каморка папыВлада
журнал Юный художник 1988-01 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.10.2017, 05:11

скачать журнал

<- предыдущая страница

ВАШЕ МНЕНИЕ

Эрмитаж или «металл»?

Время у нас сейчас особое — время смелых решений, правды и ответственности. Отблеск его ложится даже на вопросы, казалось бы, далекие от магистральных проблем экономики и культуры. Такие, например, как досуг молодежи, выбор подростком заветного увлечения, предпочтение одного интереса другому.
Мы убедились в этом, читая отклики на статью И. Куликовой «Диско-культура и молодежь» («Юный художник», № 6 за 1987 г.). Полученные редакцией письма искренние, доверительные. Читатели чаще не соглашаются с выводами статьи, запальчиво и порой весьма доказательно спорят с автором, излагают собственные мнения и суждения о своем досуге, рок-музыке, необходимости дискотек. Некоторые отклики по широте затронутых тем похожи на исповедь. В них не только рассуждения о том, что предпочтительнее — эстрада или классика, но и размышления о сегодняшнем дне, о важности полного доверия и понимания между молодыми и взрослыми, о выборе жизненного пути.
«Вся страна прониклась идеями перестройки,— пишет пятнадцатилетняя Майя Топадзе из Рустави.— Говорят, что перестройку нужно начинать с себя. В кругу друзей мы спорим, спрашиваем: веришь ли ты в перестройку? Мы хотим многое понять. В последнее время я замечаю новые черты в своем характере. Читая, например, Евтушенко или Заболоцкого, слушая группу «Аквариум», остаюсь сама собой. У любимого мной писателя, художника, певца могу найти мысли, с которыми не согласна. Я ощущаю какую-то независимость. Я поняла, что нет людей с совершенно одинаковыми мыслями. В каждом человеке, каким бы он ни был, надо уважать человека».
Проникшись окрыляющим настроением перестройки, Майя отстаивает право на собственное мнение. Ее не устраивает назидательный тон статьи о дискокультуре, вызывают сомнения факты, изложенные автором. Как раз факты обобщены серьезно и объективно. Но, естественно, к ним может быть разный подход, неоднозначные отношения. Философ-социолог анализирует явления массовой культуры на фоне происходящих общественных процессов. А многие из наших читателей подходят к вопросу о дискотеках и рок-музыке чисто эмоционально. Их раздражает въедливый, суховатый разбор этого современного феномена, интонации неприятия и осуждения. И с понятным максимализмом, иногда просто из чувства противоречия и неприязни к рецептам старших они отвергают вполне убедительные доводы.
Московский школьник Кирилл (фамилию не назвал) пишет: «Снова читаешь статью, автор которой пугает нас буржуазной идеологией, буржуазной культурой: она заползает в дом, как угарный газ без цвета и запаха, отравляет нашу молодежь, и поэтому будем уничтожать все, что оттуда». Не скупясь на иронию, Кирилл выступает против запретительных мер на рок-музыку, сетует, что и телевидение и печать мало информируют молодежь о лучших проявлениях «искусства рока». Наш собеседник подчеркивает, что он далеко не «фанат» и хочет самостоятельно разобраться, что плохо, а что хорошо в этой музыке, чем она так привлекает молодежь. В своем обширном письме он поясняет: «Нет, я не дискоман, я не крашу себе челку, не хожу в коже, не ставлю дыбом волосы. Я не за то, чтобы оглушительно врубать музыку и валяться в экстазе перед динамиком. Хотя я тоже делаю записи любимых групп, слушаю то, что мне нравится...» Это желание выбрать из огромного потока музыкальной продукции только то, что талантливо и ярко, по-моему, похвально. Чем продуманнее и требовательней подход к современной музыке, чем отчетливее художественные критерии оценок, тем более полноценны и весомы те эмоциональные переживания, которые она предлагает. А способна ли она вообще давать что-либо полезное, обогащающее, интересное? Безусловно. Вспомним хотя бы время, когда рок-музыка переживала подъем, была обращена к сознанию молодежи самыми животрепещущими вопросами: как жить, что делать, чем помочь страдающему и обездоленному...
Многие из вас, ребята, наверное, читали о «бунте 60-х» на Западе. Тогда рок-музыка была явлением остросоциальным. Бунтующая против фальшивых духовных ценностей отцов западная молодежь искала свое место в обществе. Рок-исполнители стали голосом этого поколения. В страстных музыкальных монологах они разоблачали войну во Вьетнаме, выступали против расовых предрассудков и преследований инакомыслящих, призывали к братству и дружбе всех людей планеты.
Своеобразной классикой рок-музыки, все более широко, полно и непредвзято освещаемой в нашей печати, стали многие известные ансамбли и певцы. Мы с удовольствием покупаем выпущенные в нашей стране большими тиражами диски ливерпульской четверки — нас трогает изящный мелодизм и чистота интонаций «Битлз». Нравится и живой энергичный напор композиций «Роллинг Стоунз». Не ослабевает магия поэзии таких авторов-исполнителей, как Боб Дилан и Джоан Баэз. Пленяет феерическая виртуозность гитаристов Хендрикса и Сантаны. Вы скажете, ребята, что все это далекое прошлое, что это былые кумиры ваших пап и мам. Но ведь «тяжелый металл» не возник на пустом месте, и эволюция его еще далеко не закончена. К тому же рок-панорама сегодня так широка и многообразна, что и здесь достаточно ярких имен. Вы любите Майкла Джексона? Да, ему не откажешь в красоте вокала и пластическом блеске. Вы часто слушаете «Модерн Токинг»? И этот дуэт небесталанный.
Ничего плохого нет в том, что в письмах вы говорите об увлечении звездами поп-музыки. Вы не можете пожаловаться, что сейчас нет пластинок и записей ваших кумиров, что в теле- и радиопередачах отсутствуют интересные и оригинальные попытки знакомить вас с западными исполнителями. По-моему, оснований говорить о запретах и невнимании к молодежным интересам у вас нет, хотя вы и пытаетесь в письмах немного поплакаться. Часто бывает, что в любой не отвечающей вашим вкусам фразе вы спешите увидеть нечто чуждое, несправедливое. Так было и со статьей И. Куликовой, которая, понятно, не испытывает восторгов по отношению к примитивным формам дискокультуры. Ваше дело не согласиться с публикацией в нашем журнале. Но вы в состоянии отдавать себе отчет — как люди мыслящие, информированные, самостоятельные,— на какой ступеньке иерархии духовных ценностей находится Эрмитаж, а на какой «металл». Вы не должны элементарное развлечение, модное веяние, яркую заграничную новинку немедленно и бесповоротно переводить в плоскость морали, жизненной философии. К счастью, многие ребята, судя по нашей почте, прекрасно понимают истинную значимость дискотеки и шлягера. Обратимся к письмам.
К. Л., 15 лет, Тирасполь: «Я прочитала вашу статью о дискоманах. Я лично хотела бы очутиться в этой среде, испытать все прелести молодости. Но, живя в моем городе, это невозможно. У нас есть куда пойти, но это совсем не то. Даже не могут как следует оформить диско-зал. Если ты оденешь вызывающий костюм, платье, брюки, на тебя смотрят как на чудо. А если будешь дружить с металлистом, рокером или брейкером, то тебя из школы выгонят. Да, старшее поколение нас не понимает. Им нравятся Пугачева, Ротару, Леонтьев и им подобные, которые копируют западных певцов... Надеюсь, что вы мое письмо напечатаете. Думаю, у меня много единомышленников».
Ольга Чиликанова, 15 лет, Пенза: «Действительно, в нашей стране много молодежи, которая предпочитает провести свободное время на дискотеке, вместо того, чтобы духовно обогатить себя, почитать интересную книгу, послушать серьезную музыку, сходить в картинную галерею, да можно просто походить по городу, парку, понаблюдать за людьми, птицами, растениями! Многие мои сверстники любят ходить на дискотеки. Всю неделю они живут ожиданием воскресенья. В классе нередко можно слышать: «А ты в чем пойдешь на дискотеку, какие сережки наденешь?» Их уже ничто, кроме своей внешности, не интересует — ни уроки, ни книги, ни искусство. Я сама ни разу не была на дискотеках. Окончила (почти на отлично) 8 классов, 3 класса ДХШ, поступила в художественное училище на живописное отделение. В свободное время очень люблю рисовать, читать. Цель моей жизни — стать художницей. Спасибо И. Куликовой за интересную, поучительную статью!»
Рита Глинская, 17 лет, Новосибирская область: «Доктор философских наук И. Куликова считает, что дискотеки ничего хорошего не дают. Я с этим не согласна. На дискотеках не только расслабляешься, но и встречаешься с людьми, общаешься с ними. И все они чем-то увлекаются, все очень разные. А где еще с ними познакомишься, как не на дискотеке. Ведь, честно говоря, у нас с досугом молодежи трудновато. Красиво танцевать сумеет не каждый, здесь нужна тренировка. Стараешься поскорей освоить новое. Постепенно начинаешь отличать красивое от пустого. Ведь танец — это тоже искусство. Дискотека хотя и дает бессмысленную музыку (такое встречается часто), но она и помогает понять различие между серьезной и музыкой для ног. Немного о себе. Собираюсь поступать в торговое училище на декоратора-оформителя. Любимый предмет в школе — рисование. Интересуюсь историей и музыкой. Люблю слушать Баха, Бетховена. Много читаю. Пишу рассказы и стихи. На дискотеки хожу с 7-го класса. И ничем они мне не повредили».
Наташа Лукашова, Лена Королева, 14 лет, Саратов: «Нам кажется, что дискотеки не бросают вызова настоящему искусству. Мы любим и уважаем живопись, музыку, книги. Занимаемся несколько лет в изостудии. Но если каждый день только и делать, что слушать серьезную музыку, смотреть картины и читать мудрые книги, то в конце концов такой человек потеряет друзей, по крайней мере, общаться с ними он будет меньше. Почему в один из вечеров не сходить на дискотеку, не потанцевать? Или мы вернемся с дискотеки эдакими «развращенными элементами»?.. Разве плохо забыться на время, отрешиться от своих проблем! Вспомните замечательные балы наших прабабушек. Там тоже танцевали до утра. Мы восхищаемся музыкой Баха, полотнами Рафаэля, книгами Льва Толстого. Но с удовольствием ходим и на дискотеки».
Как видим, большинство наших читателей отводит рок-музыке и дискотеке второстепенную, прикладную роль. Действительно, надо где-то пообщаться со сверстниками — это удобно и приятно сделать в диско-зале. Необходимо отдохнуть, отвлечься от серьезных проблем — и на помощь приходит ритмичная музыка популярного ансамбля. В некоторых письмах называются причины неразвитого вкуса подростков — невнимание родителей к духовному тонусу детей, неумение учителей пробудить в душах питомцев тягу к прекрасному. Как защитная реакция на скуку, неудобоваримый стандарт и фальшивый тон некоторых школьных уроков рождается агрессивность, отчужденность, недоверие юных к совету взрослых.
Юлия Хухлина, 16 лет, Красногорск: «...Откуда, скажите, откуда появится в среднестатистическом ученике, зажатом уставами и нравоучениями, желание провести свободный вечер с книгой? На наших уроках литературы, изобразительного искусства, музыки отбивается всякая охота заниматься этим дома, вне программы. Когда заставляют учить Пушкина или Маяковского, ругают, ставят двойки, эти бедные Пушкин и Маяковский становятся личными врагами. Уроки рисования не лучше, если после 6-го класса ребята пошло хихикают над «Данаей» Рембрандта. По музыке мы распевали какие-то пионерские песенки. «Свои впечатления» от классики записывали под диктовку преподавателя. А в 6—7 классах уроки изо и музыки вдруг резко обрываются, как будто в следующих классах эстетическое воспитание не требуется».
Ю. С. Сусед, преподаватель, Витебск: «...Если на одну чашу весов положить Эрмитаж в Ленинграде, а на другую, скажем, дискотеку в любом областном центре — что перевесит? Если честно — не знаю. То есть для себя лично, конечно, Эрмитаж. Там в каждом зале можно день пробыть, и не надоест. Но это все понять нужно, чтобы сквозь сердце прошло, чтобы навсегда там осталось. Почему одни выбирают Эрмитаж, Толстого, Гейне, Шекспира, да еще в подлиннике, а другие — душный танцевальный зал с грохочущей музыкой сомнительной ценности. До революции люди не умели читать, им было многое недоступно. А сейчас все для нас — и концертные залы, и библиотеки, и музеи, и стадионы. Вот только пользоваться ими, увы, не умеем. Не научили. В школе классный руководитель старается, чтобы все ученики в библиотеку записались. Но сложно чего-то достигнуть в классе, где сорок учеников, да все индивидуальности, да у каждого папа с мамой воспитывают по принципу «чем бы дитя ни тешилось...». У дочки-шестиклассницы, к примеру, косметический набор такой же, как у учительницы, и серьги золотые в ушах, и туфельки импортные, дефицитные. А у сына-девятиклассника японский магнитофон, на который он записывает не Вивальди и даже не Гершвина, а кое-что погромче. Папа же с мамой молчат, у них работа, у них дети, которых в школе учат. А в случае чего они скажут: «Почему внеклассная воспитательная работа на низком уровне? Нашим детям свободное время деть некуда!..»
Трудно подсчитать, кто больше виноват в том, что подросток упущен, духовная связь с ним нарушена,— семья или школа. Да и подсчеты эти бесполезны, если один на другого кивает. А вчерашние наши дети понимают культуру интересующей их страны узко и обедненно. Культуру Америки ассоциируют только с рок-идолами, а ведь она не исчерпывается лишь шоу-продукцией. Очень жаль, когда молодому человеку доступен только один уровень восприятия культуры — весьма поверхностный, хотя и броский, а все богатство пластов иной глубины ускользает, теряется навсегда. Искреннее, например, сочувствие вызывает прямодушное письмо Р. Яшина из Дзержинска, в котором он признается: «Я не мыслю своей жизни без изобразительного искусства. Но... честное слово, от классической музыки болит голова. Я знаю, что это вершины — и Бах, и Шопен, и Чайковский, но если я не понимаю этой музыки, да и некогда ее понимать, зачем мне попусту тратить время. Мне приятней послушать современную эстраду, я даже, бывает, работаю под рок. И это нисколько не вредит моей работе, даже помогает».
Дорогой друг, каждый волен выбирать то, что ему ближе, понятнее, созвучнее его душе. Не будем повторять ошибок некоторых школьных учителей — с упоением навязывать одно и тиранически отвергать другое. Но хорошо бы, у нас было единство взглядов в вопросах более существенных, так сказать, жизненных.
Главное не в том, что ты предпочитаешь слушать сегодня — симфоджаз или «новую волну», что охотнее читаешь — античную лирику или детективы, что тебя больше волнует на выставке — волшебство живописи традиционного пейзажа или джинсовый колорит гиперреалистического полотна. Главное, чтобы ты завтра правильно сделал свой нравственный выбор. Чтобы был верен Родине, чтобы не отдал родителей в дом для престарелых, чтобы будущее свое — сына или дочь — не бросил на произвол судьбы, чтобы прошлое — исторический памятник, культурную ценность — берег от неразумных посягательств, чтобы жалкий дурман наркотика не предпочел трудностям и испытаниям настоящей полнокровной жизни.
Время все расставит на свои места. Пройдет суматошный угар «металла», наступит золотая пора Эрмитажа. Важно не подменять узким быстротечным интересом весь богатый и вечный мир. Упрекая в ортодоксальности взрослых, не становитесь сами ортодоксами — чуждыми колебаний фанатиками. Не ломайте копья из-за идолов — обретайте и защищайте идеалы!

Н. ИВАНОВ


ШКОЛЬНАЯ РЕФОРМА — В ДЕЙСТВИИ

Собрались учителя в Рязани

Узнав, что в Рязанской области накоплен интересный опыт работы по эстетическому воспитанию детей, редакция «Юного художника» встретилась с преподавателями городских и районных школ и изостудий, художниками Рязани.
О чем же шла речь в новом выставочном зале на улице Есенина?
Прежде всего о помощи художников школе.
В прошлом году здесь состоялась областная выставка детского творчества, которая прошла с успехом. Отныне в дни недели изобразительного искусства будут проводиться районные смотры, конкурсы рисунка с вручением наград и премий, а Союз художников, который стал координационным центром эстетического воспитания, берет на себя заботу о подготовке ежегодных экспозиций изобразительного и прикладного искусства школьников.
Председатель Рязанской организации Союза художников РСФСР В. Иванов рассказал, что живописцы, графики, скульпторы часто встречаются с учащимися, приглашают их в мастерские, беседуют об искусстве. Союз считает своим долгом помогать школам красками, кистями, бумагой; растить творческую смену: многие выпускники ДХШ, училища продолжают образование в вузах страны. Детское творчество — начальная ступень в системе художественных знаний. Потому сегодня так нужна поддержка органов культуры, просвещения, творческих союзов и педагогам, и их воспитанникам.
Говорилось на встрече и о том, как устранить несогласованность между общеобразовательной и детской художественной школами. Нередко она приводит к тому, что учащиеся лишаются летней пленэрной практики, а расписания составляются так, что дети вынуждены убегать с уроков из одной школы, чтобы вовремя попасть на занятия в другую.
Показателен в этом отношении положительный пример Скопинской ДХШ, которая стала эстетическим центром своего района. На ее базе ведется большая работа: передвижные выставки, встречи в общеобразовательных школах, детских садах, детском доме. В одной из средних школ педагоги ДХШ вели кружок у первоклассников. Те, кто в нем занимался, стали рисовать сильнее других ребят.
В Касимове по инициативе ДХШ в районной газете появилась рубрика, посвященная детскому творчеству; учителя выезжают с ребятами на экскурсии в музеи, проводят беседы в клубах и Домах культуры.
Педагоги-энтузиасты ДХШ № 2 Рязани, несмотря на сложности с помещением (тесно, некуда ставить станки), вместе с учениками возрождают старинный рязанский промысел — тканые сапожковские заклады, организуют лекции по народному творчеству на предприятиях города.
Все это повышает значимость предмета изобразительного искусства, помогает установить необходимые контакты, ориентирует подростков в выборе профессии.
В ходе обсуждения высказывались интересные предложения. Так, директор Рязанского областного методического кабинета по учебным заведениям культуры и искусства А. Котов предлагает учить детей изобразительному искусству, музыке (и танцам тоже!) до десятого класса. Если четко сбалансировать расписание в общеобразовательной и художественной школах, то ребята не станут убегать с уроков из одной школы в другую и пропускать занятия в одной из них,— считает он. И по поводу практики должна быть договоренность между школами, ведь еще в 1981 году направлено разъяснительное письмо Министерства культуры РСФСР «О зачете практики учащихся художественных школ в счет учебно-производственной практики в общеобразовательной школе».
Особое внимание было уделено вопросу подготовки молодых учителей, поднятию авторитета преподавателя изобразительного искусства.
Широкое поле деятельности открывается перед выпускниками вузов и училищ. Очень важно, чтобы начинающий педагог сам был творцом и мог увлечь за собой ученика. Опытом своей многолетней работы поделились художники-педагоги С. Анфимов, А. Бабий, Н. Костина, В. Рыжов, В. Колдин и другие.
Анализируя представленные живописные и графические произведения детей, В. Панов, заместитель председателя комиссии по эстетическому воспитанию детей и юношества Союза художников СССР, подчеркнул, что время ставит перед учителями ответственные задачи. Это не только подготовка профессиональных кадров, но и воспитание в каждом умения видеть красоту в жизни, природе, людях. Видеть, радоваться, ценить, беречь!
Привить интерес к искусству, потребность общения с ним. И, конечно, главное — зажечь в каждом ребенке искру творчества, неравнодушного отношения к прекрасному.

Г. БЛЫНСКАЯ

Встреча учителей изобразительного искусства школ Рязанской области с редакцией журнала «Юный художник»


ПАМЯТНИКИ РОДИНЫ

У древних стен Коломны

Коломна — старинный русский город в устье Москвы-реки — знаменита своими архитектурными памятниками. Со стороны столицы она окружена мощной крепостной стеной начала XVI века. Над крышами невысоких каменных и деревянных домов возвышаются золотистые маковки древних храмов и шпили высоких колоколен. Весь центр Коломны — настоящий историко-архитектурный заповедник.
Новые жилые районы растут на окраине старого города, по берегу Оки. И получилось так, что древние памятники на какое-то время остались без присмотра, они ветшали и разрушались. Еще несколько лет назад любого, кто попадал сюда, беспокоила дальнейшая судьба уникального архитектурного наследия. Закрадывалось сомнение — а любят ли коломенцы свой город, если не стыдятся показывать туристам запущенные улицы, полуразрушенные церкви и монастыри, захламленные дворы?
В Коломне давно работают реставраторы. Но справиться со всем объемом работ им не по силам. Они восстановили прясло крепостной стены, привели в порядок шатровую церковь, поставленную Иваном Грозным в память победы над Казанским ханством в 1552 году, отреставрировали завершение портового храма Николы Посадского XVII века. Но это лишь малая часть памятников.
А как быть с остальными? Бригада специалистов невелика, с их темпами восстанавливать Коломну долго. И на помощь профессионалам пришли горожане — люди разных профессий и возрастов, от школьников до пенсионеров.
Инициаторами движения добровольного содействия реставрации стали члены Коломенского клуба краеведов при местном музее. Общественность поддержал горисполком, обратившийся с призывом к горожанам выйти на воскресник к старинному дому в центре города. Этот адрес хорошо знают коломенцы. В двухэтажном купеческом особняке жил с 1801 по 1812 год их земляк, известный русский писатель Иван Иванович Лажечников (1792—1869). Многие еще в детстве читали его исторические романы «Последний Новик» и «Ледяной дом». Из этого дома юный Ваня Лажечников бежал, чтобы отправиться на войну.
Дом Лажечникова, построенный в середине XVIII века, был поставлен на реставрацию, после которой здесь будет открыт литературно-художественный музей. Но перед началом восстановительных работ необходимо было произвести уборку мусора вокруг дома и в нем самом.
Идею воскресников коломенцы поддержали. Причем многие приходили семьями. Рядом со взрослыми трудились и подростки — члены клуба «Дон-Кихоты» при Доме пионеров, и студенты педагогического института. В один из дней был обнаружен полузасыпанный подвал под домом. Расчистив его, энтузиасты внесли поправку в проект реставрации — о существовании подвала архитекторы не знали.
В Успенском соборе Коломенского кремля трудились ребята из кружка истории искусств, организованного в средней школе № 15. Все они давно интересуются историей Коломны, и предложили вместо занятий в кабинете раз в месяц помогать реставраторам.
Сначала школьники познакомились с историей Успенского собора. Он был заложен перед Куликовским сражением по велению московского князя Дмитрия Ивановича. Именно возле его стен он назначал сбор войск в 1380 году. Недостроенный к тому времени храм рухнул, но эта примета не испугала Дмитрия Донского перед схваткой с Мамаем. Позже белокаменный собор возвели заново. Нынешнее огромное сооружение с пятью главами строилось уже из кирпича в 1672—1682 годах на месте прежнего. Неподалеку от Успенского собора стоит небольшая Воскресенская церковь, нижняя, белокаменная часть которой также восходит к XIV веку. В этом храме Дмитрий Донской венчался с суздальской княжной Евдокией...
А потом начался воскресник. Тяжелую работу в соборе выполняли мальчики — носили кирпич, доски, опилки. Девочки наводили порядок в стоявшей неподалеку Крестовоздвиженской церкви XVIII века. Там временно разместилась мастерская белокаменщика, который восстанавливал детали архитектурных украшений. После работы весь класс собрался в мастерской.
Каменщик Михаил Алифанов взял зубило, тяжелый молоток и несколькими ударами прорубил на камне аккуратную канавку. Предложил опробовать инструмент ребятам. Многие мальчишки пытались повторить движения мастера. От камня отлетали мелкие куски. Канавки не получилось. Овладеть нехитрым приемом оказалось совсем нелегко. Весь класс с интересом следил за необычным соревнованием в сноровке, смекалке, в верности руки и глаза. Может быть, у кого-то из ребят в этот день родилась мечта стать высококлассным каменщиком...
С интересом слушали школьники рассказ мастера об истории добычи белого камня на Руси. А потом реставратор повел их по кремлю. Кто лучше мог провести эту экскурсию? Ведь каждый блок камня, который лег в восстановленные стены, он держал в руках, старался класть так, чтобы памятник стоял долго и красиво...
Участие добровольных помощников в реставрации показало, что молодежь не хочет ограничиваться лишь подсобными работами, ей необходимы навыки рабочих профессий, потому в одном из профтехучилищ города создана группа обучения реставрационному делу. Значит, будет пополнение пока еще не очень мощного коломенского реставрационного участка. Собираются создать и бригаду из рабочих различных предприятий — каменщиков, плотников, штукатуров, которые готовы в свободное время восстанавливать памятники. Многих из них, кстати, привлекли к этому их дети, те самые школьники, которые первыми пришли на помощь реставраторам.
Хочется верить, что движение за спасение памятников истории и культуры — не очередная «модная» кампания, которая прошумит и затихнет. Конечно, это зависит не столько от юных участников, сколько от взрослых. А работы хватит на всех желающих. Помимо кремля, в городе более двухсот памятников нуждаются в ремонте и сбережении. Ведь они — свидетели славной истории Родины.

М. ЕФИМОВ

Школьники помогают подготовить архитектурный памятник к реставрации.
Так сейчас выглядит дом, где жил И. И. Лажечников.
Белокаменщик М. Алифанов показывает ребятам приемы обработки материала.
Добровольные помощники реставраторов в Успенском соборе.
Фото автора


ЮХ
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ СОЮЗА ХУДОЖНИКОВ СССР, АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ СССР, ЦК ВЛКСМ
ЮНЫЙ ХУДОЖНИК
1. 1988
основан в 1936 году


В НОМЕРЕ:

1 РАЗГОВОР НА ВАЖНУЮ ТЕМУ
Искусство в твоей жизни
В. Леняшин

3 IX Всесоюзный слет пионеров в «Артеке»
Р. Бартовская, Н. Беговых

7 ЗНАКОМЬТЕСЬ — РУССКИЙ МУЗЕЙ
Репин, музыка, музыканты
М. Шумова

12 ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭРМИТАЖУ
Французские маринисты
Е. Дерябина

17 УРОКИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА
Пластическая анатомия и рисунок
Г. Манашеров

20 Игрушки М. Д. Семиз
Н. Барская

22 Александр Белашов: Мои встречи с животными

26 В ШКОЛАХ И СТУДИЯХ
Эмаль голубизны озерной
О. Нефедова

28 Музей на Мойке
Э. Горчакова

31 МИФОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
Георгий
Ю. Неволин

36 МАСТЕРА МИРОВОГО ИСКУССТВА
Удивительный Арчимбольдо
Л. Дьяков

40 КАРТИНА В ТВОЕМ УЧЕБНИКЕ
И. Шевандронова. В сельской библиотеке
И. Никитин

42 ВАШЕ МНЕНИЕ
Эрмитаж или «металл»?
Н. Иванов

44 ШКОЛЬНАЯ РЕФОРМА — В ДЕЙСТВИИ
Собрались учителя в Рязани
Т. Блынская

46 ПАМЯТНИКИ РОДИНЫ
У древних стен Коломны
М. Ефимов


Обложки:
1. Л. Кириллова. Счастье. Фрагмент. Масло. 1987.
2. Рисуем вместе. Мастерская юного художника в «Артеке». Фото Н. Попадьина.
3. О. Кипренский. Натурщик. Итальянский карандаш, мел. 1803. Государственный Русский музей.
4. Д. Арчимбольдо. Библиотекарь. Масло. 1565. 100x71,5. Замок Скоклостер, Швеция.

Главный редактор Л. А. Шитов.
Редакционная коллегия: Э. Д. Амашукели, И. А. Антонова, Я. Я. Варес, А. М. Грицай, Н. М. Иванов (ответ. секретарь), Н. В. Колесникова, О. К. Комов, Г. М. Коржев, М. М. Лабузова, В. И. Лисов, А. А. Мыльников, Д. А. Налбандян, Н. И. Платонова (зам. главного редактора), Н. А. Пономарев, О. М. Савостюк, Т. С. Садыков, В. П. Сысоев, А. П. Ткачев, В. М. Ходов, Т. Н. Яблонская
Главный художник А. К. Зайцев
Макет художника В. Ф. Горелова
Художественный редактор Ю. И. Киселев
Фотограф С. В. Майданюк
Технический редактор В. И. Куркова
Ордена Трудового Красного Знамени издательско-полиграфическое объединение ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия»
Адрес редакции: 125015, Москва, Новодмитровская ул., 5а
Перепечатка материалов разрешается только со ссылкой на журнал.
Сдано в набор 16.11.87. Подп. к печ. 17.12.87. А14553. Формат 60х90 1/8. Печать офсетная. Усл. печ. л. 6. Усл. кр.-отт. 25,5. Уч.-изд. л. 7,3. Тираж 180 000 экз. Цена 70 коп. Заказ 249.
Типография ордена Трудового Красного Знамени издательско-полиграфического объединения ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Адрес ИПО: 103030, Москва, К-30, Сущевская ул., 21.

Индекс 71124
70 коп.


<- предыдущая страница  


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz