каморка папыВлада
журнал Юный натуралист 1991-08 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 20.11.2017, 12:30

скачать журнал

<- предыдущая страница

ПОДНЕБЕСНАЯ ПАСЕКА

Борть — дуплястое дерево, дуплявый пень, дупляк, в котором водятся пчелы; вообще, колода для пчел, пень долбленый, дуплянка, улей-однодеревка. Бортями звали нарочно долбленные, живые деревья, на корню.
Владимир Даль.
Толковый словарь живого великорусского языка

В этом продукте счастливо сочетаются вкус и запах, польза и красота. Мед — древнейшее лакомство и лекарство. Он впитал в себя и апрельские запахи подснежников, и аромат кленового цветения, и знойную истому цветущих лип. Нектар и пыльца липы — основа знаменитого башкирского меда. Вносят свой вклад и горное разнотравье, множество цветов, кустарников.
Парад цветения начинают в апреле ива и ольха, мать-и-мачеха, сон-трава, ветреница и медуница. Следом зацветают клен, одуванчик, черемуха, вишня. Дальше черед рябины, лютика и сныти. Затем приходит время липы, малины и пустырника. В жаркое время цветут донник, борщевик, дягиль, кипрей, цикорий и таволга. Буйство красок и ароматов завершат тысячелистник и зверобой. Почти все эти растения — лекарственные. Можно только поражаться тому, сколько целебной силы вобрал в себя этот продукт. Бортевой мед содержит больше всяких компонентов, чем пасечный, потому башкиры считают только его настоящим — «диким медом» лесных пчел.
Помните, чем занимались ранние славяне? Охота, рыболовство, хлебопашество и бортничество. Бортничество — один из древнейших лесных промыслов. Сейчас оно сохранилось только в Башкирии, где остались кленовые и липовые леса. Сохранились случайно, оберегаемые горными кручами и бездорожьем.
В глубокой древности пчеловодство не было похоже на современное. Оно было разновидностью охоты. Люди находили дупла с пчелами, выгребали оттуда весь мед и воск, уничтожая тем самым пчелиные гнезда. Это была пора грабительского отношения к диким пчелам.
Прошло не одно столетие, пока человек научился разводить пчел, заботиться о них. Первым шагом к этому стало бортничество. Охотники за пчелами стали метить деревья с дуплами. Они считались их собственностью. Теперь мед забирали не весь, часть его оставляли на зиму, чтобы пчелы могли жить.
Со временем люди научились сами делать дупла в деревьях и поселять туда пчелиные рои. Чтобы соорудить искусственную борть, они отсекали вершину дерева и вырубали в нем чашеподобное углубление. В чаше накапливалась вода от дождей, сердцевина дерева гнила. Потом выгнившую сердцевину выскребали, сверху ее закрывали еловым кубом или берестой, прорезали лаз для пчел. Странным и таинственным казалось это сооружение. Не случайно бортников называли чародеями.
Работа с бортью, даже простой подъем к ней (так называемый «подлаз») требует особых навыков и немалой ловкости. Пчеловод опоясывает себя и дерево широким плоским кожаным поясом — «керамом». Быстро передвигая этот ремень вверх по стволу, одновременно опираясь на него спиной и цепляясь пальцами ног за небольшие зарубки, бортевик почти взбегает вверх. Возле борти, чтобы не устали ноги, укрепляется деревянная подставка («лянте»). Ее тоже удерживает захлестнутый вокруг ствола ремешок. Получив под ноги надежную опору, пчеловод трудится над бортью.
Раньше пчеловоды имели по четыреста бортей, получая по пуду (16 килограммов) меда с каждой. И служила такая «поднебесная пасека» людям до полутораста лет.
Примерно в XIV веке стали появляться колоды — обрубки толстых деревьев с выдолбленной сердцевиной. Их устанавливали в вертикальном или наклонном положении на пасеках — лесных полянах, освобожденных от деревьев. С тех времен и пошло название «пасека», то есть высеченное место, поляна для пчел.
Ульи-колоды бортники часто привязывали к дереву или ставили там на деревянный настил.
Для привлечения пчел колоды опрыскивали в середине настойкой душистых трав или меда, клали воск или пустые соты. Чтобы уберечь борть от хищников (куниц и особенно медведей), делали специальные приспособления: подвешивали петли, сооружали мостки, вбивали в дерево острые ножи и зубья, вешали колокольчики. За порчу бортных деревьев или воровство чужого меда по своду законов Русская Правда Ярослава Мудрого предусматривался большой штраф.
Важным открытием в пчеловодстве явилось изобретение рамочного улья. В 1814 году его предложил русский пчеловод П. И. Прокопович. Он впервые проник в тайны пчелиной семьи, разработал методы искусственного роения пчел.
Башкирская бортевая пчела, выросшая среди богатейшего разнотравья, сохраняет лучшие качества своего дикого предка — устойчивость к холодам, плодовитость, огромную работоспособность. Это один из ценнейших образцов мирового пчелиного генофонда. Ее следует обязательно сохранить как образец, эталон лесной пчелы.
В последние десятилетия над башкирскими пчелами нависла опасность. Совсем неподалеку расположена зона экологического бедствия — так называемый южнобашкирский промышленный комплекс. Над городами большой химии — Стерлитамаком, Салаватом, другими — день и ночь висят облака ядовитого дыма. Ветер несет отраву в леса. Система горных водотоков, тысячелетиями создававшая этот сказочный край, теперь его и губит, разнося яд во все его уголки.
Гибнут и пчелы. Уже рождаются бескрылые особи — мутанты. Отрава разрушает тончайший механизм ориентирования у рабочих пчел. Теперь они нередко гибнут, заблудившись в лесу.
В 1958 году в горнолесной зоне Башкирии в местах, где сохранилось старинное бортевое пчеловодство, а именно в излучине реки Белой, пересекающей горы Южного Урала, был создан филиал заповедника Капова пещера, специально занимающийся охраной бортевых пчел. Это единственная заповедная зона местных пчел не только в Советском Союзе, но и во всем мире.

В. ЕСАУЛОВ
Фото И. Константинова и Е. Кузнецовой


ЗЕЛЕНАЯ ПОЛКА

Андреев С. З., Баринов В. А. Аптека у нас дома: (В помощь сборщикам лекарственного сырья).— 2-е изд.— М.: Моск. рабочий, 1983.— 144 с.: ил.
Сбор, сушка, хранение, лечебные свойства дикорастущих лекарственных растений.
Астахова В. Г. Загадки ядовитых растений.— М.: Лесн. пром-сть, 1977.— 176 с.: ил.
Ядовитые растения и их лекарственная ценность. История применения и изучения растительных ядов.
Гаммерман А. Ф., Гром И. И. Дикорастущие лекарственные растения СССР: Справочник.— М.: Медицина, 1976.— 286 с.: ил.
Головкин Б. Н. По дедовским рецептам.— М.: Агропромиздат, 1990.— 208 с.
Народный опыт общения с природой, в том числе с лекарственными растениями.
Гринкевич Н. И., Сорокина А. А. Легенды и быль о лекарственных растениях.— М.: Наука, 1988.— 174 с.: ил.— (Науч.-попул. лит. Сер. «Человек и окружающая среда»).
Дары природы: Травы. Ягоды. Грибы.— М.: Экономика, 1984.— 302 с: ил.
Кожабеков М. Д. Твои зеленые друзья.— Алма-Ата: Мектеи, 1983.— 130 с.: ил.
Массагетов П. С. Заветные травы.— 2-е изд., доп.— М.: Мысль, 1985.— 208 с.: ил.
Автор книги — ученый-ботаник, посвятивший свою жизнь изучению дикорастущей флоры, преимущественно лекарственной.
Пастушенков Л. В. Растения — друзья здоровья.— Л.: Лениздат, 1989.— 190 с.: ил.
Полуденный Л. В., Журавлев Ю. П. Лекарственные растения на приусадебных участках.— М.: Моск. рабочий, 1989.— 205 с.: ил.


ОКАЗЫВАЕТСЯ

Недавно в США началось восстановление популяции волков в районе Скалистых гор. Этих животных поселят в Национальном парке Глейшер в штате Монтана. Для каждого района будет отобрано по 10 супружеских пар. Если усилия биологов увенчаются успехом и численность волков в этих областях увеличится, то вид можно будет исключить из Красной книги.

Масштабные таежные пожары, возникающие не по вине человека, могут указывать на... месторождения нефти или газа. Такую гипотезу выдвинули научные сотрудники Сибирского института геологии, геофизики и минерального сырья в Якутске.
Геологические, топографические карты, аэро- и космические снимки былых пожаров как бы очерчивают границы известных месторождений углеводородного сырья. Скважины, пробуренные на одном из нефтегазовых месторождений, оказались как раз в тех местах, где когда-то полыхали сильные пожары. Такое совпадение авторы гипотезы объясняют тем, что газ, поднимаясь по разломам горных пород, выходит на поверхность и становится тем «запалом», который от удара молнии поджигает тайгу сразу на большой территории.

Листья таких деревьев, как дуб и бук, каштан и ясень, испещрены мириадами устьиц — до 20 тысяч на один квадратный сантиметр. С их помощью растения поглощают огромные порции углекислого газа и получают питание, необходимое им, чтобы наращивать толщину ствола и раскидывать ветки. Количество влаги, которое испаряется через такие устьица, поистине огромно. Взрослый дуб, например, за один летний день теряет таким образом тонны воды. Но это не представляет особой угрозы для лиственных деревьев: ведь в большинстве мест умеренной зоны дожди выпадают все лето, и почва хорошо увлажнена.

Ничто на планете не может сравниться с могучими проявлениями жизни тропического леса. Представители различных семейств и родов, в обычных условиях обладающие скромными размерами, в дождевых лесах Амазонии вырастают подобно великанам. Похожая на бамбук трава вымахивает вверх до 30 метров со скоростью 90 сантиметров в сутки — почти 4 сантиметра в час! Там можно встретить и «розы» с 45-метровыми стеблями, «маргаритки» и «фиалки» размером с яблоню, 18-метровые древовидные папоротники с редкой по твердости древесиной, увидеть лист кувшинки диаметром в полтора метра, способный выдержать на себе вес ребенка, растение-паразит раффлезию с крупнейшим в мире цветком до 1 метра в диаметре и весом 15 килограммов, в котором во время дождей скапливается до 10 литров воды. Здесь водятся летучие мыши с размахом крыльев до 2 метров, 5-метровые кобры, 11-метровые удавы, произрастают лианы-ротанги из семейства пальм со стволами длиной 240 метров. Местные лягушки настолько огромны, что пожирают крыс, да и сами грызуны тянут до 40 килограммов и более.

«И в сухих деревьях есть жизнь!» — этот лозунг проводится сейчас в США.
Национальная федерация по охране живой природы настойчиво напоминает лесозаготовителям, туристам, землевладельцам о том, что сухие и засыхающие деревья с дуплами в стволах, наружными гнездами, сломанными вершинами необходимо беречь.
Многие птицы и млекопитающие, пресмыкающиеся и земноводные используют их для устройства своих жилищ. В национальном лесу Дешютс (штат Орегон) начата кампания «Гостиница для животных».

Рис. Г. Кованова


ЯД ДЛЯ НЕПРИЯТЕЛЯ

Я хочу рассказать вам о некоторых ядовитых растениях. Они всегда вызывают к себе повышенный интерес. И это естественно. Большую роль играют они в жизни людей. Конечно, не такую, как, предположим, растения плодовые и ягодные, но все же... Ведь никому не хочется отравиться, заболеть, испытывать недомогание, обращаться к врачу. Ну а если вы держите у себя в хозяйстве скот на вольном выпасе, то тем более знать такие растения и их свойства вам просто необходимо.
Итак, какие же растения мы называем ядовитыми? Такие, употребление которых даже в незначительных количествах может вызвать болезненные явления, а нередко и отравления, приводящие к смерти. Опасны ядовитые растения из-за содержащихся в них ядов (токсинов), которые представляют собой различные химические соединения. Ядовитых растений на Земле насчитывается около 10 тысяч видов. Довольно большое количество! Но многих из них, увидев хотя бы раз, можно потом узнать но внешнему виду или запаху.
О ядовитых свойствах некоторых растений было известно еще в глубокой древности. Люди слагали легенды о них. В Древней Греции считалось, что тайны таких растений ведомы лишь богине Луны, дорог и волшебниц — трехликой Гекате, и называли эти растения ее «пол-ночными травами». Согласно мифу храм Гекаты был возведен на берегу Черного моря в Колхиде, в царстве короля-волшебника Айета. У него был сад, в котором волшебницы-фармакиды под покровительством Гекаты занимались изготовлением ядовитых или целебных снадобий из этих растений. Древнегреческое слово «фармакон» означает одновременно и «яд», и «лекарство», и «колдовство». Поэтому наука о лекарственных растениях называется сейчас фармакогнозией, о лекарствах вообще — фармакологией, а люди, изготавливающие лекарства, в аптеках, называются фармацевтами.
Человек, узнавая о ядовитых свойствах некоторых растений, зачастую начинал применять их во зло. А чувства отвращения и ужаса, которые вызывали отравления, переносились на сами растения. «Коварные», «вредные», «растения-враги» — какие только прозвища им не давали! Во многих книгах о ядовитых растениях можно встретить не только предостережения, но и призывы к их полному уничтожению. И я тоже предостерегаю вас: ядовитые растения способны стать причиной непоправимых несчастий. Но в то же время, как это ни покажется странным, хочу и защитить их: ведь они являются частью экосистемы, в которой существуют, а значит, участвуют в круговороте веществ в природе. Так же, как и все растения, они производят путем фотосинтеза органические вещества и выделяют в атмосферу кислород. И вообще, в природе нет ничего лишнего и ненужного, все живое на нашей планете взаимосвязано друг с другом. Поэтому ядовитые растения нельзя уничтожать. С ними надо лишь научиться осторожно обращаться.
Кроме того, о многих ядовитых растениях известно, что они обладают и замечательными целительными свойствами, если их яды применять в малых дозах. Только в русской народной медицине использовалось более 160 видов таких растений.
Отравление человека происходит при различных обстоятельствах, но чаще всего — в результате употребления в пищу плодов, семян, корневищ, листьев и других частей. Обычно это происходит тогда, когда опасное растение имеет внешнее сходство со съедобным. Так, ребятишки могут попробовать семена белены, похожие на семена мака, или плоды вороньего глаза, похожие на ягоды черники. Листья болиголова пятнистого по ошибке используют вместо листьев петрушки, а плоды его — вместо плодов аниса. Иногда дети разгрызают косточки вишни, персиков, абрикосов и горького миндаля, чтобы съесть ядро, не зная, что в нем содержится синильная кислота — очень опасный яд. Смертельная доза чистой синильной кислоты для человека — 0,05—0,1 грамма, причем смерть наступает почти мгновенно.
Образование и накопление ядовитых веществ в разных частях растений в разные периоды его развития происходит неодинаково. Например, у чемерицы наиболее ядовиты молодые листья, а у мака наибольшее количество ядовитых веществ содержится в незрелых коробочках. У белены, куколя, гулявника — в семенах. А наш обыкновенный картофель содержит ядовитое вещество соланин во всех своих частях, кроме созревших клубней. Конечно же, никому не придет в голову есть его ядовитые ягоды или ботву, но не все знают, что и позеленевшие клубни картофеля в пищу непригодны, так как в них тоже много соланина, который не разрушается даже при кулинарной обработке.
Как вы думаете, зачем растения ядовиты? С первого взгляда очень просто — для того, чтобы их не трогали травоядные животные. Но все ядовитые растения опыляются насекомыми, а многие и разносят свои семена с их помощью. Возникает новый вопрос: как чувствуют себя насекомые? Ведь растения-то ядовиты! Вот вам и еще одна загадка природы. Значит, ядовитые растения ядовиты далеко не для всех: для врагов — да, а для друзей — нет! Многие ядовитые растения, смертельные для человека, являются пищей для некоторых животных, невосприимчивых к их ядам. Так, птица-носорог питается семенами чилибухи, содержащими смертельно ядовитый стрихнин. Один из видов тлей пьет сок омега пятнистого (болиголова). Жаворонки и перепелки спокойно склевывают семена цикуты, многие лесные птицы поедают ядовитые для человека ягоды омелы. Почему так?
Я уже упоминала о том, что в природе все взаимосвязано и взаимозависимо, и ядовитые растения — члены того сообщества, в котором живут. А разве можно жить изолированно, не взаимодействуя с другими организмами? Очевидно, ядовитость у растений появлялась постепенно, и столь же постепенно вырабатывалась устойчивость к их ядам у тех животных, которые наиболее тесно взаимодействовали с ними.
Сложена легенда о царе понтийском Митридате, который, чтобы избежать отравления коварными царедворцами, приучал себя постепенно к действию разных ядов, и так это у него хорошо получилось, что он действительно стал к ним невосприимчив. А когда город Пантикапей (ныне Керчь) штурмом взяли враги и Митридат понял, что ему пришел конец, он, как ни старался, не смог отравиться ядом. И пришлось ему приказать своим слугам отрубить себе голову...
Ну а что уж тут говорить о природе, располагавшей миллионами лет?! Ничего нет удивительного в том, что ядовитое для одних — совсем безвредно для других. Но возникает еще вопрос: почему же травоядные животные, имевшие в запасе тысячи лет эволюции, не приспособились к ядовитым растениям? Можно поразмышлять на эту тему.
В противоположность животным, среди которых ядовитые окрашены особо ярко, кричаще, ядовитые растения с первого взгляда самые обычные. Есть среди них и очень красивые, и не очень, поскромнее. Так, чтобы уметь отличать ядовитые растения от неядовитых, лучше и те и другие хорошо «знать в лицо», познакомиться с ними лично.

О. ХОХРЯКОВА
Фото Р. Воронова

Воронец красноплодный.
Белена.
Ландыш.
Купена.
Воронец черный.
Волчье лыко.


Записки натуралиста

Сергей АКСАКОВ
Царство добра и красоты

Из всего растительного царства дерево более других представляет видимые явления органической жизни и более возбуждает участие. Его огромный объем, его медленное возрастание, его долголетие, крепость и прочность древесного ствола, питательная сила его корней, всегда готовых к возрождению погибающих сучьев и к молодым побегам от погибшего уже пня, и, наконец, многосторонняя польза и красота его должны бы, кажется, внушать уважение и пощаду... но топор и пила промышленника не знают их, а временные выгоды увлекают и самих владельцев... Я никогда не мог равнодушно видеть не только вырубленной рощи, но даже падения одного большого подрубленного дерева; в этом падении есть что-то невыразимо грустное: сначала звонкие удары топора производят только легкое сотрясение в древесном стволе; оно становится сильнее с каждым ударом и переходит в общее содрогание каждой ветки и каждого листа; по мере того как топор прохватывает до сердцевины, звуки становятся глуше, больнее... еще удар, последний: дерево осядет, надломится, затрещит, зашумит вершиною, на несколько мгновений как будто задумается, куда упасть, и, наконец, начнет склоняться на одну сторону, сначала медленно, тихо, и потом, с возрастающей быстротою и шумом, подобным шуму сильного ветра, рухнет на землю!.. Многие десятки лет достигало оно полной силы и красоты и в несколько минут гибнет нередко от пустой прихоти человека.

Этими неувядающими, проникновенными строками замечательного русского писателя С. Т. Аксакова мы открываем сегодня «Записки натуралиста».
В этом году исполняется 200 лет со дня рождения Сергея Тимофеевича.
Целых два столетия минуло, а не затерялось, не потонуло под тяжелым пластом времени его прекрасное слово, проникнутое горячей, искренней любовью к природе. Его «Записки об уженье», «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии», «Детские годы Багрова-внука» и по сию пору, несмотря на частые переиздания, мгновенно исчезают с прилавков книжных магазинов. Дарование Аксакова в изображении природы поистине удивительно, он обладал редчайшим умением воссоздавать живые портреты зверей, птиц и рыб, их нравы и повадки.
Редакция «Юного натуралиста» намерена по-своему отметить славный юбилей признанного певца русской природы — вспомнить и заново открыть имена его талантливых последователей и продолжателей, чьи произведения тоже достойны быть настольной книгой каждого образованного человека и натуралиста. И вы, наши читатели, сможете наглядно убедиться, какой же настоящей россыпью самоцветов были отмечены эти двести лет!
* * *
Прочитав очерк С. Т. Аксакова «Тетерев» (который в сокращении мы и предлагаем сегодня читателям), И. С. Тургенев восторженно воскликнул: «Если б тетерев мог рассказать о себе, он бы, я в том уверен, ни слова не прибавил к тому, что о нем поведал нам Аксаков».

ТЕТЕРЕВ

...Тетерев из всех птиц, равных ему величиною, самая сильная и крепкая птица. Летает он очень проворно и неутомимо; машет крыльями с такою быстротою, что производит резкий и сильный шум своим полетом, особенно поднимаясь с земли. Тетерева водятся везде: и в большом и малом, и в красном и черном лесу, в перелесках, в редколесье, и даже в местах безлесных, если только не распахана вся степь, ибо тетеревиная самка никогда не совьет гнезда на земле, тронутой сохою. В губерниях, не тесно населенных, в местах, привольных хлебом и особенно лесом, тетерева живут в великом множестве. Они не отлетают на зиму, равно как и глухари. Жестокость морозов для них безвредна, и едва ли они не больше плодятся там, где холоднее. Но начнем сначала.
В мае месяце тетеревиные самки вьют гнезда в опушках леса, по редколесью и преимущественно по молодым зарослям, а в местах стенных — в каком-нибудь полевом кустарнике. Самка несет до десяти и даже до двенадцати яиц, как говорят охотники, но я сам никогда более девяти не нахаживал. Она сидит на яйцах очень крепко, так что не только все дикие звери и зверьки, но даже дворные собаки ловят иногда ее на гнезде. Мне самому случалось наезжать тройкой на тетеревиных курочек, сидящих на гнездах, и один раз моя коренная даже задавила копытом тетерку на яйцах. Три недели матка почти не слезает с гнезда и день и ночь; только в полдни сходит она на самое короткое время, непременно закрыв гнездо травою и перьями, чтобы яйца не простыли. Тетеревята выводятся из яиц обыкновенно около половины июня. Впрочем, это случается и позднее, если первые яйца по какому-нибудь несчастному случаю пропадут. Нередко гибнут они от палов, если палы производятся поздно... Сначала тетеревята, все без исключения, бывают серовато-желто-пестрого цвета, так что нельзя и различить самца от самки: первый впоследствии называется косачом (от косиц в хвосте), а вторая курочкой. В исходе августа на самце начинают показываться местами темные перья, как будто букеты темно-коричневых цветов; в это время он имеет особенный и весьма красивый вид, и тогда охотники говорят: тетеревята помешались. Косач уже и в этом периоде возраста крупнее курочки, и брови у него шире и краснее: преимущество, которое он навсегда сохраняет. Старый самец всегда тяжелее одним фунтом старой курочки. В начале зимы косач становится темно-кофейного цвета. Черные косицы в хвосте отрастают, концы их загибаются: одна половина направо, а другая налево. Фигура этих косиц очень похожа на загнутое лезвие старинного столового ножа. Косачи чернеют год от году и на третий год становятся совершенно черны ми, с маленькою серинкою на спине между крыльев и с отливом вороненой стали но всему телу и особенно по шее. Впрочем, внутренняя сторона крыльев подбита мелкими белыми перышками, также и косицы в хвосте; и белая же поперечная полоса видна на правильных перьях. Курочка существенно не изменяет своего цвета: только к зиме перья делаются жестче и крупнее, а пестрины темнее и желтее.
Тетеревята имеют то особенное свойство, что через несколько дней после вылупления своего из яиц начинают понемножку летать, или, точнее сказать, перепархивать, отчего самые маленькие называются в иных местах так же, как перепелята, поршками. Питаются они сначала разными травяными семенами и мелкими насекомыми, потом разными ягодами: полевою клубникою, костяникою и вишнею, до которых они большие охотники, а в местах лесных — всякими лесными ягодами. Способ, посредством которого тетеревята лакомятся вишнями, растущими гораздо выше их роста, очень оригинален: они пускают вишенные кустики между ног и, подвигаясь вперед, постепенно их наклоняют до тех нор, пока ягоды не приблизятся к самому их рту... Позже они кормятся хлебными зернами и, наконец, когда хлеба уберут в гумно, а ноля покроются снегом, древесные почки, дубовые желуди, березовые сережки, ольховые шишечки, можжевеловые ягоды, сосновые и еловые погонцы доставляют им обильный и питательный корм.
...В исходе марта начнет сильно пригревать солнышко, разогреется остывшая кровь в косачах... И самцы начинают токовать, то есть, сидя на деревьях, испускать какие-то глухие звуки, изредка похожие на гусиное шипение, а чаще на голубиное воркованье или бормотанье, слышное весьма далеко в тишине утренней зари, на восходе солнца. Вероятно, многим удавалось слышать, не говоря об охотниках, «вдали тетеревов глухое токованье», и, верно, всякий испытывал какое-то неопределенное, приятное чувство. В самих звуках ничего нет привлекательного для уха, но в них бессознательно чувствуешь и понимаешь общую гармонию жизни в целой природе... Итак, косач пускается токовать; сначала токует не подолгу, тихо, вяло, как будто бормочет про себя, и то после сытного завтрака, набивши полный зоб надувающимися тогда древесными почками. Потом, с прибавлением теплоты в воздухе, с каждым днем токует громче, дольше, горячее и, наконец, доходит до исступления: шея его распухает, перья на ней поднимаются, как грива, брови, спрятанные во впадинках, прикрытые в обыкновенное время тонкою, сморщенною кожицею, надуваются, выступают наружу, изумительно расширяются, и красный цвет их получает блестящую яркость. Косачи рано утром, до солнечного всхода, похватав уже кое-как несколько корма (видно, и птице не до пищи, когда любовь на уме), слетаются на избранное заранее место, всегда удобное для будущих подвигов. Это бывает или чистая поляна в лесу, или луг между дерев, растущих на опушке и иногда стоящих на открытом поле, преимущественно на пригорке. Такое место, неизменно посещаемое, всегда одно и то же, называется током, или токовищем. Надобно постоянное усилие человека, чтоб заставить тетеревов бросить его и выбрать другое. Даже сряду несколько лет токи бывают на одних и тех же местах. Косачи, сидя на верхних сучьях дерев, беспрерывно опуская головы вниз, будто низко кланяясь, приседая и выпрямляясь, вытягивая с напряжением раздувшуюся шею, шипят со свистом, бормочут, токуют, и, при сильных движениях, крылья их несколько распускаются для сохранения равновесия. Они час от часу приходят в большую ярость: движения ускоряются, звуки сливаются в какое-то клокотанье, косачи беснуются, и белая пена брызжет из их постоянно разинутых ртов... Но не напрасно оглашается окрестность горячими призывами косачей, несколько времени токующих уединенно: курочки уже давно прислушивались к ним и, наконец, начинают прилетать на тока; сначала садятся на деревья в некотором отдалении, потом подвигаются поближе, но никогда не садятся рядом, а против косачей. Неравнодушно слушая страстное шипенье и бормотанье своих черных кавалеров, и пестрые дамы начинают чувствовать всемогущий голос природы и оказывают сладострастные движения: они охорашиваются, повертываются, кокетливо перебирают носами свои перья, вздрагивая, распускают хвосты, взмахивают слегка крыльями, как будто хотят слететь с дерева, и вдруг, почувствовав полное увлечение, в самом деле быстро слетают на землю... стремглав все косачи бросаются к ним... и вот между мирными, флегматическими тетеревами мгновенно вскипает ревность и вражда, ибо курочек бывает всегда гораздо менее, чем косачей, а иногда на многих самцов — одна самка. Начинается остервенелая драка: косачи, уцепив друг друга за шеи носами, таскаются по земле, клюются, царапаются без всякой пощады, перья летят, кровь брызжет... а между тем счастливейшие или более проворные, около самой арены, совокупляются с самками, совершенно равнодушными к происходящему за них бою. Оплодотворенная курочка сейчас начинает заботиться о своем потомстве: в редколесье или мелком лесу выбирает место сухое, не низкое, разрывает небольшую ямочку, натаскивает ветоши, то есть прошлогодней сухой травы, вьет круглое гнездо, устилает его дно мелкими перышками, нащипанными ею самою из собственной хлупи, и кладет первое яйцо. На другой день она опять вылетает на токовище, тщательно прикрыв гнездо травой и перьями, опять оплодотворяется от первого ловкого косача, кладет второе яйцо и продолжает ту же историю до тех пор, пока гнездо будет полно или временное чувство сладострастия вполне удовлетворено. Несколько времени косачи продолжают слетаться на токовища, постепенно оставляемые курочками, и тока, слабея день ото дня, наконец прекращаются. Время любви прошло, распухшая кожа на шее косачей опадает, брови прячутся, перья лезут... пора им в глухие, крепкие места, в лесные овраги; скоро придет время линять, то есть переменять старые перья на новые: время если не болезни, то слабости для всякой птицы.
Итак, с начала или, много, с половины мая тетерев совершенно пропадает из глаз охотника. Косачи и холостые курочки скрываются в самых глухих лесных местах, где линяют в продолжение июня месяца. В июле появляются на сцену тетеревята. Покуда они малы, матка, или старка, как называют ее охотники, держит свою выводку около себя в перелесках и опушках, где много молодых древесных побегов, особенно дубовых, широкие и плотные листья которых почти лежат на земле, где растет густая трава и где удобнее укрываться ее беззащитным цыплятам, которые при первых призывных звуках голоса матери проворно прибегают к ней и прячутся под ее распростертыми крыльями, как цыплята иод крыльями дворовой курицы, когда завидит она в вышине коршуна и тревожно закудахчет. Надобно при сем случае сказать, что обыкновенные тетерева весьма близки к домашним курам.

Фото Ю. Артюхина и И. Мухина


НАША ОБЛОЖКА:
На первой странице — лиса; на второй — «Начало» (фото А. Коваля); на третьей — черника (фото Р. Дормидонтова); на четвертой — брусника (фото Р. Воронова).

В ЭТОМ НОМЕРЕ:

Корни и крона ............ 1
Наш вестник ............ 3
Месяцеслов ............. 6
Ю. Краснощеков. Кто спасет сказку? .... 11
С. Кучеренко. Как волка ни корми ..... 14
Секреты лесовичка .......... 20
Е. Дунаев. Союз водоросли с грибом .... 24
Клуб Почемучек ........... 29
В. Есаулов. Поднебесная пасека ..... 36
Оказывается ............ 39
О. Хохрякова. Яд для неприятеля ..... 40
Записки натуралиста. Сергей Аксаков. Царство добра и красоты ........ 44

В номере использованы фото из журналов «National Geographic», «Wildlife».

НАШ АДРЕС: 125015, Москва А-15, Новодмитровская ул. 5а
Телефоны: 285-88-03 285-89-67
Главный редактор Н. Н. СТАРЧЕНКО
Редколлегия: БЕЛАШОВ А. М., ГОЛОВАНОВА Т. И. (зам. главного редактора), КИТАЕВ-СМЫК Л. А., ЛИННИК Ю. В., МАСЛОВ А. П., САНГИ В. М., ЧАЩАРИН Б. А. (ответственный секретарь), ШИПУНОВ Ф. Я.
Научный консультант профессор, доктор биологических наук, академик ВАСХНИЛ Е. Е. СЫРОЕЧКОВСКИЙ
Художественный редактор Л. Л. СИЛЬЯНОВА
Технический редактор И. Е. МАКСИМОВА
Рукописи не возвращаются.
Сдано в набор 03.06.91. Подписано в печать 26.06.91. Формат 70Х100 1/16. Печать офсетная. Бумага офсетная № 1, 2. Усл. печ. л. 3,9. Усл. кр.-отт. 16,9. Уч.-изд. л. 4,7. 1-й завод 800 000 экз. Заказ 2105. Цена 45 коп.
(С) «Юный натуралист», 1991 г.
Типография ордена Трудового Красного Знамени издательско-полиграфического объединения «Молодая гвардия». Адрес ИПО: 103030, Москва, К-30, ГСП-4, Сущевская, 21.
Учредители — ИПО «Молодая гвардия», трудовой коллектив редакции журнала «Юный натуралист», ЦС СПО (ФДО) СССР.


Индекс 71121
Цена 45 коп.


Есть ли в наших лесах вечнозеленые растения? Конечно, есть! Стоит зимой пойти в лес, как нас окружат густые лапы ели, стряхивающие пушистый снег, стройные сосны с жесткой голубовато-зеленой хвоей. Но это привычные нам хвойные растения. А вот есть ли у нас растения, у которых не хвоя — тонкие иголки, а широкие листья, зимующие в зеленом состоянии и живущие не один год, как на юге — в субтропиках или тропиках? Такие растения в наших лесах не редкость. Например, брусника.


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz