каморка папыВлада
журнал Юный художник 1999-01 текст-6
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.08.2017, 18:07

скачать журнал

<- предыдущая страница

НАШИ УЧИТЕЛЯ

Педагог-энтузиаст

В начале 40-х годов в Советском Союзе еще не угас энтузиазм, с которым многие трудились в надежде на скорое построение светлого будущего. Примером служит работа руководителя изокружка Сочинского дома пионеров Ивана Федоровича Егорова.
В архиве Центрального дома художественного воспитания детей хранится его письмо, дневниковые записи и рисунки воспитанников, которые провели июль 1940 года с И.Ф.Егоровым в окрестностях Сочи, в горной местности Ажек.
О том, что эта поездка состоится, Иван Федорович сказал ребятам заранее, хотя не был уверен в успешности начинания, поскольку не хватало средств на нее. Ему все же хотелось, чтобы у детей возникло ощущение праздника. Ребятам, которые готовились к походу, предстояло выполнять и культурную миссию: давать концерты, устраивать вечера отдыха для местных жителей. Группа тщательно подготовилась и ранним утром отправилась в Ажек. Шли весело, днем благополучно добрались, расположились в местной школе, приготовили все необходимое для работы на этюдах.
Распорядок дня был строгий: поднимались рано, в 5 часов, делали зарядку, умывались, завтракали, затем отправлялись на этюды до обеда, после чего - час отдыха и снова - вечерние этюды. Свой первый поход ребята назвали творческой вылазкой.
Места вокруг были настолько живописны, что для создания этюда не требовалось долго искать мотив и уходить далеко от школы. Иван Федорович помогал в тех случаях, когда выбрана неудачная точка зрения или мотив не давал возможности решать поставленную задачу, например, передачи пространства или контрастов света и тени. Всего кружковцами в Ажеке сделано 270 этюдов.
И.Ф.Егоров, обладая незаурядным педагогическим даром, заботился о том, чтобы дети постоянно ощущали душевный подъем, и это ему удавалось. Иногда отправлялись на этюды в ущелье, что уже сопряжено с опасностью сорваться со скалы. Для того чтобы руки были свободны, этюдники прилаживали за плечи, как рюкзаки. Спускаться приходилось на четвереньках, держась за ветки самшита или веревку. Чувство опасности обостряло творческое воображение детей. Уходили на целый день, взяв с собой еды, и возвращались только к 5-6 часам вечера. Красота открывавшихся видов поражала настолько, что некоторые терялись перед ней, чувствуя свое бессилие передать ее в цвете.
С первого дня приезда в Ажек Иван Федорович старался приобщить местных ребят к вечерам отдыха, которые студийцы проводили каждый день с песнями, шутками. Кружковцы организовывали в поселке концерты, рассказывали о жизни в городе, делали портреты геологов.
И.Ф.Егоров стремился к тому, чтобы у ребят развивалась общая любознательность, интерес ко всему значительному в жизни. Он устраивал встречи членов кружка изобразительного искусства со старателями золотых приисков, охотниками, пчеловодами, знакомил с историей местности, в частности, золотого месторождения. Если сначала окрестные дети дичились, боялись близко подойти, то после концертов и встреч стали постоянными участниками вечерних костров. Приходили на огонек и взрослые.
Участница похода Кена Львова записала в своем дневнике о кострах Ажека: «Особенно бодро и весело звучит собственная песня студийцев, слова которой сочинили несколько девочек студии, а музыку - наш юный композитор Максим Галыгин». У этих девочек наиболее интересны и живописные работы, и дневниковые записи. Их этюды можно отнести к маленьким шедеврам, созданным студийцами в походе: натюрморт Клавы Диденко «Сливы», пейзажи Дуси Смоглюковой, отличающиеся богатством цвета и непосредственностью восприятия. Привлекает акварельный этюд Дуси «Кладка через реку Сочинка». Гармоничное сочетание теплых и холодных тонов, динамичность мазков, уверенность рисунка, сочетание прозрачности акварели с насыщенными пятнами краски - все это передает ощущение человека, стоящего на берегу горного потока, вдыхающего свежий прохладный воздух и упивающегося игрой солнечного света в зелени, на скалах, на поверхности воды, вслушивающегося в праздничную симфонию природы.
В подборке работ кружковцев есть и «Автопортрет» Дуси, написанный маслом. Он гармоничен в живописном отношении, глубок по содержанию. Поэтичен «Чабанский домик» Али Веселухиной, наполненный остротой первых впечатлений и зачарованностью таинственной и величавой природой Кавказа.
Летние впечатления проявились в работе над рисунками к Лермонтовскому конкурсу.
Во время пребывания в Ажеке Иван Федорович постоянно заботился о том, чтобы пробудить у детей любовное отношение к природе, стремление учиться у нее. Впечатления от природы Кавказа, перенесенные на бумагу, придали величественный характер композиции, поэтическую сгармонированность всех деталей изображения. По рисункам видна работа педагога по воспитанию у детей культуры цвета, перспективного построения.
Самые важные стороны личности, которые стремился воспитать учитель у своих учеников, - трудолюбие и способность ощутить красоту, гармонию мира. В литературном архиве сохранились рассказы участников экспедиции, написанные для литературно-художественного журнала по впечатлениям и дневниковым записям.
Этюды, созданные студийцами Сочинского дома пионеров, в сочетании с литературным материалом раскрывают перед нами страницы прошлого, пример самоотверженного труда педагогов-художников. Несмотря на материальные трудности, они полностью отдавали себя эстетическому воспитанию детей, развивали у них художественный взгляд на окружающую действительность. Усилия И.Ф.Егорова не пропали даром, они положительно сказались на всем последующем творчестве его воспитанников.

Ю.ПРОТОПОПОВ,
научный сотрудник лаборатории изо Института художественного образования РАО

Редакция журнала надеется, что те, кому известно, как сложилась судьба Ивана Федоровича Егорова и его учеников, откликнутся на эту статью и напишут по адресу: 119034, Москва, Пречистенская наб., 15, Институт художественного образования РАО, Протопопову Ю.Н.

Лукьянцев.
Копия автопортрета Рембрандта.
Тушь, перо.

Дуся Смоглюкова.
Автопортрет.
Масло.

Витя Коротич.
Истоки Сочинки.
Акварель.

Ваня Буримченко.
Пасека в колхозе Ажек.
Акварель.

Дуся Смоглюкова.
«Измаил-Бей» М.Ю.Лермонтова.
Иллюстрация.
Акварель.

Ваня Панов.
Бородино.
Акварель.

Аля Веселухина.
Чабанский домик.
Акварель.

Дуся Смоглюкова.
Кладка через реку Сочинка.
Акварель.


ОРНАМЕНТ СКВОЗЬ ВЕКА

СТИЛЬ ГАЛАНТНОГО ВЕКА

В царствование Людовика XV (1723-1765), внука короля-Солнце, Франция стала прародительницей еще одного великолепного стиля - рококо, сыгравшего значительную роль в истории художественной культуры не только XVIII, но и XIX века, не утратившего своего значения до сих пор.
Как же возник этот стиль и почему получил такое название? Слово «рококо» - уменьшительное от французского «рок» — скала. Во второй половине XVII - первой половине XVIII века в Европе было принято сооружать в укромных уголках садов и парков «естественные» гроты из морских камней, с прилипшими к ним раковинами. Эти гроты вместе с журчащими ручьями и фонтанами помогали созданию атмосферы экзотической идиллии, в которой развлекающиеся дворяне воображали себя пастухами и пастушками, а также нимфами, сатирами, фавнами, дриадами и прочими мифологическими существами. В этом была, с одной стороны, дань стойкой приверженности европейской культуры к античности, ас другой - сказывалось влияние оживившихся торговых связей с Востоком, привнесших в эти развлечения «морскую» тематику.
Европа вновь наводнилась китайскими товарами — шелковыми тканями, произведениями декоративно-прикладного искусства. Китайский фарфор, с его удивительной красотой полупрозрачного белоснежного черепка, диковинными росписями буквально заворожил европейцев, став настоящим кумиром материально-художественной культуры конца XVII - начала XVIII веков.
Чтобы удовлетворить невероятный спрос на изделия из этого материала, европейцам в начале XVIII века пришлось изобрести его заново, поскольку китайцы так и не раскрыли секрета его производства.
С тех пор фарфор приобрел феноменальное распространение - из него делались драгоценные сервизы и вазы, статуэтки, куклы, его использовали при изготовлении часов и бра, канделябров и табакерок, прочих вещиц и безделушек.
Причем с самого начала с понятием фарфора ассоциировалась все та же морская тема - ведь европейское название этого материала - порцелин - происходит от наименования морской раковины.
Французский абсолютизм начала XVIII века уже не был так могуществен, как прежде. Государственная казна истощилась; богатела буржуазия, еще не имевшая реальной политической власти, но обладавшая большими средствами; разорялись многие родовитые дворяне, а наиболее предприимчивые сами пускались в коммерческие обороты. Так, знаменитая фаворитка Людовика XV маркиза де Помпадур, чье имя стало символом стиля рококо, была одним из главных держателей акций Ост-Индской торговой компании.
Увеселения аристократии, центром и душой которых в XVII веке был королевский двор, теперь теряют былой размах, блеск и помпезность, становятся тише, интимнее, утонченнее. Появляется совершенно новое явление - салоны в домах богатых дворян, в которых выставляют свои произведения модные художники, выступают поэты, литераторы, музыканты, философы. Ведь XVIII век - время деятельности знаменитых французских философов-просветителей — Вольтера, Руссо, Монтескье... Но при всем стремлении к рафинированной утонченности, внешней образованности, аристократическая культура позднего абсолютизма была во многом поверхностной, циничной, бездуховной.
Сопротивляясь надвигающемуся краху абсолютизма, аристократия не имела сил на серьезную борьбу с набирающей силу буржуазией. Единственное, на что она была способна - на время закрыться, спрятаться в скорлупу своих салонов и будуаров с их изящным, фривольным бытием.
Мироощущение аристократии, преломляясь через призму художественного сознания, рождало черты стиля рококо. И если готика, ренессанс или стиль Людовика XIV начинали формироваться в архитектуре, втягивая в свою орбиту предметный мир, усиливая и заостряя орнаментальным декором рожденную архитектурой художественную идею, то рококо был стилем чистой декорации. Орнаментика здания не вторила конструкции, а напротив, как бы стремилась завуалировать ее своей капризной игрой.
Особенно активным был декор интерьеров, превращавший помещения в изящные бонбоньерки со множеством зеркал, усиливающих впечатление иллюзорности бытия. Салонам и будуарам, заполненным изящными безделушками, гнутой мебелью, появившейся впервые именно в эпоху рококо, вполне соответствовали обитавшие в них дамы и кавалеры, похожие на фарфоровых кукол, манерные, жеманные, легко порхающие, словно танцующие под звуки модного тогда менуэта. Правда, это была лишь иллюзия легкости. Ведь ради впечатления изящной, хрупкой фигуры дамам приходилось зашнуровывать себя в броню стесняющих дыхание корсетов, расширять с помощью каркасов до невероятных размеров линию бедер у платьев, шившихся из тяжелых, затканных золотом и серебром тканей, носить густо напудренные парики, немилосердно красить лица и к тому же обуваться в крохотные туфельки на таких высоких и выгнутых каблуках, что пятка пригибалась к носку — на китайский манер.
Резко изменился колорит декора. Вместо насыщенных тонов XVII века появились высветленные, пастельно-фарфоровые цвета - белый, розовый, голубой, светло-лимонный... Даже золото и серебро теперь стали светлыми. И во всех этих преобразованиях активнейшее участие принимает орнамент, главный катализатор и выразитель художественных идей. Орнамент рококо лаконичен, как никакой другой. Как бы подводя итог духовным исканиям века, он выражает их в удивительно краткой и выразительной формуле так называемого рокайля, который представляет собой нечто среднее между капризным завитком волны и раковиной. Но теперь это уже совсем иная раковина, не та симметричная, упорядоченная по форме, которую мы видели в орнаменте ренессанса и барокко. У нее причудливые очертания, похожие на известную раковину-наутилус, которая сама по себе напоминает извив волны. То есть эпоха рококо, в которой морская тематика играла существенную роль, осталась верна прежнему стилеобразующему мотиву, изменив согласно своим вкусам его форму.
Рокайлями обильно украшен предметный мир французов. Очень часто мотив раковины-волны переходит в изображение так называемого картуша (или картели), то есть бумажного свитка, о котором мы также говорили в беседе о барокко.
Наиболее существенная стилистическая черта орнамента рококо - его ярко выраженное стремление к асимметрии, разрушению раппортной системы, И это вполне закономерно - ведь он отражает стиль культуры упадка, в данном случае — вкусы агонизирующей аристократии. Этот орнамент почти абстрактен. Его предшественник барокко был насыщен конкретными реалистическими мотивами, как бы фантастично они ни переплетались в его канве. Теперь же все эти цветы, плоды, сценки, в которых персонажи и вещи переплетались в игривом взаимодействии, как бы вышли за рамки собственно орнамента и слились с изобразительным искусством рококо как таковым, поскольку само это искусство ушло от решения серьезных мировоззренческих проблем, приобрело подчеркнуто декоративный, легковесный характер, соответствовавший вкусам своих заказчиков. Но при этом, как бы продолжая традицию барокко, орнамент рококо сохраняет свою вещественность, телесность, живописность, от чего изображаемое им приобретает еще большую причудливость.
Иногда в канву рокайльных завитков вплетается мотив изящной сеточки — так называемый трельяж, который встречался и в орнаменте барокко. Чтобы понять его происхождение, необходимо вспомнить, какую огромную популярность в эпоху абсолютизма имели кружева. Так, во времена Людовика XIII ими украшались даже ботфорты мужских сапог. Кружева стали обильно изображаться в орнаментике тканей второй половины XVII - первой половины XVIII веков. Из текстильного орнамента мотив кружева переходит в деревянную резьбу, чеканку, фарфор, ювелирное искусство.
Характер орнамента на тканях в эпоху рококо также существенно меняется. Так, для тканей стиля Людовика XIV наиболее характерен был орнамент, напоминающий либо сетку, либо цепочку, расположенную во всю ширину ткани из переплетения цветов, листьев, кружев. В середине каждого звена цепочки располагался пышный букет. Теперь же целостность сетки-цепочки нарушается, и орнамент приобретает вид прихотливо извивающихся зигзагов из листьев, цветов, кружев, меха, лент, к которым грациозно прилепляются сбоку изящные маленькие букетики.
Этот струящийся, словно ускользающий в водовороте орнамент, как будто бы вторит знаменитой фразе короля Людовика XV: «После нас - хоть потоп!», ставшей символом галантного века, века уходящей в историю культуры западноевропейской дворянской аристократии. Но сама формула орнамента рококо настолько оригинальна и выразительна, что этот стиль по праву можно считать одним из самых замечательных во всем мировом искусстве.

Л.АННЕНКОВА,
кандидат искусствоведения

Часы из кабинета Людовика XV.

Образцы орнамента рококо на тканях.

Образцы архитектурного декора в стиле рококо.
XVIII век.

Кабинет Людовика XV в Версале.
XVIII век. Франция.


УРОКИ ДЛЯ САМЫХ МАЛЕНЬКИХ

ВОЛШЕБНОЕ ДЕРЕВО

В королевстве красок, где правил король Кадмий Лимонный, было волшебное дерево. На нем росли волшебные плоды, которые излечивали от любых болезней и придавали силы. В одно и то же время все жители королевства собирались под этим деревом встречать приход весны. Как только распускались первые клейкие листочки и появлялись благоухающие розовые цветы, краски устраивали танцы, веселились, как могли. Но в королевстве жила злая колдунья, черная краска Сажа Газовая. Она всегда была чем-то недовольна и обижена, ходила с поджатыми губами и никогда не улыбалась. Краски сторонились ее, а Сажа Газовая все копила и копила обиду. И вот задумала она черное дело: решила заколдовать волшебное дерево, чтобы сорвать краскам праздник. Пришло время появляться листьям и цветам. Все краски собрались под деревом. Долго смотрели они на него, но ни листья, ни цветы не появлялись. Они решили, что их любимое дерево засохло. И вдруг Кобальт Голубой воскликнул: «Посмотрите на наше дерево. Оно прекрасно! Да, оно засохло, но как красив его мощный ствол и ветви, которые тянутся к солнцу, как великолепна его раскидистая крона, как оно цельно и гармонично. Мы не будем отменять праздник».
И тогда на глазах у изумленных красок произошло чудо: зазеленели листья и раскрылись нежные бутоны цветов. А черная краска чуть не лопнула от злости. Ей не хотелось веселиться, и она убежала к себе домой. А когда она успокоилась, ей стало стыдно за себя.
Истина проста: доброта, любовь и красота сильнее обиды, ненависти и коварства. Вот такая, ребята, сказка. Я надеюсь, что она вам понравилась.
А теперь задание. Давайте нарисуем волшебное дерево, на одном листе заколдованное, а на другом - когда оно зазеленело и на нем появились розовые цветы. А третий лист бумаги будет запасным, вдруг что-то не получится. Для этого нам понадобятся 2-3 альбомных листа, гуашь, черная тушь, две кисточки: тоненькая и толстая, причем толстая может быть плоской и круглой, кусочек марли, кусочек поролона, старая газета, баночка с водой и тряпочка.
Итак, расположим лист вертикально. Прежде чем начать рисовать, вы должны представить, где будет дерево на листе, так, чтобы на плоскости не было пустот. Откроем черную гуашь или тушь и начнем рисовать дерево снизу, как оно растет: внизу толще, а вверху - тоньше и ветки, отходя от ствола, становятся все тоньше и тоньше. Ребята часто делают ошибки: рисуют ствол, как морковку кончиком вверх или как рыбий скелет - нарисуют вверх палку, а под прямым углом к ней ветки. А лиственные деревья совсем не такие, понаблюдайте за ними, прежде чем рисовать. И ствол, и ветки не идут прямо вертикально или горизонтально, а наклоняются то вправо, то влево. И ветки идут от ствола не под прямым углом, а под острым, так как они тянутся вверх, к солнцу.
Итак, вы нарисовали ствол и ветки, сначала работали толстой кистью, потом тонкой. А теперь самое интересное - крона. Как передать это сказочное переплетение тонких веточек-капилляров? Для этого пригодится марля и поролон. Разложим марлю на газете, возьмем большой кистью краску и прокрасим марлю. Затем осторожно приложим на место кроны марлю, накроем ее тряпочкой или чистым листом бумаги и пригладим. У нас получится отпечаток, который передаст ощущение тонких веточек. И сразу же приложим нашу марлю к краю листа, к основанию дерева и опять отпечатаем фактуру марли, чтобы наше дерево росло не из воздуха, а из земли. Теперь осталось совсем немного. На кусочек поролона нанесем сухой кистью краску. Возьмем правой рукой поролон и попробуем сделать отпечаток на газете. Если он получается черной кляксой, значит, мы взяли много краски или воды. Попечатаем несколько раз, пока не появятся в отпечатке белые пятнышки. А теперь пройдемся кусочком поролона по краю кроны, соберем ее «шапкой». Если у вас нет поролона, можно завершить работу сухой щетинной кистью. Заколдованное дерево готово.
Ожившее дерево начнем рисовать так же снизу вверх, от ствола к толстым веткам и от них - к тонким. Только отпечаток кроны делаем не черной краской, а зеленой, ствол - коричневой и добавляем туда и желтую, и розовую, и голубую краску, ведь дерево ожило. А яркие цветы можно сделать мазочками тоненькой кистью. Если есть желание, то, прежде чем рисовать ожившее дерево, можете протонировать бумагу бледно-розовым, бледно-голубым или бледно-зеленым цветом. Это лучше сделать поролоном или большой кистью. Возьмите кистью краску, положите ее на лист и быстро разотрите поролоном или разгоните кистью. Желаю успеха, надеюсь, что у вас все получится.

Т.ВИЛЬДЕ,
художник-педагог, г. Электросталь Московской области

Алеша Спакин, 7 лет.
Цветущее дерево.
Гуашь.

Лена Борисова, 7 лет.
Черное дерево.
Тушь.

Марина Родина, 7 лет.
Черное дерево.
Гуашь.

Павел Шатов, 7 лет.
Цветущее дерево.
Гуашь.


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФОНД ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ DОМЕНИКА

Национальный фонд интеллектуальных исследований продолжает публикацию новой информации о своих творческих планах. Фонд, в своей перспективной программе развития, наметил создание Интеллектуального центра, объединяющего творческих людей.
Интеллектуальный центр создается на основе объединения представителей различных направлений в современном искусстве и интеллектуального потенциала, собранного Фондом в последние годы.
Интеллектуальный центр, как организация, которой суждено войти в новое тысячелетие, служит, в первую очередь, для разработки новых методик в перечисленных областях и создания независимого Интеллектуального Совета, способного давать рекомендательные оценки работам молодежи в конце XX - начале XXI века.
В сентябрьском номере журнала фонд более подробно остановился на создании Интеллектуального Совета и объявил об открытом конкурсе на замещение общественных должностей в нем. Наиболее интересные материалы будут публиковаться в последующих номерах журнала.
Фондом ведется разработка проекта по созданию Российской электронной галереи молодых художников. В связи с этим устанавливается сотрудничество с Всемирным институтом образования и исследований (Worldwide Education and Research Institute) и Европейской компьютерной сетью изобразительного искусства (European Computer Network for the Arts).
Для создания галереи будут отбираться слайды лучших работ молодых художников со всей России. Конкурсные отборы будут проходить по разработанным графикам и публиковаться в журнале. Условия конкурса будут сообщены дополнительно.
Фонд активно принимает участие в развитии Национальной Палаты «Культурное достояние России».
Приводим выдержки из ее Программы:
Сегодня, когда государство испытывает серьезные трудности в области финансирования социальной сферы, а перспектива выхода на достаточный уровень удовлетворения потребностей культуры только через государственный бюджет становится нереальной, единственный путь, удовлетворяющий потребности в культуре, это совокупные вложения культурных, муниципальных, государственных, коммерческих организаций, частного капитала, интеллектуальной собственности физических лиц, западных инвесторов, участвующих в реализации национальных культурных программ.
Нужно отказаться от старого подхода к культуре, где в основе лежало формирование Федеральных программ сохранения, предполагающих бюджетное обеспечение на формирование Национальных программ развития субъектов, что предполагает инвестиционные вложения заинтересованных стран, что в корне меняет подход к культурному строительству России.
Созданная общественностью 15 марта 1997 года Национальная Палата «Культурное достояние России» как консолидирующая государственно-общественная организация (холдинг) готова взять на себя многое из проблем в этой области.
Практическая деятельность Палаты направлена на поиск возможностей участия общества в определении приоритетов, разработке и реализации Национальных культурных программ.
Национальная Палата станет принципиально новой формой организации членов общества как активных субъектов национальной культурной политики и стимулирования социально-эффективной деятельности в этой области, что является фундаментальным началом в становлении новых отношений между государством и обществом в развитии национальной культуры.
Национальная Палата - это внеполитическая и внеидеологическая организация, ставящая своей целью объединение и консолидацию всех прагматически мыслящих слоев общества на основе добровольности для сохранения и развития российской культуры.
Фонд благодарит всех читателей журнала, активно откликнувшихся на нашу страничку. Мы по-прежнему рады получать от вас запросы и предложения по интересующим материалам.
Будем признательны вам за ссылку на номер журнала, из которого вы почерпнули ту или иную важную для вас информацию.
Позвоните нам или напишите, направьте факс или соединитесь с нами в сети Интернет.
Наш адрес: 101000, Москва, Центр, Старосадский переулок, д. 5, стр. 6.
Тел./факс: 921-6925, 924-2314, 928-8353.
E-mail: domenika@dol.ru http:/domeni-ka.ru


Индекс 71124


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz