каморка папыВлада - журнал Дружба народов 1972-08 текст-31
каморка папыВлада
журнал Дружба народов 1972-08 текст-31
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 22.01.2017, 06:43

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->


ВАСИЛЬ ФАЩЕНКО
Новелла из полуфабрикатов

К ВОПРОСУ О СОЦИОЛОГИЧЕСКОМ АНАЛИЗЕ СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛЬНОЙ НОВЕЛЛИСТИКИ

1
Замысел этой статьи возник у меня неожиданно, хотя, по всей вероятности, вызревал где-то в подсознании довольно давно. Потому что почти каждый прочитанный в журнале рассказ вызывал смутное чувство неудовлетворенности, а то и ярко выраженное раздражение. Окончательную конденсацию замысла ускорило одно случайное обстоятельство.
В 1970 году после того, как я по профессиональной привычке критика тщательно проработал очередной номер журнала «Днiпро», где были представлены молодые силы украинской прозы и поэзии, мне в руки попала рабочая анкета группы конкретных социологических исследований. Анкета содержала тридцать три вопроса, обращенных к молодым рабочим,— о потребностях, интересах, отношении к профессии, заработку и так далее. Ответы на них должны были помочь ученым составить практические рекомендации, касающиеся улучшения кадровой политики, общественной деятельности и социальной структуры на одном из одесских заводов.
Тогда у меня и мелькнула дерзкая мысль: «А что если проанализировать типаж литературных героев с помощью методов современных конкретных социологических исследований?»
Еще недавно к анкетам относились отрицательно. Не случайно ведь литературная критика — родная или двоюродная сестра публицистики — ставила в вину писателям, особенно прозаикам, то, что они в художественном изображении человека ограничиваются лишь «анкетными данными»... Тут играло свою роль и другое обстоятельство: живая душа — а еще сызмала нам всем внушают, что мы «невероятно сложны», «неимоверно изменчивы» — всегда противится требованиям формализации.
Однако в начале 60-х годов отношение к анкетам резко изменилось. Кроме обычных, учетно-кадровых, в жизнь могучим потоком вторглись самые различные анкеты. Наступила эпоха вопросов и ответов. Анкета стала одним из инструментов научного социологического исследования.
Так почему же она (анкета) в известных пределах, конечно, не может послужить и литературному критику?
Мы уже привыкли задавать вопросы писателям, брать у них интервью. Разумеется, кое-какие секреты творчества, мечты и замыслы мы подобным образом узнавали. Но довольно часто эти замыслы и самооценки никак не согласовывались с тем, что данные авторы создавали... Поэтому у меня и родилась идея опросить не писателей, а придуманных ими литературных героев. Ведь они тоже живые люди или, во всяком случае, обязаны казаться таковыми.
Я выбрал 80 персонажей из украинской журнальной новеллистики последних лет и обратился к ним с просьбой ответить на следующие вопросы, которые часто встречаются в типовых социологических анкетах: 1) имя и фамилия, 2) социальный тип, 3) место работы и профессия, 4) чем занимается в момент опроса, 5) главная жизненная цель, 6) стремления, желания — в сюжетной ситуации. Персонажи с большой охотой принялись заполнять анкеты. Это и понятно — большинство из них во время повествования находилось на отдыхе, ничем существенным они заняты не были, свободного времени им хватало. Возможно, анкета даже явилась для них своеобразным развлечением. Я несколько сократил ответы, так как литературные герои оказались слишком многословными 1.
См. таблицу.

№№ п/п
Имя, фамилия
Социальный тип
Место работы и профессия
Чем занимается в момент опроса
Жизненная цель
Стремления и желания в данный момент
«Адрес» персонажа
1. Неизвестно
Неизв.
Неизв.
Куда-то плыву и слушаю болтовню деда.
Неизв.
Почему у меня бессонница?
О. Аврамчук. «Колокола в тумане». «Днiпро» № 9, 1970.
2. Дед
Неизв.
Неизв.
Рассказываю одному полуночнику про случай из своего детства.
Неизв.
Чтоб на реке был туман — тогда не видно, какая она узкая. А когда-то была!..
Там же
3. Неизв.
Неизв.
Неизв.
Отдыхаю, собираю грибы.
Не знаю.
Почему у меня остановились часы?
М. Рябой. «Грибная пора». «Днiпро» № 9, 1970
4. Василь
Неизв.
Не то школьник, не то студент
Копаю картошку, отдыхаю, размышляю.
Не знаю, хотя во время копания картошки «глубоко в памяти проклевывались давно угасшие надежды».
Некое чувство к рыжей Яринке, «оно такое огромное, что его нельзя постичь разумом».
М. Ярмолюк. «Копали картошку». «Днiпро» № 9, 1970
5. Неизв.
Не знаю
Неизв.
Рассказываю свою биографию, кое что вспоминаю
Не было и нету.
«Шелковица, с нею связаны годы детства, манят они к себе».
М. Петренко. «Дактилоскопия старой шелковицы». «Прапор» № 3, 1970
6. Влас Павлович
Служащий
Писатель
Отдыхает и вспоминает, как когда-то в «сети, сплетенные из похотливых чувств, ловилась вот такая рыбка...».
Неизв.
Выслеживает девицу в нейлоновом купальнике с голубыми волосами.
Л. Кулиш. «Голубая фея». «Прапор» № 7, 1970
7. «Фея»
Тунеядка
Не имеет
Развлекается.
Не имеет.
«Марсик. Муля, киньте сигареточку, так курить хочется, прямо блевать тянет...»
Там же
8. Люда
Недавняя школьница
Работает кем-то на заводе
Идет домой, кое-что вспоминает.
Не имеет.
Чтоб не носить очков и быть любимой.
В. Тимчук. «Не теряй лепестков, подсолнечник!» «Днiпро» № 9, 1970
9. Надя
Неизв.
Неизв.
Отдыхает у тетки.
Неизв.
«Я хочу иметь своего хлопца».
Н. Околитенко. «На острове». «Вiтчизна» № 3, 1970
10. Неизв.
Просто человек
Неизв.
Размышляет.
Относиться к природе как к живому существу.
Выступает против «петушиного» образа жизни: «прокукарекал свое, чтоб только проса бросили», хочет, чтоб дети воспринимали мир поэтично.
В. Хижняк. «Чтоб рыбам было весело». «Вiтчизна» № 9, 1970
11. Богдан
Ученый
Астроном
Добирается до родного хутора автобусом и пешком, размышляет.
Когда-то была: исследовать поверхность Венеры
Укоряет себя за то, что забыл, какая на вкус вода в хуторской кринице, хочет вспомнить, ощутить и т. д.
В. Яворивский. «К истокам». «Жовтень» № 1, 1971
12. Марко Рудь
Инвалид войны
20 лет лежит больной
Выдает единственную дочь замуж.
Заботиться о семье.
Хочет, чтоб дочка осталась с ним. Встревожен: молодые уехали в Киев и могут не вернуться.
О. Дмитренко. «Рушники». «Жовтень» № 4, 1971
13. Оксана
Школьница
Учится, потом работает на заводе
Ходит на свидания, после смерти матери узнает, что она «ничей ребенок».
-
Хочет найти своих родителей. Не верит, что Галина — ее мать, слишком стара для этого...
О. Лупий. «Из потока». «Жовтень» № 4, 1971
14. Юлия Петровна
Интеллигентная женщина
Учительница рисования
Не находит контакта с учениками, которые копают картошку и не выполняют домашние задания.
Не определена.
Хочется и художественное училище и не хочется работать в деревне, но все, возможно, решится в пользу школы, поскольку героине объяснился в любви Вадим Алексеевич.
О. Василсковский. «День самостоятельной жизни». «Днiпро» № 4, 1971
15. Гаврила
Колхозник
Шофер
Думает, пригласит ли его «внебрачная дочка на свадьбу».
Хозяйство
Чтоб дочка была доброй к нему — недоброму.
В. Галюк. «Играли трубы на селе». «Прапор» № 1, 1971
16. Семья Петрик: отец, мать, сын
Неизв.
В данный момент — туристы
Знакомятся с Чеславом, ночуют у него, убирают сено.
Неизв.
Спорят, где остановиться. Сын хочет в Яремче, а отец в Рахове. Все решает случайная встреча с Чеславом: сходят в Рахове.
М. Лисовская. К. Тесленко. «К вам взываю». «Прапор» № 3, 1971
17. Чеслав Трепета
80-летний хозяин дома
-
Ругает туристов, а потом к ним относится положительно.
Посещать могилы жены и сыновей
Рад встрече с хорошими людьми, которыми оказались ненавистные ему раньше «туристы».
Там же

Стремясь последовательно придерживаться избранного метода анализа, предлагаю вниманию читателя некоторые ответы персонажей журнальной новеллистики на предложенную анкету, а также ряд статистических данных, которые тоже явились результатом проведенного мною обследования.
Ответы литературных персонажей на вопросы анкеты, конечно, имеют некоторые различия. Но эти различия при ближайшем рассмотрении оказываются чисто внешними, несущественными, почти иллюзорными. Унылую, стандартную внутреннюю одинаковость ответов непреклонно подтверждают и абстрактные, холодные цифры.
В № 9 журнала «Днiпро» за 1970 год опубликовано 13 этюдов, новелл и рассказов. В них — 26 героев. Названо по имени — 18, безымянных — 8, рабочих — 3, колхозников — 11, служащих — 3, а граждан без определенных занятий — 9. Это «люди вообще». Из 26 особ 17 ничем существенно не заняты и не озабочены — отдыхают душой и телом. Лишь у одного героя есть значительная жизненная цель. Остальные живут сиюминутными настроениями и капризами или даже и таковых не имеют.
Хотят любить — 5.
Пережить что-либо интересное, с приключениями — 5.
Жалеют и вспоминают о прошлом — 4.
Хотят помогать взрослым — 1.
Работать в деревне, обязательно при лошадях — 1.
Без четко выраженных устремлений — 10.
В рассказах журнала «Вiтчизна» за 1970 год — 16 героев, наших современников. За исключением одного, все названы по имени. Из них рабочих — 3, колхозников — 3, служащих, в том числе школьников и студентов,— 6, без определенных занятий — 4. Ничего не делают в момент повествования — 12.
Хотят любить — 7.
Работать и быть самостоятельными — 2.
Жаждут красоты, поэтичности — 1.
Беззаботных развлечений — 1.
Выжить любой ценой — 1.
Без четко выраженных устремлений — 4.
Из 35 «опрошенных» персонажей журнала «Прапор» за 1970 год 25 оказались с именами, 10 безымянных. Рабочих — 5, колхозников — 1, служащих — 15, «диких артельщиков» — 1, домохозяек — 2, без определенных занятий — 11. Отдыхают — 15. Определенные идеалы есть у 3 героев: защищать свою землю, любить родной край.
Хотят любви — 5.
Помнить и ценить прошлое — 7.
Гулять, вкусно есть — 3.
Говорить только правду — 1.
Не забывать обид — 1.
Подниматься над серыми буднями, идти на риск — 3.
Иметь хорошую квартиру и заботливого мужа — 1.
Поступать по-своему — 1.
Поучать других — 1.
Добывать деньги — 1.
Без четко выраженных желаний — 11.
С точки зрения традиционных представлений, статистика в царстве духа — вещь недопустимая. Но подобные представления ошибочны. Количественная характеристика, достаточно полная и широкая, способна прояснить и содержательную, смысловую структуру явлений. Элементарные цифры могут выявить вполне определенные тенденции. Из 80 «опрошенных» литературных персонажей лишь 5 живут серьезными общественными устремлениями, ставят перед собой значительную жизненную цель. Остальные пребывают в плену преходящего, находятся вне сферы больших социальных и моральных проблем. Почти у трети «опрошенных» какая-то растительная жизнь, без высоких порывов и подлинных духовных потребностей. Поэтому не приходится удивляться тому, что в подавляющем большинстве новелл герои в буквальном смысле слова просто отсутствуют. «Лишь великая цель рождает великий характер»,— говорил Довженко. И приведенные выше статистические данные только подтверждают эти слова. И еще цифры говорят нам о том, что у многих современных молодых новеллистов (а их охотно печатают все журналы) перо работает быстро, но сердце остается равнодушным, эмоционально-интеллектуальный, человековедческий опыт ничтожный, представления о призвании художника наивные. И последнее. Цифры также доказывают, что требования журнальных редакторов, занимающихся прозой, находятся на довольно низком уровне.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz