каморка папыВлада - журнал Юность 1990-10 текст-3
каморка папыВлада
журнал Юность 1990-10 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.02.2017, 15:51

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Проза

Артем ВЕСЕЛЫЙ
ВОЛЬНИЦА

Буй
Крыло из стокрылья
ПРАЗДНИЧЕК

Артем Веселый — настоящее имя Николай Иванович Кочкуров — родился в 1899 году в Самаре в семье волжского крючника. Отец был неграмотным. Жили бедно, Николай еще в детстве работал в рыбачьих артелях, ломовым извозчиком, чернорабочим, писарем. Окончил б классов городского училища. В 1917 году был большевистским агитатором; потом бойцом Красной гвардии. С этого же года начал печататься во фронтовых газетах. В 1921 году в журнале «Красная новь» появилась его проза, и вскоре литературная работа становится для него профессией. Был арестован в 1937 году. Приговор — как сообщили родным — 10 лет без права переписки. Расстрелян в 1938 году. Через семнадцать лет реабилитирован и восстановлен в партии. Главная книга Артема Веселого — роман о гражданской войне «Россия, кровью умытая».

Весна восемнадцатого. Первая наша весна. Кубань, Черноморье, Новороссийск, Ресефесерия. Пыл. Ор. Ярь. Половодье — урывистая вода...

В тексте сохраняются особенности орфографии и пунктуации автора.

Всю дорогу разговоры в вагоне. Об чем крики. Об чем споры. Все дела в одно кольцо своди: Бей буржуев. Бей, душа с них вон. Все наше. Голова мы. Когти мы. Беломордые? Што нам беломордые. Сила наша. Всех потопчем. Всех порвем. Простонародная революция. Плач и стенанье. Песни и слезы. Навстречу под Тоннельной два эшелона попались. Урезный фронтовик. Кровь родная. Стогне Днипр, стогне широкый. И все одного направления: жабнуть 1.
1 Жабать — есть, жрать.— Прим. ред.
Все машут винтовками и страшными голосами эрзерумских высот гукают
Долой Хвилимонова
Рви кадетню
Поиздили попили. Те-
перичко мы поиздимо Товарищи
Крой
Капиталу нет пощады
Долой.
А Хвилимонов главковерх царизма по-на-Кубани. В чине свахи гад ползучий: войсковой казачий круг с Радой спаривал. Но мы раз и навсегда против всей этой лавочки. И бои кругом рикотят: под Тихорецкой, Тимашевкой, Невинкой... Скрозь бои по всей Тамани, по всей Кубани, аж до самого Терека. Диствительно долой генерала Покровского: дюже вредный генерал для крестьянского народонаселения. Ду ду. Фюьюрр
Березай... Вылезай
Новороссейскый город. Станция Новороссейская. Где комендант? Аах, братишка. Сурьезные дела. Фронтовики не подкачают. В один мент обделают дела в лучшем виде. Эх ваша благородия держис ни валис... Фронтовик он... Где комендант под девято ево ребро
Есть
Здрастуйте
Ваш мандат?
Налицо.
Правильный мандат. Станичник Авдоким Гулько, как делегат за оружием. А комендант сучара развалился в мяхкой кресле и языком ледве-ледве
Ни от меня зависит
Да який же ты и комендант ко-
ли оружие немае? А ежли экстренное
нападение контры?
Ни от меня зависит.
Га, чортов сынок
Плюнул делегат через коменданта на стенку. Давай в город срываться. Чи Совет рабочих солдатских. Чи Ревком. На лестницах народ. В залах народ. Руки ни пробьешь... Потолкался потолкался Авдоким — ходов ни найти... Глядь: дорогой товарищ Васька Галаган
Каже, здорово голубок
Та неужто ж ты
живый остався?
Ээ меня ни берет ни
дробь ни пуля
Ах в бога господа мать,
рад я ужасно...
Вышел экстренный разговор. Смеется Васька откровенный друг. Подманил товарищей и давай рассказывать как с Авдокимом в трубе ночевали, как вдвоем по телеграфу город кавказскый взяли. Смеются матросы — щикатурка с потолка сыпится, советски шпалеры вянут стружкой по стенам завиваются. А в совет здешний всякая сволота понабилась. И большевики и меньшевики и кадеты и эстервы. Оружия тебе солдат не достать...
Ни по назначению попал
И — эх сердцу стало прискорбно. Уцепил Авдоким Ваську за рукав давай молить-просить
Васек товарищ подсердечный. За что мы
скомлели, терхались? Долой золотую
шкурку. И зачем нам кисла меньшевицка
власть? В контрах вся Кубань — трид-
цать тысяч казаков. Што тут делать?
И как тут быть?
Успокой ты свое солдатское
сердце Христаради
Будь уверен
Оружья мы
тебе достанем
Слово олово
Действительно долой кислу
меньшевицку власть.
А совет?.. Совет чхи
будь здоров — погремушка
Вся власть в
наших руках
Хоромы, дворцы и так и далее
Обрадовался Авдоким... Табуном притопали в гостиницу Россия. Картинки, диваны эти самые и занавески чистый шелк. Барахла понавалено барахла. Сюда повернется — чемондан, туда — узел двоим не поднять. Расстегнули бутылочку, другую... И опосля того вывел Васька гостечка дорогого через стеклянную дверь на тераску. Вывел да и показывает
Вон немцы в Крыму.
Вон Украина страна хлебородная.
Всю ее покорили стервозы
А флот наш сюда отсунули
Немцы?
Немцы,
Авдоша, немцы хлесть иху мать. Шлём
блём даешь флот по Брест-Литовскому.
Шалишь. Распустили мы дымок — сюда
уплитовали. Выпьем вино до последнего
ведра — дальше поедем, разгромим все
берега и с честью умрем
Зачем умирать? Уме-
реть не хитро. Жить надо да радоваться.
Погляди што кругом робится...
Я? Мы?
Никогда сроду. Все прошли с боем,
с огнем. Гайдамаков били. Раду били.
Под Белградом Корнила шарахнули.
С Калединым цапались. С татарами
в Крыму дрались. Офицеров топили
в пучине морской. Раз офицер — факти-
чески контрик
Бей стычка.
Бей с навесу.
Бей наотмашь.
Хрули гадов.
Ни давай курвам пощады ни
на........волос
Справедливо дядя. Полный оборот
саботажа. Весь путь под саботажем. Мок-
роусовский отряд. Наш отряд. Черный
флот. И кругом теперь судовые комитеты
Наша бражка. Чумазая, нечосаная. Дни
и ночи у нас собранья и митинги, ми-
тинги и собранья. На дню выталкываем
по тыще резолюций: клянемся, кля-
немся и клянемся — Бей контру.
Баста...
Правильно, от Новороссийска море начинается. Корабли гуськом. Весь Черный флот. Пушечки. Дымок. Флаги праздничные. По утрам с дредноута Воля малым током радио по всей эскадре
В
сем
всемв
семсегод
днявечеро
мвгорсадуот
крытаясценана
вольномвоздухек
онцертмитингшампа
нскоебалдоутравходс
вободныйвоенморыпригл
ашаютсябезисключениядаз
дравствуетдаздравствуетдо
лойдолойдолойдаздравствуетсв
ободныйчерноморскийфлоттройка
Команды на берегу. Двенадцать тысяч матросов на берегу. Сколько это шуму. Гостиницы и дома буржуйские ломятся. Чи Совет? Чи Ревком? Хоромы дворцы и так далее. Лучше об нем и не говорить и слов ни тратить. Даешь шампанского. И кислый Совет из бездонных подвалов Абрау-Дюрсо перекачивал на корабли шампанское. В неделю по два ведра на рыло. И цена подходящая. Двенадцать рублей бутылка. Твердая цена. Хватало и водки. Николаевской белоголовой. Слезу вышибала, за серце брала: старорежимная, злая водка. Совет чхи будь здоров — погремушка с горохом. И такое бывало. Ночью загнав всех рысаков и смеху ради перетопив лихачей в вине и керенках, подваливалась к Совету буйная ватажка, обвешанная бомбами кольтами.
Даешь авто
Тыл штатска провинция
Душу вынем...
Высунется в окошечко дежурный член в шинель одетый.
Товарищи. Я сам четыре года кровь про-
ливал. Сам фронтовик, но автомобилей
в Совете нет. Даю честное благородное
слово — нет. Вы как сознательные...
Ботай.
Куда подевали?
Пропили.
Немцам берегут.
Душу выдерем
Товарищи...
Из толпы для забавы стреляли. Можбыть кверху. Можбыть в члена промахивались. Ни всякый скажем понятие о прицеле имеет. Да. А член мечет:
Я ни против. Я сам фронтовик. Вместо
авто Совет выставит пятьдесят бутылок
шам панс кого
Мало
Ни заливай нам.
Тоже фронтовик? — нажевал рыло-то.
Мало
Двести
Сходились на сотне. Всяко бывало. Девочки мармуленочки до одной за моряками. Вихрем свадьбы. Сплошная гульня. Свадебные поезда кишками. Через весь город. Скрозь. Свадьбы каждый час, кажду минуту. Кругом свадьбы. Пьянка — гулянка. Дым. Ураган. Жизня на полный ход. Хриплые женишки. Невесты первый сорт — карамельки. Шафера, подруженьки, тетушки — честь честью. И кольца. Колец ураган. С пальцами нарубили у корнил — офицеров. Венчанье — лохмачи осипли. Музыка крышу рвет. Денег много. Все пляшут. Все поют. Дым в небо. Женится Васька на буржуйской дочке. Денежки всему шапка. Васька с Маргариточкой за красным столом сидят. Друг дружке эдак улыбаются. Маргариточка в форменке — женихов подарок. Куражится Васька. Уцепил ее за хребет. В миндальные губки целует. Вино пьет, стаканы бьет, похваляется. Ах и веселый жа народ матросы. Делегат за оружием Авдоким среди них ровно ржавый курган в зеленой степи. Дума грызет — и как бы оружием разжиться? Ждут станичники. Хотя какое тут оружие ежли Васька женится? Отгуляем, отпляшем и... Ржет братва. На слово ни верит.
Васька пузырится. Васька из двух шпаллеров на спор садит в пустые бутылки понаставленные на рояль. Бабы визжат. Братва потешается. Чечеточку, ползунка, лягушечку как тряхнет — тряхнет Васька: локти на отлет
Рви ночки
Равняй деньки
Папаша то есть буржуй ихний безусловно пляшет. На затылке смятый котелок. Глотка буржуйская — голянище разношенное. Рвет камаринского на демократических началах. Ржут матросики над буржуем, подтыривают
Нет. Спой-ка ты нам яблочку
Тряхни брылами.
Развесели гостей
Сыпь на весь двугривенный.
Уморушка Татьянушка...
А матушка то есть буржуйка ихняя дышит над голубками. Пылью стелется.
Девушка она у меня деликатная, чуткая
Гимназию с золотой медалью...
Уж вы Василий Петрович ради бога
будьте с ней понежней... Она со-
всем, совсем ребенок
Ваську от умиления слеза прошибает
Мамаша... Да разиж мы ни понимаем?..
Да я в лепешку расшибусь
Маргариточка за роялем трень-брень. Ее восковой голосок гаснет в мутном, утробном реве
Ах ты яблочко
Д' с боку верчено...
И на улице под окнами подхватывают с подсвистом.
Трещит выдираемая рама и в окошко рожа дико веселая
Э, да тут гулянка
Под окошками летучий митинг.
Свадьба
Ну
Залетим братва
Вались
Заходи,
братишки, заходи. Места хватит. Вина
хватит
Зачем же бить окошки?
Утром с похмельки
Ах ах
Где молодой?
Пропал молодой
Теща плачет. Маргариточка белугой ревет: охорашивает ягодки помятые. Шафера похмеляются, к по-дружинькам присватываются. Нету Васьки. Оказывается на фронт махнул. А можа и не на фронт. Вечером будто видали Ваську: в гортеатре зеркала бил. А завтра слышишь будто влюбилась в него артиска. Зафаловал Васька артиску французскую. Раз-раз, по рукам и в баню. Лафа этому Ваське. Куражится подлец: артиска, прынцеса, баба свыше всяких прав. Пришли ребята гулять и видят артиска ни артиска, а самая заправская чеканка Клавка Бантик. Кто же ни знает Клавку Бантик? Перва стерва на всей планете. Васька на что доброго сердца человек и то взревел
Ах, ты кудлячка
Плеснул ей леща, другово и в расчете: бесхитростный Васька человек.
Стонут качаются дома. Пляшут улицы. Прислонился ходя к России. По неизвестной причине плачет ходя разливается.
Выкатились из России ребятки и навалились на ходю...
Китаеза
Что обозначают твои слезы?
Вольгуля мольгуля
Моя лаботала лаботала, все денихи пло-
лаботала — папилоса нету, халепа нету...
Бедолага, сковырни сле-
зы — едим с нами
А-яй, чудачок, кругом слобода, а ты
плачешь
Едим
Моя каласо. Уф каласо
Эх развезло. Стой ни вались. В дымину пьяного делегата Авдошку в десять рук втолкнули в реквизированную архирейскую карету с проломленным боком. Ввалились Галаган, Суворов, китаеза, еще кто-то. Сорвалась пара разукрашенная красными лентами. И у лошадей праздник. И лошадям весело...
Рви малину
Руби самородину
Помнил Авдоким станицу. Фронт помнил. Каурого жеребчика Сокола. А слова ровно раки пьяные расползаются
Вася, родной. Господи. Братишки. Контра.
Вся Кубань. Тридцать тысяч казаков.
Вася, можешь ты меня понять?..
Погоди и
до казаков доберемся и их на луну шпи-
лить будем
За што мы страдаем?
Ни раз-
страивай солдат ты своих нервов.
Всех
беломордых перебьем и
ББББББААААА-
АССССССТТТТТТААААААА
останется одна пролетария
Оружия мы тебе достанем
Должны мы погулять?
Первый праздник в жизни
Буржуям такого не снилось.
Гортеатр. Гейша. Занятная штука. Радовался китаеза ровно малый ребенок. Смеялся китаеза, в ладоши прихлопывал
Уф мая каласо
Авдоким под стульями спал. Трое в карточки перекидывались на заднем плане. А Галаган с Суворовым расставили по борту ложи бутылки. Хлебали шампанское. Гейшей интересовались. И языками причмокывали
Вот это буфера
Вот это нда
Вот бы выши-
бить пистонку
Бравааааааааааааааааааа
Вахтаналия. Разбудил Васька Авдокима
Едим
Куда
За денежками на дредноут Свободная Россия. Открыл Галаган сундучек кованый. Керенки, николаевски гривны, карбованцы, браслеты: все на свете. Подарил дружку бинокль Цейс на три фазы
Вот и портсигар бери. Не сомневайся —
портсигар семь каратов...
У делегата руки трясутся. Бинокль за пазуху сунул. Часы золотые утопил в кулак. Подмигнул делегат Авдошка
За два оглядка куплено?
Ни боже мой.
Грабиловки ни когда и ни где на грош
не сочинили. Все у мертвых отнято.
Скажи зачем мертвому портсигар в семь
каратов?
Показал бы ты Вася корабль мне.
Эка махина...
Это можна.
Спускались в кочегарку. Васька сыпал:
У нас на миноносце Пронзительном из
Кеевских-Харьковских сейфов 300 мест
золота на палубе без охраны валяется
Ни кто пальцем ни трогает. А ты — граби-
ловка... Тут, браток, особый винт упора
Понимать надо
Черно. Угарно. Топки жаром плескали. Ветрогонки ревели. Забитые угольной пылью задымленные кочегары в рукавицах, без рубашек. Бегали, мотались. Ширяли ломами. Подламывали скипевшийся шлак. Из угольных ям на руках чугунные кадки подтаскивали. Сопел, ревел огонь в топках. Угольные лампочки тухли. Авдоким утерся
Дюже жарко
Васька близко припадая к нему кричал
Это что. Два котла пущены. Это что. Вот
когда все десять заведем УУУУУУ
жара 80. Ветрогонки стара система —
тяга слабая. Жара 80. Да ведь надо ни
сидеть платочком обмахываться. Надо
работать без отверту, без разгибу. Ни
пот — кровь гонит с тебя...
Жизня горьки слезы
Эх
в бога господа мать пять годиков я тут
так отчубучил. Теперь свет увидал. Али
и теперь ни погулять? Первый празник
в жизни. Едим
Прыгнули в ялик. В город поцарапали. Город в огнях, в музыке. Кафе, рестораны все за матросами. Черно от матросов. Пьяно. Пыльно. Пляско. Сплошной праздник
Штатским вход воспрещен
Горсад. Куплетисты. Цыганы. И кругом дешевка. В десятером, скажем, за тысячу всю ночь гуляй с девочками, с музыкой, с вином. Не любил Васька деньги перещитывать. А денег этих самых у него с полпуда. Пропивай — ни пропьешь. Гуляй ни прогуляешь.
Эээх братишки в бога боженят
Нонче гуляй — завтра фронт.
Пей, все равно флот пропал
Кто там бузит?
Бей буржуев — деньги надо
На верх вы товарищи все по местам...
Надоела вся борьба. Домой...
Ни хочешь ли на мой?
Врагу ни сдаетца
наш гордый Варяг... Пощады ни кто ни
желаааааает
Братишки, в угодников бо-
жьих в апостолов мать...
Сцена. Вальсняшка. Яблочко. Танец Две киски. Дамочки мамочки бирюзовы васильки...
Наливался-наливался китаеза на голодное-то брюхо и вдруг поперло из него все обратно: мадера, шампанское и всевозможные закуски. За столом Авдоким, Васька, Ильин, Суворов, жид Абрашка-слесарь из депа, пленный мадьяр Франц. На привольном воздухе. Ээх якорь глубины морской. Авдоким целует всех под ряд, сморкается в рукав:
Абрашка, дай свою черствую руку... и
рассознательный жа у вас в депе про-
летарият — ох... Законный пролетарьят —
из рабочава строю. Глаза страшат — руки
делают. Руки ни достанут — ребрами
берете. Это так. Это по-нашему. Шутка
ли? В неделю два бронепоезда сгрохали.
Под Батайском, под Кореновкой шибко
они нам помогли. Вот как помогли...
Вася обрати внимание — два бронепоезда...
В неделю два бронепоезда.
И Васька целует Абрашку, китаезу, Авдокима, шкипера Ильина, Суворова, шестерку
Пей, гуляй... Нонче наш праздник... Хо-
зяин, даешь ужин из пятнадцати блюд.
За все платим. А беломордых передушим
до одного. Душа с них вон. Мы...
...На горе стоит ольха
Под горою вишня
Буржуй цыганку полюбил
Она за матроса вышла...
Распалилось сердце Васькино. На стол влез ревом
Братишки... Слушай сюда а а а...
И начался тут митинг с слезами с музыкой
Гра
Бра
Вра
Дра
Зра
С кровью
С мясом
С шерстью
И ночью же прямо из города на вокзал добровольческий отряд. Васьки Галагана партизанский отряд в триста голов. Ввалились к коменданту рявом
Оружья...
Вынь да выложь
С пятого пути два вагона винтовок. Один Авдокиму достался. На крыши пульмановских ставили пулеметы. Грузили мешки с рисом хлебом сахаром. Китаеза работал, как черт
Садииииись...
Длянь... Длянь... Длянь... Дудууу.
Мотай Крути Винти
Поезд мчится
Огоньки
Дальняя дорога.

1923

Публикация Заяры ВЕСЕЛОЙ


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz