каморка папыВлада
журнал Иностранная литература 1964-09 текст-10
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 30.04.2017, 00:21

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

СУАН ЗИЕУ
То, во что верю...


Перевод с вьетнамского и вступление М. МАТУСОВСКОГО

Это моя вторая встреча с вьетнамской поэзией. Первая состоялась сравнительно недавно, когда я переводил стихи вьетнамских поэтов, посвященные борьбе за освобождение Южного Вьетнама. Под общим заголовком «Песни гнева» они были опубликованы в майском номере «Иностранной литературы» за прошлый год.
И вот сейчас передо мной новые стихи одного из самых популярных во Вьетнаме поэтов — Суан Зиеу. Он принадлежит к поэтам моего поколения, к тем, кто пришел в поэзию в тридцатые годы. Признанный лирик, он известен и как автор многих рассказов и очерков, и как вдумчивый литературовед, посвятивший свои исследования творчеству классиков вьетнамской литературы.
Раскрыв наугад хотя бы один из его поэтических сборников, мы сразу узнаем, чем живет поэт, чему посвящает он свои лучшие строки, что составляет главную тему его поэзии и жизни. Это относится и к последней книге стихов Суан Зиеу, которая состоит из двух основных разделов: лирики и полных гражданского гнева стихов о Южном Вьетнаме, о страданиях и мужестве его народа. Вот почему и в нашей небольшой подборке мы сочли необходимым поместить стихи из этих двух разделов. Думаю, что в то время, когда все друзья вьетнамского народа отмечают годовщину со дня провозглашения Демократической Республики Вьетнам, когда весь мир протестует против преступных авантюр американских милитаристов на вьетнамской земле и во вьетнамских водах,— читателю будет интересно познакомиться со стихами одного из лучших поэтов нового Вьетнама.
Я не бывал во Вьетнаме, не бродил по его дорогам, осененным прохладной тенью пальм, не видел его селений с новыми кровлями из алой черепицы, я не знаком лично с Суан Зиеу. Но когда я знакомился с его талантливыми, мужественными стихами и переводил их на русский язык, мне казалось, что я все больше и больше начинал понимать и чувствовать характер самого поэта, умеющего разговаривать в стихах с родиной, как со своей любимой...

Клятва

Я люблю тебя, как волны, бьющие в берег
протяженностью в тысячи километров.
Я люблю тебя, как четыре времени года,
напоенные солнцем, грозой и ветром.
Вот уже четвертое тысячелетье
я люблю тебя с нежностью нелюдскою.
Я люблю тебя так, что еще на свете
не встречался никто с любовью такою.
Я люблю тебя так, что отдам тебе в дар
все миры, все созвездия мирозданья.
Каждый раз разрывается сердце мое,
если я на лице твоем вижу страданье.
Я готов под копытами умереть,
быть разорванным четырьмя конями —
только б знать, что кровь не льется твоя,
что опять твое солнце встает над нами.
Неустанно думая о тебе,
на тебе все мысли сосредоточив,
я тебя узнаю при сиянье дня,
я тебя различаю во мраке ночи.
Я бы мог твои горы и реки поднять
и держать на своих плечах постоянно.
Я бы обнял тебя, опустив лицо,
в воды Великого океана.
Если я — твоя плоть, то ты — моя кровь,
по сосудам моим текущая туго.
Если ты — рука, я — твоя ладонь,
что с тобою мы значим друг без друга?
Если ты далеко, все равно найду
я тебя влюбленным, всевидящим взглядом.
Если ты в беде, я — вблизи тебя,
если ты в бою, я — с тобою рядом.
Не могу примириться, чтоб горло твое
навсегда захлестнула петля тугая,
чтоб враги заграбастали землю твою,
на свободу и счастье твое посягая.
Если стали седыми твои виски,
в волосах моих — новая прядь седая.
Если целятся в сердце твое враги,
прямо в сердце мое они попадают.
Ты — отрада очей моих, радость моя,
мы отныне единой живем судьбою.
Даже воздухом дышим с тобой одним,
даже кровь проливаем вдвоем с тобою.
В жизни общая участь теперь у нас —
эти зерна риса и эти песни.
Даже сладость меда и боль от шипов
мы с тобою поровну делим вместе.
Если б вдруг разверзлась сейчас земля,
если б солнце погасло в тучах унылых —
Все равно я нашел бы дорогу к тебе,
все равно разлучить нас никто не в силах.
Пусть еще терзают тебя враги,
сделав землю твою сплошным пепелищем,—
Мы за все потребуем дать ответ,
где б ни скрылись они, мы их след отыщем.
Пусть у них отрастет миллион голов —
миллион мечей мы обрушим, карая.
Мы очистим тебя от сорной травы
из конца в конец, от края до края.
Мы тебе возвратим навсегда весну,
чтоб тебя напоила весенняя влага.
Это то, во что верю я, чем дышу,
это клятва моя и моя присяга!

Из лирических стихотворений

• • •
Не один цветок, созревший в предрассветной тишине,
не одну листву на ветках, что бормочет в полусне,
и не только травы эти в каплях утренней росы —
всю весну в дождях и грозах ты сегодня даришь мне.
Словно легкий шорох ветра, различимый в забытьи,
словно бьющие по камням и бегущие ручьи,
словно звон весенних зерен, в землю брошенных тобой,
словно шум далеких сосен, слышу я шаги твои.
И в душе моей проснулась запоздалая весна,
и опять чего-то ищет и чего-то ждет она.
Как отрез цветного шелка, день лежит перед тобой.
Что, скажи, на этом шелке завтра вышить ты должна?

• • •
Все пью и пью — напиться не могу.
Прощусь с тобой и вновь к тебе бегу.
Для встреч с тобой и для любви моей
мне мало, мало, мало этих дней.
Пусть долог день, мне не хватает дня.
Я пью, а жажда мучает меня.

Новые черепицы

Влюбленный навек в человеческий труд,
я слушать люблю, как на стройке поют
новые черепицы.
Какой ни пришлось бы идти стороной,
они возникают везде предо мной —
новые черепицы.
На алом закате, на синей заре,
на старом дворе, на глухом пустыре —
новые черепицы.
В поле ли выйду, пройду ль за межу,
повсюду с волнением их нахожу —
новые черепицы.
То вспыхнут они среди чащи лесной,
то в омут они заглядятся речной —
новые черепицы.
Как будто бы отсвет далеких зарниц,
как будто бы тысячи дружеских лиц,
как символ простого и мирного счастья,
встает над землею заря черепиц.
Немало пройдя переправ и мостов,
часами разглядывать я их готов.
Средь порослей темно-зеленого риса
восходят они лепестками цветов.
То школы, где слышится шелест страниц,
то фермы заводов и крыши больниц,
то кровли домов и навесы базаров —
и всюду, как волны, ряды черепиц.
И я их встречаю, как добрую весть.
Попробуй считать их, никак их не счесть —
новые черепицы.
От гроз укрывая людское жилье,
пусть станет отныне и сердце мое
новою черепицей...


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz