каморка папыВлада
С.В. Востоков. Ветер делают деревья текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 13.12.2017, 20:04

скачать книгу

страница следующая ->

ГОРОД МАСТЕРОВ

СТАНИСЛАВ ВОСТОКОВ
Ветер делают деревья,
или
Руководство по воспитанию дошкольников для бывших детей и будущих родителей


2006 МОСКВА

Отчего бывает ветер, оттого, что деревья качаются?
(Из вопросов маленького мальчика)

Вера Александровна смотрела в окно. За стеклом крупными хлопьями сыпал снег. Земли уже не было видно, а кое-где появились сугробы. И только аллею снегу никак не удавалось засыпать — по ней всё ходили и ходили люди.
Вера Александровна закашлялась, прикрыв рот ладонью, и закуталась поплотнее в пуховый платок. Вчера, когда она вывела свою группу дошкольников на последнюю в этом году прогулку, Лосев толкнул Спицына в сугроб, и Вере Александровне пришлось доставать его из глубокого снега. Поэтому теперь вместо того, чтобы встречать Новый год с друзьями, она сидит дома с температурой.
Вера Александровна подошла к столу и сделала глоток из дымящейся кружки.
Стало чуть полегче.
«А вот Спицын совсем на Лосева не похож, — подумала Вера Александровна, — тихий, спокойный мальчик. Правда, вечно ко всем пристаёт со своими «недетскими вопросами». Зато какой милый подарок он сделал мне на Новый год!»
Вера Александровна села в кресло и взяла в руки тетрадь, на которой ровными печатными буквами было написано «Днивник», первое «и» было зачёркнуто и исправлено чьим-то взрослым почерком на «е».
— Подумать только, шестилетний мальчик в течение нескольких месяцев вёл дневник наблюдений за жизнью в нашем детском саду! Ну что ж, интересно будет взглянуть на себя его глазами...
Вера Александровна надела очки, включила настольную лампу и открыла тетрадь.


16 сентября, понедельник

Вообще-то, я никакой не гений. Эту кличку мне придумал Лосев, потому что она похожа на моё имя. По-настоящему меня зовут Гена.
Лосев сказал мне: «Ты такие умные вещи всё время говоришь, что тебе свои мысли надо куда-нибудь записывать».
Тогда я решил завести дневник, чтобы заносить в него свои размышления и разные истории из жизни.
Например, мне непонятно, почему я Спицын, и моя мама Спицына, и мой папа — Спицын, а бабушка — Божукова. Я спросил её: почему мы — Спицыны, а она — Божукова? И не хочет ли она стать Спицыной? А она ответила, что Спицыных у нас и так много, а Божукова — одна. Поэтому она лучше со своей фамилией останется.
Я хожу в детский садик номер три. Там есть сторож по имени Сансаныч. Он уже много прожил. Может, целых двадцать лет или даже больше. Он говорит, что уже жизнь понюхал, а я нет. Но это неправда. Я её тоже понюхал.
Жизнь Сансаныча пахнет керосином и крепким чаем. А моя — в обед борщом, а утром, когда папа идёт на работу, — мужским одеколоном «Консул».

17 сентября, вторник

Сегодня к нам один новый мальчик из Грузии пришёл.
Правда, имя у него как у американца — Гарик.
Не успел он прийти, как сразу свой шкафчик для одежды с моим перепутал, потому что на его дверце тоже «Г» написано. Только у меня гриб нарисован, а у него — гантели.
Но мы его вещи доставать не стали, и я просто свои шапку и куртку в шкафчик Гарика повесил.
А потом я себя весь день грузином чувствовал. Как будто в Грузию съездил.
Сегодня наша воспитательница Вера Александровна читала нам про Колобка. Интересная сказка. Колобка слепили Бабушка с Дедушкой, а он ушёл от них и стал бродяжкой. Потом попал в дурную компанию и плохо кончил.
По мнению Веры Александровны, этого бы не случилось, если бы он воспитывался в нашем саду.

18 сентября, среда

Сегодня на полдник нам дали бананы. Очень вкусные. Оттого что заграничные.
Я давно заметил, то, что из-за границы — всё вкусное. Это потому, что там юг и курорт.
Лосев спросил Гарика, растут ли бананы в Грузии, и Гарик сказал, что растут. Что в Грузии всё растёт. Но особенно горы.
Банан — очень хорошая еда. Он без семечек, поэтому огрызка не остаётся.
Лосев положил кожуру от банана на пол, а потом сказал, что сейчас на ней поскользнётся как в кино, и всем сразу смешно станет. Но смешно не было, а было Лосева жалко, потому что он не в ту сторону поскользнулся и головой в шкаф врезался.
Только Маша засмеялась, чтобы Лосев не расстраивался.
А он и не расстраивался, пока она не засмеялась.
Лосев сказал:
— Ты чего смеёшься? Человек башкой о шкаф долбанулся, а она смеётся! Сдерживать надо эмоции!
А шишка у Лосева вышла здоровая. С кулак.

19 сентября, четверг

Сегодня Сансаныч на шкафчик Гарика вместо изображения гантелей гору наклеил. По этому рисунку Гарик сразу свой шкафчик нашёл и в него вещи положил. Потому что гор в Грузии много, а гантелей, наверное, совсем нет. Зачем в Грузии гантели?
А Лосев из гренок и киселя гамбургер сделал. На одну гренку кисель намазал, а другую сверху положил. Сказал, что очень вкусно, только груди мокро, потому что кисель из-под гренки брызжется.
Потом мы гуляли. Я захотел понюхать розу, но увидел в ней шмеля. Он был покрыт мехом, как небольшой медведь.
Шмель как раз нюхал розу. Шмели вообще только и делают, что розы нюхают. И пчёлы тоже. А мухи вообще всё нюхают. Потому что дурно воспитаны.

20 сентября, пятница

Сегодня на обед мы ели молочный суп с макаронами. Лосев у своих соседей по столу, Гарика и Юли, всё молоко через макаронины выпил. Он их незаметно в соседские тарелки подложил и через них молоко высасывать начал. Юля с Гариком сначала не понимали, почему молока в их тарелках всё меньше становится. А когда Лосев последнее молоко втянул, раздалось громкое хлюпанье, и они сразу обо всём догадались.
Воспитательница Вера Александровна тут же Лосева в угол поставила.
Только я не пойму, почему человека за проступки в угол ставят?
Неужели он в углу лучше станет? Если человек всё время будет в углу стоять, то наоборот бандитом вырастет и на людей по ночам нападать станет.
Я сказал Вере Александровне:
— Лучше заставьте Лосева молоко обратно через макаронину вылить. Всё равно от стояния в углу он лучше не станет.
А Вера Александровна ответила:
— Это делается не для того, чтоб Лосев лучше стал. А чтоб другие дети боялись в угол попасть и нехорошие поступки не повторяли. Это способ воспитания. Не суйся в мою работу со своими методами!
Мне больше нравится, когда Вера Александровна нам сказки читает. Сегодня мы слушали про Красную Шапочку.
У Красной Шапочки заболела бабушка, и мама послала Красную Шапочку к бабушке с гостинцами, чтобы та скорее поправилась. Приходит Красная Шапочка в её домик, а там — волк. Он бабушку съел, а себя решил за неё выдать.
А Красная Шапочка вместо того, чтоб бежать сломя голову, начинает задавать волку глупые вопросы:
— Бабушка, а почему у тебя такой большой нос?
— Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?
— Бабушка, а почему у тебя такие большие зубы?
В общем, всё плохо кончилось.
Не понимаю, это какую же внешность должна была иметь бабушка, чтобы её внучка с волком спутала?

22 сентября, воскресенье

Сегодня мы с бабушкой ходили в картинную галерею, чтобы укрепить мой художественный вкус. Вкус мой креп от картины к картине, и, когда мы подошли к полотну «Утро в сосновом лесу», я понял, что меня уже не испортить никаким абстракционизмом.
Удивительна глубина, с которой художнику этой картины удалось раскрыть образы четырёх медведей. Также меня поразило терпение животных, которые, позируя художнику, много часов недвижно простояли на бревне.
Выходя из музея, я подумал, что напрасно у нас в группе не дают уроков изобразительного искусства. Наверняка со временем мы смогли бы пополнить галерею своими неоднозначными произведениями. Особенно Лосев.

23 сентября, понедельник

Сегодня у нас состоялась драка. Вера Александровна попросила Машу и Юлю убрать игрушки, но каждая из них хотела, чтобы это сделала другая. Особенно этого хотела Юля. У неё сильные задатки вождя. Девчонки так схватились, что на них было страшно смотреть. А потом они в углу друг другу растрёпанные волосы назад в косы заплетали.
— То они морду друг другу бьют, то косы заплетают, — сказал Гарик.
— Общая беда всегда сплачивает людей, — пояснил Лосев.

24 сентября, вторник

Сегодня Вера Александровна сказала, что ребёнок не должен говорить плохие слова.
— Какие это? — спросила Маша.
— Я сейчас тебе их все перечислю, — сказал Лосев, — слушай...
Тут Вера Александровна как закричит:
— Где ты научился этой гадости? Ты, наверное, попал в дурную компанию!
— Да вы что! — ответил Лосев. — Сейчас все так говорят. Если вы хотите, чтобы мы этих слов не знали, тогда вам надо все программы по телевиденью закрыть, кроме «Спокойной ночи, малыши!». Они единственные ещё держатся.

25 сентября, среда

Сегодня Лосев снова был в ударе.
Днём, когда все легли спать, он свернул своё одеяло валиком и накрыл покрывалом. Чтобы воспитательнице казалось, будто он в постели спит. А сам принялся ползать под кроватями и щекотать всем пятки.
Вера Александровна услышала смех из спальни, пришла и сказала:
— Вы почему не спите? Надо спать, а то не вырастете!
А когда она ушла, Лосев стал Гарику по ноге пёрышком водить. А Гарик совсем щекотки не выносит. Он так завизжал, что все, кто спали, проснулись.
Тогда Вера Александровна опять пришла и сказала:
— Как нехорошо! Мне что, всех в угол поставить? Смотрите, какой Лосев молодец. Один спит, как примерный.
Тут Лосев из-под кровати так захохотал, что его сразу нашли и в угол поставили. Но сначала он Тихий час доспал. В наказание.

26 сентября, четверг

Сегодня из больницы вернулся наш товарищ Паша. Он нам место показывал, где раньше аппендицит был, а теперь только маленький белый шрам.
— Подумаешь, — сказала Юля. — Зато у меня аппендицит на месте!
А Лосев опять полдня в углу стоял, за то, что он после обеда всем желающим предлагал аппендицит столовой ложкой вырезать.
Вера Александровна сказала Лосеву, чтобы он постоял и подумал, надо ли такие вещи предлагать или не надо. Лосев постоял и решил, что не надо.

27 сентября, пятница

Сегодня Вера Александровна предложила нам продекламировать стихи, и я начал читать произведение Пушкина «Деревня». Но когда я дошёл до строки: «Оракулы веков, здесь вопрошаю вас!» — Вера Александровна остановила меня:
— Всё, Гена, дальше не надо. Это вы не поймёте.
А Лосев сказал:
— Почему это мы не поймём? Мы что, никогда в деревне не были?
Но Вера Александровна ответила, что в её руководстве для воспитания дошкольников такого стихотворения нет.
— А какие есть? — спросил Гарик.
Тогда Вера Александровна встала со стула, построила нас кругом, и, прихлопывая в ладоши, мы стали петь:
— Вот оно ка-ко-е, на-ше ле-то!

30 сентября, понедельник

Сегодня приехали врачи и делали всем прививки в одно место. В левую руку. А Паша закрылся в шкафу для игрушек и стал кричать, что если его уколют такой огромной иглой, то он сразу умрёт.
Но Пашу всё равно из шкафа вынули и укол сделали. А он кричал:
— Ай-ай-ай! Сейчас больно будет!
А врач говорит:
— Да что ты, не будет! И уколол.
А Паша как закричит!
Потом у всех на месте укола шишечка выросла. Вера Александровна сказала, что эта шишечка «манта» называется.
— Почему манта? — удивился Лосев. — Её что, есть можно?
Он лизнул шишечку языком.
— Тьфу! Солёная!

1 октября, вторник

Сегодня в спальню во время Тихого часа влетела оса. Она тихо летала по комнате, иногда зависая над спящими, как вертолёт. А потом её увидел Лосев, потому что у него одеяло из пододеяльника вывалилось, и он стал его обратно запихивать. Лосев заметил, что оса над Юлькой летает, и как заорёт:
— Юлька не двигайся, над тобой оса!
Юлька до этого спала, но от вопля Лосева сразу проснулась и завизжала.
Тут и все остальные вскочили.
А Вера Александровна не пришла, потому что она на время Тихого часа отлучилась в магазин за помидорами.
Вдруг мы с Лосевым увидели, что оса на Гарикино одеяло села, быстро его свернули и побежали осу в окно вытряхивать. Но мы так спешили, что вместе с ней и одеяло выкинули.
Я сказал:
— А как же Гарик теперь спать будет? Прохладно же.
Лосев ответил, что это ничего, потому что в Грузии все к холодам привычны. Там же горы.

2 октября, среда

Сегодня мы играли в больницу. Маша и Юля забинтовали Пашу полотенцами, а он говорит:
— Доктор, скажите, я сильно болен?
— У вас очень опасная болезнь, — отвечает Юля, — называется — «терапевт».
— Скажите, — спрашивает слабым голосом Паша, — а я умру?
— Конечно, — отвечает Юля, — только мы вас сначала полечим.
И они ему стали горчичники из глины на рубашку ставить.
А потом, вечером, пришла Пашина мама и спрашивает:
— Чего это у тебя вся рубашка в грязи?
А он отвечает:
— Это доктора за мою жизнь боролись. Но я всё равно умер.

3 октября, четверг

Сегодня нас объединили с соседней группой, потому что у них воспитательница заболела, и гуляли мы вместе. Потом Вера Александровна усадила нас в беседке и спросила: не прочли ли нам родители новые рассказы или сказки? Я ответил, что выучил стихотворение «Белеет парус одинокий».
Все тут же попросили меня прочитать его вслух, с выражением. А потом ребята из соседней группы сказали, что мне памятник нужно поставить за такое хорошее стихотворение. Я ответил, что это не моё стихотворение, а поэта Лермонтова. Тогда они сказали, что нужно памятник Лермонтову поставить. А одна девочка из соседней группы ответила, что один памятник ему уже стоит, улица Лермонтовская называется... Пусть сперва ещё что-нибудь напишет. А я сказал, что он уже ничего не напишет, потому что его застрелили. Тут Лосев вздохнул и сказал, что хорошие люди всегда от пули умирают. И огляделся, не готовится ли кто-нибудь выстрелить в него пулей?

6 октября, воскресенье

Сегодня мне бабуля рассказала сказку про репку. Дело было так: посадил дед репку, а когда она выросла, стал её вытаскивать и не смог. Потом к нему на выручку пришли бабка, внучка, Жучка (собака такая) и кошка. А репка всё не вынимается. Потом пришла мышка, они снова дёрнули и вытащили репку.
Так и у нас в группе бывает. Вроде бы игрушек много, и погода хорошая, и Вера Александровна за компотом в столовую ушла, играй — не хочу! А нет Юльки или Гарика, уже что-то не то. Не идёт репка.

7 октября, понедельник

Сегодня я спросил Машу:
— В чём у тебя смысл жизни?
А она ответила:
— Чтобы мама мне что-нибудь купила.
— Нет, — сказал я. — Ты не поняла. Для чего ты живёшь?
— Ну... — ответила Маша, — чтобы вырасти большой и сильной!
— А зачем тебе вырасти большой и сильной?
— Чтобы мама сказала: «Ой, какая ты стала большая и сильная!» — и чего-нибудь купила.
Тогда я спросил Толика:
— Толик, для чего ты живёшь?
— Чтобы есть пряники! — Он как раз пряники ел.
— А ещё?
Толик подумал и ответил:
— Так пряников же много.
— Ну, съешь ты все пряники, и что потом?
— Что потом? Блины есть буду.
Затем я подошёл к Вере Александровне и сказал:
— Для чего вы живёте?
Она тут же отложила шапку, которую на спицах вязала, и громко объявила:
— А теперь — Тихий час!
После Тихого часа мы пошли на прогулку.
Во дворе сидел наш сторож Сансаныч. Он пил чай и смотрел, как вороны летают в деревьях.
Я сел рядом, и мы так немного посидели и посмотрели на ворон.
— Сансаныч, — спросил я, — а вы зачем живёте?
Сансаныч подумал и сказал:
— А чтобы не так пусто было. Для полноты картины.
И верно, совсем было бы пусто без Сансаныча.

8 октября, вторник

Сегодня утром я почувствовал, что у меня шатается передний зуб. Я так испугался! По дороге в детский сад я его всё трогал, трогал языком и никак не мог остановиться.
Когда я сказал в группе, что у меня шатается зуб, все сразу захотели на него посмотреть и по очереди шатали, пока он не стал болтаться, как на ниточке.
Юля сказала:
— Ты, наверное, заболел чем-нибудь опасным. Мама говорила, что есть такая опасная болезнь, от которой все зубы выпадают.
— Враньё, — не согласился Гарик, — у меня дедушка есть в Кутаиси. — У него ни одного зуба нет, а он здоровее вас всех, потому что у него на шее сидят пять сыновей, две дочки и пятнадцать внуков.
Потом пришёл опоздавший Лосев.
Когда ему сказали, что у меня зуб шатается, он тоже захотел его пошатать.
Лосев засунул руку мне в рот и так дёрнул зуб, что тот сразу вылетел.
— Ты не волнуйся, — сказал Лосев, — сейчас мы его назад вколотим. Дайте что-нибудь тяжёлое!
Тут Маша побежала прямо к воспитательнице и с ужасом в голосе сообщила ей, что из меня зубы посыпались.
— Это нормально, — ответила Вера Александровна, — к десяти годам они все выпадут.
— Как это все? — испугался я. — А есть я чем буду?
— Так у тебя новые зубы вырастут — постоянные, а это — молочные.
Лосев кивнул:
— Теперь понятно, почему они такие жидкие.

* * *

В этом месте Вера Александровна улыбнулась и потёрла горло. Что-то аэрозоль не помогает. Хорошо бы за праздники кашель прекратился. Ведь через два дня ей нужно выходить на работу. Ну да никуда не денется, пройдёт. Она снова придвинула тетрадь.
— Что он там ещё про меня написал?

9 октября, среда

Сегодня Лосев и Толик поспорили. Лосев говорил, что Толик толстый, а Толик не соглашался и объяснял, что он полный.
— Ну, да, — кивнул Лосев, — полный толщины.
Тогда Толик надулся, выпятил губу и стал ещё толще. А Лосев посмотрел на него внимательно и говорит:
— Нет, ты всё-таки толстый, смотри, как из тебя толщина лезет.
А Гарик снова в углу стоял, потому что в Тихий час нам на кровати показывал, как лезгинку танцевать. Я так не могу. У меня колени в ту сторону не гнутся.

10 октября, четверг

У нас в группе появилась птица. Жёлтая, с маленьким кривым клювом, всё время по клетке скачет как ненормальная.
А мы всё думали, кто же это?
Я сказал, что, наверное, это — декоративная птица канарейка.
Но Лосев возразил:
— Никакая она не канарейка. Она же совсем дикая, вон как прутья грызёт. Она — какой-нибудь гриф, наверное. Только ещё маленький, птенцового возраста. Вот вырастет, отогнёт прутья, вылезет из клетки и всех из автомата перестреляет. Узнаете, какая канарейка!
Тогда мы позвали Гарика, чтобы он сказал, кто это — гриф или канарейка? Ведь Гарик в Грузии жил, а там, наверное, канареек много.
Гарик подошёл и ответил:
— Я не знаю, кто это, но это не орёл.
— Почему? — спрашиваем.
— Потому что у орлов вид гордый. А она скачет как блоха.
Потом подошла Вера Александровна и объяснила, что это — попугай, такая птица, которая в жарких странах живёт, на широкой Лимпопо, откуда Айболит приехал.
А я потом всё думал, про какую страну она говорила? Если про Африку, так Айболит оттуда не приезжал. Он местный.

11 октября, пятница

Сегодня у нас в группе протекли батареи, и к нам пришли огромные краснолицые люди. Я думал, что это индейцы, а оказалось — водопроводчики.
Одного из них звали Семёныч, а другого — Петрович. Они разговаривали на каком-то странном языке. Я не понимал ничего, кроме слова «дай!», с которым Семёныч то и дело обращался к Петровичу, и тогда Петрович начинал бить по батарее огромным гаечным ключом.
Паша всё время крутился возле водопроводчиков, потому что вообще очень интересуется техникой.
— А что это в батарее всё время булькает? — спросил он Семёныча. — Давление, что ли?
— Ага! — ответил Семёныч и крикнул Петровичу: — Дай!
Петрович дал по батарее, и вдруг оттуда как зашипит!
Мы кинулись всей группой в спальню и залегли под кроватями, как солдаты в окопах. А когда вылезли оттуда, уже не было ни водопроводчиков, ни давления. Только на полу темнели полосатые следы огромных сапог.
Вера Александровна довязала шапку. Теперь, наверное, шарф вязать начнёт. А потом шубу и сапоги.

13 октября, воскресенье

Вчера мы с бабушкой ходили в зоопарк. Мы прослушали интересную лекцию о животных нашей планеты. Меня поразила одна вещь: почему-то если животное необычное и яркое, например, павлин, то оно живёт непременно за границей. А если — обычное и серое, например, волк или бобр, то — у нас.

14 октября, понедельник

Сегодня Толик принёс в группу бинокль, и мы через него пытались увидеть в Кремле президента. Но бинокль дальше входа в детский сад не показывал.
— Надо перевернуть бинокль, — сказал Гарик, — может, с другой стороны он мощнее.
Лосев перевернул бинокль, посмотрел на улицу, потом вместе с биноклем повернулся к нам и как заорёт:
— Нет! Отсюда тоже ничего не видно!
— Ты чего вопишь? — спросила Юля.
— А вы с этой стороны очень далеко были. Я думал, если тихо говорить, не услышите.
А Паша и Толик рубашками поменялись насовсем. Но когда вечером родители пришли, им назад меняться пришлось. Только у Пашиной рубашки теперь дырки в подмышках были, потому что Толик на несколько размеров больше.

16 октября, среда

Сегодня у Сансаныча заболела сестра. Теперь он уже смотрел не на облака, а куда-то в себя. Мы, чтобы развеселить Сансаныча, спели для него всей группой: «Вот оно какое, наше лето!» А Паша подарил ему робота-терминатора, правда, без руки. Но Сансаныч сказал, что это ничего, что руку Паша потом додарит. Когда найдёт.
Вера Александровна начала вязать шарф.

18 октября, пятница

Сегодня Вера Александровна провела урок рисования.
Мы сели за столы, взяли бумагу и разноцветные карандаши. Я больше люблю рисовать красками, но в руководстве у Веры Александровны написано, что краски дошкольникам давать опасно, поскольку они их могут съесть.
— А сейчас, — сказала Вера Александровна, — мы будем рисовать котика. Ну, кто знает, как выглядит котик?
Мы, конечно, все подняли руки. Что мы, котов не видели?
А Юля сказала:
— А у нас ангорская кошка. Дымчатая.
— Ой, как хорошо! — ответила Вера Александровна. — А ну-ка, давайте, кто первый эту кошку нарисует?
Я решил, что рисовать просто кошку неинтересно. Надо выбрать тему, в которой можно шире показать свои способности. И я нарисовал битву на Курской дуге. Я так старался изобразить эту битву правдивой, что у меня скоро кончился красный карандаш. Он ушёл на рисование крови, пролитой бойцами.
Потом мы стали смотреть, что у нас у всех получилось. У Юли и Маши обе кошки были с бантами и красными щеками, отчего очень походили на фарфоровые копилки. А Гарик изобразил ангорского дымчатого кота так: на белом фоне из коричневой трубы вылетает дым с кошачьей головой. Какая любопытная трактовка образа! Если бы мне пришлось выбирать лучшую картину, я бы выбрал Гарикину. За своеобразность мышления автора.
— Вот какие хорошие кошки у нас получились! — сказала Вера Александровна. — Только Гена и Гарик опять про войну нарисовали.
А Гарик про войну совсем не рисовал. Он ответил:
— Я таких краснощёких котов в жизни не видел. А надо рисовать, как взаправду. Как у меня.
Потом мы повесили свои картины на стену, и получилась целая выставка. Про котов и про войну.

20 октября, воскресенье

В субботу папа и мама взяли меня с собой в гости. Там был мальчик моего возраста. Этот мальчик подошёл ко мне и сказал:
— Давай возьмём пакет, надуем и залезем под стол. А когда все сядут обедать — бабахнем!
— Зачем? — не понял я.
— Весело будет, — объяснил мальчик.
Я отказался, а он надул пакет, залез под стол и, когда все сели обедать, бабахнул. Мальчика отлупили, а я долго думал, чего же в этом весёлого?
Наверное, я в жизни чего-то не понимаю.

22 октября, вторник

Сегодня за нами очень долго не приходили родители. На улице уже стемнело, и мы стояли у окон, надеясь увидеть своих мам и пап.
Юлька злилась больше всех.
— Хитрые какие, — говорила Юлька. — Они на работу ходят, развлекаются, а мы здесь должны сидеть, как прибитые.
С ней согласился Лосев:
— Заставили бы их три раза в день компот пить и спать посреди белого дня, они бы сразу поняли, почём фунт изюму.
— Если сейчас папа не придёт, — сказала Маша, — я ему этого до конца жизни не прощу! Пусть потом сам на своей карусели катается и свои жвачки жуёт, раз такой вредный!
И вдруг мы увидели, что идут наши папы и мамы. Оказывается, рабочие перед входом в детский сад яму раскапывали, чтобы трубу найти, а потом, когда нашли, снова закапывали. В это время наши родители стояли на краю ямы и волновались. Поэтому не они были виноваты, а рабочие. Но рабочие тоже были не виноваты, они трубу проверяли, чтобы из неё наша горячая вода зимой не вылилась.

23 октября, среда

Сегодня в нашу группу комиссия приехала — две тётеньки и дяденька. Нам сказали причесаться и построиться. Мы причесались и построились.
— Дети, всё ли у вас есть? — спросил дяденька.
— Всё! — сказала Вера Александровна.
— Только литературы мало, — добавил я.
Дяденька повернулся к тётенькам и сказал:
— Обеспечьте молодёжь литературой!
К вечеру нам привезли набор кубиков с буквами на боках.

24 октября, четверг

Сегодня Вера Александровна объясняла нам алфавит по кубикам с буквами. Она показала нам кубик с буквой «Р» и спросила:
— Ну-ка, дети, что это за буква?
Мы удивлённо переглянулись. Что мы, «Р» никогда не видели?
— Эр, — говорим.
— Молодцы! — обрадовалась Вера Александровна. — Теперь назовите слова на эту интересную букву. Ну-ка, Лосев!
— Расстрел! — сказал он.
Вера Александровна задумалась и больше Лосеву придумать слов не предлагала.
— Маша! — сказала она.
— Розовая чашка! — ответила Маша.
— Молодец, Маша! — похвалила Вера Александровна. — Теперь Гена!
— Радиатор, — говорю.
— Гена, — ответила Вера Александровна, — я попросила тебя слово назвать, а не показывать, какой ты умный!
А я и не показывал. Если б мне надо было показать, какой я умный, я бы «реинкарнация» сказал.

25 октября, пятница

Сегодня днём Веру Александровну вызвали к заведующему детским садом, и к нам пришла нянечка Софья Тимофеевна — смотреть, чтобы мы стёкла не побили или не съели что-нибудь отравленное.
— Ну, голубочки мои, — сказала Софья Тимофеевна, — что же мне с вами делать?
— Как что? — ответил Лосев. — Расскажите, какой боевик последний смотрели.
— Лучше сказку, — сказала нянечка.
— Правильно, — сказал Лосев, — а боевик мы вечером сами по телевизору посмотрим.
Вот что рассказала нам Софья Тимофеевна. Жили-были у самого синего моря старик со старухой. Один раз старик пошёл на рыбалку и поймал золотую рыбку. Она попросила старика, чтоб он её отпустил, а за это рыбка любое его желание выполнит. Даже денег даст, если надо. Старик ответил, что обойдётся. Отпустил задаром, а потом всё старухе рассказал. Бабка рассердилась и повелела, чтоб он пошёл обратно и попросил новое корыто. Старик пошёл и попросил. Возвращается, а бабка передумала и требует, чтоб он теперь не корыто, а новый дом заказал. Старик выполнил её приказание. А старухе всё мало. Она захотела стать сначала дворянкой, потом царицей, а потом, вообще начальницей морской, чтобы рыбка была у старухи на побегушках. Рыбке в конце концов это надоело, и она опять оставила старуху с поломанным корытом.
Ну ладно, это понятно, что старуха жадная. Но я одного не пойму. Зачем ей у самого синего моря — корыто? В море бы и стирала.

27 октября, воскресенье

Сегодня мы с бабушкой сочиняли стихи по методу китайских поэтов-монахов. Мы сидели на лавочке и описывали то, что видим.
Бабушка придумала стих о двух других старушках:
Идут по дороге бабушки,
Они только что из очереди.
Картошки на них не хватило,
Печаль гложет их сердце.

В это время во двор со своей собакой вышел соседский мальчик Славик, и у меня сочинилось вот что:
Выходит с большою собакой
На улицу маленький Славка.
Но кто кого выгуливает,
Я так и не понял.

Потом у бабушки появилось такое стихотворение:
Над нами собираются тучи,
Снимают соседи бельё.
Замёрзли от ветра руки,
А шапки остались дома.

А я придумал вот что:
Покрываюсь гусиной кожей,
Дрожу от ветра сильнее,
В носу стало щекотно,
Сейчас я чихну, по-моему.

Тут бабушка сказала, что надо идти домой, а то в следующем стихе уже врач появится.

* * *

Вдруг Вера Александровна услышала, что в дверь звонят.
Она поднялась и несколько секунд искала левую тапочку, которая соскочила с ноги. Наконец тапочка нашлась, и Вера Александровна, зябко кутаясь в пуховой платок, поспешила в коридор.
Пришла соседка. Она попросила Веру Александровну одолжить немного соды для пирога, ведь магазины уже закрыты.
Вера Александровна отдала соседке целую пачку соды, закрыла дверь и снова села за чтение.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz