увидели, как из дверей парадной во двор вышел человек и направился к аэрокрафту. Следом за ним шли три девушки.
— Ба, что за прелестная служба по размещению! — шутливо восхитился Фаллада.
Идущий к аэрокрафту человек был высок и худощав.
— Ну, это явно не граф,— сказал Фаллада.— Слишком молод.
Когда ступили на гравий, мужчина протянул приехавшим руку:
— Очень рад вас видеть. Эрнст фон Гейерстам. Столь любезно с вашей стороны явиться в такую даль, чтобы проведать старика.
Карлсен и Фаллада переглянулись.
— Позвольте представить вам троих моих учениц,— повернулся вполоборота Гейерстам.— Сельма Бенгтссон, Аннелиз Фрайтаг, Луиз Курель.
Мисс Бенгтссон, высокая блондинка, задержала свою ладонь в руке Карлсена чуть дольше обычного. Привыкший к проблеску немого восторга в глазах незнакомых людей, Карлсен знал, что она скажет дальше.
— Я видела вас по телевизору. Вы не капитан...
— «Гермеса»? Да.
— А здесь вы, как ассистент доктора Фаллады,— подметил Гейерстам.
Фаллада вежливо уточнил:
— Это для отчета по командировке.
Подошедший слуга в ливрее взял их сумки и понес в дом.
— Вы живете в красивом месте,— заметил Карлсен.
— Красивом, только слишком холодном для старика с холодеющей кровью. Извольте.— Граф повел гостей вниз, к озеру.
Карлсен шепнул блондинке:
— Граф выглядит гораздо моложе, чем я ожидал.
— А как же,— игриво ответила она,— мы не даем ему стареть.
Уловив мелькнувшее в глазах гостя замешательство, девушки дружно рассмеялись.
Погуляв немного по окрестностям, они поднялись по истертой каменной лестнице и вошли в холл.
— Ну что, показать вам сначала ваши комнаты? Или лучше по бокалу?
— По бокалу,— решительно сказал Фаллада.
— Хорошо. Тогда идем в библиотеку.
Аннелиз вкатила тележку с бутылками и разлила по бокалам шведский шнапс.
— За вас, господа.— Гейерстам поднял бокал.— Для меня большая честь принимать таких именитых гостей.
Девушки тоже выпили.
— Простите мое любопытство,— обратился к графу Карлсен.— Что изучают ваши привлекательные ученицы?
— Почему бы не спросить у них самих? — улыбнулся граф.
Луиз Курель, стройная черноглазка, ответила:
— Мы учимся исцелять больных.
— Уверен: из вас получатся великолепные медсестры.
Девушка покачала головой.
— Нет, медсестрами мы быть не собираемся.
— Врачами?
— Уже теплее.
— Может, продемонстрируете? — попросил Гейерстам.
Девушки посмотрели на Карлсена и согласно кивнули.
— Понимаете,— продолжал граф,— это, вероятно, самый быстрый способ ответить на ваш вопрос и заодно ввести в курс дела. Ну-ка, привстаньте, пожалуйста.
Карлсен встал на коврик. Сельма Бенгтссон расстегнула «молнию» на его куртке.
— Закройте на секунду глаза,— объяснял Гейерстам,— и следите за своим самочувствием, особенно за чувством усталости. Сейчас она своими ладонями подпитает вас энергией.
Карлсен стоял, чуть покачиваясь, чувствуя, как кончики женских пальцев касаются кожи. Так они простояли около пяти минут.
— Как ощущение?
— Удивительно приятно...
— Хорошо. Думаю, достаточно.— Гейерстам снова наполнил стаканы.— Это можно назвать благотворным вампиризмом. Понимаете, когда вы устаете, это не обязательно выходит энергия. Может статься, у вас колоссальный резерв жизненности, но нет стимула вызволить ее на поверхность. Когда девушки дают свою энергию, ваш потенциал раскрепощается и самочувствие резко улучшается.
— И такую энергию может давать любой? — задумчиво произнес Фаллада.
— Да. Наука несложная, кстати, женщинам дается легче, чем мужчинам. Но в принципе справится любой.
— А что, если пациент впадет от таких перекачек энергии в зависимость, как от наркотика? — спросил Карлсен.
Граф покачал головой.
— Такое бывает лишь в редких случаях, когда у пациента криминальный темперамент.
— Криминальный?
— Ну да. В основном это из-за некоторой... испорченности. Вы понимаете, о чем я? Чем больше помощи получают эти люди, тем больше им хочется. Вот, например, я вспоминаю о Ярлсберге, насильнике из Упсалы. Он как-то поведал мне, что, насилуя и убивая девочку, брал нечто, что она была ему должна. По прошествии какого-то времени подобный человек начинает обретать вкус от этого смешения недовольства и насилия.
— Вы полагаете, что вампир — криминальный тип?
— Именно так. Это крайняя форма изнасилования. А вы уверены, что создания со «Странника» — вампиры?
Оба гостя ошарашенно уставились на хозяина.
— Что за черт! Откуда вы знаете? — выдохнул Фаллада.
— Нехитрое умозаключение. Знаменитый капитан Карлсен в роли ассистента ученого едва ли простое совпадение. Мы все следили за его похождениями. А теперь вы говорите, что хотели бы узнать мое мнение о вампирах. Было бы странно, если б между этими обстоятельствами не было никакой логической связи.
Фаллада облегченно рассмеялся.
— Уф, и екнуло ж у меня сердце!
— Но ведь эти создания мертвы, не так ли? — спросил Гейерстам.
— Нет, мы думаем иначе.
Без излишних подробностей Карлсен описал свой визит в здание ИКИ, гибель Сета Эдамса и неожиданный побег девицы. Гейерстам вначале слушал спокойно, но постепенно волнение его возрастало, и он начал мерить шагами библиотеку, покачивая головой.
— Надо же! Именно это я и предполагал.
— Вы прежде сталкивались с таким проявлением вампиризма? — спросил Фаллада у Гейерстама.
— Чтобы так явно, никогда. Тем не менее очевидно, что подобное должно так или иначе существовать, я говорил об этом в своей книге. Легенды о вампирах не пустая сказка. Но, прошу вас, продолжайте. Что случилось с той девицей?
— Она выскользнула из здания, несмотря на охрану и системы электронной защиты. Через час выяснилось, что двое других пришельцев мертвы.
— А она?
— Ее нашли мертвой спустя десять часов, изнасилованную и удавленную.
— Мертвой? — изумленно воскликнул Гейерстам.
— Да.
— Не может быть!
— Почему?
— Потому что... как бы это выразиться... вампиры могут постоять за себя; хотя звучит, наверное, абсурдно... Но, как криминалист, я в своей практике сталкивался с этим не раз и не два. Люди, которых убивают, определенного типа, словно меченые. Вампиры же к этому типу не принадлежат.
— В таком случае, как же объяснить ее гибель?
— Вы точно уверены, что видели именно ее тело?
— Абсолютно.
— Есть два возможных объяснения. Первое — это была своего рода случайность.
— А второе?
— Вот здесь я несколько теряюсь. Греки и арамейцы утверждали, что вампиры способны покидать свое тело добровольно, создавая видимость смерти.
— Вы считаете, такое возможно?
— Я... Мне кажется, вампир способен краткое время продержаться вне живого тела.
— Почему только краткое?
— В двух словах — потому что сохранить сущность вне живого тела требует колоссальных энергозатрат и сосредоточенности. У оккультистов бытует метод, известный как «астральная проекция».
Фаллада подался вперед.
— Как вы считаете, вампир способен завладеть чужим телом?
Гейерстам нахмурился, изучая узор на ковре.
— Такое возможно. Всем известно, что в некоторых людей порой вселяется злой дух; я, по сути, имел дело с тремя такими случаями. И подобное, конечно, является логическим завершением вампиризма, то есть именно стремление вселиться, завладеть и изводить.
Карлсен повернулся к Фалладе:
— Уж не объяснение ли это того, что случилось с Клэппертоном? Если один из этих вселился в него, не прикончив физически, парень мог осознавать, что делается, даже если не в силах был сопротивляться. Им бы пришлось в конце концов его уничтожить: он слишком много о них знал.
— Кто этот человек? — осведомился граф.
Фаллада в общих чертах рассказал о найденной на рельсах девушке, об исчезновении и самоубийстве Клэппертона. Гейерстам слушал внимательно, не перебивая.
— Мне кажется, капитан прав,— заключил он.— Этот человек был одержим одним из тех созданий. И самоубийство совершил, вероятно, чтобы раз и навсегда избавиться от него.
— Или его просто довели,— подытожил Фаллада.
— Что ж,— вздохнул Гейерстам,— сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь. Я могу рассказать вам все, что знаю о вампирах. Только не уверен, будет ли от этого в данном случае какой-то прок.
— Чем больше мы о таких вещах будем знать, тем лучше,— сказал Фаллада.— Жаль, время против нас. Как бы остальные нелюди со «Странника» не подтянулись на Землю.
Гейерстам покачал головой.
— Такое невозможно.
— Почему же?
— Потому что черта вампиров — не являться без приглашения.
— Не исключено,— вспомнил Карлсен,— что их могут пригласить. Премьер-министр Англии горит желанием доставить «Странник» на Землю. Считает, что он может оказаться исторической ценностью.
— Вы должны его остановить.
— Он дал нам несколько месяцев, чтобы выследить тех троих. Вы не подскажете, где можно начать поиск?
Гейерстам вздохнул.
— Мы подумаем сообща. Должен же быть какой-то способ...

Когда на следующее утро гости с графом вышли в парк, они услышали заливистый смех. Девушки купались в озере. Аннелиз держалась на спине, взбивая ногами фонтаны брызг. Увидев гостей, Сельма Бенгтссон помахала рукой и крикнула Карлсену:
— Вам жена звонила!
— Что-нибудь передавала? — спросил он.
— Нет.
— Может, вы ей перезвоните? — предложил Гейерстам.— Если нет ничего срочного, можно задержаться еще на денек.
— Вы очень любезны.
Мысль, что можно расслабиться еще на день, казалась привлекательной.
Вернувшись в дом, Гейерстам сказал:
— Пожалуйста, звоните, телеэкран у меня в кабинете наверху.
Кабинет оказался небольшой уютной комнатой, пахнущей теплой кожей и сигарами. Запах кожи исходил от старомодного диванчика, стоящего возле зажженного камина. Садясь за стол, Карлсен спросил:
— Вы не возражаете, если я представлю вас своей жене? Она первая наткнулась на вашу книгу, и ей, конечно, было бы приятно сказать вам пару слов.
— Буду рад.
Дозвониться удалось с первого раза. На экране появилась мордашка Джанетт.
— Папуля! Ты на Луне?
— Нет, маленькая. Всего лишь за морем. Мамуля далеко?
— Да, да, иду,— послышался голос Джелки.— Привет.— Она подхватила Джанетт и усадила себе на колени.— Как у тебя, нормально?
— У меня все отлично, как видишь.
— Ты сегодня приедешь домой? — спросила дочка.
— Не знаю, маленькая. Может, останусь еще на денек. Я живу в замке, хозяин которого вот этот господин.— Он жестом подозвал Гейерстама. Карлсен представил его, и Джелка с Гейерстамом обменялись любезностями.
Вмешалась дочка:
— Папуля, а кто такой пример-министр?
— Кто?
— Ах да,— спохватилась Джелка.— Тебе пытались дозвониться от премьер-министра. А я, как назло, куда-то сунула твой номер.
— Чего им там надо?
— Не знаю.
— А номер откопали?
— Тоже нет. Сюзан весь твой блокнот на самолетики пустила.
— Тогда как вы сюда дозвонились?
— Я нашла Фреда Армфельдта из шведского посольства. Из секретариата премьер-министра позвонят еще раз. Я тогда и дам твой номер.
— Не надо!
Джелка удивилась резкости, прозвучавшей в голосе мужа.
— Почему? — переспросила она.
— Потому что я не хочу, чтобы меня отвлекали.
— А если вдруг что-то важное?
— Все равно. Если кто-нибудь позвонит, скажи, что потеряла мой номер.
— Ты собираешься домой?
— Буду завтра, во второй половине.
Когда он повесил трубку, Гейерстам спросил:
— У вас какие-то нелады с премьер-министром?
Карлсен покачал головой.
— Нет. Просто...
— Что?
— Да какая разница?
— Мне бы хотелось знать.
— Не знаю. Думаю, мне просто здесь нравится...
В дверь постучали.
— Я не мешаю? — послышался голос Фаллады.
— Нет, входите.
— Ты оставил в конторе свои координаты? — с ходу спросил его Карлсен.
— Разумеется,— удивленно ответил Фаллада.— Хотя, если честно, не совсем уверен. В общем-то я собирался... А что?
— Да так, ничего.
Гейерстам улыбнулся Фалладе.
— Так вы забыли? Вот и капитан Карлсен оставил координаты там, где их можно легко потерять. Так что никто не знает, где вы сейчас находитесь. Что бы вы на это сказали как психолог?
Фаллада задумчиво кивнул.
— Да-а... В ваших словах есть смысл. Хотя, если Карлсен действительно куда-то задевал записку, это просто случайность.
— Я бы тоже так подумал, если бы только что не слышал, как он велел жене передать в секретариат премьер-министра, что она не знает о местонахождении мужа.
— Это все легко объяснить,— перебил его Фаллада.— Мы оба были на встрече с премьер-министром два дня назад. Он не верит, что вампиры опасны, поэтому никто из нас ему не доверяет.
Гейерстам стоял возле окна, глядя куда-то вдаль.
— Вы когда-нибудь бывали под гипнозом? — неожиданно спросил он у Карлсена.
— Во! — Фаллада щелкнул пальцами.— Вот что стоит попробовать!
Карлсен покачал головой.
— Я могу получить ваше согласие? — продолжал Гейерстам.
— Думаю... хуже не будет.
— Не стоит волноваться. Вы все время будете в сознании.
— Это совершенно безопасно,— подтвердил Фаллада.— Я сам был под гипнозом десяток с лишним раз.
— Хорошо,— кивнул Карлсен.— Когда?
— Почему бы не сейчас? — Гейерстам потянул шнур, задергивая шторы, и включил лампу на столе.
— Мне уйти? — предупредительно спросил Фаллада.
— Не надо, если только капитан Карлсен сам того не пожелает.— Он достал из шкафа металлическую стойку, на загнутой верхушке имелся крючок. К нему Гейерстам приладил шнурок с хромированным шариком на конце. Шарик тихонько вращался в свете настольной лампы. Граф повернул лампу так, чтобы лицо Карлсена было в тени.
— Назначение шарика — утомить ваше зрение. Глядите на него, пока не устанут глаза, затем закройте их. Надо, чтобы вы, сидя на стуле, полностью расслабились. Загипнотизировать я вас смогу лишь с вашей же помощью.
Он начал раскачивать маятник. Карлсен, удобно расположившись в кожаном кресле, расслабился. За шариком смутно маячило лицо сидящего на диванчике Фаллады, отсветы огня в камине отражались на стеклах очков.
— Правильно,— доносился размеренный голос Гейерстама,— слушайте внимательно, что я говорю. Теперь вы не думаете ни о чем. Ваши глаза устали. Веки отяжелели. Вам бы хотелось их закрыть. Тело ощущается тяжелым и расслабленным. Вы чувствуете, что буквально утопаете в кресле. Дыхание глубокое и ровное... Вы способны говорить со мной? Отвечайте.
С усилием одолевая тяжелую дремоту, Карлсен ответил:
— Да.
— Вы знаете, где находитесь?
— В Швеции.
— Вы один человек или вас двое?
— Один.
— Вы знаете, где сейчас женщина-вампир, которую разыскивают?
— Да.
— Где же?
— Не знаю названия.
— Вы можете описать это место?
Некоторое время Карлсен молчал. Он мысленно шел рядом с женщиной вдоль раскисшей от слякоти дороги. Моросил дождь.
В отдалении виднелись высотные городские здания.
— Где она сейчас? — повторил Гейерстам.
— Идет по пустырю.
— Что она делает?
— Ищет мужчину.
— Какого мужчину?
— Любого. Ей нужен кто-нибудь молодой и здоровый — из тех, что работают на заводе.
— Она намеревается убить его?
— Нет.
— Почему нет?
— Боится, что ее поймают.
— Как ее можно поймать? — вклинился голос Фаллады.
— Тело может выдать.
— Так что у нее на уме? — снова послышался голос Гейерстама.
— Найти здорового мужчину и соблазнить его, взять из него энергию.
Фаллада, переместившийся теперь на край стола, щелкнул пальцами.
— Конечно! Разумеется, к этому они и стремятся. Обзавестись сетью энергетических доноров. Это так? — спросил он у Карлсена.
— Да.
— Чье тело она использует сейчас? — осведомился Гейерстам.
Карлсен в нерешительности смолк. Проникнуть в мысли пришелицы было почти невозможно.
— Кажется, ее звать Хелен. Она медсестра.
— В больнице?
— К-кажется, да...
— Хелен теперь мертва?
— Нет. Она жива.
— Значит, в одном теле присутствуют двое — Хелен и вампир? — Голос Гейерстама выдавал напряжение.
— Да.
— Что случилось с другим телом,— задал вопрос Фаллада,— с человеком, которым она завладела?
Карлсен промолчал. Он знал, что ответ заключен в уме пришелицы, но ум этот подобен огромному стальному сейфу.
— Вы можете хоть что-нибудь сказать о другом теле? — допытывался Гейерстам.— Что-то, что могло бы послужить подсказкой?
— Другое тело есть... Но оно в больнице.
— Мужчина или женщина?
— Мужчина.
— Вы знаете его имя?
— Джефф.
— Фамилию?
— Нет.
— Что вы имеете в виду, говоря, что он в больнице? Он мертв?
— Нет.
— Вы можете сказать что-нибудь о больнице?
— Она... на окраине городка. На холме.
— Что сейчас делает женщина? — спросил Фаллада.
— Сидит на скамейке у обочины. Следит за мужчиной.
— Что делает мужчина?
— Читает газету в машине.
— Номер машины?
— КБХ 5279Л.
— Есть какие-нибудь другие машины по соседству?
— Да. Красный «темерер» возле забора. Молодая пара ест сандвичи и смотрит на пейзаж.
— Какой у него номер?
— 3 ХДЖ УТ9.
— Что делает она?
— Ждет. Закинула ногу на ногу, приподняла юбку. Делает вид, что читает книгу.
— Вам известно, что случилось с другими двумя вампирами?
— Да. Один отправился в Нью-Йорк.
— А другой?
— По-прежнему в Лондоне.
Словно во сне, картина сменилась на Стрэнд. Карлсен стоял на верху огромной мраморной лестницы, ступени которой сбегали к реке со стороны старой «Савойи». Второй пришелец пожимал руку какому-то толстячку — китайскому дипломату.
— Вы можете назвать его имя?
— Сложно произнести. Скажем, Юкх-Бай-Орун.
— Нет, как теперь его звать? Имя того, чье тело он использует?
— Эверхард Джемисон.
— Через тридцать секунд я собираюсь вас разбудить. Вы проснетесь, чувствуя себя посвежевшим и отдохнувшим. Ваш сон уже становится зыбким. Вы начинаете просыпаться. Я сосчитаю от одного до десяти, и, когда дойду до десяти, вы уже полностью проснетесь. Один, два...
Открыв глаза, Карлсен не мог понять, где находится. Он считал, что лежит у себя дома, в постели, а тут вдруг какое-то кресло, и сам он сидит, а не лежит. В комнату хлынул дневной свет: Гейерстам раздвинул шторы.
Фаллада не находил себе места от волнения.
— Ты хоть помнишь, о чем нам сообщил?
— Нет, а что?
— Что один из нелюдей вселился в премьер-министра Англии!
— Вы сказали, что один из пришельцев вошел в тело медсестры.— Гейерстам нажал на столе клавишу.— Слушайте.
Следующие несколько минут Карлсен с изумлением слушал звучание собственного голоса — сонное, бесстрастное. На словах «Эверхард Джемисон» Гейерстам выключил диктофон.
— Вот видите. Вы оба чувствовали, что с Джемисоном что-то не так. Подсознательный ум мудрее, чем нам кажется.
— А может, Карлсен ошибся? — обратился Фаллада к Гейерстаму. — Может, его неприязнь к Джемисону повлияла на подсознательное мнение?
— Это в общем-то легко проверить.— Гейерстам ткнул пальцем в бумагу на столе.— Вот тут два автомобильных номера. Выяснить их в отделении не составит труда. Если все сходится, тогда, вероятно, сойдется и остальное.
— Давайте позвоним Хезлтайну,— предложил Карлсен.
— Давайте.— Фаллада подошел к столу.— Ничего, если мы наберем Лондон?
— Действуйте,— кивнул Гейерстам.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz