каморка папыВлада
журнал Юный натуралист 1991-07 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 27.06.2017, 10:07

скачать журнал

страница следующая ->

ISSN 0205 — 5767

Юный Натуралист
1991 7


Юный Натуралист
1991 7
Научно-популярный иллюстрированный детский и юношеский журнал. Выходит один раз в месяц. Журнал основан в 1928 году.


ЗЕМНОЙ РАЙ

На восточной окраине нашей страны, дальше Сахалина, между японским Хоккайдо и нашей Камчаткой, разделяя Охотское море и Тихий океан, протянулись двумя цепочками с юга на север замечательные Курильские острова.
Островов много, и каждый неповторим, не похож ни на какой другой. Самый северный — Парамушир, обдуваемый со всех сторон ветрами, безлесен, как высокогорная тундра. А на самом большом — Итурупе, густые леса, в том числе близкие к субтропическим. Тут и там на островах возвышаются вулканы — их 40 на Курилах.
Когда подплываешь на корабле к Итурупу, с моря кажется, что весь остров покрыт веселой зеленой травой. А это бамбуковые заросли. Саса курильская. Соломина этого вида бамбука не толще двух сантиметров, а высота около двух метров. Бамбуковые соломины растут так близко друг к другу, так плотно — не продерешься. Шагнешь левой ногой, а правая застревает.
Жители Курил прорубают в бамбуковых зарослях тропинки в разных направлениях, по ним и ходят куда нужно. Однако не зная расположение и направление лесных дорог, тропинку без проводника не найти. Дело в том, что над дорожкой разрастаются, переплетаются и смыкаются, как зеленая крыша, бамбуковые ветви. Получается уже не дорога, а зеленый туннель. Вход в этот туннель тоже зарастает, его не разглядеть.
Мы — ботаники — приплыли на Итуруп в сентябре. Конечно же, первым нашим желанием было — попасть на вулканы, где растения особенно интересны. Но как доберешься туда без проводника?
Осень на Курилах — время путины, когда в небольшие речки заплывает из моря красная рыба — кета, нерка и другие. В эти дни каждый житель занят ловлей и обработкой рыбы. В такую пору на острове ни за что не найдешь проводника, никто не пожелает бросить дела.
И мы отважились на самостоятельное путешествие.
Сначала разыскали на морском берегу устье речки, стекающей с вершины, чтоб ее берегом подняться к вулкану.
Там, где речка впадает в море, раскинулась небольшая долинка. На сфагновом мягком болоте торчат искривленные лиственницы, а вокруг на моховом зеленом покрове яркая клюква. А травы... Травы выше человека. Особенно высоки борщевик сладкий и шеломайник. Высота того и другого до трех метров.
Тут мы увидели вечнозеленую японскую скимию с красными ягодами. И это невысокое растеньице свидетельствует о том, что мы приехали не на север, а на юг, почти в субтропики. Ведь на многих Курильских островах растут яркие представители субтропических растений. Выделяется своими красными ягодами сумах волосистый. И всюду на деревьях и на бамбуке — лианы, очень характерные для южного леса.
Среди лиан — гортензия пальчатая — с цепкими лапками-присосками. С их помощью она забирается высоко на деревья. Букетики ее пышных соцветий вырастают прямо на стебле.
Наиболее распространена на Курилах ядовитая лиана — сумах восточный. Дело в том, что сок сумаха восточного ядовит. Особенно плохо, когда сок попадает на кожу, не дай Бог — на ранку. Появляется сыпь, отеки, которые долго не проходят. Местные жители называют этот сумах иприткой, очень опасаются его, особенно весною, когда начинается сильное сокодвижение. Однако и это ядовитое растение служит человеку. Сок, соответственно обработанный, становится черным, блестящим, твердым. Его используют как лак.
Вечером мы поставили в устье речки палатки, устроились на ночь.
С утра — в путь, к вулкану «Богдан Хмельницкий». Подъем сложен. Удачно, что шершавые камни на речном берегу не обросли водорослями, не скользят. Мы перескакиваем с камня на камень, и это облегчает подъем.
Речной каньон высок и узок. Внизу, где мы идем, почти темно. Небо светится сверху как окно. Лишь там, где ущелье расширяется, на освещенных склонах — зеленые кустики. Мы узнаем среди них вейгелу Миддендорфа. Подумать только, садовое растение под ногами. Вот что значит юг.
Бамбук редеет, он уже не высок, а скорее низок. Его сменяют заросли кедрового стланика, высокого хвойного растения с гибкими, обращенными вниз по склону, ветвями. Как интересно: бамбук и кедровый стланик рядом.
Чего тут только не увидишь! На крутом склоне — голая земля. Там — загадочные фумаролы. Это — расщелины, куда из-под земли набирается вода, чаще всего горячая. Фумарола пыхтит и свистит как паровоз, вся окутана паром, и клочья его плывут в разные стороны. Таинственно и фантастично. Земля горячая, дышит как живая. Пахнет серой.
Наконец-то мы наверху. С трудом забираемся на борт кратера. Он огромный, в поперечнике до шести километров. Бродим среди поросших кустарниками глыб вулканических пород, спускаемся по стенкам кратера, собираем гербарий.
На вершине вулкана очень много видов низкорослых арктических травянистых растений. Еле поднимается над землей похожий на маленькую черепаху шаровидный кустик диапенсии с торчками белых цветов. Рядом стелющаяся водяника с черной ягодой. Тут же стелется арктоус, или толокнянка арктическая с ярко-зелеными листьями. Осенью ее листья алые, как и листья голубики. Веточки голубики с сизо-голубыми ягодами почти лежат на земле.
Но красивей всех — рододендрон камчатский с большими розовыми цветами, как бы торчащими из земли. Побеги рододендрона полегли, некоторые вросли в землю, торчат лишь цветы.
В 3 часа мы собрались в обратный путь. До лагеря нужно успеть засветло. На Курилах темнеет внезапно, как в тропиках. Мы не идем, а бежим, перескакивая с камня на камень.
А до вулкана Барановского мы добирались двое суток. Шли зарослями и тропками в бамбуке. Шли и без тропы, в лоб, взбираясь среди обращенных вершинами вниз берез и кленов. Зимой во время сильных снегопадов снежные глыбы прижимают эти деревья к земле, да так, что распрямиться летом те уже не в силах, так и растут лежа. Перебираться через них — дело нелегкое, сломать ногу ничего не стоит.
Мы отважились забраться в кратер вулкана. Множество фумарол, серный запах, подземные толчки и гром из-под земли не доставили большого удовольствия. И все же мы чувствовали себя победителями: кому еще удавалось спускаться в подобную преисподнюю?
Трудна дорога вверх, но и вниз не легче. Счастье, что наш начальник — человек бывалый, очень хорошо ориентируется на местности. Мы возвращались с вулкана другой дорогой, но он вывел нас куда надо. А на пути мы повстречали заросли гуальтерии Микели. Белые ягоды этого вечнозеленого кустарника напоминают по запаху мазь «випратокс». Оказывается, в ягоде гуальтерии содержится такое же вещество, которое входит в состав мази и которое добывают из ягод вересковых растений.
На остров Кунашир мы попали тоже осенью, когда среди пихт и тисов пламенели яркие листья кленов. И как кораллы блестели на темных тисах плоды с семечками внутри. Семя окружено мясистой коронкой, хорошо заметной издалека птицам...
Спускаясь, мы шли в сторону океана.
В глухом распадке, где деревья особенно высоки, мы любовались единственной у нас в стране дикорастущей магнолией. Ее обратнояйцевидные листья, беловойлочные снизу, удивительно велики. Один лист сорвался с ветки и как желтая лопасть лег к подножию высоченного дерева...
Курильские острова незабываемы, как рай земной. Они достойны заповедной охраны. И в то же время — всеобщего обозрения. По-моему, самое подходящее для этого — организация на Курилах национального парка.

М. МАЗУРЕНКО,
доктор биологических наук
Фото Г. Смирнова

Курильская лиственница.
Курильский крупноплодный шиповник.
Остров Кунашир.
Остров Кунашир. На заднем плане вулкан Менделеева.


МЕСЯЦЕСЛОВ

ИЮЛЬ

Июль — сернозарник, страдник * Июль устали не знает, все прибирает * В июле на дворе пусто, а в поле густо * Июль — месяц ягод, зеленая страда * Не моли лета долгого, моли лета теплого * Счастливы те поля, на которые летний дождь выпадает впору * Июль — краса лета, середина цвета * Дождливое лето хуже осени * Сбил сенозарник спесь, что некогда на полати лечь * Ранний дождь озолотит, а поздний разорит * Июль — макушка лета, декабрь — шапка зимы.

2. Зосима
Зосима — пчелы меда запасают.

3. Мефодий
Мефодий — паутинный день, погодоуказатель.
На Мефодия дождь — будет идти сорок дней.

6. Аграфена-лютые коренья
Репу сей на Аграфену — хороша репа будет.
Сбор трав и кореньев для лечебных целей.

7. Иван Купала
Сильная роса на Ивана — к огурцам.
На Иванов день цвет, на Ильин-то день (2 августа) — хлеб.
На Иванову ночь звездно — много будет грибов.
Коли в Иванов день случится гроза, орехов уродится мало и будут они пустые.

8. Петр и Феврония
С этого дня ожидается еще сорок жарких дней.

9. Давид-земляничник
Поспевает земляника.

10. Самсон-сеногной
На Самсона-сеногноя дождь — семь недель то ж.
На Самсона дождь — до бабьего лета мокро.

12. Петров день
С Петрова дня — красное лето, зеленый покос.
Коли дождь на Петров день — сенокос будет мокрый.
На Петров день дождь — урожай не дурной, два дождя — хороший, три — богатый.
Петр и Павел день убавил.
Придет Петрок — сорвет листок.
После Петрова дня кукушка ячменным колосом давится — умолкает.
Соловей поет до Петрова дня.

14. Летние Кузьминки
Кузьмы и Демьяны пришли — на покос пошли.

18. Афанасий
На Афанасия месяц на всходе играет — к урожаю.

21. Прокопий
Коли на Казанскую черника ягода поспела — поспела и рожь.
На Казанскую — зажин ржи.

24. Ефимьи-стожарницы
Глухой гром — к тихому дождю, гулкий гром — к ливню.

25. Прокл-великие росы
На Прокла поле от росы промокло.

29. Афиноген
Лето перешагнуло знойную пору.
На Афиногена пташки задумываются.


РУБИН

Такое название минерал получил за присущий ему красный цвет (латинское «ruber» значит «красный»). Цвет рубина может быть всевозможных оттенков, причем они бывают различны даже в пределах одного месторождения. Самые ценные — рубины цвета голубиной крови: чисто-красные с легким пурпурным оттенком.
На Руси рубин именовали яхонтом (правда, это же название было и у сапфира). Слово это произошло от греческого «яхинтос», что значит «гиацинт». Яхонтом считали самый красный среди драгоценных и самый драгоценный среди красных каменьев. Ими украшались царские одежды, короны, скипетры и фамильные драгоценности.
Вот как описывает убранство царя Палестины Соломона А. И. Куприн в рассказе «Суламифь»: «Тогда царь встал, велел дать себе умыться и надел самый роскошный пурпурный хитон, вышитый золотыми скарабеями, и возложил на свою голову венец из кроваво-красных рубинов». Тем, кто всерьез заинтересовался минералами, очень советую прочитать этот чудесный рассказ. Соломон поведал своей возлюбленной о внутренней природе многих камней, об их магических свойствах и таинственных значениях. Мне показалось, что описание одного из них уж очень бы подошло к рубину: «Вот анфракс, священный камень земли Офир. Он горяч и влажен... он красен, как кровь, как вечерняя заря, как густое вино из виноградников энгедских. Это камень любви, гнева и крови. На руке человека, томящегося в лихорадке... он становится теплее и горит красным пламенем... Если его растолочь в порошок и принимать с водой, он дает румянец лицу, успокаивает желудок и веселит душу. Носящий его приобретает власть над людьми». Не правда ли, красивая легенда?
Яхонт был излюбленным камнем Ивана Грозного. Вот как рассказывал о нем русский царь английскому посланнику Горсею: «Вот рубин врачует сердце, мозг и память человека». Многие верили, что яхонт дарит воинам и полководцам победы и подвиги в крупных сражениях, обращает людей к великим целям, обладает магическим свойством приносить счастье и любовь и даже предупреждать изменениями цвета о грозящих опасностях.

М. ОСЕННОВА


ЗНАКИ ЗОДИАКА

РАК

В 46 году до н. э. великий римский полководец и государственный деятель Гай Юлий Цезарь поручил ученым мужам во главе с александрийским астрономом Созигеном провести календарную реформу. Ибо была в этом настоятельная необходимость — слишком уж несовершенным был календарь. За работу принялись жрецы. Они взяли за основу календарь египтян. В результате была установлена продолжительность года в 365,25 суток. А чтобы начало года всегда приходилось на одно и то же число, приняли решение в течение трех лет считать в каждом году по 365 дней, а в каждом четвертом — 366 (такой год был назван «високосным», и название сохранилось по сей день). Кроме того, начало года было перенесено с 1 марта на 1 января.
В благодарность Юлию Цезарю римский сенат по предложению Марка Антония переименовал в 44 году до н. э. месяц «квинтилис» (то есть «пятый» по-латыни) в июль (jultus), поскольку именно в этом месяце родился Юлий Цезарь.
В июле СОЛНЦЕ находится преимущественно в знаке РАКА.
Это созвездие — одно из самых малоприметных в зодиаке. Очевидно, свое название оно получило около 2000 лет назад, когда в нем находилась точка летнего солнцестояния. Достигая этой точки, СОЛНЦЕ начинало как бы пятиться опять вниз. До этого же звезды РАКА относились к созвездию ЛЬВА. Даже в X веке н. э. арабы называли еще самые яркие звезды созвездия РАКА «ноздрями и мордой Льва».
У разных народов были и другие названия этого созвездия: у ассирийцев — бык (вспомните принесение в жертву ста быков у греков в июле!), у кельтов — дуб, у японцев — цветок ириса...
Главная астрономическая особенность РАКА — рассеянное звездное скопление ЯСЛИ.
У древних астрологов знак РАКА был связан с водой и считался находящимся под покровительством ЛУНЫ. 26 июля, в полнолуние, будет еще одно полутеневое лунное затмение (другое было месяц назад). А вот 11 июля — полное солнечное затмение, правда, в нашей стране не видимое. 15 июля произойдет соединение планет ЮПИТЕР и МЕРКУРИЙ — все они находятся в РАКЕ. А вот 22 июля — соединение ВЕНЕРЫ и МАРСА.

Н. МАМУНА

Северная часть неба в июле.
Южная часть неба в июле.


НЕ ВЕРИШЬ - ПРОВЕРЬ

Беспрерывный гром — быть граду.
Вечером сильно стрекочут кузнечики — к хорошей погоде.
Во время восхода солнца стоит духота — вечером будет дождь.
Вода течет пенясь — скоро будет дождь.
Волна бьет навстречу текучей воде — быть дождю.
Воробьи сидят напыжившись — к дождю.
Воронье под тучи взбирается — к ненастью.
Грачи пасутся на траве — к дождю.
Если во время грозы идут с шумом большие темные тучи — будет град; то же самое, если идут тучи темно-синие, а посреди них белые.
Если летом при ясной погоде отдаленные предметы не отчетливы, как бы в мареве,— будет дождь.
Если летом совсем не видно пауков — непременно будет дождь.
Если летом солнце восходит в тумане, днем будет тихо и душно.
Если пауков видно много — к хорошей погоде.
Если петух запел раньше девяти часов вечера — к дождю.
Коли муравьи строят большие муравейники — ожидай ранней и холодной зимы.
К полудню появятся черные толстые облака — вечером дождь.
Красные облака до восхода солнца — к ветру, тучи — к дождю.
Ласточки купаются и тревожно летают то в гнездо, то из гнезда — перед дождем.
Листья деревьев показывают свою изнанку — дождь близко.
Много комаров — готовь по ягоды коробов, много мошек — готовь по грибы лукошек.
Обилие ягод летом предвещает холодную зиму.
Облака кучевые — к ведру.
Парной туман над лесом — пошли грибы.
Появились опенки — лето кончилось.
Птицы входят в воду — к дождю.
Пчелы сидят на стенках улья — к сильной жаре.
Пчелы толкутся — к ненастью.
Редкий дождь — жди грибов.
Рыбы выскакивают из воды — к дождю, ненастью.
С раннего утра пчелы отправляются за добычей — будет хороший день.
Туман над лесом стоит — к дождю, пойдут грибы.
Тучи опускаются к ненастью.


НАШИ СОСЕДИ

ДЕРЕВЕНСКАЯ ЛАСТОЧКА

Среди пернатых, издревле связанных с человеком прочными нитями взаимных симпатий, деревенская ласточка занимает особое положение. Независимый характер этой симпатичной пичуги прекрасно сочетается с трогательной привязанностью к людям. Мы давно подметили ее бескорыстие — выгодное отличие от практичных ворон и воробьев, имена коих уже содержат недвусмысленный намек на некоторые неблаговидные черты характера. А ласточек в народе ласково кличут касатками за милый нрав, пригожую внешность да черные косицы по бокам хвоста, придающие облику птицы особенную элегантность.
Зиму касатки проводят в далеких южных краях, добираясь подчас и до мыса Доброй Надежды. На свою северную родину ласточки возвращаются поздно, когда ковер молодого разнотравья полностью оденет пойменные луга да запестреют на их сочной зелени стада истосковавшихся по свежей травке буренок. То-то откроется праздник комарам и мухам, день ото дня все в большем числе заполняющим толщу воздушного океана, на совесть прогретого старательным весенним солнцем. Вот тут и приходит время ласточек — неутомимых преследователей летающих насекомых. Любо-дорого посмотреть, как ловко управляются длиннокрылые летуны со слепнями и оводами, мухами и комарами. Кажется, даже меланхоличные буренки нет-нет да бросят одобрительный взгляд на стремительных черно-белых птиц, без промаха разящих надоевшую крылатую нечисть. А побежит по лугу мальчонка-подпасок, тут же и вокруг него заведут веселый хоровод касатки, выхватывая из-под самых ног взлетающих стрекоз, мотыльков и кобылок.
Основательно закусив после дальней дороги, приступает ласточка к устройству гнезд. Вскипает под крышами ближайшей деревни кутерьма беспрерывно щебечущих, снующих туда-сюда птиц, которые только что в форточки не залетают. В выборе жилища касатка необычайно привередлива и питает особые пристрастия к закрытым помещениям. Где только не находили ласточкиных гнезд! Годится и чердак, и веранда, и сени, да и жилая комната, хозяева которой, отправляясь в отпуск, неплотно закрыли окно. Главное, чтобы было бесперебойное сообщение с улицей, да люди пернатых постояльцев не беспокоили.
Что же влечет касатку с солнечного двора в прохладный полумрак людских построек? Все дело здесь в особом искусстве устройства гнезд, в чем ласточка преуспела больше прочих пернатых. Не меньше недели требуется супружеской паре касаток для того, чтобы из мельчайших кусочков глины слепить аккуратно половинку чашечки и прикрепить ее к какому-либо твердому основанию, чаще всего — к стене под самым потолком выбранного помещения. Натаскает самочка в гнездо пуху, отложит в мягкую перинку четыре-пять яичек и примется насиживать. Пройдет три недели, и ровным рядком поднимутся вдоль края чашечки симпатичные головки подрастающих птенцов. Всем хорошо самодельное, лепное гнездо. Да вот беда — прочность чашечки ослабевают от высыхания. Оттого и прячет касатка свои гнезда под всевозможными навесами, подальше от жарких солнечных лучей.
А где же спасалась ласточка в доисторическое время, покуда люди не научились строить дома? Ничего не оставалось, как до поры до времени ютиться в пещерах по соседству с медведями, львами и саблезубыми тиграми. Потом появились люди, и хищникам пришлось освобождать пещеры. Новые их обитатели, обремененные множеством более важных проблем, не слишком заботились о порядке. Грандиозные кучи мусора, обрывки шкур и объедки копились годами и каждым летом собирали вокруг себя несметные мушиные полчища. Это обстоятельство просто не могло не привлечь внимания ласточки. А ее неустанное трудолюбие по истреблению надоедливой мошкары, в свою очередь, не смогло не снискать одобрения со стороны хозяев пещеры. В таинственных глубинах каменного века подписан был союз человека и птицы, чудесным образом дошедший до нас сквозь все превратности тысячелетней истории планеты. И сейчас нам следует позаботиться о том, чтобы наши потомки сохранили в своем календаре природы замечательный весенний праздник возвращения ласточек.

В. ИВАНИЦКИЙ
Фото И. Мухина


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz