каморка папыВлада - журнал Смена 1994-05 текст-3
каморка папыВлада
журнал Смена 1994-05 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 30.03.2017, 21:39

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Фантастический роман

КОСМИЧЕСКИЕ ВАМПИРЫ
КОЛИН УИЛСОН

Журнальный вариант.
Рисунки ВЯЧЕСЛАВА ЛОСЕВА

Приборы уловили нечто массивное еще задолго до того, как на это обратили внимание люди. В общем-то ничего удивительного. Карлсена озадачивало иное: вот уж и расстояние сократилось до полутора тысяч километров, и тормозные двигатели сбили скорость до тысячи ста в час, а объекта все нет и нет.
Так и высматривали вслепую, пока наконец Крэйджи не различил на мониторе сгусток тьмы на фоне звезд. Остальные, оставив дела, собрались возле экрана.
— Еще один астероид,— сказал Дабровски, бортинженер.— Опять давать название.
Карлсен, щурясь от пронзительного, колкого блеска звезд, пристально вглядывался в монитор. Коснулся кнопки контрольного анализатора: экран покрыла частая рябь чуть искривленных, набегающих одна на другую, зеленых полос.
— Это не астероид,— заключил он.— Сплошной металл.
Дабровски посмотрел еще раз — долго, изучающе.
— Тогда что это, по-твоему?
— Черт побери, да это же космический корабль! — выдохнул Крэйджи.
— Что ты мелешь! Какая же у него, получается, величина?
В открытом космосе при отсутствии визуальных ориентиров расстояния обманчивы. Карлсен склонился над клавиатурой компьютера. Дабровски, поглядев через его плечо, изумленно присвистнул.
— Восемьдесят километров?
— Нет, такого быть не может,— мотнул головой Карлсен.
— Сэр, я просто так, на всякий случай...— подал голос лейтенант Айвс,— может, лучше подождать, пока на наш сигнал не ответят с базы?
— Это еще сорок минут.— База находилась на Луне, в трехстах двадцати миллионах километров. Двадцать три световых минуты уйдет на то, чтобы сигнал домчался туда; еще двадцать три — обратно.— Хотелось бы подойти поближе.
Двигатели к этому времени смолкли окончательно. К космическому судну корабль приближался на скорости примерно восемьдесят километров в час. Карлсен полностью отключил в посту управления свет. Постепенно, по мере того как глаза свыкались с темнотой, начали угадываться темно-серые металлические стены, как будто поглощающие звездный свет. Карлсен остановил «Гермес» в нескольких сотнях метров. Семеро астронавтов сгрудились у монитора. Через его стеклянную поверхность был виден циклопический бок судна, вздымающегося железным утесом.
С этого расстояния уже различалось, что судно — реликт, древнее древности: стены изъязвлены, в выщербинах. Справа в обшивке зияла огромная брешь. Сноп слепящего света медленно пополз по стене, выявляя многочисленные глубокие вмятины и небольшие пробоины, очевидно, следы метеоритов.
— Ну и видок. Как из-под обстрела,— заметил навигатор Стайнберг.
— Может, и в самом деле из-под него. Хотя, по всей видимости, из-за метеоритов.
Все пристально смотрели, не нарушая тишины.
— Не нравится мне эта хреновина,— с шотландской прямолинейностью заявил радист Крэйджи.— Что-то в ней такое... против души.
Остальные, судя по всему, разделяли его чувство.
— А может,— как бы между прочим проронил Карлсен,— перед нами сейчас величайшее из открытий двадцать первого века.
От хлынувшего из динамика шума все вздрогнули. Лунная база отвечала голосом Дона Зеленски, начальника центра управления полетами. Посланная с борта радиограмма, очевидно, вызвала подлинный переполох. «Даю добро! — возбужденно говорил Зеленски.— Приступайте, но осторожно! Анализ радиоактивности и тест на космический вирус. Сообщать незамедлительно».
В посту стояла полнейшая тишина. Слышно было, как Крэйджи передает под диктовку Карлсена ответ. От волнения голос у радиста звучал надтреснуто:
«Это корабль, явно инопланетного происхождения, примерно восемьдесят километров в длину и сорок в высоту. Напоминает эдакий гигантский плавучий замок. Борт, судя по всему, необитаем. Очевидно, корабль плавает в космосе уже не одну сотню лет. Просим разрешения обследовать».
Сообщение, с интервалом в одну минуту, повторилось раз шесть.
В течение часа, дожидаясь ответа с базы, «Гермес» медленно плыл над обшивкой неведомой громадины. Астронавты поглощали мясные консервы, запивая «холостым» шотландским элем: от волнения всех вдруг пробрал зверский голод.
Снова послышался голос Зеленски, прерывающийся от волнения: «Просьба соблюдать осторожность. При малейшей опасности сразу готовьтесь к отлету обратно на лунную базу. Выходить за борт пока воздержитесь. Я успел выйти на Джона Скита со станции «Паломар»; он просто не нашелся, что сказать. Если этот объект действительно восемьдесят километров в поперечнике, его, по логике, полагалось обнаружить еще двести лет назад. На снимках этого сектора звездного неба ничего нет. До выхода за борт попытайтесь довершить все тесты».
Вместе с Гайлсом Фармером (он же и корабельный врач) Карлсен сманеврировал так, чтобы аварийный люк «Гермеса» приходился как раз напротив трехметровой метеоритной дыры. Бортприборы сняли пробу космической пыли снаружи и внутри корабля. Тесты на космический вирус оказались отрицательными (с той поры, как в 2113 году погиб экипаж «Ганимеда», астронавты стали осмотрительнее относиться к тому, что приносят с собой на корабль из космоса). Радиация была, но не больше, чем обычно бывает от пыли, то и дело обдаваемой смертоносными зарядами звездных протуберанцев. Сделанные роботами моментальные снимки демонстрировали громадное помещение. В последнем перед сном сообщении Карлсен передал, что корабль, по его мнению, создали великаны; фраза, о которой ему впоследствии придется пожалеть.
Все никак не могли уснуть. Карлсен ворочался, размышляя, как теперь сложится дальнейшая жизнь. Ему, выходцу из Норвегии, сорок пять; женат на хорошенькой блондинке из Алезунда. Ей, понятное дело, не по душе его шестимесячные отлучки. Теперь, похоже, дело идет к тому, что с Земли можно будет больше не отлучаться. Как начальнику экспедиции, ему принадлежит первое право на книжку мемуаров и журнальные публикации. В плане денег это уже кое-что. Эх, купить бы ферму на Гебридах и посвятить хотя бы пару лет исследованию вулканов Исландии... Вместо того, чтобы навевать дремоту, эти приятные, казалось бы, мысли вызывали, наоборот, нездоровое возбуждение. Карлсен к трем часам ночи принял таблетку снотворного, но и после этого всю ночь донимали сны о великанах и заколдованных замках.

В десять утра, после завтрака, Карлсен выбрал троих сопровождающих для высадки на корабль. Решили, что пойдут Крэйджи, Айвс и Мерчинсон, второй инженер. Мерчинсон был высоченный атлет; Карлсен всегда чувствовал себя как-то спокойнее, находясь рядом с ним. Дабровски зарядил мини-камеру в расчете на двухчасовую съемку. У Стайнберга, рослого молодого еврея из Бруклина, вид был разбитый и унылый. Карлсен подумал, что парень, видно, расстраивается, что его не берут на корабль.
— Как оно, Дэйв? — бодро спросил он.
— Да так,— вяло отозвался тот.— На душе как-то пакостно. Не нравится мне все это. Я имею в виду развалину. Что-то в ней... недоброе.
— Ясное дело, страшновато. Вид у громадины, надо сказать... Замок Франкенштейна,— ответил Карлсен, подавляя тревожные предчувствия.
— Пару слов, Олоф? — окликнул его Дабровски.— Какие мысли насчет...
— Ну, э-э-э... Мы не знаем, что нас здесь ждет... Полная, так сказать, неизвестность... Очевидно, э-э-э... Профессор Скит со станции «Паломар» замечает, что... странно, что этот объект никто до сих пор не обнаружил. Габариты-то, в общем, недюжинные, восемьдесят километров в длину. Астрономы фотоанализаторами определяют осколки астероидов в три километра длиной. Может, здесь дело в цвете?.. Он серый, на удивление тусклый и, похоже, особо не отражает свет. Так что, э-э-э...
— На душе, видимо, волнение? — подсказал Дабровски.
— М-м-да, разумеется, волнение. Возможно, это первый реальный контакт человека с разумной жизнью во Вселенной. С другой стороны, это судно, должно быть, очень старое, и оно...
— Насколько старое?
— Ну откуда мне знать? Судя по состоянию корпуса, предполагать можно что угодно — от десяти тысяч до... не знаю, десяти миллионов.
— Десяти миллионов?
— Слушай,— взмолился наконец Карлсен,— может, хватит? Развел здесь кино.
— Извини, шеф.
Карлсен хлопнул Дабровски по плечу.
— Да не извиняйся ты! Просто не перевариваю все это... позерство.— Карлсен повернулся к остальным: — Идем, пора.
Он первым ступил в воздушный шлюз. Глянув на зияющий внизу бездонный провал, Карлсен почувствовал головокружение. Толкнувшись из люка тщательно рассчитанным движением, он захлопнул массивную дверцу за собой. В вакууме это произошло совершенно беззвучно. Запаса скорости хватило перемахнуть трехметровый зазор и скользнуть в рваную брешь. На переброшенном через плечо ремне болталась камера. Фонарь в руке был чуть больше карманного, однако атомные батарейки могли посылать луч на расстояние нескольких километров.
Плавно приземлившись, Карлсен огляделся и посветил фонарем через брешь — сигнал, что все нормально.
Вокруг вздымались громадные конструкции, напоминающие нью-йоркские небоскребы. И тут он понял, что на самом деле это гигантские колонны, устремленные от пола к куполу. Масштабы подавляли своей грандиозностью. Карлсен наугад посветил фонарем. Пол и колонны льдисто посверкивали серебром. Одна из стен уходила вверх совершенно вертикально, без намека на изгиб: ясно, что до купола еще невесть сколько. Поверхность покрывали цветистые разводы форм. Карлсен аккуратно толкнулся о ближнюю колонну и начал подниматься вверх.
— Все в порядке, шеф? — раздался в наушниках голос Крэйджи.
— Да. Просто фантастика. Будто храм — огромный, с гигантскими колоннами. А стены сплошь в картинах.
— Что за картины?
Ответить Карлсен не успел, так как тьму пронзили тугие спицы света от фонарей; из провала снижались трое остальных, гибко лавируя корпусом. Подоспевший первым Мерчинсон, неловко ткнувшись, протащил Карлсена метров двадцать своим весом.
— Ну как, шеф, разобрал что-нибудь? Думаешь, тут и вправду обитали великаны?
— Пока не берусь даже гадать,— Карлсен всем корпусом повернулся к остальным: — Давайте держаться плотнее. Я собираюсь обследовать дальний конец.
Включив камеру, он аккуратно тронулся вдоль зала. Справа по ходу между колонн открылось нечто, напоминающее гигантскую парадную лестницу. Карлсен, не останавливаясь, бегло комментировал происходящее для оставшихся на «Гермесе», сознавая при этом, что слова бессильны передать грандиозность сооружения, при виде которого мутился разум.
Проплыв с полкилометра, они миновали немыслимую анфиладу, ведущую в среднюю часть корабля. Купол анфилады был сводчатый, будто средневековая арка. Далеко слева, в вышине, виднелось окно с матовым стеклом — круглое, решетчатое. Карлсен, набирая высоту, стал приближаться к нему и увидел, что это горловина какого-то входа, метров тридцать в высоту и три в глубину. Приникнув лицом к «окну», Карлсен посветил фонарем.
— Бог ты мой,— выдохнул он.
Пространство за «окном» имело вид пейзажа, навеянного сном. Хитросплетение исполинских лестниц расходилось вверх и вниз, в недра корабля. Взгляд скользил по бесчисленным ажурным мостикам-карнизам и плавным изгибам галерей, смутно напоминающим своей архитектурой ласточкины крылья. И так во все стороны: лестницы, галереи, карнизы.
Карлсен двинулся по ступеням лестницы наверх, к подпираемому колоннами своду одной из галерей. Узенький ажурный мостик тянулся через бездонный провал километровой ширины.
— Видишь, там вроде бы свет,— указал Крэйджи.
Зеленоватое свечение было достаточно ярким и исходило откуда-то снизу. Они ринулись к провалу и оказались около громадной прозрачной колонны, стоящей в центре.
— Дональд, ты сейчас где? — крикнул Карлсен.
— Я внутри трубы,— откликнулся Крэйджи.— Она, оказывается, полая, а внизу, видимо, жилой отсек.
Карлсен, потянувшись, ухватил Мерчинсона. Оба, не сговариваясь, кинулись в полую сердцевину и через несколько секунд оказались в полупрозрачном помещении, заполненном неким подобием квадратных тумб. А в отдалении из бархатистой темноты проглядывали звезды. Можно было различить огромные вогнутые внутрь и расплющенные плиты.
«Вот что, возможно, остановило корабль»,— подумал Карлсен.
— Что-то массивное пробило в корабле дыру, диаметр у пробоины больше тридцати метров,— сообщил он Дабровски.— Вероятно, это была какая-нибудь раскаленная глыба. Весь воздух из корабля должен был выйти в считанные минуты, если только этот отсек не заизолировали и не запечатали.
— Что там за тумбы? — пытливо спросил Дабровски.
— Сейчас собираемся осмотреть.
— Эй, шеф! — закричал вдруг Айвс. Он стоял возле тумб, водя лучом фонаря по прозрачным стенам.— Шеф, там внутри люди!
— Что за люди? Они живы?
— Нет, не дышат. Но ты смотри, совсем как люди! По крайней мере похожи.
Карлсен сориентировался на ближнюю тумбу. Это был, несомненно, жилой отсек. Внутри находились предметы, явно напоминающие столы и стулья, хотя и не совсем привычного вида. А сразу за стеклом на высоком ложе лежал человек. Лысый, с ввалившимися щеками, остекленелые голубые глаза уставлены в потолок. Тело было накрыто грубым, туго натянутым полотном, под которым проступали не то ребра, не то обручи, явно предназначенные для того, чтобы удерживать тело на месте.
— Капитан,— позвал Мерчинсон.— А вот тут — женщина.
Он стоял у соседней тумбы. Карлсен, Айвс и Крэйджи перебрались к нему. Действительно, фигура на ложе была женская.
— Да еще и блондинка,— добавил Мерчинсон. Коротко стриженные волосы женщины буквально светились белизной.
— А вот и еще одна,— обнаружил Крэйджи. Фонарь осветил темноволосую девушку, помоложе первой.
Все тумбы стояли обособленно. «Прямо как усыпальницы фараонов»,— подумал про себя Карлсен. В целом их было тридцать. В каждой лежало по одному спящему: восемь мужчин и шесть женщин средних лет, шестеро мужчин помоложе и десять женщин в возрасте примерно от восемнадцати до двадцати пяти.
— Да как же они пролезли в эти чертовы капсулы? — недоуменно спросил Мерчинсон.

Стайнберг на «Гермесе» приготовил обед, под стать рождественскому. Сейчас стояла середина октября, но через месяц с небольшим корабль должен лечь на обратный курс и на Землю прибыть в середине января. Никто не сомневался, что обратно повернут раньше: их находка по своей важности весомее дюжины новых астероидов.
Под гуся выпили шампанского, а с рождественским пудингом приняли еще и бренди. Айвс, Мерчинсон и Крэйджи говорили без умолку, остальные с удовольствием слушали.
— Что ты насчет всего этого думаешь? — спросил Карлсена Дабровски.— Зачем они построили корабль?
Все ждали ответа Карлсена, но он лишь молча покачал головой.
— Тогда позволь сказать, что думаю я,— вмешался Фармер.— Из твоих слов получается, что эти лестницы не предназначены для какой-либо практической цели. Так? Поэтому цель здесь, очевидно, иная — эстетическая или религиозная.
— Хорошо,— кивнул Стайнберг.— Тогда, получается, это своего рода летающий храм? По-прежнему не вижу смысла.
Разговор прервал радиозуммер. Крэйджи подключился и услышал голос Зеленски:
«Господа, у меня для вас сюрприз. Премьер-министр Соединенных Европейских Государств Джордж Магилл».
«Господа, хотя вам и без того уже все ясно, но смею сказать, что вы сейчас самые знаменитые люди во всей Солнечной системе. Трансляция этого сеанса связи выйдет в эфир сразу после вашего фильма об интерьере корабля. Вас надо поздравить с невероятной удачей, выпавшей на вашу долю. Первым и самым важным заданием будет доставка на Землю хотя бы одного из этих существ, а, если возможно, то и больше. Насчет того, осуществимо это или нет, судить, конечно, вам. Понятно, что при попытке проникнуть в саркофаги тела могут рассыпаться в пыль, как уже не раз случалось с мумиями. Но у вас опять-таки наверняка есть способы проверить, содержат ли саркофаги какую-то микросреду, или там просто вакуум. Если там вакуум, то проблема, видимо, решается проще...»
Затем в эфир снова вышел Зеленски:
«Ну что, парни, слышали? Я в принципе согласен. Нам надо, по возможности, доставить обратно на Землю одного-двух. Попробуйте пробраться в одну из капсул. Имейте в виду, что они, может оказаться, не мертвы, а лишь в анабиозе. Когда заберете их на корабль, поместите в холодильную камеру и загерметизируйте до возвращения на базу, чтобы оградить от всякого воздействия...»
Карлсен, грузно поднявшись, вышел из кают-компании и направился к себе, улегся на кровать и сразу же заснул...

Открыв глаза, Карлсен увидел, что над ним стоит Стайнберг.
— Сколько я спал?
— Семь часов. Вид у тебя был такой измотанный, что мы решили не будить.
— Что произошло за это время?
— Четверо из наших только что вернулись. Мы вскрыли одну из капсул.
— Как! О Господи! Почему не дождались, пока я проснусь?
— Приказ центра управления.
— Я отдаю приказы, пока я здесь капитан.
— Мы думали, ты, наоборот, обрадуешься,— виновато пробормотал Стайнберг.— В одной из капсул прорезали дыру, там, оказалось, вакуум. Так что тело не раскрошилось в пыль. А уж в холодильную, думаю, как-нибудь пристроим...
Через пять минут, потирая глаза, Карлсен спустился в пост наблюдения. Через иллюминатор виднелось знакомое свечение — зеленоватое с голубым. Корабль пристроили напротив отсека с гуманоидами, вот они, тумбы-капсулы, как на ладони.
— Тебе Дэйв уже сказал, что это не стекло? — полюбопытствовал Дабровски.
— А что же?
— Металл. Прозрачный металл. Один сегмент мы положили в очистку, но он, похоже, не радиоактивен. И в капсуле радиации тоже нет.
— Как вы туда пробрались?
— С помощью теплового лазера.
— В следующий раз никакой самодеятельности,— раздраженно бросил Карлсен.— Я думал выйти на лунную базу с предложением не трогать капсулы хотя бы до следующей экспедиции. А если, представь, эти были бы в анабиозе, что тогда? Трупы собирать?
— Так осталось бы еще двадцать девять,— негромко произнес Мерчинсон.
— Это не оправдание. Вы уничтожили бы жизнь — потому лишь, что какие-то придурки на Земле забыли о слове «терпение». Еще пара-тройка месяцев, и сюда можно было бы снарядить полностью экипированную экспедицию. Они бы могли на буксире притянуть эту штуковину на земную орбиту, и тогда исследуй хоть десять лет. А вместо этого...— Карлсен замолчал и угрюмо уставился в иллюминатор.
Через десять минут он стоял возле широкой скамьи, глядя сверху вниз на обнаженного гуманоида. Полотняное покрывало срезали, и теперь было видно, что человека держат металлические обручи. Плоть на вид была слежавшейся и холодной, поддаваясь, как студень, под одетыми в перчатку пальцами.
— Давай подумаем, как бы сейчас убрать эти металлические обручи?
— Лазером их,— посоветовал Мерчинсон, стоящий сзади.
— Ладно, попробуй.
С конца портативного лазера туго ударил вишнево-красный луч; но не успел Мерчинсон им повести, как металлические обручи распались, втянувшись в отверстия по бокам скамьи.
— Ты что сделал?
— Ничего. Я его даже не коснулся.
Карлсен сунул руку под ступни гуманоида и слегка их приподнял. Тело осталось под углом, голова приподнялась над подоткнутым вместо подушки свертком парусины.
Карлсен повернулся к Стайнбергу и Айвсу, ожидающим снаружи капсулы.
— Давайте уносите.
Когда Стайнберг и Айвс удалились с телом, Карлсен обследовал каждый сантиметр поверхности ложа, но ничего не обнаружил. Он с интересом смотрел через прорезанную лазерным лучом дыру на соседнюю тумбу, в которой лежала темноволосая девушка. После теста на космический вирус и радиацию Карлсен шагнул внутрь. Подойдя к ложу, вынул из ножен узкий нож и вспорол ткань, минуя места, где она крепилась к металлу.
— Ты смотри,— выдохнул Мерчинсон.— Вид, как у живой. Ну что, включаю лазер?
— Хорошо, давай,— ответил Карлсен, не сводя с девушки глаз.
Не успел он договорить, как металлические обручи разжались, оставив чуть заметные полоски на коже обнаженного живота и бедер.
— И это все, больше никого не берем? — разочарованно произнес Мерчинсон.
— Двоих, по-твоему, мало?
— Во фризере полно места, спокойно войдут еще несколько.
Карлсен рассмеялся.
— Ладно, тогда еще одного.
Мерчинсон направился к капсуле с блондинкой и молча наблюдал, как луч постепенно превращает стеклометалл в раскаленную докрасна капель, струйками стекающую на пол. Неожиданно он покачнулся, и луч лазера, черкнув по полу, высвербил в нем небольшую лунку.
— Эй, осторожно! С тобой все в порядке?
— Извини, шеф. Что-то вдруг утомился, аж в глазах потемнело.
Карлсен пристально вгляделся в лицо Мерчинсона, вид у того действительно был усталый, изможденный.
— Давай обратно на «Гермес», Билл. Скажи Дэйву и Лойду, пусть выдвигаются сюда со своей ношей.
Карлсен подошел к ложу и, внимательно вглядевшись в грубое полотно, мысленно приказал обручам разомкнуться. Спустя секунду металлические обручи под полотном раздвинулись. Еще секунда, и полотно, соскользнув с тела, исчезло в обозначившейся у основания ложа щели.
— Ну, конечно,— выговорил Карлсен.
— Что «конечно»? — переспросил на «Гермесе» Крэйджи.
— Я только что мысленно приказал обручам раздвинуться, и они раздвинулись! Ты понимаешь, что это значит?
— Техника высшего уровня...
— Я не об этом. Это значит, что существа, вероятно, все еще живы. Обручи по своему устройству реагируют на их мысленные импульсы. Я вот думаю, как же они выбирались отсюда наружу?
— С корабля?
— Нет. Из этих стеклянных стен.— Карлсен уставился на край стены, мысленно приказывая невидимой двери отвориться. Произошло неожиданное: вся стена гладко соскользнула в сторону. В эту секунду Карлсен увидел Айвса и Стайнберга, плывущих вдоль анфилады с ложем-саркофагом.
— Ребята! — позвал он.— Вы не через дверь, через стену попробуйте.
— Как это у тебя получилось?
— А вот так.— Сосредотачивая взгляд на стене, Карлсен уже наперед знал, что она закроется. Через несколько секунд она была на прежнем месте.— Все здесь рассчитано на телепатические сигналы. Но только изнутри. Смотрите.
Карлсен подошел к стене, приказывая ей открыться, стена, пропуская, соскользнула вбок. Оказавшись снаружи, он приказал ей закрыться — стена не двигалась.
— Видите? Приказывать можно, только находясь внутри... Когда астронавты снимали в очистном шлюзе скафандры,
Карлсен обратил внимание на то, что у Айвса и Стайнберга разбитый вид. Айвс постоянно тер глаза ладонью.
— Надо бы прилечь, отдохнуть.
— И мне,— присоединился Стайнберг.
— Идите ложитесь, оба. Отдых заслужили. Только блондиночку не трогайте!
Дожидавшийся в посту управления Крэйджи сообщил:
«Только что пришло распоряжение с лунной базы. Завтрашний день весь посвятить съемкам и возвращаться к Земле».

В Гайд-парке цвели нарциссы. Карлсен, прикрыв глаза, сидел, откинувшись в шезлонге, и чувствовал на коже тепло апрельского солнца. Вот уже три месяца как на Земле, а все равно трудно привыкать заново ко всей этой несказанной красоте. Земная гравитация тоже пока воспринималась чуточку утомительно, особенно поутру, поэтому Карлсен в такие часы обычно чувствовал приятную расслабленность, словно человек, набирающий сил после болезни.
— Прошу прощения, вы случайно не капитан Карлсен?
Карлсен устало открыл глаза. Сунув руки в карманы, перед ним стоял молодой человек крепкого сложения.
— Вы меня не помните? Я — Сет Эдамс.
— Ну как же,— произнес Карлсен на всякий случай.
— Вы были другом моей матери, Виолетты Мэплсон.
— А-а, ну, конечно...— Теперь Карлсен действительно вспомнил.
— Не возражаете, если я к вам подсяду на пару минут?
— Отчего же? Присаживайтесь.
— Сет, ты идешь или нет? — раздался поблизости молодой женский голос.
К ним приближалась миловидная девушка в белом платье, рядом на поводке семенил китайский мопс.
— Да погоди минуту. Я...— Эдамс смущенно взглянул на Карлсена.— Это капитан Олоф Карлсен, старый знакомый моей матери.
Карлсен, привстав, протянул девушке руку. Та удивленно распахнула голубые глаза.
— Так это вы капитан Карлсен? Ой, какое чудо! Я так мечтала с вами познакомиться... Куини, перестань сейчас же! — Собачонка начала сердито тявкать на Карлсена.
— Шарлотта,— твердым голосом сказал Сет.— Слушай, может, сама дойдешь до дома? Мне надо кое о чем поговорить с капитаном Карлсеном...— Он отвел девушку в сторону, а Карлсен, слегка поклонившись напоследок, снова откинулся в шезлонге, с легкой иронией наблюдая за молодой парой.
Через минуту-другую девушка ушла, а Сет вернулся с бледной улыбкой на губах.
— У вас очень милая подруга,— обратился к нему Карлсен.
— О да,— ухмыльнулся Сет,— милашка. Но мне в самом деле надо было с вами поговорить. Я был просто вне себя, когда мать сказала, что вы приглашали ее на обед, а она даже не удосужилась меня представить.
— Да нет, у нас был просто небольшой «междусобойчик».— На самом деле Виолетта отыскала его буквально в тот же день, когда он вернулся на Землю, и стала зазывать к себе на ужин. Карлсен знал ее достаточно хорошо и представлял, что это непременно будет грандиозный банкет, где ему отведена роль свадебного генерала. Поэтому он быстро отговорился и предложил пообедать в «Савойе». Виолетта деликатно дала себя «уговорить», и они провели приятный вечер, беседуя о былых временах.
— Слушайте,— Сет подался вперед,— думаю, мне лучше сразу выложить карты на стол. Я работаю в газете.
— Ага, понятно.
— Вас, это, возможно, удивляет. Дело в том, что мой отец растерял все, что имел, а мать заботит лишь то, как пошикарнее обставить идиотские банкеты по субботам. Я живу на вшивую сотку в неделю, за колонку сплетен в «Газетт».
— Вы хотите взять у меня интервью? — хмыкнул Карлсен.
— Конечно, это в самом деле было бы чудесно. Я могу на вас рассчитывать?
Карлсен улыбнулся.
— Смею сказать, да. Но есть одно «но». Завтра на десять у меня запланирована пресс-конференция в Институте Космических Исследований. Так что вашему редактору, может статься, лягут на стол сразу две статьи.
— Я понимаю. Потому и хочу быть первым.
— Ладно.— Карлсен, вздохнув, посмотрел на часы.— Пойдем.
— Как, прямо сейчас?
— Лучше сейчас, если желаете, чтобы статья была написана.
По пути к стоянке такси Сет спросил:
— Может, можно будет получить и вашу фотографию в лаборатории?
— Увы, нет. Фотографировать в ИКИ запрещено. Безопасность и все такое прочее.
— Понятно.
Пока такси ползло в пробке от Парк Лэйн до Уайтхолла, время подошло к пяти, начало смеркаться. Служащие административного корпуса уже разошлись. Карлсена приветствовал старик швейцар.
— Этот молодой человек с вами, сэр?
— Да. Мы наверх, в клуб.
— В клуб? — переспросил Сет.
— Да, перехватим чего-нибудь.
— А может, сначала посмотрим лабораторию?
— Можно и так.
Лаборатория на первый взгляд казалась пустой, но вот из зала экспонатов вышел молодой лаборант. Карлсен узнал в нем одного из своих почитателей.
— Здравствуйте! Пришли на фильм? Репортаж с «Веги». Получили сегодня утром.
«Вега», один из крупных космических крейсеров, взял курс на реликт с месяц назад.
— Славно. Какие новости?
— В «Страннике» есть еще одна пробоина, сэр («Странник» — так пресса окрестила «реликт»).
— Какой величины?
— Довольно-таки солидная. Десять метров в поперечнике.
— Что ты! Невероятно!
Тут Карлсен вспомнил о Сете и представил молодых людей друг другу.
— Сет Эдамс, Джеральд... Забыл фамилию...
— Пайк, сэр.
— Ты уже уходишь, Джеральд?
— Минут через десять, сэр. А что?
— Да нет, ничего. Хотелось бы, чтобы кто-нибудь показал мистеру Эдамсу лабораторию, пока я отлучусь.
— Если вы спешите,— подал голос Сет,— может, ограничимся одними пришельцами?
— Хорошо.— Карлсен завел Сета в зал экспонатов, где не так давно в стену было вмонтировано несколько ящиков-саркофагов.
— Вы знаете, какие именно, Джеральд? — спросил Карлсен.
— Да, сэр. Я покажу.
Он выдвинул ящик. Внутри лежало мужское тело. Застывшие глаза пусто таращились вверх.
— Странно,— проговорил Карлсен.— Мне кажется, сейчас он больше напоминает живого, чем тогда, в прошлый раз.
— Так он и есть живой,— сказал Джеральд и выдвинул остальные два ящика. Нагие тела выглядели так же, какими запомнил их Карлсен, только лица скорее походили на лица спящих, а не трупов.
Сет легонько коснулся ладонью груди темноволосой девушки, провел мизинцем по животу и шепотом выдохнул:
— Невероятно!
— Да, довольно смазлива,— кивнул Джеральд.— Но, мне кажется, наиболее интересное лицо у мужчины.
— Слушайте,— вмешался Карлсен.— Я вас оставлю буквально на пять минут...
У себя в кабинете он набрал телефон Буковского.
— Слушаю! — раздался в трубке скрипучий голос директора.
— Карлсен, сэр.
— Олоф! Весь день тебя разыскиваю.
— Извините. Вздремнул в Гайд-парке.
— Слава Богу, объявился наконец. Ты знаешь, что случилось?
— Вообще-то нет.
— Тогда слушай. «Вега» долетела до «Странника» сегодня утром, в половине одиннадцатого. Первое, что обнаружили,— это огромную дыру в верхней обшивке. Метеор прошил ее, как ядро. Что скажешь, а?
— Нет слов. Просто невероятное совпадение.
— Ты бы заскочил ко мне,— сказал Буковский и повесил трубку.
— Ч-черт,— процедил Карлсен, посмотрев на часы. Интервью с Эдамсом отодвигалось все дальше. Он нажал на кнопку, соединяющую с телеэкраном лаборатории. Там было пусто. Карлсен переключился на зал экспонатов.
Сет Эдамс был один. Карлсен хотел подать голос, но что-то заставило его остановиться. Эдамс переступил залу крадучись, как кошка. Вот он выдвинул один из ящиков, в котором лежало тело мужчины, полез в карман и выудил оттуда небольшой предмет, оказалось, ручка с микрообъективом.
Карлсеном овладела унылая досада. Сет Эдамс был ему не по нраву, но он действительно хотел помочь парню.
Сфотографировав мужчину, Сет задвинул ящик и пошел дальше. Подойдя на цыпочках к двери, он воровато выглянул наружу, затем вернулся и выдвинул ящик с девушкой, внимательно разглядывая ее. Эдамс наклонился и коснулся ладонью груди, затем медленно провел рукой по животу. Вдруг голова его оказалась в ящике, тело конвульсивно затряслось, точно в агонии. Но вот Сет Эдамс начал медленно оседать и в итоге завалился на спину. Вдруг Карлсен увидел, как девушка в ящике приподнялась и села, словно просыпаясь от глубокого сна, она огляделась и, не обращая внимания на лежащего мужчину, перекинула ноги через ящик.
Карлсен метнулся к двери. Лифт как раз стоял на этаже. Через несколько секунд он уже несся по подземному этажу в лабораторию.
В лаборатории было пусто. Карлсен заскочил в зал экспонатов, ожидая увидеть в дверях девицу, но ее там не было. Он понял, что она снова легла. Глаза у нее были закрыты. Поглядев на Сета Эдамса, Карлсен невольно отшатнулся. С его лицом что-то произошло. Оно покрылось сетью морщин. Щеки ввалились, зубы ощерились из-под растрескавшихся бескровных губ, в черной шевелюре появилась обильная проседь.
Карлсен переметнул взгляд на ящик. Глаза девушки были открыты, она в упор смотрела на него. Затем, улыбаясь, протянула руки. Карлсен подался вперед, но тут споткнулся о лежащее на полу тело. Взгляд упал на землистое старческое лицо и седые волосы, и с внезапной уверенностью он понял, что девушка только что, у него на глазах, высосала из человека жизнь. Карлсен снова поднял на нее взгляд, полный немого ужаса.
— Зачем ты сделала это? — тихо проговорил он.
Та ничего не ответила, но ответ прозвучал у Карлсена в голове. Она как бы извинялась, говоря, что это было необходимо. Девушка села и грациозно вылезла из ящика. Она двигалась проворно, рассчитанными и уверенными движениями. Вот она остановилась перед Карлсеном, протягивая к нему руки...
Вдруг из лаборатории грянул раздраженный голос Буковского:
— Карлсен, где ты, черт возьми?
Девушка приблизилась к астронавту, вынула из его кармана магнитную карточку-пропуск и медленно скрылась за дверью...

Из глубокого, тяжелого сна Карлсена вырвали трели телеэкрана. Слышно было, как Джелка тихонько спрашивает в трубку:
— Кто это? Он, знаете ли, спит...
— Кто там? — спросил Карлсен.
— Полиция.
— Дай-ка сюда.— Он взял у жены трубку.— Алло.
— Мистер Карлсен, это сержант сыскной службы Тулли. Меня просил позвонить инспектор Кэйн. Он хочет, чтобы вы немедленно приехали.
— Куда?
— Если вы соберетесь минут за пять, мы к вам подгоним «шершень».
Джелка включила между кроватями бра. Карлсен, натянув штаны поверх рейтуз, влез в шерстяной свитер. Игриво взъерошив жене волосы, с шутливой строгостью сказал:
— Спи давай. Дверь на замок и никого не впускай.
Очень скоро, заложив бесшумный вираж, «шершень» опустился на дорогу. Створка двери сместилась в сторону. Карлсену помог подняться по ступенькам полицейский в форме. Возле кабины пилота сидел мужчина в выходном костюме. Повернувшись к Карлсену, он представился:
— Ганс Фаллада. Рад познакомиться. Я только что из Парижа. Послали за мной, когда я был на традиционном банкете европейских криминалистов. Сорвали с места, а, похоже, зря.
— Почему зря?
— А вам не сообщили? Они полагают, что нашли тело девушки, и хотят, чтобы вы его опознали. Изумительные машины, эти «шершни»,— продолжал Фаллада.— Мне говорили, они могут покрывать семьсот километров в час, а приземляться со всего хода на метровом пятачке среди потока транспорта.
«Шершень», зависнув, прянул вниз и приземлился без единого толчка. Карлсен пропустил впереди себя Фалладу. Навстречу им уже шел Кэйн, следом за ним — Буковский с Эшем. Сзади метрах в двадцати находилась загородка из парусиновых экранов.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz